Материалы по истории астрономии

§ 4. О судьбе прежних вариантов картины мира

В результате научной революции элементы прежней картины мира либо отбрасываются как изжившие себя, либо переходят из ранга безграничных экстраполяций в ранг ограниченного, но достоверного знания, т. е. уходят из картины мира.

Так, всеобъемлющая Солнечно-планетная гелиоцентрическая модель мира Коперника со звездами как весьма второстепенным элементом, помещенным на некую бесконечно удаленную единую сферу, оказалась достоверным фактом лишь в отношении планетной системы. В качестве картины мира она была недолговечной, но открыла новые перспективы для познания Вселенной, уступив место картине бесконечной однородной изотропной Вселенной, заполненной звездами-солнцами, — Вселенной Николая Кузанского — Бруно — Ньютона. Эта картина возникла в результате безграничной экстраполяции (на третье измерение) картины звездного небосвода (еще у Кеплера воспринимавшегося как тонкий сферический слой, более или менее равномерно заполненный звездами). Умозрительная же картина беспредельной Вселенной с рассеянными в ней звездами сменилась картиной структурной Вселенной: островной — Т. Райта, иерархической — Канта и Ламберта, возрожденной вновь в начале XX в. Шарлье. По мере развития наблюдательной астрономии островной характер Вселенной перешел из картины мира в ранг достоверных фактических знаний — «начала в результате промеров нашей Галактики В. Гершелем и окончательно после открытия Хабблом звездного состава спиральных туманностей. Достоверность иерархической же структуры Вселенной (равно как и ограниченная справедливость этого типа структурности) получила убедительное подтверждение лишь в последнее десятилетие. Тогда же получила подтверждение зародившаяся в 30-е гг. и оформившаяся в 70-е картина новой крупномасштабной филаментарно-ячеистой структуры Вселенной — из галактик, их скоплений и сверхскоплений, сосредоточенных в «тонких» стенках объемной сети с огромными пустотами-ячеями (войды). Эти представления о структуре Вселенной стали элементами конкретной науки. А современная, еще формирующаяся астрономическая (космологическая, космофизическая) картина мира в качестве стержневой идеи принимает вывод новой космологической теории, так называемой «раздувающейся Вселенной», о множественности и бесконечном разнообразии вселенных-метагалактик вплоть до различия фундаментальных физических законов в них и даже размерности пространства.

Аналогично можно было бы проследить смену представлений и о состоянии Вселенной, и о характере процессов и основных физических законов, действующих в ней, — от классических представлений к релятивистским и квантово-механическим, а в наши дни — к вырисовывающимся на горизонте современной фундаментальной физики квантово-гравитационным.

Таким образом, в отличие от развития конкретной науки революционная смена научной картины мира сопровождается «выпадением в осадок» из раствора гипотетических экстраполяционных представлений достоверного, но теперь уже ограниченно справедливого знания, в которое превращается прежняя картина мира или ее элементы. Эти знания, повторим, уже не являются элементами новой картины мира, а пополняют собой ядро конкретной науки в качестве достоверных фактов (заметим, кстати, что даже геоцентрическая картина мира оставила свой достоверный «сухой остаток» в ядре науки — истинную геоцентрическую систему «Земля — Луна», весьма локальное, с современной точки зрения, но зато вполне достоверное знание). Как видим, конкретная наука и картина мира обеспечивают два пути познания — индуктивный и дедуктивный соответственно.

В последующих главах этой книги мы проследим многотысячелетний путь формирования и развития астрономической картины мира как главной цели изучения небесных явлений. На этом пути мы не раз будем изумлены проницательностью наших далеких предков, идеи которых порой принимают за изобретение XX в.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница
«Кабинетъ» — История астрономии. Все права на тексты книг принадлежат их авторам!
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку