Материалы по истории астрономии

На правах рекламы:

Актуальная информация http://www.flagmancredit.kz здесь.

Государственные астрономические учреждения России во второй половине XIX — начале XX веков

XIX век отмечен в истории астрономии многими выдающимися достижениями и в первую очередь бурным развитием астрофизических знаний. Но начинался он весьма своеобразным в развитии естествознания периодом, носившим переходный характер. Были подорваны старые, приходившие во все большие противоречия с наблюдаемыми фактами метафизические воззрения на природу. Достижения науки обусловили кризис метафизического мировоззрения. В острых столкновениях различных точек зрения на природу, пути и методы ее познания подготавливался переход от науки, описывающей предметы и явления, к науке, изучающей процессы, вскрывающей законы и взаимодействие в природе.

Вторая половина XIX — начало XX веков характерны для русской науки, в частности астрономии, новыми чертами развития, обусловленными значительными социально-экономическими изменениями, происшедшими в жизни России, вступившей в эпоху империализма. «Империализм, — писал В.И. Ленин, — есть капитализм на той стадии развития, когда сложилось господство монополий и финансового капитала, приобрел выдающееся значение вывоз капитала, начался раздел мира международными трестами и закончился раздел всей территории земли крупнейшими капиталистическими странами»1.

В этот период «новейшей революции в естествознании», как назвал его В.И. Ленин, отчетливо наметилась тенденция на сближение науки с потребностями страны. В астрономии во второй половине XIX века эта тенденция ярко проявилась в значительном развитии астрометрии — разделе астрономии, к которому в наибольшей степени обращались запросы практической деятельности государства. Проявилась эта тенденция и в развитии геодезии.

Русские астрометристы и геодезисты XIX в. внесли выдающийся вклад в развитие мировой науки. К числу крупнейших работ в этом направлении относится, например, составление точной опоры для географических карт России, измерение одной из длиннейших в мире дуг меридиана для уточнения формы и размеров Земли, выработка точнейших методов определения звездных координат и составление точнейших в мире каталогов звезд, установление точных значений основных астрономических постоянных, необходимых, в частности, для составления карт государства.

В XIX веке в России было создано несколько крупных школ теоретической астрономии, высшей геодезии, небесной механики. Значительные успехи были достигнуты в развитии звездной астрономии. XIX век — век рождения астрофизики. В этот период, широко развернулась научная деятельность выдающегося русского астронома Ф.А. Бредихина, — создателя механической теории кометных форм, теории происхождения метеорных потоков. Применение спектрального анализа к изучению солнечной короны, туманностей, комет выдвинуло Ф.А. Бредихина в число первых русских астрофизиков.

С именем другого русского ученого — академика А.А. Белопольского — связано дальнейшее развитие астрофизических исследований в России. Ему принадлежит заслуга в применении астрофизических методов к изучению звезд, он доказал метеоритное строение колец Сатурна, определил периоды вращения планет и Солнца, исследовал переменность лучевых скоростей звезд — цефеид и др.

В начале XX в. русские ученые разработали и применили на практике метод светофильтров, фотографической фотометрии, многое сделали для исследования планет, в особенности Марса.

Для развития науки, в частности, астрономии, в XIX в. большое значение имела деятельность прогрессивных русских ученых, укреплявших в своих трудах материалистические традиции русской науки — таких, как Т.Ф. Осиповский, профессор астрономии Харьковского университета, Н.И. Лобачевский в Казанском университете, Д.М. Перевощиков в Московском университете, а также в Петербурге В.Я. Струве и др.

Астрономические исследования в России проводились, главным образом, на базе государственных учреждений — академической обсерватории в Пулкове и ее филиалах, а также обсерваторий при университетах. Астрономические университетские обсерватории рассматривались царским правительством как учебно-вспомогательные учреждения, находящиеся при университетах. В них, как правило, велась научно-педагогическая работа только по инициативе и под руководством профессора данного учебного заведения, поэтому направление астрономической деятельности и его обсерватории определялось в основном интересами профессора, занимавшего кафедру астрономии.

Вместе с тем, многие прогрессивные ученые-астрономы справедливо полагали, что работы на обсерваториях не должны ограничиваться только учебной или узкопрофессиональной деятельностью. Так, профессор Московского университета и директор Московской обсерватории (1890—1916 гг.) В.К. Цераский считал, что «астроном Университетской обсерватории должен быть знаком со всеми тонкостями современной астрономической... практики... Но никогда, ни на минуту он не должен забывать, что обязан быть ученым, мыслителем, естествоиспытателем-философом, насколько это позволяют его силы и способности...»2.

Русские университеты сыграли значительную роль в развитии астрономической науки. Несмотря на значительные трудности, в частности финансовые, многие из них готовили не только кадры специалистов-астрономов, занимающихся «классической наукой», но и ученых-исследователей, которые в дальнейшем внесли выдающийся вклад в развитие астрономии.

Московская обсерватория. Первым по времени учреждением, где астрономия стала подлинной наукой, был Московский университет.

Преподавание астрономии в нем началось в 1805 г. (хотя отдельные элементы этой науки вводились в лекции по физике и прикладной математике еще с 1785 г.). Однако постоянным предметом астрономия стала с 1826 г., когда на кафедру астрономии был приглашен Д.М. Перевощиков. Он стал первым московским профессором-астрономом. Д.М. Перевощиков внес большой вклад в развитие небесной механики. Это был крупный ученый, педагог, блестящий лектор и популяризатор науки. Его статьи неоднократно публиковались в таких прогрессивных журналах как «Отечественные записки» и «Современник». В этом отношении он был ярким представителем материалистического направления в русском естествознании.

При Д.М. Перевощикове в Москве в 1831 г. была построена университетская обсерватория. В последующие годы развитие московской университетской обсерватории связано с именем ученика Перевощикова А.Н. Драшусова, а также Б.Я. Швейцера, М.Ф. Хандрикова и др.

Однако наибольшего расцвета в дореволюционный период московская обсерватория достигла в то время, когда ею руководил Ф.А. Бредихин. Именно в те годы обсерватория приобрела мировую известность, стала центром астрофизических исследований в России.

Известности московской университетской обсерватории содействовала деятельность профессора В.К. Цераского, А.А. Белопольского, а в конце XIX — (Начале XX вв. профессоров С.Н. Блажко, А.А. Михайлова, С.В. Орлова, С.А. Казакова, И.Ф. Полака, выдающегося астронома, профессора П.К. Штернберга.

Казанская обсерватория. В 1833—1837 гг. при Казанском университете была построена одна из крупнейших в то время в мире университетская обсерватория. Ее создатели — астроном И.М. Симонов вместе с ректором университета Н.И. Лобачевским стремились не только привить студентам астрономические знания, соответствующие уровню времени, но сами внесли крупный вклад в развитие науки.

Среди астрономов Казанского университета выделились своими научными исследованиями М.В. Ляпунов, Д.И. Дубяго и особенно — М.А. Ковальский. В истории астрономии имя М.А. Ковальского долгое время звучало незаслуженно скромно, тогда как детальное изучение его творчества, проведенное советскими исследователями, показывает, что он был одним из самых крупных представителей отечественной астрономической науки XIX в.3

Будучи связанным с Казанским университетом в течение более трех десятилетий, М.А. Ковальский именно там проявил выдающиеся способности не только первоклассного преподавателя-лектора, но и глубокого и тонкого исследователя. Крупный специалист в области небесной механики и теоретической астрономии, он разрабатывал наиболее сложные и наименее изученные проблемы строения Вселенной. Многие из его открытий намного опередили представления ученых того времени, не потеряли они значения и в наши дни.

М.А. Ковальский первый из астрономов подал идею объединения ученых в общественную организацию — Русское астрономическое общество.

Обсерватория им. В.П. Энгельгардта при Казанском университете. В 1901 году под Казанью (в 20 км) была построена еще одна крупная обсерватория, предназначенная специально для исследовательских работ. Обсерватории было присвоено имя В.П. Энгельгардта4 — одного из ярких представителей прогрессивной русской интеллигенции конца XIX в., доктора астрономии и философии, члена-корреспондента Петербургской Академии наук.

В.П. Энгельгардт, уроженец Смоленска, юрист по образованию был широко известен в астрономических кругах. Не имея возможности построить обсерваторию у себя на родине, В.П. Энгельгардт вынужден был основать обсерваторию, оснащенную первоклассными инструментами, в г. Дрездене. Там он производил наблюдения, пересылая их для обработки в Россию знакомым астрономам, в частности профессору Д.И. Дубяго. В конце жизни В.П. Энгельгардт решил передать все инструменты своей великолепной, одной из лучших в Европе обсерваторий (в том числе и очень крупный, третий после Пулковского, 12-дюймовый телескоп-рефрактор) на родину, в Россию — Казанскому университету, ректором которого был в те годы Д.И. Дубяго.

В дальнейшем Энгельгардтовская обсерватория пополнилась новыми инструментами, библиотекой, для которой было построено специальное помещение, домами для научных сотрудников.

Энгельгардтовская обсерватория, несмотря на организационные трудности, вызванные нежеланием членов городской Думы, идти навстречу развитию университета, сделала много для науки. Ее работы тесно переплетались с деятельностью городской университетской обсерватории. Ко времени Октябрьской революции эта обсерватория являлась одной из лучших в России.

Петербургская обсерватория. В Петербургском университете курс астрономии стал читаться со времени его открытия — в 1819 г. академиком В.К. Вишневским. Подлинного расцвета кафедра астрономии достигла в 1839 г., когда ее занял А.Н. Савич (с 1862 г. — академик). Именно его следует считать основателем Петербургской астрономической школы. А.Н. Савич написал капитальный «Курс астрономии» в двух томах и другие учебные руководства для университетов, воспитал многих известных астрономов.

В 1880 г. А.Н. Савича сменил его ученик С.П. Глазенап. Благодаря энергии С.П. Глазенапа при университете в 1881 г. была сооружена учебная астрономическая обсерватория, в которой был установлен 9,5-дюймовый телескоп-рефлектор. С помощью этого же телескопа С.П. Глазенап на протяжении многих лет проводил наблюдения двойных звезд, что принесло ему мировую известность.

В дальнейшем (до 1907 г.) кафедру астрономии в Петербургском университете возглавлял профессор А.М. Жданов, специалист в области небесной механики. После него кафедру возглавил профессор А.А. Иванов. Его основные (научные работы относятся к небесной механике, а также к практической астрономии. Среди других проблем Иванов исследовал изменяемость широты Пулкова, занимался изучением движения малых планет, пришел к выводу о несимметричности строения северного и южного полушарий Земли, вывел величину сжатия Земли, близкую к ныне принятому значению. Выходец из рабочей семьи, он принадлежал к прогрессивной части русских ученых-астрономов, в 1890 г. стал одним из учредителей Русского астрономического общества. После Октябрьской революции А.А. Иванов стал первым ректором Петербургского университета.

Харьковский университет. Курс астрономии в Харьковском университете читался вначале профессорами математики и лишь с 50-х годов XIX в. преподавателями стали астрономы, окончившие Харьковский университет или же приглашенные из других университетов.

В обсерватории Харьковского университета, построенной на частные средства профессором Г.В. Левицким, в первое время проводились обширные наблюдения солнечных пятен, двойных звезд, а также гравиметрические и другие исследования. В Харьковском университете и в его обсерватории в конце XIX — начале XX вв. работали многие выдающиеся ученые: Л.О. Струве, И.И. Сикора, Н.Н. Евдокимов, В.Г. Фесенков и др.

Астрономические обсерватории функционировали и при других крупных университетах России, в которых велось преподавание астрономии — в Виленском5, Варшавском, Киевском.

Особо следует отметить научную работу обсерватории Дерптского (затем Юрьевского, ныне Тартуского) университета, связанную с деятельностью одного из крупнейших астрономов XIX в, В.Я. Струве. Эта обсерватория к середине XIX в. стала самой богатой по оборудованию и наиболее продуктивно работающей из всех российских обсерваторий. Благодаря педагогическому таланту и организаторским способностям В.Я. Струве, на базе Дерптской обсерватории была создана школа замечательных русских астрономов — педагогов и ученых.

Дерптская обсерватория была, пожалуй, самой крупной среди других университетских обсерваторий, пока не открыли Пулковскую обсерваторию. С этого времени в связи с назначением В.Я. Струве директором Пулковской обсерватории, Дерптская обсерватория приходит во все больший и больший упадок, практически перестает подготавливать кадры астрономов, несмотря на то, что директорами обсерватории работали многие крупные астрономы, внесшие значительный вклад в науку.

Обсерватория Новороссийского (с 1933 г. Одесского) университета. В 1870—1871 гг. для учебных целей была создана обсерватория при Новороссийском университете. Значительное развитие она получила в самом конце XIX в. в связи с развернувшейся научной деятельностью одного из первых русских астрофизиков, профессора Новороссийского университета А.К. Кононовича, использовавшего для своих научных целей установленный в обсерватории небольшой телескоп-рефрактор, купленный на частные средства. Впоследствии А.К. Кононович приобрел для обсерватории еще несколько инструментов, привлек к работе по исследованию Солнца и звезд студентов.

Заметно оживилась работа обсерватории в начале XX в., когда ее возглавил (с 1912 г.) А.Я. Орлов, руководившей Одесской обсерваторией до 1934 г.

Обсерватории военных ведомств. Помимо названных выше обсерваторий — обсерваторий, как учебно-вспомогательных учреждений, в XIX в. в России были основаны обсерватории, деятельность которых была связана с военными ведомствами. Так, в 1822 г. в Петербурге на Дворцовой «площади на крыше здания Главного штаба была сооружена небольшая астрономическая обсерватория Военно-топографического депо Главного штаба6. В 1829 г. на ней стали производиться регулярные астрономические наблюдения. Однако в связи с неудобным расположением обсерватории (в центре большого столичного города), а также близостью открытой в 1839 г. Пулковской обсерватории, обсерватория Главного штаба в 1849 г. была закрыта. Основные работы этой обсерватории заключались в определении координат обсерватории, которые использовались при вычислении триангуляционных сетей Петербургской, Новгородской, Псковской и Витебской губерний.

Другая обсерватория военного ведомства была основана в 1874 г. в Ташкенте. Об открытии этой обсерватории ходатайствовал Военно-топографический отдел Туркестанского военного округа. Ему же обсерватория стала подчиняться. Главным направлением ее деятельности во второй половине XIX — начале XX вв. была полевая астрономия — основа для картографирования Средней Азии. Для составления точных карт огромного труднодоступного горного района Средней Азии было необходимо определение с высокой точностью координат многих сотен пунктов и их «привязки» к обсерватории. Этой трудоемкой работой, требующей организации многочисленных экспедиций, занимались военные геодезисты и астрономы И.И. Померанцев, П.К. Залесский, Д.Д. Гедеонов и др.

Несмотря на целевое назначение Ташкентской обсерватории, ее сотрудники в конце XIX и особенно в начале XX вв. активно занимались проблемами астрофизики. В этом отношении особенно много сделал В.В. Стратонов, молодой пулковский астрофизик, назначенный в 1895 г. первым штатским астрономом в Ташкентскую обсерваторию.

В 1898—1899 гг. на территории, принадлежащей обсерватории, было выстроено здание астрофизической лаборатории. В связи с этим на обсерватории значительно расширились работы астрофизического характера — большое внимание стало уделяться исследованиям солнечной активности, проблемам звездной астрономии, фотографическим наблюдениям комет и метеоров.

Специальные обсерватории, принадлежащие морскому ведомству, функционировали в Кронштадте, Або (ныне Турку) и Николаеве. В организации их активное участие принимали академики Ф.И. Шуберт, В.К. Вишневский, В.Я. Струве.

Все эти обсерватории своей главной задачей ставили оказание практической помощи для составления географических карт, поисков полезных ископаемых или при проводке кораблей и других практических целей, входящих в сферу деятельности военного и морского ведомств.

Пулковская обсерватория. Совершенно особое место занимала Пулковская обсерватория, уже вскоре после открытия снискавшая мировую известность.

Ее предшественницей была небольшая академическая обсерватория, основанная еще по распоряжению Петра I одновременно с Петербургской Академией наук. Это была первая обсерватория России. Помещалась она в трех этажах башни под зданием Кунсткамеры на Васильевском острове. Через некоторое время эта обсерватория стала одной из лучших в Европе по своему оборудованию. Академическая обсерватория сыграла важную роль в географическом изучении и картографировании обширной территории России. Обсерватория приняла участие в наблюдениях прохождений Венеры по диску Солнца в 1761 г. и особенно в 1769 г. На обсерватории работали такие выдающиеся ученые как Ж. Делиль, Л. Эйлер, А.Д. Красильников, С.Я. Румовский, В.К. Вишневский и др. Активное участие в астрономических работах Петербургской Академии наук на протяжении многих лет принимал великий русский ученый М.В. Ломоносов.

К началу XIX в. уже устаревшая обсерватория в здании Кунсткамеры все еще широко использовалась для учебных и научных целей. Однако неблагоприятное расположение обсерватории в центре большого растущего столичного города на берегу Невы, все большее отставание по своему оснащению от подобных учреждений в Западной Европе и не соответствие новым требованиям, стоявшим перед астрономической наукой, вызывало необходимость переноса обсерватории в более удобное место и оснащения ее новейшим научным оборудованием. Проект новой обсерватории был сделан архитектором А.П. Брюлловым.

Обсерватория была построена вблизи Петербурга на Пулковских холмах. Торжественное открытие состоялось 19 августа 1839 г. Ее директором, как говорилось, был назначен В.Я. Струве.

Ко времени открытия обсерватории был утвержден ее первый Устав, в § 1 которого было сказано, что «...сооруженная в 17 верстах от С.-Петербурга, на Пулковской горе, астрономическая обсерватория состоит под непосредственным ведением Императорской Академии наук, и как центральное в империи заведение сего рода, именуется Главною Астрономическою Обсерваториею»7. Основным направлением деятельности Пулковской обсерватории с самого начала ее работы стала астрономия «неподвижных звезд». Важной задачей, стоявшей в первое время работы обсерватории до начала проведения крупных наблюдений, явилось новое определение значений астрономических постоянных, которые в то время не были достаточно известны.

С основанием Пулковской обсерватории открылась новая эра в наблюдательной астрономии. Исследования пулковских астрономов, выполненные на новых крупных инструментах, установленных в обсерватории, сделали их известными за рубежом, а инструментам придали репутацию самых точных в мире.

С 90-х годов XIX в. в направление деятельности обсерватории вошла астрофизика. В эти годы обсерваторией руководил О.В. Струве, сын ее основателя. Его основные исследования были выполнены на 15-дюймовом рефракторе — наибольшем в то время телескопе-рефракторе в мире. С этим инструментом О.В. Струве работал в течение 43 лет.

В 1885 г. в Пулковской обсерватории вступил в строи величайший на Земле 30-дюймовый телескоп-рефрактор. С этого времени в обсерватории особенно эффективно стали развиваться астрофизические исследования, связанные с деятельностью выдающегося русского астронома Ф.А. Бредихина, назначенного на пост директора в 1890 г. При нем в Пулковской обсерватории стали работать А.А. Иванов, В.В. Серафимов, А.А. Белопольский, С.К. Костинский, А.Р. Орбинский и другие астрономы.

После академика Ф.А. Бредихина директором обсерватории был назначен академик О.А. Баклунд, при котором работа Пулковской обсерватории, развивавшаяся в тех же основных направлениях, стала еще более разносторонней и продуктивной. При О.А. Баклунде необычайно возросло международное значение Пулкова.

С именем академика А.А. Белопольского связано развитие в Пулковской обсерватории широких систематических астрофизических работ. Особенно известными стали его исследования переменных и спектрально-двойных звезд, по спектроскопическим наблюдениям планет, в частности, связанных с определением скорости вращения Сатурна и его колец и их физической природы.

Крупные исследования, проведенные в Пулковской обсерватории в начале XX века, связаны с именем Г.А. Тихова. Он разработал много оригинальных способов фотометрического изучения звезд, получил ценные наблюдения спектров звезд, комет, Новых звезд и другие. Но заслуги Г.А. Тихова особенно значительны в разработке и развитии им метода исследования цвета небесных объектов. Он впервые ввел в практику изучение планет при помощи наблюдения их поверхности через светофильтры.

Таковы основные этапы развития и направления деятельности государственных астрономических учреждений и астрономических организаций при университетах во второй половине XIX — начале XX веков.

Одновременно с работой в обсерваториях и университетах астрономы-профессионалы принимали участие и в деятельности общественных организаций — астрономических обществ, кружков, народных обсерваторий.

Примечания

1. В.И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 27, с. 387.

2. Цераский В.К. Записка о Московской обсерватории: (публикация П.Г. Куликовского). — В кн.: Историко-астрономические исследования. М.: Физматгиз, 1958, вып. IV, с. 577.

3. См., напр.: Ковальский М.А. Избранные работы по астрономии. М; Л., Гостехтеоретиздат, 1951.

4. Перель Ю.Г. В.П. Энгельгардт. — Астрономический календарь на 1965 г., с. 269; Мартынов Д.Я. В.П. Энгельгардт. — Земля и Вселенная, 1978, № 4, с. 42.

5. В 1832 г. после закрытия Виленского университета обсерватория была передана в ведение Петербургской академии наук.

6. Новокшанова З.К. Астрономическая обсерватория Военно-топографического депо Главного штаба. — В кн.: Историко-астрономические исследования. М.: Физматгиз, 1958, вып. IV, с. 491.

7. ЛО ААН СССР, ф. 703, оп. 1, д. 32, л. 1. (Пулковская обсерватория до настоящего времени именуется как Главная астрономическая обсерватория АН СССР.)

«Кабинетъ» — История астрономии. Все права на тексты книг принадлежат их авторам!
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку