Материалы по истории астрономии

§ 7. Дезинтеграционная звездная космогония Амбарцумяна

На новой наблюдательной основе звездная космогония возродилась к середине XX в. в виде концепции советского астрофизика академика В.А. Амбарцумяна, самостоятельно пришедшего к выводу о продолжающемся в наше время, к тому же групповом (что допускал еще В. Гершель), звездообразовании. Основой для построения этой концепции послужило то, что В.А. Амбарцумян и Б.Е. Маркарян в 1947 г. обратили внимание на особые свойства весьма разреженных групп горячих голубых звезд спектральных классов О и В (сверхгигантов, весьма интенсивно расходующих запасы своей энергии), которые назвали «звездными ассоциациями». В последних они усмотрели признаки расширения. Все это трактовалось как свидетельство неустойчивости и, следовательно, молодости таких систем: их возраст оценивался всего в несколько миллионов лет. Вместе с тем сам процесс звездообразования Амбарцумян мыслил как противоположный гравитационной конденсации.

Быть может, не без влияния все более входивших тогда в сознание идей расширяющейся Вселенной и вытекающих отсюда следствий — о начале такого расширения из сверхплотного состояния (идеи Леметра, Эддингтона, развитые Гамовым и др.) Амбарцумян выдвинул в 1947 г. гипотезу, которая как бы повторяла в миниатюре картину эволюции всей наблюдаемой Вселенной: в любой части современной Вселенной могут сохраняться остатки сверхплотного первичного вещества, которые, распадаясь, дают начало звездам, точнее, группам их. Это и наблюдается, по мысли Амбарцумяна, в виде расширяющихся недолговечных и, следовательно, молодых скоплений горячих звезд — O- и B-ассоциаций.

Предположив, что такие области звездообразования находятся в центральных частях галактик, Амбарцумян в середине 50-х гг. предсказал открытие особой активности ядер галактик — в виде разного рода быстропеременных процессов, сопутствующих дезинтеграции вещества (взрывы, интенсивные истечения и выбросы вещества, быстрые изменения светимости).

В целом гипотеза Амбарцумяна не вошла в современную астрономическую картину мира как равноправно сосуществующая в классической концепцией конденсации. Не последней причиной этого, видимо, было то, что гипотеза Амбарцумяна не была детально развита. Но ее удивительное соответствие открытиям последних десятилетий (активность ядер у так называемых сейфертовских галактик и позже открытых галактик Маркаряна; чудовищная активность ядер радиогалактик и особенно квазаров) позволяет утверждать, что в концепции дезинтеграции, видимо, есть зерно истины, обнаруженное благодаря глубине интуиции и независимости мышления автора этой гипотезы.

Между тем возрождение общей идеи продолжающегося процесса звездообразования стало новым стимулом для звездно-космогонических исследований и на традиционной основе гравитационной конденсации разреженной материи. Здесь в качестве подтверждающих наблюдательных данных рассматривалось открытие (Б. Бок, 1947) чрезвычайно плотных небольших округлых образований — «глобул».

Безусловно, господствующая ныне «диффузная космогония» внесла огромный вклад в современную астрономическую картину мира. А многие ее результаты в известном смысле и окончательны. Так, даже если альтернативная «бюраканская» концепция подтвердилась бы в главном (существование не подчиняющихся современной фундаментальной физике Д-тел как исходного пункта космогонического процесса), и в этом случае экзотические Д-тела должны в конечном счете производить обычную диффузную материю. Дальнейшая же эволюция ее подчиняется обычной физике и должна описываться с позиций классической диффузной космогонии.

В рамках последней перспективную идею механизма звездообразования выдвинул в 60-е гг. советский астрофизик Э.А. Дибай (1931—1983). Это — звездообразование, стимулируемое возникшими ранее молодыми массивными, быстро эволюционирующими звездами, с сильным звездным ветром, которые нагревают окружающий газ или даже взрываются как сверхновые. Стремительное расширение вещества в окрестностях такой звезды вызывает образование ударной волны, которая, встречая случайные уплотнения среды, резко обжимает их, ускоряя превращение их в звезды. Объект при этом приобретает характерный вид «кометообразной туманности» (интересно, что еще В. Гершель отметил на небе такие загадочные для него формы туманностей). Идея Дибая — вклад в фундамент новой, «нелинейной» космогонии, находящей ныне широкое развитие.

По современным данным, образование звезд в спиральных галактиках происходит в гигантских комплексах из звезд и диффузной среды размерами во многие сотни парсеков, содержащих не только отдельные молодые звезды, группы и ассоциации их, молодые звездные скопления, но и группы скоплений и, так сказать, «ассоциации ассоциаций».

Можно думать (и на это наводят исторические примеры подобных дискуссий, например о природе лунных кратеров, о природе света...), что рассматриваемые альтернативные звездно-космогонические концепции отражают лишь разные стороны одного общего более сложного космогонического процесса. Описываемые ими процессы, возможно, сосуществуют либо в разных областях пространства, либо сменяют друг друга во времени в качестве преимущественных в ту или иную эпоху развития как Метагалактики в целом, так и отдельных объектов в ней (особенно таких, для которых есть основания предполагать недостаточность известных фундаментальных законов физики, вроде черных дыр — от звездного до квазарного масштабов).

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница
«Кабинетъ» — История астрономии. Все права на тексты книг принадлежат их авторам!
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку