Материалы по истории астрономии

Подготовка к наблюдениям в Иркутске

6 апреля 1761 г. Н.И. Попов и его спутники прибыли в Иркутск. Почти через месяц, 3 мая 1761 г. Попов писал в Петербург: «...здесь приняты мы как от губернаторских товарищей, так и от воеводы и знатного купечества того города с почтением и любовью».1 Попову была отведена лучшая в городе квартира, а после отдыха участники экспедиции были «па визите» у губернатора Иркутска Ивана Ивановича Вульфа, «старика доброго и честного», который не только ласково принял приезжих, но и сам пешком проводил Н.И. Попова до квартиры и «был у него долго».2

На следующий день губернатор прислал Н.И. Попову карету с одним из своих помощников, «чтобы вместе искать место для обсерватории». После долгих поисков, вызванных тем, что лес и горы, окружавшие город, всюду закрывали горизонт, удалось найти подходящее место в пригороде, на берегу Ангары. Там стояла башня «для прохлады», выстроенная иркутским архиереем, который с готовностью ее уступил, но в ней нужны были большие переделки. Губернатор дал людей и строительные материалы. Однако работы пришлось начать лишь после «страстной недели», с чем участникам экспедиции, как они ни торопились, пришлось считаться.

Проверка снаряжения показала, что инструменты все в порядке. Н.И. Попов с гордостью сообщал об этом Академии: «Инструменты мои все и от разбою татар казанских и самые наиделикатнейшие стеклянные.., слава богу, целы и сохранны...».3 К сожалению, С.Я. Румовский не мог похвастаться сохранностью своих инструментов. Термометр, который каждый из наблюдателей вез при себе для проведения метеорологических наблюдений в дороге, Румовский разбил еще в Томске. По дороге в Нерчинск, куда он должен был прибыть, пришлось переправляться по хрупкому весеннему льду через Селенгу. С риском для жизни выбравшись на берег, С.Я. Румовский решил не ехать дальше и остался в Селенгинске. Осмотр инструментов после такой дороги был неутешителен: григорианская труба испортилась, часы шли неравномерно, барометры и термометры оказались перебиты.4

Итак, обе экспедиции прибыли на места — в Иркутск и Селенгинск — и начали усиленную подготовку к предстоящим наблюдениям. Обсерваторию Н.И. Попова строил «бывший корабельный подмастерье» Козьма Острецов. Строительство длилось более месяца — с 23 апреля по 25 мая.5 На еще не полностью достроенной обсерватории Н.И. Попов 23 мая наблюдал конец солнечного затмения — все затмение не удалось наблюдать из-за облачной погоды.

Пока строилась обсерватория и проводить наблюдения было еще невозможно, Попов осматривал город и его окрестности, разыскивая «куриозные натуральные вещи». Ему удалось достать «окаменелую часть рыбы осетрины» и большую коллекцию камней, руд и минералов, собранную поручиком Михаилом Татариновым.6 В Иркутске он купил также «диковинную китайскую раковину большую». Все это было послано для пополнения коллекции Кунсткамеры.

Не забыл он приложить и подарок М.В. Ломоносову, зная пристрастие его к фарфору. «При сем посылаю, — писал Н.И. Попов, — в подарок государю моему Михайле Васильевичу Ломоносову чашечку из китайской композиции прекрасной, зделанную для того больше, што не изволит ли... его высокоблагородие потрудиться сам такую же хорошую композицию к общей, а паче своей пользе по своему сделать...».7 Только начав собирать «натуральные и художественные» редкости, Попов быстро убедился, что «вещей диковинных по Сибири, буде поищешь, много найти можно».8

Во время этих поисков он и познакомился с Л.И. Богомоловым и М. Татариновым, ставшими его постоянными помощниками. Сообщая о них Академии, Попов писал: «Я выпросил у вице-губернатора здешняго в помощь себе 2-х человек не у дел, но под следствиями неважными находящихся — штурмана в поручичьем ранге Михайла Татаринова, да канцеляриста Луку Богомолова. По их о том ко мне прозбе, Богомолова взял я к себе для письма набело, а Татаринова — для вспоможения в обсервациях».9

Канцелярист Богомолов, в 1727—1732 гг. учившийся в Московской Славяно-греко-латинской академии и работавший затем в Москве, для ревизии «денежных дел» был прислан в Иркутск в 1753 г. С мая 1760 г. он оказался под следствием из-за своего племянника, представившего к уплате фальшивые векселя на 30 руб. Богомолов вел канцелярские дела экспедиции, помогал в подготовке инструментов, сборе разнообразных коллекций, а в дальнейшем вызвался собирать для Кунсткамеры «натуральные китайские и сибирские куриозные вещи».10 Сведения о штурмане М. Татаринове в рапортах Н.И. Попова более кратки. Возможно это объясняется тем, что, как выпускник Морской академии, проходивший астрономическую практику в Академической обсерватории у Ж.Н. Делиля, он был известен в Академии. В Сибирь его направили для проведения геодезических работ в составе экспедиции, изучавшей рудные богатства этого края. В 1766 г. Татаринов составил и прислал Академии карту Сибири, содержавшую разнообразные географические, этнографические и экономические данные [II, 4, с. 284]. Татаринов неустанно изучал природу Сибири, собрал большую коллекцию драгоценных и полудрагоценных камней, руд, минералов, а также образцы нефти.11 Для Н.И. Попова и его помощников были построены три обсерватории. Утром 23 мая 1761 г. в них начали устанавливать инструменты: 8-футовую григорианскую «демидову» трубу с микрометром; 7-футовую деревянную трубу, «очень щастливо» сделанную академическим мастером И.И. Беляевым и смонтированную на «параллактической машине»; деревянную трубу на астрономическом штативе, изготовленную Колотошиным в Иркутске по указаниям Попова, которая, как он отмечал, «хотя и невелика, однако ж хороша и чисто кажет»; а также двое астрономических часов в деревянных шкафах, термометры и барометры.12 Для 2.5-футового галлеевского квадранта с микрометром, на котором предполагалось наблюдать звезды с целью определения географических координат Иркутска, была, как писал Попов, «особливая у меня подле главной башни обсерватория на голой земле без полу зделана».13 На главной обсерватории был установлен малый квадрант Кульпепера, радиусом 1.25 фута, на котором проводились основные наблюдения [I, 21 — 23].

Жители города проявляли живой интерес к предстоящим наблюдениям прохождения Венеры по диску Солнца. В обсерваторию началось настоящее паломничество «экскурсантов». В честь участников астрономической экспедиции Академии губернатор устроил званый обед, «на котором все знатные города Иркуцка люди были, и губернатор... здоровие Академии наук... пить велел».14

Примечания

1. Там же, л. 172.

2. Там же.

3. Там же, л. 172 об.

4. Там же, л. 166, 166 об.; 175.

5. Там же, л. 208—211.

6. Там же, л. 173.

7. Там же, л. 68.

8. Там же, л. 174.

9. Там же, л. 168.

10. Там же, л. 191, 192 об.

11. Там же, л. 169, 169 об. (рапорт М. Татаринова).

12. Там же, л. 167.

13. Там же, л. 167 об.

14. Там же, л. 174.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница
«Кабинетъ» — История астрономии. Все права на тексты книг принадлежат их авторам!
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку