Материалы по истории астрономии

На правах рекламы:

купить украинский сухпаек

Современный телескоп / О.А. Мельников, Г.Г. Слюсарев, А.В. Марков, Н.Ф. Купревич — М., Наука, 1968

Глава вторая

АСТРОНОМИЧЕСКИЕ ПРИБОРЫ В РОССИИ И СССР И РЕЗУЛЬТАТЫ ИХ РАБОТЫ

1. ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ КОНСТРУКТОРЫ ТЕЛЕСКОПОВ


Использование оптических средств наблюдения за небесными светилами на территории нашей страны началось очень давно. Впервые о применении линз для этих целей писал знаменитый средневековый ученый-энциклопедист, узбек по национальности, хорезмиец аль-Бируни (973—1048 гг.).

Советская ориенталистика недавно установила, что трудам Бируни астрономия обязана определением географических координат многих пунктов Средней Азии и конструкцией ряда астролябий. Бируни высказывал сомнения относительно неподвижности Земли в пространстве и считал, что движение планет легко объяснить, с одной стороны, движением Земли вокруг Солнца, а с другой, — обращением ее вокруг оси. Наконец, в XI в. он очень точно, методом понижения горизонта, измерил диаметр Земли.

Работы Бируни написаны на основе его личных наблюдений, проведенных с помощью астрономических инструментов, не содержащих оптики. Однако в трудах великого хорезмийца по минералогии, написанных в 1047 г., содержится указание на то, что в его время простая лупа была обычным инструментом.

В разделе о яхонте Бируни писал: «Если яхонт в виде полушария поместить вблизи книги, то мелкие письмена читаются так же, как и с полушарием из горного хрусталя, так как для смотрящего письмена за ним утолщаются и строки раздвигаются, а причину этого ведает наука о зеркалах».

Лупы из горного хрусталя, очевидно, не представляли редкости для народов, населявших в то время территории южных районов нашей страны. В отделе истории Музея Грузии в Тбилиси хранится линза диаметром 45 мм из горного хрусталя (относится к VIII—X вв. н. э.), найденная в станице Георге-Абинской на Кубани (рис. 25). Как видно из рисунка, такую лупу нужно было класть нижней слабо выпуклой стороной на страницу книги и при чтении водить по строкам. Получалось почти двукратное увеличение. Очевидно, одна из таких линз была использована Бируни при изучении минералов.

В результате татаро-монгольского нашествия развитие науки на Руси искусственно затормозилось. Позднее его задерживало и реакционное влияние христианской религии.

В начале XVII в. на западе голландские оптики, а вслед за ними Галилей создали свои первые зрительные трубы. Это изобретение скоро проникло и в Московскую Русь. В 1614 г., т. е. спустя 4 года после изобретения телескопа Галилеем, несколько зрительных труб было приобретено для царя Михаила Романова, а в 1630 г. такие приборы продавали в торговых рядах Москвы. Архивы дворца Романовых сохранили указания на то, что мелкие неполадки зрительных труб уже тогда устраняли русские механики.

В то время на Руси имелись и «звездозаконники» — астрономы, знакомые с астрономической наукой Запада и, безусловно, пользовавшиеся зрительными трубами для наблюдений неба.

Одновременно с реформами Петра I, но независимо от них, появилась первая русская обсерватория в Холмогорах, созданная одним из образованнейших людей XVII в. А.А. Любимовым, уроженцем Тюмени (1641 г.). В 1666 г. он постригся в монахи, приняв имя Афанасия. Монастырское книгохранилище явилось источником его познаний. В 1678 г. он отправился в Москву, где произвел впечатление на царский двор и духовенство своей ученостью. Его оставляют в Москве, а в 1682 г. дают сан архиепископа (высшее духовное лицо в области) и посылают управлять Холмогорской и Архангельской епархией. В Холмогорах Любимов жил до своей смерти (1702 г.).

В отличие от большинства представителей тогдашнего русского духовенства, он был передовым человеком и поборником науки, обладавшим большими знаниями в области астрономии. В Холмогорах в 1692—1696 гг. он построил свою обсерваторию, в которой имелось семь труб и один угломерный прибор. Наблюдениями неба Любимов занимался, вероятно, лишь с целью ознакомления с небесными диковинками. Однако сам факт интереса к астрономии со стороны представителя допетровского духовенства значителен. В литературе имеются указания на то, что Любимов производил также и геодезическую съемку дельты Северной Двины.

Под влиянием петровской реорганизации страны на Руси началось быстро развитие астрономии. К этой эпохе относятся и первые попытки телескопостроения. Во время своих поездок за границу Петр I уделял большое внимание и изучению астрономии. В обсерваториях Копенгагена и Гринвича он знакомился с техникой наблюдений, сам принимал в них участие. Известно, что в России он наблюдал солнечные затмения 1699 и 1706 гг.

Астрономические знания были весьма необходимы, в особенности для навигации и картографии.

Их развитие идет очень бурно. Даже вельможа Александр Меньшиков под влиянием Петра заводит в своем дворце обсерваторию (вероятно, типа обсерватории А. Любимова).

Один из сподвижников Петра генерал-фельдцехмейстер русской армии Яков Вилимович Брюс не только занимался астрономическими наблюдениями на обсерваториях, созданных им в Москве на Сухаревой Башне и в своем доме в Глинках, но также сам строил телескопы и шлифовал к ним зеркала. В тридцатых годах XVIII в. Брюс писал неизвестному лицу: «При этом пересылаю я к трубам зеркала, из коих меньшее сделано с мышьяком, а другое без мышьяка. Отошли их, пожалуйста, господину профессору Лейтману и сообщи, что я еще прошлым летом сделал катадиоптическую трубу (отражательный телескоп). Оба зеркала к этой трубе изготовлены мною в своем доме. Эту трубу с окуляром в 2,8 дюйма я неоднократно употреблял для наблюдения Луны. Луна в ней выглядела отчетливо и ясно, и был виден весь ее диаметр». В Государственном Эрмитаже в Ленинграде сохранилось вогнутое зеркало для отражательного телескопа, изготовленное Брюсом в 1733 г.

Таким образом, Я.В. Брюс был первым ученым, о котором по сохранившимся документам известно, что он строил в России телескопы. Помимо того, Брюс обучал астрономии первых русских штурманских офицеров. В их обучении огромную роль сыграл также Леонтий Филиппович Магницкий. Его «Арифметика» содержала необходимые знания по астрономии, и по ней обучалось в то время русское юношество, в том числе и будущие штурманы. По ней учился М.В. Ломоносов.

М.В. Ломоносову принадлежит заслуга открытия атмосферы на Венере, организация и выполнение наблюдений за ее прохождением через диск Солнца в 1761 г. на территории России, предпринятые для определения расстояния до Солнца, и оригинальная теория электрической природы кометных хвостов.

Неоднократные наблюдения за небом, проводившиеся им с помощью оптических труб, наталкивают его мысль на улучшение оптических систем. На 12 лет раньше Гершеля он разработал новую форму отражательного телескопа.

Конструированием и изготовлением различных оптических инструментов (зажигательных стекол, так называемых ночезрительных труб и т. д.) Ломоносов занимался на протяжении всей своей творческой деятельности. В частности, в 1761 г. он создал целостат, предназначенный для изучения Солнца в неподвижную трубу. Руководя Географическим департаментом Академии наук с 1757 г., он отдавал много сил и энергии конструированию необходимых для экспедиций астрометрических инструментов.

Им разработаны несколько разновидностей зеркальных телескопов, отличавшихся от широко известных в то время рефлекторов Грегори и Ньютона. Не считая, что «наука достигла уже той степени совершенства, при которой нельзя уже ожидать новых успехов», Ломоносов писал: «Я всегда имел намерение, чтоб ...небесные орудия (телескопы Ньютона и Грегори — A.M.) через новое усовершенствование лучшие приспособления получили. Я нашел, что они должны испытывать от излишества зеркал не мало недостатка; именно, что малое зеркало должно быть оставлено». В марте 1762 г. Ломоносов решил создать телескоп с наклоном главного зеркала к оси трубы и выполнил все необходимые для этого расчеты. Построив и испробовав его 15 апреля 1762 г., он записал: «Изображение произведено в действие с желательным успехом». В его записях говорится о необходимости исследования точности сферических зеркал, потерь света при отражении и т. д. Диаметр главного зеркала этой модели был лишь 2,5 см, наклон его к оси трубы 4°, относительное отверстие 1 : 7.

13 мая 1762 г. свою «однозеркальную трубу» Ломоносов демонстрировал Академическому собранию и после этого решил опубликовать работу.

О своем изобретении Ломоносов должен был докладывать на торжественном заседании Академии наук 29 июня 1762 г. В этот день ежегодно в память основателя Академии Петра I делались сообщения о лучших научных работах. В заранее напечатанной речи, которая должна была рассылаться после доклада, по обычаю того времени имелось приветствие царствующему императору (Петру III). Однако 28 июня 1762 г. произошел дворцовый переворот, на русский престол взошла Екатерина II. Речь Ломоносова о новом телескопе, назначенная на 29 июня, не состоялась, ее текст не был разослан и, по-видимому, подвергся уничтожению (до нас дошли лишь единичные экземпляры).

Впоследствии Ломоносов продолжал разработку конструкции телескопа и вел постройку нового прибора с зеркалом диаметром 30 см и относительным отверстием 1 : 4, но не осуществил ее до конца.

Помимо того, Ломоносов предложил следующие усовершенствования в конструкции телескопов Ньютона и Грегори. В телескопе Ньютона он считал нужным наклонить главное зеркало к оси трубы, а плоское зеркало установить на краю трубы так, чтобы оно не виньетировало главного. В конструкции Грегори он предложил наклонить главное зеркало для того, чтобы плоское зеркало, находясь на краю трубы, посылало лучи параллельно ей и чтобы в малой трубе получалось изображение объектов. В качестве окуляра Ломоносов предлагал использовать микроскоп, а увеличение малой трубы предполагал довести до 60 раз. Обе эти конструкции были забыты его преемниками в Академии наук. Первая из них осуществилась лишь в XIX в. в Европе, а вторая послужила прототипом линзозеркального телескопа «Брахита», построенного в 1876 г. в Австрии.

В России работам первого русского конструктора телескопов суждено было пролежать забытыми вплоть до советского времени.

Недоверие правящих кругов царской России к силам соотечественников, не прекращавшееся после смерти Петра I, и ложное убеждение в том, что проще и дешевле астрономические приборы покупать за границей, затормозили развитие русского астрономического приборостроения. Тем не менее, в екатерининские времена несколько телескопов изготовил И.П. Кулибин. В начале XX в. преподаватель физики варшавской гимназии Троцевич опубликовал первую книгу на русском языке, посвященную построенному им телескопу.

Первым крупным русским оптиком, собственными руками создавшим параболическое зеркало, был Александр Андреевич Чикин. Сын курского мещанина, А.А. Чикин родился в Харькове 27 сентября 1865 г. С детства он увлекается естественными науками и прежде всего астрономией. Ему не удалось закончить гимназию. В 1884 г., под влиянием развившегося у него влечения к живописи, он поступает в Петербургскую Академию художеств. В первый же год обучения, вынужденный самостоятельно изыскивать средства к жизни, он работает иллюстратором в разных журналах, в том числе прогрессивном научно-популярном журнале «Вестник знания». Детское увлечение астрономией возрождается у А.А. Чикина с новой силой. Он приобретает весьма посредственную астрономическую трубу и усовершенствует ее. С этого момента началась его конструкторско-новаторская работа.

А.А. Чикин много путешествовал по разным частям России, в том числе по Крыму (1886 г.) и Кавказу (1889 г.). В 1887 г. он побывал в Палестине. В 1888 г. совместно с членом Географического общества П.Г. Щербовым совершил восхождение на гору Килиманджаро в Центральной Африке. Они были первыми русскими путешественниками в Центральной Африке. В 1890 г. побывал в Курдистане и Персии, причем специально занимался сопоставлением форм гейзеров, встречавшихся ему в этих странах, с лунными вулканами. В 1891 г. он посещает Лондон, а в 1896 и 1900 гг. — выставки в Нижнем Новгороде и Париже в качестве корреспондента.

С 1898 г. он регулярно следит за научными астрономическими журналами, проявляя наибольший интерес к астрономическим инструментам. Конец своей жизни он полностью посвятил шлифовке зеркал и постройке телескопов.

Сближение А.А. Чикина с другими астрономами, вначале любителями, относится в 1909 г., когда усилиями механика Ю.А. Миркалова был создан кружок любителей неба «Русская Урания» и на Марсовом поле в Ленинграде построена для популяризаторских целей первая общедоступная обсерватория. Здесь Чикин знакомится с горным инженером С.В. Муратовым и другими астрономами-любителями, организовавшими Русское общество любителей мироведения.

Чикин входит в его состав, вскоре избирается товарищем председателя совета и принимает активное участие в журнале «Известия русского общества любителей мироведения», в котором в 1911—1912 гг. были опубликованы некоторые его работы. Он выступает с рядом докладов, пропагандируя создание отечественной оптики, и в 1911 г. изготовляет первое параболическое зеркало. Доклад Чикина об этом зеркале, прочитанный в 1911 г., публикуется в журнале «Известия русского астрономического общества». Он вызвал живейший интерес и был перепечатан затем отдельным изданием в количестве 300 экз. Астрономическое общество, председателем которого был тогда проф. А.А. Иванов, впоследствии директор Пулковской обсерватории, объединяло главным образом астрономов-специалистов, но среди его членов были и любители.

Большой опыт, накопленный в изготовлении параболических и плоских зеркал, а также рефлекторов, А.А. Чикин излагает в книге «Отражательные телескопы (изготовление рефлекторов доступными для любителя средствами)». Этот труд издало в 1915 г. на частные пожертвования Русское общество любителей мироведения. Это прекрасное издание является сейчас библиографической редкостью. Содержание книги показывает, что все стороны изготовления малых рефлекторов были хорошо знакомы ее автору. Для наглядности мы приводим из этой книги снимок 140-миллиметрового рефлектора на переносной параллактической установке с кругами и микрометрическим движением, целиком изготовленного Чикиным (рис. 27). Книга завоевала признание не только любителей астрономии и самоучек, для которых она собственно и предназначалась, но и специалистов — оптиков и астрономов, работающих на обсерваториях.

По вопросам, касающимся изготовления рефлекторов, А.А. Чикин, начиная с 1915 г., вел обширную переписку с провинциальными любителями астрономами. Он помогал многим из них, а также целым организациям не только советами, но и личным участием. Так, один из авторов этой книги, только что окончивший реальное училище, получил от А.А. Чикина в 1914 г. параболическое зеркало его работы (№8, D = 16,5 см, F = 1,6 м) и, воспользовавшись названной книгой, построил в 1915 г. в курской глуши рефлектор, в который заметил и кратковременные помутнения атмосферы на Марсе в 1918 г. Это явление было подтверждено Г.А. Тиховым, одновременно наблюдавшим Марс с помощью рефрактора D = 38 см в Пулкове.

Только после Великой Октябрьской социалистической революции талант и знания А.А. Чикина, как и многих других ученых-самородков, нашли оценку со стороны государства.

А.А. Чикина следует считать отцом современных советских рефлекторов. Начиная с 1919 г. и до последнего дня жизни в 1924 г., он по приглашению основателя советской оптики академика Д.С. Рождественского плодотворно работал в Государственном оптическом институте (ГОИ). Чикин помогал молодым специалистам: Н.Г. Пономареву, который несколько лет учился у него работать в этом институте, а также Д.Д. Максутову и Н.П. Барабашову, начавшим постройку своих рефлекторов. Здесь он налаживает изготовление параболических зеркал, которые, как показали исследования, оказались лучше многих хороших заграничных, основывает первый оптический кружок. Его статьи по оптике были известны во многих странах. В те годы он исправлял также поврежденные объективы микроскопов, что было особенно важно, пока наша оптическая промышленность еще не наладила производство отечественных микроскопов.

Основоположник современного телескопостроения в России Александр Андреевич Чикин скончался 25 июня 1924 г. и был похоронен на Смоленском кладбище в г. Ленинграде.

Биограф А.А. Чикина, написавший в 1924 г. некролог, заканчивал его словами: «Представители Оптического института считают, что сейчас нет человека, способного заменить А.А. Чикина, но мы полагаем, что его ученики и те, которых он толкнул своей книгой на занятия оптикой, станут достойными продолжателями его дела». Его слова оправдались. Ученики далеко превзошли те пределы (30-сантиметровое зеркало), которых ценой кропотливого труда в условиях царизма достиг Александр Андреевич.

Наиболее выдающимся учеником А.А. Чикина был Николай Георгиевич Пономарев, который в 1941 г. первым из астрономов был удостоен Государственной премии. Н.Г. Пономарев родился в 1900 г. в городе Уфе, в семье владельца небольшой мастерской. В 1917 г. там же окончил реальное училище. Под влиянием созданного в то время в Уфе кружка любителей астрономии он намеревался избрать астрономию своей специальностью, но по настоянию отца поступил в Уфимский политехнический институт. Проучившись в нем два года, он почувствовал, что занятия; в этом институте уводят его от интересующей области знаний. В эти годы у него завязалась оживленная переписка с А.А. Чикиным по поводу изготовления зеркал. Указанное обстоятельство привело к тому, что, когда в Оптическом институте оказалась свободная вакансия практиканта-оптика, Н.Г. Пономарев бросает учение и переезжает в г. Петроград. Работая с А.А. Чикиным, он слушает в университете лекции по астрономии, физике и выполняет под руководством А.Н. Теренина и совместно с ним первую (из напечатанных) научную работу — сложное экспериментальное исследование оптического возбуждения в парах ртути.

При жизни А.А. Чикина Н.Г. Пономарев самостоятельно изготовлял параболические зеркала, в частности 20-сантиметровое зеркало для Одесской обсерватории. После смерти А.А. Чикина в 1924 г. он заменяет его в ГОИ. Будучи сотрудником ГОИ, он помогает Г.А. Шайну подготовить метровый рефлектор к установке в Симеизе. В 1927 г. выполняет под руководством Г.А. Шайна работу «Исследование способом Гартмана симеизских объективов». К этому времени у Н.Г. Пономарева возникает мысль о конструировании и постройке своими силами первого советского крупного рефлектора. Так как его идея многим показалась тогда несбыточной, он переходит в Ленинградский астрономический институт, предоставивший ему возможность работать над ее осуществлением. Одновременно выполняет обязанности заведующего конструкторско-механическим сектором института. Н.Г. Пономарев создает в институте механические мастерские и привлекает к конструкторской работе Л.А. Сухарева и М.П. Померанцева. В вопросах разработки своего рефлектора он консультируется с А.А. Белопольским и Г.А. Шайном.

В 1928 г. Н.Г. Пономарев был зачислен в аспирантуру при Пулковской обсерватории по специальности астрофизика-конструктора. В 1931 г. он заканчивает ее, представив при этом проект конструкции 325-миллиметрового рефлектора, и возвращается в Астрономический институт, где уже ведется постройка такого рефлектора для будущей горной обсерватории. Он шлифует 325-миллиметровое параболическое зеркало и в 1932 г. выпускает первый советский рефлектор (рис. 30), который 7 ноября 1932 г. был установлен в Абастумани.

В дальнейшем, работая в Астрономическом институте, Николай Георгиевич начинает с целью подготовки к наблюдению полного солнечного затмения 1936 г. разработку стандартных коронографов и прецизионных целостатов. Кроме того, он ставит опыты по изготовлению пробного 325-миллиметрового диска для сварного «сотового» зеркала ребристой конструкции. Так как создание целостатов и больших сварных зеркал оказалось не под силу мастерским института, Н.Г. Пономарев в 1934 г. поступает на один из ленинградских заводов в качестве начальника первого в СССР конструкторского бюро астроприборостроения. После изготовления им малого солнечного телескопа для Пулкова с зеркалом диаметром 40 см его приглашают старшим научным сотрудником в Пулковскую обсерваторию. В 1936 г., воспользовавшись разработанными им прецезионными целостатами, он участвует в составе Пулковской экспедиции в Ак-Булаке в съемке хромосферных серпов затмения.

До 1941 г. Н.Г. Пономарев изготовляет на заводе пробный метровый диск для сварного зеркала, а также заканчивает постройку двойного короткофокусного астрографа и устанавливает в Пулкове горизонтальный солнечный телескоп. К 1941 г. ему удалось сплотить вокруг себя хороший коллектив молодых конструкторов в составе Б.К. Иоаннисиани, разработавшего впоследствии ряд прекрасных приборов и удостоенного за это Ленинской премии, М.П. Померанцева и А.А. Сухарева — известных конструкторов, погибших в блокаду Ленинграда. Во время Великой Отечественной войны Н.Г. Пономарев остается вместе с заводом на оборонной работе в Ленинграде, но к концу 1941 г. тяжело заболевает. В феврале 1942 г. его эвакуируют из Ленинграда. 18 июля 1942 г., находясь в Коврове Владимирской области, он умер вследствие полученного во время блокады тяжелого заболевания. Идеи Н.Г. Пономарева сейчас получают дальнейшее развитие в Пулковской обсерватории, фирме ЛОМО (Б. К. Иоаннисиани), научно-исследовательских институтах и на заводах, занимающихся астрономическим приборостроением.

Другой последователь А.А. Чикина — Н.П. Барабашов — один из крупнейших специалистов по планетоведению. Еще в студенческие годы под влиянием книги А.А. Чикина он сделал несколько параболических зеркал, самое большое из которых имело в диаметре 25 см. В 1918 г. он самостоятельно изготовил рефлектор..

Благодаря усилиям Н.П. Барабашова на Харьковской обсерватории в 1918 г. был построен небольшой рефлектор, с которым в течение 30 лет осуществлено восемь работ по исследованию новых звезд, Луны и Марса, причем некоторые из снимков Марса, полученные Барабашовым, немногим уступают классическим снимкам Г.А. Тихова 1909 г., сделанным на 76-сантиметровом рефракторе Пулковской обсерватории.

Овладев техникой приборостроения, Η. П. Барабашов в 1934 г. использовал свой опыт при создании совместно с Н.Г. Пономаревым советского спектрогелиоскопа.

В СССР сейчас имеется специальная отрасль оптико-механической промышленности, снабжающая обсерватории астрономическими приборами. Она занималась и занимается серийным выпуском приборов, разрабатываемых под руководством оптиков: члена-корр. АН СССР Д.Д. Максутова, проф. Г.Г. Слюсарева и конструкторов Б.К. Иоаннисиани, П.В. Добычина, М.Д. Афанасьева и многих других. Усилиями ученых созданы специальные приборы высокого качества — звездный интерферометр и интерференционный гелиометр (рис. 31) В.П. Линника, менисковый малосветосильный телескоп D = 50 см Д.Д. Максутова, П.В. Добычина и др., светосильный рефлектор D == 25 см с бесщелевым спектрографом О.А. Мельникова, Б.К. Иоаннисиани и много других уже упоминавшихся ранее телескопов. Первым завершающим этапом этой огромной работы явилось создание крымского рефлектора D = 2,6 м.

Большое значение в телескопостроении имеет обработка поверхностей зеркал и объективов. В этой области долго и плодотворно работал Д.Д. Максутов, рано заинтересовавшийся астрономией. Им изготовлены несколько параболических зеркал диаметром до 21,5 см, построен первый советский телескоп типа Кассегрена в Одессе с диаметром главного зеркала 21,5 см, и светосилой 1 : 5, а также ньютоновский рефлектор с зеркалом, имевшим в диаметре 27,5 см, с помощью которого он зарисовывал Марс во время его великого противостояния в 1924 г.

С 1930 г. Д.Д. Максутов участвовал в создании объектива крупного советского рефрактора диаметром 82 см для Пулковской обсерватории. Английская фирма «Грэбб», принявшая еще в 1913 г. заказ на изготовление этого объектива и не справившаяся с ним, окончательно отказалась от его выполнения в 1929 г., в частности из-за того, что не смогла получить от английских заводов достаточно хороших блоков стекла.

После нескольких лет усиленного труда на отечественных заводах оптической промышленности удалось сварить два блока стекла высокого качества, которые Д.Д. Максутов признал годными для одного из крупнейших рефракторов в мире. Изготовление объектива, прерванное войной, было закончено в 1948 г.

В 1940—1941 гг. Д.Д. Максутов изготовил зеркало для солнечного телескопа Н.Г. Пономарева с поперечником 80 см. В 1941 г. он изобрел знаменитые менисковые системы телескопов.

Из оптических систем, изготовленных лабораторией Д.Д. Максутова, а также Государственным оптическим заводом, следует отметить два объектива полуапохромата диаметром 20 см, пять объективов диаметром 10 см для наблюдения затмений, два комплекта оптики для систем Шмидта диаметром до 40 см и относительным отверстием 1:2, а также ряд менисковых систем для Пулкова, Крыма, Алма-Аты, Москвы и несколько полуметровых менисковых телескопов разной светосилы, в том числе два телескопа для Крымской и Пулковской обсерваторий, в которых изображение небесного объекта выведено в неподвижную полярную ось, Абастуманский телескоп D = 70 см и др.

За создание Пулковского солнечного горизонтального телескопа вместе с Н.Г. Пономаревым и изобретение менисковых систем Д.Д. Максутову дважды присуждалась Государственная премия.

В настоящее время советская оптико-механическая промышленность производит новые оригинальные приборы. К их числу относится, например, гигантский рефлектор диаметром 6 м. Над созданием такого прибора работают сейчас ученые, инженеры и рабочие.


«Кабинетъ» — История астрономии. Все права на тексты книг принадлежат их авторам!
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку