Материалы по истории астрономии

Петербургская Академия наук

Петровская Россия, вступившая на путь капитализма, начала создание новой армии и промышленности, освоение и учет производительных сил страны. Развитие промышленности и морской торговли, успешные военные действия были невозможны без географических карт, точных астрономических таблиц, навигационных приборов и т. п. Разработка научных основ картографии, навигации, горной и различных других отраслей промышленности, а также военного дела требовала квалифицированных специалистов, которых Россия в то время не имела. Этот пробел и должна была восполнить Петербургская Академия наук.

Основанная в 1725 г. по замыслу Петра I, она стала не только высшим научным, но и учебным заведением. Предполагалось, что Петербургская Академия наук обеспечит специалистами высшей квалификации важнейшие государственные мероприятия в области промышленности, торговли и военного дела. Поскольку в 1725 г. Россия не имела еще своих ученых, в Петербург были приглашены иностранцы, которые должны были подготовить национальные научные кадры по своей специальности из числа русской молодежи. С этой целью при Академии были созданы гимназия и университет. Однако организация работы этих учреждений, по-видимому, оставляла желать лучшего, тогда как научная работа оказалась весьма успешной.

В числе первых петербургских профессоров были: известный математик Я. Герман, механик и физик Д. Бернулли, астроном Ж.Н. Делиль, анатом И.Г. Дювернуа и другие. Первыми адъюнктами были зачислены: математик Л. Эйлер, физики Ф.Х. Майер и Г.В. Крафт и другие. Почти все они были очень молоды. Самому старшему из них — Я. Герману — к моменту открытия Академии исполнилось 47 лет, Ж.Н. Делилю — 37, а остальным — от 18 до 30.

Талантливая молодежь и передовые ученые из европейских стран (главным образом из Швейцарии, Германии, Франции), не получив поддержки у себя на родине, нашли в Петербурге самые благоприятные условия для работы. Помимо материальной обеспеченности, хорошей библиотеки, богатых научных коллекций, инструментов и т. п., Петербургская Академия в первые десятилетия своей деятельности сумела создать такую духовную атмосферу, которая прекрасно способствовала научному творчеству.

Здесь не было тяжкого гнета картезианских традиций, царивших в то время в Парижской Академии наук, руководство которой не признавало учения Ньютона вплоть до 1744 г. Не было здесь и излишнего преклонения перед авторитетом И. Ньютона, столь характерного для Англии того времени. Не довлел здесь и царивший в Германии непререкаемый авторитет Г.В. Лейбница и Х. Вольфа. Отсутствие предвзятых мнений создало в Петербургской Академии наук благотворную атмосферу свободы научного творчества, в которой каждый ученый наиболее полно мог раскрыть индивидуальные способности. Все это принесло свои плоды.

За короткий срок петербургские ученые добились больших успехов в разных отраслях науки, особенно в области математики, физики, астрономии и других физико-математических наук, выдвинув Россию XVIII в. на одно из ведущих мест в мире. По богатству и глубине идей петербургские ученые намного опередили свое время. Им удалось творчески освоить научное наследие Ньютона, взяв из него все самое денное и избежав многих крайностей и ошибок. Удачным оказалось приглашение в Петербург Ж.Н. Делиля — широко образованного ученого, выдающегося педагога и организатора, основавшего Петербургскую астрономическую школу и воспитавшего целое поколение русских астрономов, в числе которых был и Н.И. Попов.

Однако, когда 12 московских учеников приехали в Петербургскую Академию наук, положение там было уже несколько иное. Ряд ведущих ученых, в том числе Я. Герман и Д. Бернулли, покинули Петербург из-за постоянных интриг всесильного правителя Академической канцелярии И.Д. Шумахера. Сразу, правда, это не повлияло на хорошо налаженный ход научных исследований. Однако сказалось позднее. Гораздо сильнее от разногласий ученых с Академической канцелярией пострадали гимназия и университет. Когда в конце 1734 г. новым президентом Академии был назначен И.А. Корф, он нашел, что дело подготовки научных кадров обстоит далеко не блестяще. Для поправки дел Академия наук и обратилась в Сенат с просьбой прислать пополнение для гимназии и университета.

После отъезда Я. Германа, Д. Бернулли и других ученых самым крупным ученым (и самым старшим по возрасту) оказался Ж.Н. Делиль — будущий учитель Н.И. Попова, сыгравший важную роль в его судьбе. В связи с этим следует подробнее остановиться на жизни и деятельности этого выдающегося астронома, а также на особенностях созданной им Петербургской астрономической школы, к которой принадлежал и Н.И. Попов.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница
«Кабинетъ» — История астрономии. Все права на тексты книг принадлежат их авторам!
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку