Материалы по истории астрономии

На правах рекламы:

http://woodstyle-vrn.ru/ краски и лаки для дерева.

Томсинов В. А. Краткая история египтологии / М.: Издательство "Зерцало": Издательский дом "Вече", 2004

Томсинов В. А.

Краткая история египтологии


ГЛАВА 2

Античная египтология

§ 1. Сведения о Египте в трудах древнегреческих историков VI—III веков до н.э.

Истоки современной египтологии находятся в трудах древнегреческих историков: Гекатея Милетского (546—480 гг. до н. э.)1, Геродота Галикарнасского (484 г. — между 431—425 г. до н. э.), Гекатея Абдерского (начало IV — конец III в. до н. э). Именно они во время своих путешествий по Египту2 собрали самые первые из сохранившихся до наших дней сведения о древнеегипетской истории — о том, как жили древние египтяне, как было организовано древнеегипетское общество, кто и как управлял им и т. д. Историкам из греков были, естественно, недоступны архивы древнеегипетских храмов, в которых хранились записи исторических событий, списки верховных властителей Древнего Египта. Поэтому основную массу сведений о египетском прошлом Гекатей Милетский, Геродот и Гекатей Абдерский получали из рассказов тех египтян, которые знали историю своей страны (как правило, это были жрецы3). Кроме того, греческие историки внимательно осматривали во время своих путешествий по Египту сохранившиеся памятники египетской старины — пирамиды, колонны и другие сооружения,4 наблюдали повседневную жизнь современных им египтян, стараясь увидеть в ней остатки прошлого их быта.

Вследствие этого первые описания истории Древнего Египта были похожи скорее на "записки путешественника", чем на настоящие исторические труды. К жанру таких "записок" относилось, в частности, сочинение Гекатея Милетского "Землеописание", в котором автор изложил сведения о Египте и других странах Европы, Африки и Азии, полученные им во время путешествия по их территории.5 Произведение Геродота под названием "История"6 и труд Гекатея Абдерского "История Египта"7 также можно отнести к жанру "записок путешественника".

§ 2. Сведения о Египте в трудах античных историков I века до н. э. — IV века н. э.

Дальнейшее развитие египтологии в античную эпоху связано с именами Диодора Сицилийского (80—29 гг. до н. э.), Страбона (ок. 64/63 г. до н. э. — 23/24 г. н. э.), Плиния Старшего (23/24—79 г. н. э.), Аммиана Марцеллина (ок. 330 — после 390 г. н. э.). Так же, как Гекатей Милетский, Геродот и Гекатей Абдерский, они путешествовали в свое время8 по Египту, слушали рассказы жрецов об истории этой страны, осматривали памятники египетской старины.

Страбон описал в произведении "География" природные условия Египта, рассказал о египетских городах и поселениях, храмах и религиозных верованиях египтян.9 При этом он многократно ссылался на слова Геродота, сказанные им о том или ином египетском явлении.10

Диодор Сицилийский также опирался в своем описании истории Египта и общественного быта египтян11 на труды предшествующих историков — главным образом на "Историю Египта" Гекатея Абдерского.

Плиний Старший дал в своем произведении "Естествознание" краткое описание наиболее значительных памятников египетской старины — пирамид, Сфинкса, Лабиринта, обелисков.12

О достопримечательностях Древнего Египта и в том числе о древнеегипетских обелисках писал ("большей частью на основании того, что сам видел")13 и римский историк (грек по происхождению) Аммиан Марцеллин (Ammianus Marcellinus). "В Фивах, наряду с огромными бассейнами и колоссальными изваяниями, изображающими египетских богов, я видел, — сообщал Аммиан Марцеллин, — много обелисков, из которых некоторые лежат в обломках на земле. Древние цари Египта по случаю покорения чужих народов или в гордой радости о цветущем состоянии государства, высекали обелиски, отыскивая подходящую породу камня иногда даже на краю земли, и, воздвигнув обелиск, посвящали его верховным богам" (Аммиан Марцеллин. XVII, 4. 6).14 "Обелиск, — продолжал свой рассказ историк, — это чрезвычайно твердый камень, поднимающийся наподобие пирамиды на большую высоту и постепенно утончающийся, так как он изображает луч Солнца; четырехугольный внизу, он постепенно суживается к острой верхушке; наружные его площади искусно отшлифованы. Множество фигур — их называют иероглифами, — высеченные на всех его площадях, — создание древней первобытной мудрости. Высекая многообразные изображения птиц и зверей даже других частей света, египтяне хотели сохранить и распространить память о событиях для грядущих веков и таким способом увековечивали обеты, данные или исполненные их царями" (Аммиан Марцеллин. XVII, 4. 7—9).15 Далее Аммиан Марцеллин рассказывал о том, что по распоряжению Октавиана Августа два обелиска из египетского города Гелиополя были перевезены в Рим. Один — был поставлен в Большом Цирке, другой — на Марсовом Поле. Третий из обелисков — самых больших размеров, посвященный Богу-Солнцу — стоял внутри святилища величественного храма. Октавиан не осмелился его тронуть. Но спустя три с лишним столетия император Константин решил установить его в Риме. Громадина-обелиск был сплавлен по Нилу в Александрию. Здесь построили для его перевозки по морю огромный корабль. И в то время, когда этот корабль готовился к отплытию с погруженным на него обелиском из Египта, Константин умер. Его воля была впоследствии выполнена — обелиск был доставлен в Рим и установлен там, где уже стоял другой ранее привезенный обелиск, а именно: в Большом Цирке.

Позднее в столицу тогдашнего мира привезли из Египта еще четыре обелиска. Но обелиск, привезенный в Рим по приказу императора Константина, остался непревзойденным по красоте и размерам.

Аммиан Марцеллин дал краткое описание внешнего облика и характера жителей Древнего Египта. "Жители Египта, — отмечал он, — в основном смуглы, имеют лицо скорее черноватое, чем мрачное, тонки и сухопары телосложением, легко приходят в возбуждение по любому поводу, спорщики и жестокие упрямцы. У них стыдится тот, кто не может показать множество шрамов на теле за отказ платить подати, и до сих пор не могли еще изобрести орудия пытки, которое могло бы у какого-нибудь закоренелого разбойника в этой стране вырвать против воли настоящее его имя" (Аммиан Марцеллин. XXII. 16, 23).16

Помимо упомянутых историков и географов о Древнем Египте писали и многие другие античные авторы. Плиний Старший перечислил в своей книге имена целого ряда древнегреческих писателей, сообщавших в своих произведениях различные сведения о Древнем Египте Это Геродот, Эвгемер,17 Дурид,18 Аристагор,19 Артемидор,20 Александр,21 Полигистор,22 Антисфен,23 Деметрий,24 Апион.25 Из названных историков и географов только Геродот оказался счастливым — его произведение пережило века. Сочинения остальных не сохранились. А между тем среди них были книги, специально посвященные истории Египта. Вполне вероятно, что от многих древних историков, писавших о Египте, не осталось не только сочинений, но даже просто имен.

§ 3. Попытки античных ученых разгадать значение древнеегипетских иероглифов

В античную эпоху были предприняты первые попытки раскрыть значение древнеегипетских иероглифов. И в ряде случаев тем, кто отваживался на это дело, сопутствовал успех. Так, древнегреческий философ Пифагор (VI в. до н. э.), проходивший обучение у жрецов в Египте, сумел овладеть тремя видами египетской письменности — демотической, иератической и классической иероглифической. Об этом сообщается в жизнеописании Пифагора, составленном философом Порфирием (ок. 232 — ок. 301 г. н. э.).26

Древнегреческий писатель Гелланик Митиленский (478—393 гг. до н. э.) показал в своем сочинении "Египтиака" правильное значение нескольких древнеегипетских иероглифов.27 Херемон из Навкратнса, живший в первой половине I века н. э.,28 по-видимому, был в состоянии читать и понимать наиболее часто употреблявшиеся древнеегипетские иероглифы. Христианский философ и историк Евсевий Памфил назвал его в своем произведении "Praeparatio evangelica" (V, 10) "писцом священных текстов". Упомянутый Херемон написал даже книгу, специально посвященную древнеегипетским иероглифам. К сожалению, полный текст этой книги не сохранился.29 Византийский писатель XII века Иоанн Цецесс (Joannis Tzetzae) воспроизвел в своем произведении "Толкование Илиады Гомера" небольшой фрагмент книги Херемона об иероглифах, из которого можно догадаться, что указанная книга была довольно большой по объему.30

Аммиан Марцеллин упоминает в своем сочинении по римской истории некоего Гермапиона, который перевел на греческий язык иероглифические письмена, высеченные на обелиске, привезенном в Рим из Гелиополя по приказу Октавиана Августа и установленном в Большом Цирке (Аммиан Марцеллин. XVII, 4. 16). Более того, историк приводит на страницах своего сочинения текст данного перевода, заимствованный им, как он сам признается, "из книги Гермапиона".31 Указанная книга не сохранилась, и об античном переводчике египетских иероглифов на греческий язык Гермапионе не осталось никаких других сведений, кроме тех, что сообщил Аммиан Марцеллин.

Изучением древнеегипетской письменности занимался известный раннехристианский теолог, лидер христианской общины в Александрии Клемент Александрийский (латинское имя — Titus Flavius Clement, 150 — ок. 215 гг. н. э.). Он написал сочинение, посвященное демотическому, иератическому и классическому вариантам древнегипетского иероглифического письма. Отрывки из этого сочинения сохранились. В одном из них говорится, в частности: "В иероглифическом письме встречаются знаки, передающие буквы алфавита, а также символы, и в этом последнем случае (a) используется принцип имитации, или (b) описание приобретает фигуральный характер, либо (c) одно понятие передается через другое в соответствии с определенными тайными правилами. Таким образом, если (a) они хотят написать слово солнце или луна, они рисуют кружок или полумесяц, следуя форме изображаемого. А если (b) они прибегают к фигуральной передаче (путем перевода или перемещения без нарушения естественного значения слов), они полностью изменяют некоторые вещи и вносят разнообразные перемены в форму других. Так, они восхваляют для потомства своих царей в мифах о богах, эти хвалы они высекают в рельефах. Примером третьей формы (с) следования секретным правилам может послужить следующее. Звезды они передают телами змей — по причине непрямого движения звезд, а солнце — в образе жука-навозника, ибо этот жук лепит шар из скотского навоза и катит его перед собой".32 Из содержания приведенного отрывка видно, что Клемент Александрийский если и не разгадал значение древнеегипетских иероглифов, то весьма близко подошел к этому.

В конце V века н. э. египетский жрец-маг Хораполло (Horapollo Niliacus), живший в Александрии, написал произведение под названием "Иероглифика (Hieroglyphica)", в котором объяснил значение 182 иероглифов, употреблявшихся древними египтянами.33

Содержание своей книги Хораполло построил в виде вопросов и ответов. Он спрашивал, например, как египтяне изображали время и вечность, и отвечал: для обозначения времени или вечности они рисовали луну или солнце; для обозначения течения времени изображали ползущую змею; для обозначения месяца рисовали свежую и зеленую пальмовую ветвь или луну, клонящуюся к горизонту.

В то время, когда создавалось данное произведение, иероглифическое письмо уже более ста лет не применялось на практике, поэтому значение древнеегипетских иероглифов было забыто даже образованными египтянами. Сам Хораполло писал свое произведение на коптском языке. Египетские жрецы продолжали в течение IV и V веков использовать иероглифы, но не для записи чего-либо, а исключительно в ритуальных целях. Они, например, соединяли воедино различные иероглифы и таким образом вырабатывали некое каббалистическое письмо, способное нести в себе помимо явного, некий тайный — понятный лишь для посвященных — смысл. Вероятно, именно по этой причине Хораполло придавал иероглифам мистическое значение. Любопытно, что подобный взгляд на эти знаки проводил также римский историк и государственный деятель Флавий Кассиодор (Flavius Magnus Aurelius Cassiodorus, 490—585 гг.). Он, в частности, высказывал мнение о том, что иероглифы есть не что иное, как условное символическое письмо, использовавшееся египетскими жрецами для сохранения в тайне секретных знаний, которыми они обладали.

§ 4. Ветхий Завет как источник сведений о Древнем Египте

С утверждением христианства в качестве господствующей религии на роль главного источника сведений по истории Древнего Египта выдвинулся Ветхий Завет. В этом произведении действительно нашли отражение некоторые существенные черты социально-экономической и политической жизни Древнего Египта в одну из эпох его истории.34

Первое из имеющихся в Ветхом Завете упоминаний о Египте встречается в главе 12 книги "Бытие", открывающей собою Пятикнижие Моисея. Здесь рассказывается о том, как вождь одного из скотоводческих племен Аврам (будущий Авраам) отправился для спасения от голода в Египет.35 Однако наиболее интересные сведения о древнеегипетском обществе приводятся на страницах Ветхого Завета, посвященных жизнеописанию Иосифа. Проданный своими братьями в рабство "купцам Мадиамским",36 он был перепродан ими египетскому вельможе — начальнику телохранителей фараона. Жизнь Иосифа в Египте оказалась нелегкой, но он преодолел выпавшие на его долю испытания и сам в конце концов стал влиятельным египетским вельможей, заняв должность наместника верховного властителя. Изложенное в Ветхом Завете повествование о том, как Иосиф назначался фараоном на эту должность, как он управлял Египтом,37 раскрывает ряд важных сторон древнеегипетской государственности.38 Это повествование основывается на реальных исторических фактах.39 Не случайно, историк Иосиф Флавий включил его в свое произведение по истории еврейского народа, известное под названием "Иудейские древности".40

Примечания

— Ссылка на внешний ресурс ставится только при первом упоминании цитируемого произведения на данной странице

— Ссылка на внешний ресурс выше по тексту

1. — В книге "Фрагменты ранних греческих философов" (Ч. 1. M., 1989. С. 135) [1] приводятся следующие свидетельства об этом человеке: "Гекатей, сын Гегесандра, Милетец. Жил во времена Дария, царствовавшего после Камбиса, в одно время с Дионисием Милетским, в 65-ю олимпиаду, историограф. От него зависит Геродот Галикарнасский, который жил позже. Гекатей был учеником Протагора. Он первым обнародовал историю в прозе, а прозаическое сочинение — Ферекид". Страбон, отмечая в своей "Географии", что первым географом был Гомер, пишет далее: "И, как всем известно, преемники Гомера были также людьми знаменитыми и хорошо знакомыми с философией. Эратосфен говорит, что первыми двумя преемниками Гомера были Анаксимандр, ученик Фалеса и его соотечественник, и Гекатей Милетский; и что Анаксимандр первым выпустил в свет географическую карту, а Гекатей оставил труд по географии, приписываемый ему на основании сходства с другими его сочинениями" (Страбон. I, 1. 11). См.: Страбон. География в 17 книгах. М., 1994. С. 12-13. [1]

2. — Относительно времени путешествия по Египту Гекатея Абдерского трудно сказать что-либо определенное. По мнению Э.А. У. Баджа, Гекатей Милетский посетил эту страну между 513 и 501 гг. до н. э. (Бадж Э.А. У. Мумия. С. 97). Другие историки полагают, что Гекатей Милетский был в Египте в то время, когда верховным властителем здесь был Амасис II (569— 526 гг. до н. э.). Путешествие же Геродота современные историки датируют 455—445 гг. до н. э. См.: Борухович В. Г. Научное и литературное значение труда Геродота // Геродот. История. С. 466. [1]

3. — Геродот относился к рассказам египетских жрецов с большим доверием. "Эти рассказы о стране мне представляются совершенно правильными", — утверждал он в начале второй книги своего труда (Геродот. История. С. 81). "Итак, я верю рассказам жрецов об Египте и целиком разделяю их мнение", — восклицал он далее (Геродот. II, 12). Геродот. История. С. 83. Однако некоторые сомнения в правдивости жрецов у Геродота все же были, о чем свидетельствует следующее его высказывание: "Кто может верить этому сказанию египтян, это его дело. Мне же в продолжение всего моего повествования приходится ограничиваться лишь передачей того, что я слышал" (Геродот. II, 123). Геродот. История. С. 118. Историк Г. Бругш не придавал большого значения сведениям, приводимым Геродотом. "...Повидимому, или жрецы вводили его намеренно в заблуждение двусмысленными выражениями, — писал он о Геродотовом описании египетской истории, — или же он имел доступ лишь к низшей касте жрецов, не знавших истории и сообщавших Геродоту лишь анекдоты, ходившие в устах народа без всякой хронологической связи и последовательности" (Бругш Г. История фараонов // Все о Египте. М., 2000. С. 39). Современные историки также весьма критичны в оценке рассказов египетских жрецов, изложенных Геродотом. "Из всех античных авторов, писавших о египетской истории, — замечает английский египтолог У.Б. Эмери, — Геродот наименее надежен, поскольку он чересчур доверял россказням сопровождавших его переводчиков, сам же, очевидно, и вовсе не пытался докопаться до исторической истины или хотя бы проверить ценность той информации, которой его охотно снабжали, но отдельные фрагменты, почерпнутые из его повествования Иосифом Флавием и христианскими хронографами Африканом (300 г. н. э.) и Евсевием (340 г. н. э.), имели огромное значение и заложили основы египетской истории, на которых она и была построена" (Эмери У. Б. Архаический Египет. С. 15).

4. — Любопытно, что ни один из перечисленных греческих историков не оставил в своих сочинениях описания знаменитого Сфинкса, составляющего ныне своего рода символ Египта. Современные историки предполагают, что этот памятник египетской древности был полностью занесен песком в то время, когда Гекатей Милетский, Геродот и Гекатей Абдерский путешествовали по Египту. Потому-то они его и не увидели.

5. — Полный текст этого произведения не сохранился. Дошедшие до нашего времени отдельные фрагменты текстов Гекатея Милетского были опубликованы в середине XIX в. См.: Hecateus. De rerum Aegyptiacarum scriptoribus Graecis ante Alexandrum Magnum (О делах египетских, описанных греками до Александра Великого) // Philologus. Bd. X. Göttingem, 1855. [1]

6. — Сведения о Египте приводятся в книгах I—IV и VII Геродотовой "Истории", но больше всего их содержится в книге II. См.: Геродот. История. С. 80-137.

7. — По всей видимости, именно Гекатею Абдерскому принадлежал труд "О египетской философии", о котором упоминает Диоген Лаэртский (I, 10). См.: Диоген Лаэртский. О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов. Второе, исправленное, издание. М., 1986. С. 57. [1]

8. — Диодор Сицилийский был в Египте в 60—57 гг. до н. э., а Страбон путешествовал по Египту вдоль реки Нил в 25—24 гг. до н. э. (вместе с тогдашним префектом Египта Элием Галлом).

9. — См.: Страбон. I, 25-30; XVII, 1-54 (Страбон. География. С. 39-44, 726—756 и др.).

10. — См.: Страбон. I, 23, 29. (Там же. С. 37, 43 и др.). В 17-й книге своей "Географии" Страбон довольно резко критикует рассказы Геродота о Египте: "Много нелепостей болтают Геродот и другие писатели, уснащая свой рассказ небывальщиной, словно каким-то музыкальным мотивом, ритмом или приправой" (Страбон. XVII, 52). Там же. С. 754.

11. — Это описание содержится в 1-й книге произведения Диодора Сицилийского "Историческая библиотека (Bibliotheca historica)". [1] Из 40 книг этого грандиозного исторического труда, в котором описывалась известная его автору история человечества с самых ранних времен и до завоевания Британии Римом в 54 г. до н. э., сохранилось менее половины — книги I—V и XI—XX. См. комментарий к описанию древнеегипетского общества Диодором Сицилийским: Burton A. Diodorus Siculus. Book I. A Commentary. Leiden, 1972. [1]

12. — Плиний Старший. Естествознание. XXXVI, 75—89. (Плиний Старший. Естествознание. Об искусстве. М., 1994. С. 129—132).

13.Аммиан Марцеллин. XXII. 15, 1 (Аммиан Марцеллин. Римская история.. С. 269).

14.Аммиан Марцеллин. Римская история. СПб., 1994. С. 121. Точное наименование данного произведения римского историка осталось неизвестным. В историографии его обычно представляют под условным названием "Книга деяний от принципата Нервы (Rerum gestarum libri a principatu Nervae)".

15.Аммиан Марцеллин. Указ. соч. С. 121.

16. — Там же. С. 276.

17.Плиний Старший. Естествознание. XXXVI, 79 (Плиний Старший. Естествознание. Об искусстве. С. 130).

18. — Родом из Мессены, жил приблизительно в 340—260 гг. до н. э.

19. — Происходил из Самоса, жил приблизительно в 340—280 гг. до н. э.

20. — Происходил из Милета, жил в IV в. до н. э.

21. — Происходил из Эфеса, жил во II—I вв. до н. э.

22. — Происходил из Милета, жил в I в. до н. э.

23. — Происходил из Родоса, жил во II—I вв. до н. э.

24. — Жил приблизительно в I в. до н. э. — I в. н. э.

25. — Полное имя — Апион Плейстоник (I в. н. э.).

26. — Сообщая о том, что Пифагор ездил в Египет, Порфирий пишет далее о нем: "В Египте он жил у жрецов, овладел всею их мудростью, выучил египетский язык с его тремя азбуками — письменной, священной и символической (первая из них изображает обычный язык, а две другие — иносказательный и загадочный) и узнал многое о богах" (Порфирий. Жизнь Пифагора // Диоген Лаэртский. О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов. С. 418).

27. — См.: Philologus. Bd. X. Göttingem, 1855. S. 539.

28. — В период правления римского принцепса Клавдия (41—54 гг. н. э.) Херемон был наставником Нерона.

29. — Утраченным оказалось и сочинение Херемона "Египтиака", посвященное историческим событиям, описанным в книге "Исход" "Ветхого Завета".

30. — Текст произведения Цецесса, воспроизводящий фрагмент из книги Херемона, приводится в работе: Бадж Э.А. У. Мумия. С. 98—102.

31. — См.: Аммиан Марцеллин. Римская история. С. 122—124.

32. — Цит. по: Бадж Э.А. У. Мумия. С. 105.

33. — Вплоть до VIII в. до н. э. древние египтяне использовали при письме не более 1000 иероглифов. К 332 г. до н. э. количество иероглифов, употреблявшихся при письме, возросло до 6000-7000.

34. — Историки предполагают, что эта эпоха охватывает время с конца XVIII до начала XVII в. до н.э. См.: Косидовский 3. Библейские сказания. М., 1975. С. 108.

35. — Ветхий Завет. Бытие. 12, 10: "И был голод в той земле. И сошел Аврам в Египет, пожить там, потому что усилился голод в земле той (имеется в виду Ханаанская земля, по которой кочевал Аврам со своим племенем. — В. Т.) ". (Библия. Книги Священного писания Ветхого и Нового Завета. М.: Издание Московской Патриархии, 1990. С. 14).

36. — "Купцы Мадиамские" — представители арабского племени мадианитян. В тексте Ветхого Завета они называются одновременно "Измаильтянами" (Бытие. 37, 28). Когда-то мадианитяне и измаильтяне представляли собой два разных племени, но затем слились в одно племя.

37. — См.: главы 41 и 47 книги Бытие.

38. — О них пойдет речь ниже — в параграфе, посвященном эволюции государственного строя Древнего Египта.

39. — "В библейском сказании, — отмечает польский исследователь исторических корней библейских легенд 3. Косидовский, — поражает историческая точность в воссоздании египетских обычаев... Так же обстоит дело с возведением Иосифа на должность наместника фараона. Торжественная церемония протекала в соответствии с тем ритуалом, с каким нас знакомят папирусы и картины в гробницах... В библейском сказании знаменательно еще и то, что имена, которые там приводятся, тоже типично египетские... Короче говоря, материал, из которого построена египетская декорация, полностью выдержал экзамен современных научных исследований. Вряд ли сегодня стоит ломать копья по поводу того, был или не был Иосиф фигурой исторической, но не вызывает сомнений то, что сказание возникло в самом Египте. Его авторами были люди, которые так детально знали эту страну, что безусловно жили там в течение долгого периода времени" (Косидовский 3. Указ. соч. С. 114-115).

40. — См.: Иосиф Флавий. Иудейские древности / Пер. с греческого Г.Г. Генкеля. М., 1994. Т. 1. С. 76—100. Рассказ И. Флавия об Иосифе любопытен помимо прочего еще и тем, что содержит ряд подробностей, отсутствующих в повествовании о нем в современных изданиях Ветхого Завета на русском языке.

«Кабинетъ» — История астрономии. Все права на тексты книг принадлежат их авторам!
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку