Материалы по истории астрономии

На правах рекламы:

https://allaboutourladies.ru/novosti/jet-casino-populyarnye-azartnye-igry-onlajn/

Томсинов В. А. Краткая история египтологии / М.: Издательство "Зерцало": Издательский дом "Вече", 2004

Томсинов В. А.

Краткая история египтологии


ГЛАВА 4

Египтология в эпоху Возрождения

§ 1. Общая характеристика египтологии эпохи Возрождения

С началом эпохи Возрождения наступил новый этап в изучении античного наследия. Элементы античной культуры, которые в XII—XIV веках рассматривались европейскими интеллектуалами преимущественно в качестве неотъемлемой части средневековой христианской культуры, и которым соответственно отводилась сугубо подчиненная роль — служить церкви и государству, стали восприниматься в XV—XVII веках в качестве ценностей, имеющих самостоятельное значение. В связи с этим появилось стремление очистить их от "пыли веков" — восстановить в первоначальном состоянии.

Такому восстановлению должны были подвергнуться в первую очередь сохранившиеся тексты древних сочинений. Те, кто переписывал их в течение Средних веков, часто изменяли их смысл в угоду идеологическим постулатам христианской церкви. С другой стороны, первоначальное содержание античных текстов могло искажаться в указанное время посредством ложного толкования.

Одним из первых европейских интеллектуалов, выступивших с призывом восстановить истинный смысл древних сочинений, был Лоренцо Валла (Lorenzo Valla, 1407—1457). Особое внимание итальянский философ уделял при этом произведениям знаменитых юристов Древнего Рима. "Эти выдающиеся мужи, — восклицал он, — безусловно, заслуживают того, чтобы кто-нибудь передал их мысли правильно и должным образом или, по крайней мере, защитил бы их от дурных толкователей, пишущих скорее по-готски, чем по-латыни".1

Восстановление истинного смысла античных текстов, ставшее основным направлением в деятельности европейских интеллектуалов эпохи Возрождения, требовало прежде познания общественных и политических условий, в которых данные тексты создавались. А это в свою очередь ставило перед учеными задачу реконструкции подлинной истории древнего общества.

Вместе с тем восстановление первоначального содержания древних сочинений предполагало возвращение исследователей к тому языку, на котором оно было изложено. Говоря о необходимости очистить латынь от искажений, Лоренцо Валла отмечал, что без изящества и тонкого чувства данного языка "научное изложение убого и низменно, особенно когда речь идет о гражданском праве".2 При этом для убедительности он приводил высказывание Квинтилиана3 из его произведения "Наставление оратору" (XII, 3) о том, что всякое право состоит либо в толковании слов, либо — в различении справедливого и несправедливого.

Указанные мировоззренческие установки оказали благотворное влияние на развитие науки о Древнем Египте. Среди европейских ученых появилась целая группа исследователей, стремившихся прочитать древнеегипетские тексты, расшифровать иероглифическое письмо, на котором данные тексты были начертаны.

Основным источником сведений о Древнем Египте оставались в эпоху Возрождения книги Ветхого Завета и сочинения античных историков и географов. Жан Боден (Jean Boden, 1530—1596) в своем трактате "Метод легкого познания истории", вышедшем в свет в 1566 году (на латинском языке), дал список произведений для изучения истории различных народов. Как явствует из этого списка, история египтян в то время лучше всего могла изучаться на основе следующих сочинений: "Книги начал" Моисея, "Истории в 9 книгах" Геродота Галикарнасского; "Библиотеки всеобщей истории" в 40 книгах и 15 продолжениях Диодора Сицилийского; 6 книг Страбона Каппадокийского, "в которых он кратко объясняет историю всех людей на основе географии"; "Фрагментов" о правителях почти всех народов египетского жреца Манефона; двух книг против Апиона Грамматика и 12 книг об иудейских древностях Иосифа Флавия.4

На основе ряда указанных источников — главным образом, книг Ветхого Завета, Геродота Галикарнасского и Иосифа Флавия — построил изложение древней истории Египта в своих "Рассуждениях о всеобщей истории" французский священник и мыслитель Жак Бенинь Боссюэ (Jacques Bénigne Bossuet, 1627—1704).5 Так, он отметил здесь, что в Египте правили четыре династии или царства: "династия или царство Фив, династия или царство Тина, династия или царство Мемфиса и династия или царство Таниса — это была столица нижнего Египта".6

В изучении же древнеегипетской письменности европейские ученые опирались в первую очередь на произведение Хораполло "Иероглифика", которое оказалось забытым в Средние века, но в рассматриваемую эпоху было, как и многие другие сочинения античных авторов, открыто заново. В 1419 году флорентийский священник Христофор де Буондельмонти (Christoforo de'Buondelmonti) обнаружил на расположенном в Эгейском море острове Андрос рукопись данного произведения. Он купил ее и привез в Италию. В 1505 году текст "Иероглифики" Хораполло был издан в Венеции в переводе на древнегреческий язык (в одной книге с баснями Эзопа).7 В 1515 году в Аугсбурге данная книга была выпущена в переводе на латинский язык. В 1517 году латинский вариант "Иероглифики" Хораполло был издан в Болонье,8 в 1538 году — в Венеции.9 В 1543 году это произведение напечатали в переводе на французский язык.10 Данный вариант книги Хораполло был украшен серией великолепных гравюр, выполненных выдающимся французским художником эпохи Возрождения Жаном Кузеном Старшим (Jean Cousin, 1490—1560).11

В 1547 году "Иероглифика" Хораполло вышла в свет в Венеции на итальянском языке. В 1551 году был издан ее вариант с параллельными текстами на древнегреческом и латинском языках. Около 1555 года известный ныне французский прорицатель Мишель Нострадамус создал на его основе стихотворную версию книги Хораполло, изложив ее в собственном, довольно вольном, переводе на французский язык. В 1595 году было напечатано исправленное и дополненное издание древнегреческо-латинского варианта "Иероглифики".12 В 1554 году данная книга вышла в Базеле в переводе на немецкий язык. В 1574 году в Париже был напечатан ее вариант с текстами на латинском и французском языках, а в 1618 году там вышло новое ее издание с текстами на древнегреческом и латинском языках. Таким образом, в течение XVI века "Иероглифика" Хораполло получила большое распространение в Европе.13

§ 2. Путешествия европейских ученых в Египет

Развитию египтологии в эпоху Возрождения в огромной мере способствовали путешествия европейских ученых в Египет. После завоевания Египта турками и включения его в состав Оттоманской империи возникли более безопасные, чем прежде условия для пребывания европейцев в Египте. Эту страну стали чаще посещать торговцы, купцы, миссионеры. Многие из них являлись одновременно любителями древности, собирателями древних манускриптов, исследователями древних монументов. Они отправлялись в Египет не только с практическими целями, но и для того, чтобы больше узнать о древнеегипетской истории и культуре.

В 1435 году в Египте побывал итальянский купец Чириако Рициколли (Ciriaco Rizzicolli, 1391—1452).14 Он срисовал ряд древнеегипетских монументов и скопировал немалое число высеченных на них иероглифических надписей. Помимо Египта Чириако Рициколли посетил также Рим и города Греции. В конце своей жизни он написал обширный комментарий к своим путешествиям, состоявший из шести томов. Рукопись данного произведения находилась после его смерти в городе Песаро (Pesaro). В 1514 году она сгорела во время пожара. Копии отрывков из этого и других произведений Чириако Рициколли, хранившиеся у его друзей и родственников, были изданы в течение XVII—XVIII веков.

В 1610 году в путешествие по странам Ближнего Востока — Турции, Палестине и Египту — отправился английский поэт и путешественник Георг Сэндис (Georg Sandys, 1578—1644). Он стал едва ли не первым из европейцев, проникших внутрь Великой пирамиды. В своих записках "A Relation of a Journey", изданных в 1615 году [1673]. Г. Сэндис дал описание древнеегипетских пирамид, в котором развенчал распространенное в то время среди европейцев мнение о том, что данные сооружения являются зернохранилищами, построенными ветхозаветным Иосифом.15 В течение последующих ста лет указанные записки Г. Сэндиса переиздавались по меньшей мере восемь раз.

В конце 1614 году Египет посетил итальянский путешественник Пьетро делла Балле (Pietro della Volle, 1586—1652). Он находился здесь почти полтора года, осматривая памятники египетской древности. Весной 1616 года он покинул Египет и отправился в многолетнее — продолжавшееся до весны 1626 года — странствие по другим восточным странам.16 Из Египта в Рим Петро делла Балле привез коптские манускрипты, которые отдал на хранение в Ватиканскую библиотеку. Тем самым самым он оказал ценную услугу ученым, изучавшим древнеегипетскую письменность.

В 20-е годы XVII века совершил путешествие по Египту, собирая при этом различные древнеегипетские папирусы, французский ученый Николас-Клод Фабри де Пейреск (Nicolas-Claude Fabri de Peiresc, 1580—1637).17 По свидетельству современников, на это путешествие и собирательство его подвигла страсть к неразгаданным древним письменам.

По-видимому, именно во время своего пребывания в Египте Н. — К. Фабри де Пейреск познакомился с миссионером монахом-капучином18 Эгидиусом Лочиенсисом (Aegidius Lochiensis),19 разделявшим его интерес к старинным манускриптам. Эгидиус Лочиенсис семь лет находился в Египте в качестве миссионера. Путешествуя по стране, он изучал восточные языки и знакомился с древними книгами, хранившимися в религиозных общинах и монастырях. В 1633 году он возвратился в Европу. В беседе с Н. — К. Фабри де Пейреском Эгидиус Лочиенсис рассказал о том, что видел в одном из египетских монастырей библиотеку старинных книг в количестве 8-ми тысяч томов.20 Подобные рассказы о несметных духовных сокровищах, хранящихся в Египте, усиливали интерес европейских гуманистов к этой стране.

Привозимые в Европу из Египта старинные папирусы и копии надписей с древних монументов давали новый материал ученым, занимавшимся в рассматриваемую эпоху расшифровкой значения древнеегипетских иероглифов.

Среди них в первую очередь необходимо назвать итальянца Пьерио Валериано (Pierius Giovanni delle Fosse Valerianus, 1477— 1558).21 Результаты своих трудов в данной области он изложил в книге под названием "Иероглифика или комментарии к некоторым священным египетским письменам (Hieroglyphica, sev De sacris jÉgyptiorvm aliarv'mqve gentivm Uteris commentarii...)", вышедшей в свет первым изданием в 1556 году.22 При создании данного произведения Пьерио Валериано опирался на труды целого ряда античных ученых, писавших о древнеегипетской письменности. Но в качестве главной основы своей "Иероглифики" он избрал "Иероглифику" Хораполло.

§ 3. Атанасиус Кирхер и его труды по древнеегипетской культуре

В XVII веке изучением древнеегипетской культуры занимался иезуитский священник-ученый Атанасиус Кирхер (Athanasius Kircher, 1602—1680). Это был человек уникальной образованности, проявлявший незаурядные способности в самых различных науках — астрономии, географии, геологии, математике, физике, философии, теологии, истории, языкознании. Он знал более ста языков — современные и древние, европейские и восточные; был сведущ в магии, искусен в музыке и живописи. Он был путешественником и изобретателем,23 преподавателем,24 создателем музея и, наконец, автором многочисленных книг. С 1631 года, времени выхода в свет его первого произведения — под названием "Наука магнетика",25 и до 1680 года — даты смерти Атанасиуса Кирхера — было издано 34 его книги.26 Причем некоторые из них печатались дважды (как, например, "Наука большого света и тени во Вселенной...", выходившая в 1646 г. в Риме и в 1671 г. в Амстердаме)27 трижды (как, например, книга "Удивительное путешествие...", издававшаяся в Риме в 1656 г. и в Вюрцберге (Herbipoli) — в 1660 и 1671 гг.)28 и даже четырежды (как, например, "Китайские памятники...").29

Приблизительно в 1660 году Атанасиус Кирхер продал эксклюзивные права на издание и переиздания большинства своих книг амстердамскому издателю Иоанну Вейсбергу (Joannes Janssonius van Waesberge) за весьма солидную по тем временам сумму. Он был едва ли не первым ученым, кто оказался в состоянии обеспечить себя средствами существования написанием книг — авторским трудом. Научные сочинения Атанасиуса Кирхера создали ему огромный авторитет в среде европейской знати и современных ему правителей. Поэтому на всех этапах своей жизни он не испытывал недостатка в могущественных покровителях, которые готовы были поддерживать его не только морально, но и материально.

Так, во время своей работы в иезуитском коледже города Авиньона30 Атанасиус Кирхер пользовался поддержкой со стороны авиньонской знати. Его личным покровителем и одновременно консультантом в работе с древними манускриптами был Николас-Клод Фабри де Пейреск. Ему и другим знатным людям Авиньона Атанасиус Кирхер посвятил свою первую книгу. Именно Н. — К. Фабри де Пейреск способствовал переезду молодого иезуитского ученого в Рим. Узнав о том, что Анастаиус Кирхер приглашен императором Священной Римской империи на должность профессора математики при императорском дворе в Вене (взамен умершего Иоганна Кеплера), Пейреск обратился к тогдашнему главе иезуитского ордена Мутиусу Вителлеши (Mutius Vitelleschi) с просьбой подыскать ему равноценную должность в Риме. Вителлеши рекомендовал Атанасиуса Кирхера кардиналу Барберини (Barbeiini), а тот в свою очередь папе Урбану VIII. Так, иезуитский священник Атанасиус Кирхер оказался на должности профессора в Collegio Romano.

Труды Атанасиуса Кирхера по древней истории и в особенности его работы по истории и письменности Древнего Египта финансировались Фердиндом III — императором Священной Римской империи в 1637—1657 годах. Фердинад III оплачивал копирование рукописей Атанасиуса Кирхера и их издание в типографии. Кроме того, он выплачивал ученому персональную пенсию, которую затем продолжал выплачивать и его преемник на престоле — Леопольд I, император Священной Римской империи в 1658—1705 годах. Атанасиус Кирхер посвятил Фердинанду III несколько своих книг, в том числе и одно из самых значительных своих произведений — "Египетский Эдип", изданный в трех томах и четырех книгах в Риме в 1652—1654 годах.31

В числе других покровителей Атанасиуса Кирхера можно назвать таких влиятельных лиц, как кардинал Фабиус Чиги (Fabius Chigi), ставший позднее папой Александром VII, секретарь Римского сената Альфонс Донниус (Alfons Donnius), курфюст-аббат г. Фулды Иоахим, барон Гравенеггский. В иезуитском колледже этого германского города Атанасиус Кирхер учился в 1614—1618 годах.

После смерти Атанисуса Кирхера остались неопубликованными десятки рукописей написанных им книг и около 2000 писем.32 В течение всей жизни он вел постоянную переписку с образованнейшими людьми своего времени. В числе его корреспондентов были такие ученые, как Лейбниц, Торричелли, Гассенди. С ним переписывались императоры Священной Римской империи, главы римско-католической церкви, кардиналы, курфюсты, епископы и другие знатные люди тогдашней Европы. В одном только архиве Папского Григорианского университета г. Рима хранится в настоящее время 2291 письмо Атанасиусу Кирхеру на латинском, итальянском, испанском, французском, немецком, голландском, фарси, арабском, китайском, армянском, коптском и других языках. Письма же самого Атанасиуса Кирхера разбросаны по многим европейским архивам. Из них опубликована лишь мизерная часть.

Изучая материалы по истории Древнего Египта, Атанасиус Кирхер не ограничивался трудами европейских ученых. Он очень внимательно относился, например, к сочинениям арабских историков, посвященным различным аспектам древнеегипетской культуры. Этот ученый-иезуит был, пожалуй, самым выдающимся среди европейских интеллектуалов знатоком арабских манускриптов. Так, в 1643 году А. Кирхер перевел с арабского на латинский язык и опубликовал привезенный в Рим с Ближнего Востока Пьетром делла Валлой манускрипт, который излагал грамматику коптского языка и содержал коптско-арабский словарь.33 В предисловии к своему лекционному курсу по "Египетской грамматике" Ж.Ф. Шампольон отмечал, что публикация этого манускрипта, "несмотря на его многочисленные несовершенства, много способствовала распространению изучения коптского языка".34 Правда, при этом французский ученый негативно отзывался о его переводчике — Атанасиусе Кирхере, который якобы не смог в указанном произведении "победить своего хронического шарлатанизма: не способный извлечь какую-нибудь разновидность реальной выгоды для своих относящихся к иероглифам трудов из обширного собрания египетских слов, им опубликованного, он дерзнул ввести в эту лексику и представить как коптские множество слов, необходимых ему для подтверждения своих воображаемых объяснений".35 Но даже если Шампольон имел серьезные основания для приведенной оценки, ее нельзя распространять на все творчество Атанасиуса Кирхера и в том числе на его труды, посвященные культуре Древнего Египта, которые вовсе не сводятся к теме древнеегипетской письменности.

На самом деле вклад Атанасиуса Кирхера в египтологию огромен. Но, к сожалению, его сочинения по древнеегипетской культуре не привлекают к себе должного внимания современных египтологов.36 Возможно, по той причине, что написаны они на трудной для понимания средневековой латыни. Но может быть, и потому, что многие исследователи истории Древнего Египта просто не знают об их существовании. Между тем, даже одного произведения Атанасиуса Кирхера под названием "Египетский Эдип" достаточно, на мой взгляд, чтобы считать его одним из крупнейших ученых-египтологов за всю историю науки о Древнем Египте.37 Особую ценность этому трехтомному сочинению придают содержащиеся в нем выдержки из посвященных Древнему Египту средневековых арабских сочинений, написанных такими авторами, как Гелалдин Абдальхаким, Анбани, Отманекс из Сальха, Бен Габасх, Алькатбани, Абдалла Эльсайяна, Исмаил Сциэенсция, Абдалла Бен Хелед38 и др. Приводя указанные выдержки на арабском языке, Атанасиус Кирхер дает их переводы на латынь.

Содержание "Египетского Эдипа" показывает, что его автор знал сочинение Манефона Севеннитского "Египтиака". "Манефон, называемый Севеннитским, разделил нашу историю египетскую или фараоновскую в ее кратчайшем описании на 32 династии или правления; сведения о пятнадцати из которых были вместе с разрушительным потопом из человеческой памяти стерты, что касается остальных семнадцати, то они были из египетских памятников извлечены, так что их можно было верно и аккуратно описать. Из этого описания как Африканус39 большей частью черпал, так и Евсебиус Памфилус,40 и Иосефус41 в "Против Апиона", из него далее и остальные авторы хронологий большей частью заимствовали и Манефона в разное время распространяли, до такой степени по-разному его интерпретируя, что много лишь путаницы внесли касательно династий, так что породили сомнения в добросовестности автора".42

Академик В.В. Струве писал в своей работе, посвященной Манефону, о многочисленных описках и путанице в текстах произведений Евсевия Памфила и Юлия Африкана, излагающих фрагменты Манефоновой "Египтиаки". Он считал, что этим "переписчикам Манефона" мало можно доверять.43 Вышеприведенный отрывок из сочинения Атанасиуса Кирхера свидетельствует о том, что путаница в произведениях "переписчиков Манефона" была известна еще в середине XVII столетия.

Первый том своего произведения "Египетский Эдип" А. Кирхер разделил на пять синтагм, в каждой из которых выделил несколько глав. В начале первой синтагмы он дал краткую характеристику географических условий (хорографиии) Египта (глава I),44 затем описал деление его территории на номы — nomos (главы II—V).45 Главу IX А. Кирхер посвятил династиям древнеегипетских властителей.46 О содержании последней, десятой, главы свидетельствует ее название "De Regibus Ægypti, eorumque successione, & rebus gestis, iuxta Menethonem, Africanum, Eusebium, absque (O властителях Египта в порядке наследования и об их деяниях согласно Манефону, Африкану, Евсевию и другим)".47 На последних страницах этой главы приводится хронология правлений в Древнем Египте божественных или героических властителей ("Chronologia Rerum Aegypti, Regnum Deorum seu Heroum"),48 a также фараонов.49 В основу данной хронологии А. Кирхер положил список Манефона и Библию.50

Вторую синтагму первого тома своей книги — "О египетской политике... (De Politica Aegyptiorum...)" — А. Кирхер посвятил политической идеологии древнеегипетского государства.51 Третью — под названием: "Архитектура (сотворение) или теогония (происхождение) Богов (Architectura seu Theogonia Deorum)" — вопросу происхождения египетских суеверий и идолопоклонничества.52 В четвертой синтагме он дал краткое сравнительное описание пантеонов богов у древних евреев, халдеев, вавилонян, персов, самаритян, арабов, египтян.53 В пятой — краткую сравнительную характеристику идолопоклонничества у различных народов Азии, Дальнего Востока и Америки.54

Второй и третий том книги "Египетский Эдип" были посвящены древнеегипетским иероглифам. А. Кирхер пытался разгадать их смысл, но потерпел неудачу. Эта неудача стала особенно очевидной в начале XIX века — после того, как были получены первые весомые достижения в деле расшифровки традиционной письменности древних египтян. Через призму этих достижений все вообще научное творчество немецкого ученого-энциклопедиста стало казаться египтологам шарлатанством.55 В результате даже те из египтологов, кто знал о трудах А. Кирхера в области древнеегипетской культуры, стали пренебрежительно относиться к ним. Традиционная письменность Древнего Египта действительно составляла главный объект научных изысканий А. Кирхера. Но приступая к разгадыванию иероглифов, Кирхер вынужден был углубляться в сферу древнеегипетской истории, в область религиозных верований, идеологии древних египтян. То, что было им написано на данные темы (большая часть всего этого составило содержание первого тома "Египетского Эдипа"), до сих пор представляет — я повторяю — большую ценность для историков Древнего Египта.

При своей жизни Атанасиус Кирхер пользовался огромным уважением в среде европейских интеллектуалов. Одним из ярких свидетельств этому служат письма к нему Г.В. Лейбница (1646— 1716). "В остальном я желаю тебе, о ты, который достоин бессмертия — в той мере, в какой оно выпадает на долю людей, чему счастливым подтверждением служит твое имя,56 — бессмертия в энергичной, полной юношеских сил старости" — писал знаменитый философ Атанасиусу Кирхеру 16 мая 1670 года.

Спустя два года — в 1672 году — Готфрид Вильгельм Лейбниц напишет французскому королю Людовику XIV записку "Египетский план (Consillium Aegyptiacum)", в которой посоветует Его Величеству для подрыва торгового могущества Нидерландов и закрепления за Францией господствующего положения в Европе завоевать Египет.57 Идея Лейбница не будет принята французским королем к осуществлению. Но она не пропадет втуне. Через сто двадцать шесть лет эта идея сыграет немаловажную роль в определении одного из главных направлений внешней политики Франции... и в дальнейшем развитии египтологии.

Примечания

— Ссылка на внешний ресурс ставится только при первом упоминании цитируемого произведения на данной странице

— Ссылка на внешний ресурс выше по тексту

1.Лоренцо Валла. Предисловие к третьей книге "Элеганций" // Сочинения итальянских гуманистов эпохи Возрождения (XV век) / Составление, общая редакция, вступит, статья и комментарии Л.М. Брагиной. М., 1985. С. 128.

2.Лоренцо Валла. Указ. соч. С. 127.

3. — Лоренцо Валла имел здесь в виду древнеримского философа Марка Фабия Квинтилиана, жившего приблизительно в 35—96 гг. н. э.

4. — См.: Боден Ж. Метод легкого познания истории. М., 2000. С. 313, 315,

5. — См.: Bossuet J. В. Discours sur l'histoire universelle. Paris, 1681. P. 11, 15, 16, 17, 36, 68 и др. [1]

6. — "...On trouve dans la seule Egypte quatre dynasties ou principautez, celle de Thebes, celle de Thin, celle de Memphis, et celle de Tanis: c'estoit la capitale de la basse Egypte" (Bossuet J. B. Discours sur l'histoire universelle. Paris, 1681. P. 11).

7.Horapollo. Hieroglyphica / Editio princeps by Aldus Manutius. Venice, 1505. [1574] [1599]

8.Horapollo. Orus Apollo Niliacus de hieroglyphicis notis. Bologna, 1517.

9.Horapollo. Orus Apollo Niliacus de hieroglyphicis notis. Venice, 1538.

10.Orus Apollo. De la signification des notes Hiéroglyphiques des Aegyptiens. Paris, 1543. [1]

11. — См. О нем: Энциклопедический словарь живописи / Под ред. Мишеля Лаклотта и Жан-Пьера Кюзена. М., 1997. С. 463—464. Самым известным творением данного художника является картина "Ева, первая Пандора", хранящаяся ныне в Лувре. Некоторые исследователи полагают, что гравюры к книге Хораполло выполнил другой французский мастер — скульптор Жан Гужон (Jean Goujon, 1510—1568).

12.Horapollo. Hieroglyphica Horapollinis, a David Hoesçhelio fide codicis Austani ms. Correcta, suppleta, illustrate, [n.p.] Augustae Vindelicorum, 1595. [1]

13. — Данная книга продолжала издаваться в Европе и в XVII и XVIII вв. Особенно ценным для исследователей является ее издание 1727 г., выпущенное в свет Йоханнесом Корнелиусом де Паувом (Johannes Cornelius de Pauw, умер в 1749 г.). Оно содержит тексты "Иероглифики" на древнегреческом и латинском языке и включает в себя комментарии таких видных ученых эпохи Возрождения, как Жан Мерсьер (Jean Mercier, умер в 1570 г.), Давид Хоешель (David Hoeshel, 1556—1617), и Николас Кауссен (Nicolas Caussin, 1583-1651). [1]

14. — В Кэмбриджской "Энциклопедии Ренессанса" этот человек представляется под именем Чириака Анконского (Cyriac of Ancona). Анкона — город в Италии, в котором он родился. "Иероглифика" Хораполло издавалась и в XIX в. — после того, как европейские ученые смогли расшифровать значение древнеегипетских иероглифов. Издается данная книга и в настоящее время. См. современные издания ее: The Hieroglyphics of Horapollo / Translated and introduced by G. Boas; with a new foreword by Anthony Graffon. With illustrations by Albrecht Dürer. Princeton, N.J.: Princeton university press, 1993 [1]; Des Niboten Horapollon Hieroglyphenbuch / Herausgeben und übersetzt K. G. Saur. München, Leipzig, 2001.

15. — Против данного мнения, наиболее отчетливо выраженного в книге "Путешествия Джона Мандевиля", выступил в XVII в. и английский ученый Томас Браун (Thomas Brown, 1605—1682). "Более очевидно могут ошибаться те, кто из некоторой аналогии названия... полагают, что египетские пирамиды были построены для зерна, ... так как их склады были устроены в крупных городах, согласно следующему выражению Священного писания: "Не gathered up all the Food of seven years, which was in the Land of jEgypt, and laid up the Food in the Cities: the Food of the Field which was round about every City, laid he up in the same". Так писал Томас Браун в своем трактате "Заметки о некоторых растениях, упоминаемых в Священном писании (Observations upon several Plants, mention'd in Scripture)", вышедшем в свет в 1683 г. [1]

16. — Свои путешествия по восточным странам Петро делла Балле описал в письмах, которые были изданы в качестве отдельных книг: в 1650 г. вышло в свет его описание путешествия по Турции, в 1658 г. были изданы его заметки о пребывании в Персии, в 1663 г. — появилась книга о его странствии по Индии.

17. — Николас-Клод Фабри де Пейреск входил в число самых образованных людей своего времени. Он занимался философией, юриспруденцией, астрономией, ботаникой, был ученым и поэтом, библиофилом и нумизматом, коллекционером манускриптов и торговцев. Он имел дружбу со многими великими европейскими мыслителями конца XV — начала XVI в. Обширные познания и мысли Н. — К. Фабри де Пейреска отражены в его огромном эпистолярном наследии.

18. — Членом действовавшего с середины XVI в. Ордена Фриарса Минора Капучина (Friars Minor Capuchin), являвшегося ответвлением Францисканского ордена.

19. — В английской литературе его называют Gilles of Loches.

20. — Данный рассказ Аэгидиуса Лочиенсиса приводится в жизнеописании Н. — К. Фабри Пейреска, составленном известным французским математиком, астрономом и философом Пьером Гассенди (Pierre Gassendi, 1592—1655). См.: Gassendus Petrus. The Life of the Renowned Nicolaus Claudius Fabricius Lord of Peiresk, Senator of the Parliament at Aix. Being the sum of all his great attainments in learning and choise experiments in philosophy, astronomical operations, physick, policy & antiquity. The like not treated of by any author / Englished by W. Rand. J. Streeter for Humphrey Moseley, 1657. P. 89-90. Указанное издание биографии Н. — К. Фабри Пейреска является переводом на английский язык книги, вышедшей в свет в 1641 г. на латинском языке и под названием: Gassendus Petrus N. Claudii Peiresci Vita. [1] В библиографических сборниках оно упоминается под несколько другим заглавием, а имен но как: "The Mirrour of True Nobility & Gentility. Being the Life of the Renowned Nicolaus Claudius Fabricius Lord of Peiresk, Senator of the Parliament at Aix".

21. — Пьерио Валериано был известен в свое время также в качестве лирического поэта — автора стихотворного сборника "Любовные книги (Amorum libri), вышедшего в свет в 1549 г. В качестве даты его смерти иногда называется 1560 г.

22. — В 1610 г. указанная книга вышла новым изданием. См.: Ioannis Pierii Valeriani Bellunensis. Hieroglyphica, sev De sacris AEgyptiorvm aliarv'mqve gentivm literis commentarii... Lvgdvni: Sumptibus Pauli Frellon, 1610. [1]

23. — В числе его изобретений — счетная машина, пантрометрум для решения геометрических задач и мегафон. Описание мегафона Атанасиус Кирхер дал в своей книге "Новая фонургия", вышедшей в свет в Кемтене в 1673 г. Она представляет собой настоящую энциклопедию по физике звука. См.: Kircher A. Phonurgia nova sive Conjugium Mechanico-physicum Artis et Naturae Paranympha Phonosophia Concinnatum; qua universa sonorum natura, proprietas, vires, effectuumque prodigiosorum Causae, nova et multiplici experimentorum exhibitione enucleantur; Instrumentorum Acusticorum, Machinarumque ad Naturae prototypon adaptandarum, turn ad sonos ad remotissima spatia propagandos, turn in abditis domorum recessibus per occultioris ingenii machinamenta clam palamve sermocinandi modus et ratio traditur, tum denique in Bellorum tumultibus singularis hujusmodi Organorum Usus, et praxis per novam Phonologiam Describitur. Campidonae: Per Rudolphum Dreherr, 1673. [1] В 1684 г. данная книга была напечатана в г. Нордлингене в переводе на немецкий язык.

24. — Атанасиус Кирхер начал свою преподавательскую деятельность еще в то время когда учился сам. В 1623 г. во время обучения языкам и гуманитарным наукам в иезуитском колледже г. Кобленца он, чтобы содержать себя, давал частным лицам уроки древнегреческого языка. В 1624 г., обучаясь языкам и "курьезам физики", он преподавал грамматику. В 1628—1631 гг. Атанасиус Кирхер уже в качестве штатного преподавателя вел курсы этику, математику, древнееврейский и сирийский языки в иезуитском колледже г. Вюрцбурга. В 1631 — 1633 гг. он преподавал математику, натуральную философию и восточные языки в иезуитском колледже г. Авиньона. В 1633 г. Кирхер был приглашен папой Урбаном VIII в Рим для преподавательской деятельности в местном иезуитском колледже ("Collegio Romano"). В течение восьми лет он читал здесь курсы математики, физики и восточных языков. После этого он вышел в отставку и всю оставшуюся жизнь посвятил свободным научным изысканиям, путешествиям, писанию книг и организации собственного музея.

25.Kircher Α. Ars Magnesia, Hoc est Diqvisitio Bipartita empeirica seu experimentalis, Physico-Mathematica de Natura, Viribus et prodigiosis effectibvs Magnetis, quam Cum theorematice, tum problematice propositam, nouoque methodo ac apodictica seu demonstrativa traditam, variisque usibus ac diuturna experientiam comprobatam, fauente Deo, tuebitur. Herbipoli: Typis Eliae Michaelis Zinck, 1631. [1]

26. — В биографиях Атанасиуса Кирхера говорится, как правило, о 44 его книгах, вышедших при его жизни. По всей видимости, биографы не учитывают в данном случае того обстоятельства, что некоторые книги А. Кирхера выходили в свет при его жизни несколькими изданиями или в двух-трех томах.

27.Kircher А. Ars magna lucis et umbrae in mundo, atque adeo universa natura, vires, effectusque uti nova, ita varia novorum reconditiorumque speciminum exhibitione, ad varios mortalium usus, panduntur. Romae: ex typographia Ludovici Grignani, 1646; другое издание вышло в 1671 г. См.: Kircher А. Ars magna lucis ... Amstelodami, Apud Joannem Janssonium a Waesbergae, et Haeredes Elizaei Weyerstraet, 1671.

28.Kircher A. Itinerarium exstaticum qvo mvndi opificivm id est Coelestis expansi, siderumque tam errantium quam fixorum natura, vires, proprietates, singulorumque compositio et structura, ab infimo Telluris globo, vsque ad vltima Mundi confinia, per ficti raptus integumentum explorata, noua hypothesi exponitur ad veritatem Interlocutoribus Cosmiele et Theodidacto. Romae: Typis Vitalis Mascardi, 1656; другие два издания книги вышли в 1660 и 1671 гг. под несколько измененным названием. См.: Kircher A. Iter exstaticum. Herbipoli, 1660 и 1671. [1] В данной книге Атанасиус Кирхер представил в форме описания фантастического путешествия двух главных героев — Теодидактуса и Космиеля — по Вселенной свою теорию солнечной системы.

29.Kircher A. China Monumentis, qua Sacris qua profanis, nec non naturae et artis spectaculis, aliarumque rerum memorabilium argumentis illustrate. Amstelodami, apud Joannem Janssonium a Waesberge et Elizeum Weyerstraet, 1667. В том же году эта книга вышла на латыни в Антверпене (Antwerpiae, apud Jacobum a Meurs, 1667) [1] [2]; спустя год — в переводе на голладский язык в Амстердаме (Amsterdam, by Johannes Janssonius van Waesberge en de Wed. Wijlen Elizeus Weyerstraet, 1668); еще через год — в переводе на английский язык в Лондоне (London, 1669); а на следующий год после этого издания — в переводе на французский язык в Амстердаме (Amsterdam, Chez Jean Janssons à Waesbergae et les Héritiers d'Elizée Weyerstraet, 1670). Помимо указанных изданий данной книги существует также издание, на титуле которого в качестве места печатания назван Рим ("Romae: Typis Varesij"), но не обозначен год.

30. — С 1348 г. и до 1791 г. этот город находился в собственности главы римско-католической церкви.

31.Kircher A. Œdipus Ægyptiacus, hoc est Universalis Hieroglyphicas Veterum Doctrinas temporum inuria abolitse INSTAURATIO. Opus ex omni Orientalium doctrina & sapientia conditum, nec non viginti diversarum linguarum authoritate stabilitum. Tomus I. Romaé, 1652; Tomus II. Pars prima. Romas, 1653; Tomus II. Pars altera. Romas, 1653; Tomus III. Romas, 1654. [T.1] [T.1] [T.2-1] [T.2-1] [T.2-2] [T.3]

32. — Современный исследователь творчества Атанасиуса Кирхера Джон Флетчер составил предварительный список его манускриптов и писем. Этот список занимает 30 страниц. См.: Athanasius Kircher und seine Beziehungen zum gelehrten Europa seiner Zeit / Ed. J. Fletcher. Wiesbaden: Harrassowitz; 1988. P. 152-181.

33. — См.: Kircher А. Lingua aegyptiaca restituta opus tripartitum. Quo linguae Coptae sive idiomatis illius primaeui Aegyptiorum Pharaonici, vetustate temporum paene collapsi, ex abstrusis Arabum monumentis plena instauratio continetur. Cui adnectitur svpplementvm Earum rerum quae in Prodromo Copto, et Opere hoc Tripartito, vel omissa, vel obscurius tradita sunt, nova, et peregrina eruditione contextum, ad instauratae Linguae usum, speciminis loco declarandum. Romae, 1643. [1] [2] [3]

34.Champollion J. F. Grammaire Égyptienne, ou principes généraux de l'écriture sacrée égyptienne appliqué a la representation de la langue parlée. Paris, 1836. P. ix. [1] [2] [3]

35. — Ibid.

36. — В последние три десятилетия творчеством Анастасиуса Кирхера все больше интересуются историки европейской культуры эпохи Возрождения. Так, в 1974 и 1979 гг. в Германии и Англии вышли две посвященные ему книги: Рейлли Конора "Атанасиус Кирхер: мастер сотен искусств" и Годви на Джоскелина "Атанасиус Кирхер: человек Ренессанса и поиски утраченного знания". См.: Conor R. Athanasius Kircher: a master of a hundred arts, 1602—1680. Studia Kircheriana. Wiesbaden, 1974; Joscelyn G. Athanasius Kirchen A Renaissance man and the quest for lost knowledge. London, 1979.

37. — Помимо "Египетского Эдипа" различные стороны древнеегипетской культуры исследуются в целом ряде других произведениях Атанасиуса Кирхера. См., например: Kircher A. Prodromus Coptus sive Aegyptiacus. Ad Eminentiss. Principem S.R.E. Cardinalem Franciscum Barberinum. in quo Cum linguae Coptae, sive Aegyptiacae, quondam Pharaonicae origo, aetas, vicissitudo, inclinatio; turn hieroglyphicae literaturae instauratio, uti per varia variarum eruditionum, interpretationumque difficillimarum specimina, ita nova quoque et insolita methodo exhibentur, Romae, 1636 [1] [2]; Kircher A. Obeliscus Pamphilius, hoc est, interpretatio Nova et hucusque intentata Obelisci Hieroglyphici Quem non ita pridem ex Veteri Hippodromo Antonini Caracallae Caesaris, in Agonale Forum transtulit, integritati restituit, et in Vrbis Aeternae ornamentum erexit Innocentius X Pont. Max. in quo post varia Aegyptiacae, Chaldaicae, Hebraicae, Graecanicae Antiquitatis, doctrinaeque qua Sacrae, qua Profanae monumenta, Veterum tandem Theologia, hieroglyphicis inuoluta symbolis, detecta e tenebris in lucem asseritur. Romae, 1650 [1] [2] [3]; Kircher Α. Sphynx mystagoga, sive Diatribe Hieroglyphica, qua Mumiae ex Memphiticis Pyramidum adytis erutae, et поп ita pridem in Galliam transmissae juxta veterum Hieromystarum mentem intentionemque, plena fide et exacta exhibetur interpretation. Romae, 1676; другое издание этой книги вышло в том же году в Амстердаме (Amstelodami, 1676). [1] [2]

38. — В книге А. Кирхера их имена обозначены на латыни соответственно как: Gelaldinum Abdalhakem, Anbahni, Othmanex Salcha, Ben Gabasch, Altbahni, Abdalla Elsaiana, Ismail Scianscia, Abdalla Ben Cheled. См.: Kircher A. Œdipus Ægyptiacus. Tomus I. Romas, 1652. P. 75.

39. — Имеется в виду Юлий Африканский.

40. — Имеется в виду Евсевий Памфил (Кесарийский).

41. — Имеется в виду Иосиф Флавий.

42. — "Manethon igitur Sybennita noster historiam Aegyptiorum seu Regum breuissima descriptione complexus, in 32. Dynastias sive principatus digessit; quarum quindecim utpotè ex monumentis Aegyptiorum depromtas, eâ quâ potuit fide & diligentiâ descripsit; ex quo Africanus pleraque sua hausit, uti & Eusebius Pamphylus, & Iosephus contra Apionem, ex quibus deinde reliqui Authores Chronologi sua plerique decerpentes, & Manethonem in varia discerpentes, ita varie interpretati sunt, ut multi tantâ confusione perplexi, de veritate Dynastiarum, aut fide etiam Authoris dubitauerint" (Kircher A. Œdipus Ægyptiacus. Tomus I. Romé, 1652. P. 69).

43.Струве В. В. Манефон и его время. С. 177.

44.Kircher A. Œdipus Ægyptiacus. Tomus I. P. 2—3.

45. — Ibid. P. 4-47.

46. — Ibid. P. 68-82.

47.Kircher A. Œdipus Ægyptiacus. Tomus I. P. 83—112.

48. — Ibid. P. 103-104.

49. — Ibid. P. 105-111.

50. — Более подробно о хронологии правлений древнеегипетских властителей, приводимой в книге А. Кирхера "Египетский Эдип" говорится ниже — в примечаниях к главе восьмой настоящей книги и в двенадцатой главе.

51.Kircher A. Œdipus Ægyptiacus. Tomus I. P. 113—163.

52. — Ibid. P. 164-244.

53. — Ibid. P. 245-395.

54. — Ibid. P. 396-424.

55. — "Хотя Кирхер и был весьма начитанным ученым, все же его следует признать самозванцем", — заявляет в своей книге "Мумия" Э.А. У. Бадж (1857—1934). Однако, приведенные им в доказательство данного суждения факты показывают лишь неудачные попытки немецкого ученого истолковать древнеегипетские иероглифы (см.: Бадж Э.А. У. Мумия. С. 108—109). Этого явно недостаточно, чтобы делать вывод о несостоятельности А. Кирхера как египтолога в целом.

56. — Атанасиус (Афанасий) — греческое имя, означающее "бессмертный".

57. — См. об этом: Fourier J. — В. J. Préface historique // Description de L'Egypte ou Recueil des observations et des recherches qui ont été faites en Egypte pendant l'expédition de l'armée françase. Seconde edition. Dédiée au roi. Tome premier. Antiquités—Descriptions. Paris, 1822. P. III. Более подробно о планах, которые вынашивались в отношении Египта при французском королевском дворе в последние десятилетия правления Людовика XIV, см.: Vandal A. Louis XIV et Egypt. Paris, 1889.

«Кабинетъ» — История астрономии. Все права на тексты книг принадлежат их авторам!
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку