Материалы по истории астрономии

Программа работ в России

Проблемы небесной механики и эфемеридной астрономии занимали важное место в научной деятельности Делиля задолго до его приезда в Петербург. По утверждению биографов [85, 98], он и астрономом-то стал, следуя примеру Кеплера, когда «ощутил в себе невыразимый пыл к открыванию истинных законов небесных движений» [61, с. 105].

Однако, начав заниматься астрономией под руководством картезианца Дж. Д. Кассини, он вскоре убедился в том, что эта наука настолько далека от совершенства, что ее придется создавать заново. Делиль отлично понимал, что взяться за столь тяжкий труд может лишь тот, кто при наличии знаний и способностей обладает еще достаточной работоспособностью и преданностью делу, чтобы всю жизнь посвятить разработке новой науки. Эти качества он всемерно развивал в себе и своих учениках.

Прежде всего, однако, необходимы были надежные наблюдения и глубокое знание математики. Как отмечалось выше, Делиль собрал богатую коллекцию точных астрономических наблюдений и овладел основами математики. В 1712 г. он впервые познакомился с учением Ньютона и стал его ревностным сторонником, сразу же оценив преимущества нового, механического метода исследования. Вскоре представился случай применить эти знания на практике.

В 1713 г. на основе метода Ньютона и своих наблюдений солнечных пятен, выполненных в мае того же года, Делиль разработал теорию их движения. Его исследование не вызвало восторгов среди парижских картезианцев и осталось неопубликованным. Лишь много лет спустя, в 1738 г., его теория движения солнечных пятен была опубликована в России [132, с. 143—179] и сразу же получила признание специалистов, особенно в Англии.

Решившись на переезд в Петербург, Делиль хотел продолжить там начатое им изучение движения небесных тел. Включив эти исследования в свою программу работ в России, представленную Петру I, он особо подчеркнул их важность для определения географических долгот. Делиль писал: «...астрономические наблюдения, выполненные в Петербурге и сопоставленные с наблюдениями, сделанными в других странах, могли бы дать много полезных для астрономии открытий... и стать вполне достаточной базой для точного определения расстояний всех небесных тел от Земли и главным образом Луны, что значительно продвинуло бы знание ее истинной теории, которая... имела бы, как известно, столь большое применение при нахождении долгот...» [61, с. 104].

Не забыл Делиль отметить в программе и то, что для разработки теории движения Луны и других небесных тел необходимы солидные математические знания и астрономические наблюдения. «Я запасся солидными основами геометрии и алгебры, — писал он Петру I, — будучи убежден в том, что астрономия, обогатившись в наши дни большим числом открытий, почерпнутых из этих двух наук, может продвигаться дальше только благодаря соединению этих абстрактных наук с доскональным пониманием астрономических наблюдений, которые и являются ее истинной основой» [61, с. 105].

Говоря о том, какую важную роль в подготовке открытия Кеплером законов планетных движений сыграли точные наблюдения Тихо Браге, Делиль упомянул и о том, как сам он начал собирать лучшие астрономические наблюдения своего времени. Подробно описав богатства своей коллекции, Делиль с гордостью писал: «Коллекция всего того, что я смог собрать из астрономических наблюдений, не была моей единственной целью... я собирался затем воспользоваться ею для установления истинных законов небесных движений...» [61, с. 105, 106].

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница
«Кабинетъ» — История астрономии. Все права на тексты книг принадлежат их авторам!
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку