Материалы по истории астрономии

Журналы наблюдений

Хотя долгие поиски журналов наблюдений Петербургской обсерватории, начатые В.Я. Струве в 1844 г., увенчались наконец успехом, детально их изучить так и не удалось. Беглый просмотр, проведенный О.В. Струве [32], не выявил даже и основных работавших там наблюдателей, не говоря уж об исследованиях, которые они проводили. После смерти В.Я. Струве журналы были вновь потеряны, и всякое их изучение прервалось на многие годы.

Лишь в 1977 г. они были случайно обнаружены. Разбирая переданные из Пулковской обсерватории в ЛО Архива АН СССР материалы, сотрудница архива Е.С. Кулябко обратилась к автору этой книги за консультацией по поводу материалов XVIII в. Они оказались знаменитыми журналами наблюдений Петербургской астрономической обсерватории за период с 12 июня 1727 г. по 29 мая 1747 г. Журналы представляют собой 7 отдельных тетрадей ин-фолио, каждая по 24 листа плотной бумаги XVIII в. Все листы с двух сторон исписаны мелким убористым почерком по-французски, разными лицами. В настоящее время эти тетради объединены в две объемистые папки с новым шифром.1 Сравнение их со списком журналов, которые Делиль сдал перед своим отъездом из России (см. прил. 2), показало, что недостает еще первого журнала наблюдений за период с 11 марта 1726 г. по 12 июня 1727 г.

Оказалось, что этот журнал сохранился в том же архиве. В 1977 г. о нем упоминала Ю.Х. Копелевич, которая в своей книге [6, с. 81], ссылаясь на наблюдения, выполненные Ж.Н. Делилем и Л. Делилем де ла Кройером за первое полугодие их пребывания в Петербурге, привела шифры двух документов. Один из них действительно оказался первым журналом наблюдений обсерватории. Он охватывает период с 28 февраля/11 марта 1726 г. по 24 мая 1727 г.2 К сожалению, второй документ, озаглавленный «Меридианные высоты верхнего края Солнца, наблюдавшиеся с квадрантом радиусом в 18 дюймов в доме Матюшкина. 1726 г.»3 и описанный как копия журнала наблюдений, не является журналом, а представляет собой сводку результатов наблюдений за период с 11 марта 1726 г. по 4 июля 1734 г.

В XIX в. все журналы наблюдений Делиля и его сотрудников, по-видимому, хранились в одной папке, откуда они и были изъяты и переданы в Пулково. На обложке же папки осталось прежнее название, тогда как журналы были из нее вынуты. Впоследствии на папке появилась помета: «Потеряно академиком В.Я. Струве». Однако сохранилась следующая запись о передаче этих журналов: «Список манускриптов астронома Делиля, хранившихся на Малой обсерватории Академии,4 а по желанию его превосходительства г. академика Струве отданных 2 октября 1847 г. в канцелярию его превосходительства непременного секретаря Академии академика Фусса для доставления их на Пулковскую обсерваторию:

1) Картон с № 46, где 11 тетрадей наблюдений.

2) 5 книг наблюдений:

а) с 14 апреля 1733 г. по 12 января 1737 г.

б) с 1 января 1735 г. по 30 апреля 1737 г.

в) с 1 мая 1737 г. по 12 марта 1740 г.

г) с 24 апреля 1740 г. по 31 августа 1743 г.

д) с 19 февраля 1737 г. по 21 апреля 1739 г., с 1 сентября 1743 г. по 25 февраля 1747 г.

3) Пакет с наблюдениями с 28 февраля 1726 г. по 21 ноября 1741 г.».5

Как можно судить по приведенному перечню, Струве получил полный комплект оригинальных журналов наблюдений Петербургской обсерватории начиная с первого дня ее работы — 28 февраля 1726 г. ст. ст. И хотя в списке не перечислялись все промежуточные даты наблюдений, так же как и не были указаны даты последних петербургских наблюдений (с 25 февраля по 29 мая 1747 г.), можно полагать, что эти документы вошли в первый или последний пункты перечня.

Сравнение описей Делиля, Струве и найденных в 1977 г. журналов показало, что это одни и те же документы, только иначе укомплектованные. Таким образом, полный комплект журналов наблюдений был нарушен и разрознен уже в XIX в. В 1977 г. они, как отмечалось выше, были переформированы заново.

Первый журнал, озаглавленный «астрономические наблюдения в городе святого Петра (Санкт-Петербурге) в день 28 февраля ст. ст. / 11 марта и. ст. 1726 г.»6 был начал по-латыни, но вскоре Делиль перешел на французский язык, а с 9 сентября 1726 г. и на новый стиль. Этот журнал содержал только наблюдения самого Делиля, который и вел все записи, за исключением двух записей Делиля де ла Кройера. Наблюдения включают полуденные высоты Солнца, высоты звезд в меридиане места, затмения спутников Юпитера, частное лунное затмение 25 февраля 1727 г., а также сравнение часов, термометров, выверку и исследование инструментов и наблюдения наклонения магнитной иглы (8 апреля 1727 г.).

Наиболее интересными оказались журналы наблюдений Петербургской астрономической обсерватории за период с 12 июня 1727 г. по 29 мая 1747 г.7 Их изучение дало много новых, подчас неожиданных сведений. Так, например, выяснилось, что вместо нескольких штатных сотрудников в наблюдениях участвовал большой коллектив, состоявший из добровольных помощников и проходивших здесь стажировку по астрономии студентов Академического университета, готовившихся к экспедициям сотрудников Академии, а также геодезистов и штурманов из Морской академии. Именно это позволило организовать почти ежедневные (если не мешала погода) непрерывные наблюдения днем и ночью. Столь интенсивной работы после 1747 г. в обсерватории никогда уже не было.

Днем обычно наблюдались полуденные высоты Солнца, ночью — прохождения звезд через меридиан места. Наблюдались также затмения спутников Юпитера, затмения Солнца и Луны, покрытия Луной звезд и планет, кометы, планеты и их кульминации, а при благоприятных условиях — солнечные пятна и полярные сияния. Астрономические наблюдения сопровождались метеорологическими, а также работами по исследованию инструментальных ошибок, изучению хода часов обсерватории и его выверке. Помимо Делиля, в наблюдениях участвовали его штатные сотрудники (обычно по два в каждый период): Делиль де ла Кройер и Виньон; Майер и Крафт; И.Х. Либертус, Винсгейм и Гейнзиус; Н.И. Попов и А.Д. Красильников.

Наиболее любопытен длинный список добровольных помощников. Среди них оказались: Эйлер, Бернулли, Байер, а также различные служащие Академии и многочисленные преподаватели и студенты Академической гимназии и университета. В метеорологических наблюдениях, помимо Делиля и Крафта, участвовали Рихман и Ломоносов. Регулировкой хода часов занимались Бернулли и Эйлер.

Бернулли впервые появился в обсерватории, судя по записям в журнале, 2 марта 1728 г.,8 когда вместе с Делилем и Крафтом он наблюдал полуденные высоты Солнца. Историк Байер, как ни странно, был допущен к требовавшим определенных профессиональных навыков наблюдениям прохождения через меридиан места группы звезд Большой Медведицы (β, α, γ, 6),9 которые проводились для выверки большого квадранта. Следует, однако, напомнить, что он был внуком знаменитого астронома И. Байера и, возможно, обучился у деда технике астрономических наблюдений.

Наиболее любопытны наблюдения Эйлера. Впервые, как можно судить по записям в журнале, он начал работать в обсерватории 11 марта 1733 г.10 Вместе с группой геодезистов на 18-дюймовом квадранте утром и вечером он наблюдал соответственные высоты верхнего края Солнца. На основании этих наблюдений Эйлер и Делиль вычислили момент истинного полудня и поправки часов. Эйлер так увлекся этими наблюдениями, что продолжал их почти ежедневно, вплоть до своего отъезда из России в 1741 г. Записи его наблюдений настолько подробны и многочисленны, что по ним можно детально проследить весь процесс его обучения технике астрономических наблюдений и дальнейшие самостоятельные работы.

Так, например, вначале Эйлер и Делиль все наблюдения и вычисления проводили параллельно. К концу апреля 1734 г. Эйлер стал получать близкие результаты. С 24 сентября 1734 г. Эйлер был допущен к наблюдениям на большом квадранте, а с 1 октября 1734 г. Делиль полностью доверил ему самостоятельные наблюдения,11 в результате которых им был разработан простой метод вычисления таблиц полуденного уравнения Солнца и с его помощью составлены таблицы высот Солнца в Петербурге на каждый час [49, т. 1, с. 142], а затем и таблица для вычислений полуденного уравнения Солнца по двум его равным высотам, наблюдавшимся до и после полудня [49, т. 1, с. 146]. Таблицами Эйлера постепенно начали пользоваться все сотрудники обсерватории, а его работа «Метод вычисления полуденных уравнений» была доложена Академической конференции 27 и 31 января 1735 г., а затем и опубликована [136].

Участие в работах обсерватории привлекло Эйлера и к решению ряда вопросов, связанных с регулировкой хода часов, доставлявших Делилю множество огорчений. Однако больше всего увлекли Эйлера наблюдения солнечных пятен, которые он вместе с Делилем, Крафтом и Винсгеймом проводил в камере-обскуре верхней обсерватории, получая изображение Солнца на экране и измеряя положение пятен на диске Солнца с помощью микрометра. Эти наблюдения положили начало работам Эйлера по определению гелиоцентрических координат пятен на диске Солнца,12 продолжавшим аналогичные исследования Делиля [132, с. 143—179].

Журналы наблюдений Петербургской обсерватории содержат богатейший материал как для всестороннего освещения проводившихся там научных исследований, так и для изучения системы подбора научных кадров Делилем. Решение первой задачи потребует еще много времени. Что же касается системы подбора кадров наблюдателей, то на этот вопрос можно ответить уже сегодня. Делиль широко привлекал к работам в обсерватории различных людей, начиная с обслуживающего персонала — механиков и переводчиков до гимназистов, студентов, геодезистов, преподавателей гимназии и университета и наконец профессоров и адъюнктов других специальностей.

Естественно, что в таких условиях он не мог ничего приказывать, а лишь старался заинтересовать каждого той или иной проблемой. Он смело допускал новичков (после соответствующего инструктажа) к участию в наблюдениях, сперва совместно с ним, а затем и самостоятельно. Лишь после того, как Делиль, да и сам его добровольный помощник, убеждались в том, что астрономические наблюдения или теоретические исследования по астрономии стали его призванием, решался вопрос об официальном зачислении нового сотрудника в штат. Интересно отметить, что за редким исключением все сотрудники Петербургской обсерватории прошли именно этот путь. То же самое можно сказать и о сотрудниках Географического департамента, которые обязательно проходили стажировку в обсерватории.

Так, например, Майер и Крафт, начавшие метеорологические и астрономические наблюдения вместе с Делилем с первых же дней его приезда в Петербург, лишь в 1727 г. были официально «прикомандированы» к нему для обучения астрономии [52, с. 99]. И хотя она не стала их профессией, оба они много сделали в этой области, особенно Крафт (Майер умер в 1729 г.), который проводил наблюдения в обсерватории до 4 августа 1730 г. Он и впоследствии постоянно занимался различными астрономическими вопросами и даже исправлял ошибки таких профессионалов, как Г. Гейнзиус.13 Делиль очень высоко ценил наблюдательский талант Крафта и долго сокрушался по поводу его ухода из обсерватории, называя 3-футовый квадрант, на котором он наблюдал, «крафтовским». В дальнейшем это привело к забавному недоразумению: просматривая материалы Парижской обсерватории, О.В. Струве решил, что сам инструмент принадлежал Крафту [28, с. 84, 85].

После того, как в 1731 г. Крафт стал профессором физики и не мог как прежде вести наблюдения, а Красильников был отправлен в Камчатскую экспедицию, к работам в обсерватории был привлечен Винсгейм. Он знал русский язык и математику, был хорошим вычислителем и помощником в составлении всевозможных таблиц и календарей. Однако из-за грузной комплекции и болезни сердца он не мог часто подниматься в башню обсерватории. Правда, к тому времени в обсерватории появился Эйлер (1733 г.), ставший официальным помощником Делиля в Географическом департаменте с 1735 г. Однако он не мог заменить профессионального астронома в ночных наблюдениях. Встал вопрос о приглашении помощника.

По рекомендации берлинского астронома Г. Кирха, с которым Делиль постоянно переписывался, был приглашен И.Х. Либертус, приехавший в Петербург 27 февраля 1736 г. и вскоре начавший систематические наблюдения.14 Однако он категорически отказался от участия в Камчатской экспедиции из-за слабого здоровья и 31 августа 1737 г. уехал обратно в Берлин [50, т. 6, с. 430, 431]. На смену ему по настойчивой рекомендации Вайдлера был приглашен Г. Гейнзиус, обещавший наблюдать и вычислять с Делилем и под его руководством.15 Он проявил себя как хороший наблюдатель, но очень слабый теоретик, не обладавший к тому же столь высокой работоспособностью и разносторонностью, как Делиль и другие его сотрудники. В 1744 г. он вернулся в Лейпциг.

С 1738—1740 гг. на обсерватории появилась группа русских студентов, однокашников Ломоносова по славяно-греко-латинской академии, присланных в 1736 г. из Москвы в Академическую гимназию. Это были М.М. Коврин, С. Старков, П. Шишкарев, А. Чадов и Н.И. Попов. Последний из них оказался наиболее способным учеником Делиля, став с 1744 г. сотрудником обсерватории, а затем адъюнктом (с 1748 г.) и с 1751 г. первым русским профессором астрономии, т. е. академиком. С 1740 г. в обсерватории начали наблюдать также студенты Трускот, Милль и Кенигсфельдт,16 который ездил с Делилем в экспедицию 1740—1741 гг. в Сибирь. Он проявил себя хорошим наблюдателем и помощником Делиля, но в 1742 г. из-за гонений со стороны Шумахера вынужден был уехать из России. Через год умер Милль [50, т. 6, с. 508]. С 1741 г. метеорологические наблюдения на обсерватории начал проводить Рихман, а затем и Ломоносов, которые участвовали и в других работах обсерватории.

Примечания

1. ЛО ААН СССР. Р. 1, оп. 44, № 1, 2, л. 1—662 с оборотами.

2. Там же, оп. 50, № 1, л. 1—44.

3. Там же, оп. 46, № 2, л. 1—29 об.

4. После постройки Пулковской обсерватории обсерватория в здании Кунсткамеры стала называться «Малой академической». Как отмечалось, в XIX в. в Малок обсерватории хранился Архив Академии наук.

5. ЛО ААН СССР, Р. 1, ф. 134, № 41, л. 66.

6. Там же, оп. 50, № 1, л. 1—44.

7. Там же, оп. 44, № 1, 2.

8. Там же. № 1, л. 26.

9. Там же, л. 208.

10. Там же, л. 272.

11. Там же, л. 363 об., 366, 286.

12. Там же, ф. 136, оп. 1, № 131, л. 64 об.

13. Там же, оп. 44, № 1, л. 146; оп. 96, № 91, л. 103.

14. Там же, оп. 44, № 2, л. 616 и др.

15. Там же, ф. 1, оп. 3, № 1, л. 25. 26.

16. Там же, оп. 44. № 2. л. 34—38.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница
«Кабинетъ» — История астрономии. Все права на тексты книг принадлежат их авторам!
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку