Материалы по истории астрономии

На правах рекламы:

ворота подъёмные секционные промышленные цена в Московской области

В стране Гаруна-Аль-Рашида

После падения Римской империи центр науки переместился на арабский Восток. В течение VII и VIII веков арабы завоевали огромную территорию. Под властью мусульманского полумесяца оказались весь Аравийский полуостров и Передняя Азия, Средняя Азия, большая часть Закавказья, Египет, вся Северная Африка, Пиренейский полуостров и южная часть Франции. Получилось государство больше Римской империи. И на всей завоеванной территории стал господствовать арабский язык.

Вы помните это имя? Гарун-Аль-Рашид — халиф Багдада, главный герой удивительных приключений из сказок тысячи и одной ночи. Как интересно — сказочный халиф, а на самом деле им оказывается реальный человек! Так же был, наверное, когда-нибудь и настоящий прототип знаменитого Ходжи Насреддина, может быть, и Уленшпигеля, и Ильи Муромца...

В Багдаде сын Гаруна-Аль-Рашида, по имени аль-Мамун, собрал множество ученых всех верований и национальностей. Построил в 829 году астрономическую обсерваторию. Люди халифа постоянно рыскали по Греции и другим странам, разыскивая уцелевшие манускрипты, захватывая любыми способами выдающихся ученых.

«Халиф-аль-Мамун содержал своих пленников в таком довольстве, — пишет летописец, — что они даже забывали, что находятся в плену...» Заметили: все-таки в плену! Занятие астрономией считалось на Востоке приличным даже для царствующих особ. Потому, наверное, мы и находим среди астрономов этого периода так много знатных людей.

Весь период, названный в истории Европы «мрачным средневековьем», арабские астрономы не прекращали наблюдений. Они пополнили каталог звезд и исправили таблицы звездных координат.

В конце IX века арабский астроном Сабит ибн Корра (835—901 годы) впервые перевел на арабский язык сочинение Птолемея и написал к нему свои комментарии. К тому времени в Европе это выдающееся произведение было уже надежно забыто. Пройдет немало веков, прежде чем европейцы вновь «откроют» для себя Птолемея, переведя его труд на латынь с арабского языка...

Арабская наука обязана своими успехами ученым многих народов, вошедших в состав громадного государства. Особенно интересно отметить работы среднеазиатских мыслителей, писавших в ту пору на арабском языке, который был таким же международным языком науки в арабских странах, каким в Западной Европе была латынь.

Без наблюдений арабов европейские астрономы эпохи Возрождения вряд ли смогли бы совершить свои открытия. Потому что все они основывались на наблюдениях, которые почти тысячу лет исправно вели арабские звездочеты.

Арабские астрономы пользовались для своих наблюдений всеми инструментами, изобретенными как до Птолемея, так и самим Птолемеем и описанными им в «Альмагесте». Но простые измерения высоты светил они чаще всего производили с помощью недавно изобретенной астролябии. Представлял собой этот инструмент градуированный круг, в центре которого укреплена вращающаяся линейка с двумя прорезями — визирами. За кольцо астролябию держали в руке или подвешивали к столбу, прицеливаясь через визиры на избранную звезду. На обороте астролябии были выгравированы линии и круги, позволяющие быстро находить часовые углы главных звезд.

На нашем рисунке вы можете видеть фотографию очень старой астролябии. Изготовил ее в Иране мастер Бахрам в 1214—1215 годах, как говорит о том надпись, сделанная на персидском языке. Сейчас эта астролябия хранится в Ленинграде в Государственном Эрмитаже.

Если вы рассмотрите инструмент внимательно, то непременно придете к выводу, что чем больше делать расстояние между визирами, тем точнее можно будет прицелиться на избранную звезду. Такая мысль приходила в голову и древним наблюдателям. Но они понимали и то, что управляться с огромным диском такого большого прибора будет страшно неудобно. И тогда кого-то осенила счастливая идея: а ведь для измерений положений звезд диск, пожалуй, и не нужен. Достаточно и девяностоградусной четвертушки, чтобы охватить все звезды от горизонта до зенита. Такой инструмент сделали и назвали его квадрантом.

Впрочем, астрономы Востока не только совершенствовали практические методы наблюдений. Немало нового внесли они и в теорию.

В конце десятого и начале одиннадцатого веков в Южном Хорезме (сегодня это Хорезмская область Узбекской ССР) жил и работал выдающийся ученый Абу-Рейхан-Мухаммед-ибн-Ахмед ал-Бируни (973—1048 годы). Выходец из народа, он умудрился, благодаря способностям, получить хорошее образование и уже в юности стал заметной фигурой при дворе халифа.

Вначале Бируни повезло. К власти пришел Мамун ибн Мамун — правитель, прославившийся любовью к наукам. К этому времени относится основание в Хорезме знаменитой «Академии Мамуна», которая объединила многих выдающихся ученых того времени. Мамун предложил молодому Бируни возглавить академию. В двадцать семь лет Бируни уже известен, как автор трактата, в котором подробно описаны эры и календарные системы разных народов, их культура и история литературы...

Правда, счастливый период продолжался недолго. Войска султана Махмуда Газневи захватили Хорезм, и Бируни очутился в тюрьме. Прошло время, прежде чем султан узнал о том, что в его темнице содержится знаменитый ученый.

По приказу нового правителя для Бируни распахнулись двери хорезмской тюрьмы. Султан осыпал его милостями. И через некоторое время взял с собой в поход на Индию. В этой стране Бируни провел несколько лет. Он не только близко сошелся с индийскими учеными и написал правдивый трактат о жизни современной ему страны, — Бируни изучил санскрит и перевел «Начала» Евклида и «Альмагест» Птолемея, познакомив индийских коллег с эллинской научной мыслью.

Примерно около 1031 года Бируни закончил трактат, посвященный астрономии. В него вошел и звездный каталог, содержащий координаты и величины 1029 звезд. Бируни одним из первых, после греков, стал применять для астрономических расчетов сферическую тригонометрию.

Не раз высказывал Бируни и сомнения по поводу системы Птолемея, считая, что мнения о геоцентрической и гелиоцентрической системах равноправны. Он говорил, что Солнце — одна из звезд, и был уверен, что звезды по размерам в сотни раз превышают Землю. «Движений их мы не видим, — говорил он, — лишь потому, что они очень далеки...»

Более ста пятидесяти сочинений осталось после смерти этого выдающегося ученого-энциклопедиста, но далеко не все они, к сожалению, дошли до нашего времени.

В темные времена средневековья Бируни избрал основой своей деятельности свободу научной мысли и независимость ее от религии. Его взгляды настолько опережали мировоззрение своей эпохи, что не могли получить общего признания. Пройдет почти шесть веков, прежде чем в Европе принцип, провозглашенный Бируни, ослабит тиски церкви на горле науки. Шесть долгих столетий... Между тем на Востоке одним из немногочисленных последователей взглядов Бируни был замечательный поэт Омар Хайям (1048—1131 годы). Стихи его, переведенные на все языки мира, до сих пор знают и любят народы Земли. Однако Омар Хайям был не только поэтом. Он был выдающимся таджикским астрономом, математиком и философом.

Под руководством Омара Хайяма был разработан исключительно точный календарь. Его ошибка составляла всего одни сутки за пять тысяч лет! Это удивительная точность, особенно если учесть, что григорианский календарь, введенный в Европе пять столетий спустя, давал ошибку куда большую...

В 1259 году под руководством азербайджанского астронома и математика Мухаммеда Насира ад-Дина ат-Туси (1201—1274 годы) возводится знаменитая Марагинская обсерватория.

В ту пору Азербайджаном и Ираном правили первые монгольские эльханы. Советником одного из них и был ат-Туси.

Рассказывают, что, когда астроном предъявил правителю смету расходов на постройку астрономической обсерватории, тот спросил: «Так ли полезна наука о звездах, чтобы на нее тратить столь большие деньги?»

Ученый ответил: «Прикажи одному из твоих людей ночью тайно взойти на гору над лагерем и сбросить оттуда вниз медный таз...»

Правитель Хулагу-хан согласился. И вот среди ночи раздался звон и грохот катящегося по камням таза. В лагере, где стояли войска хана, поднялась паника. И лишь когда все успокоилось, ат-Туси закончил свой ответ эльхану: «Они кричали в страхе, потому что не знали причины шума, а как только узнали — успокоились. Так и мы можем быть спокойны на Земле, лишь зная причины небесных явлений».

Урок был наглядным и убедил хана.

Работа обсерватории, которая быстро стала центром научной мысли своего времени благодаря усилиям Насира ад-Дина ат-Туси, прославилась на весь Восток. Основатель этого научного учреждения составил астрономический каталог «Зидж Эльхани». В каталоге, кроме звездных координат, были даже таблицы для предварительного вычисления (предвычисления) положений Луны, Солнца и планет. Двести лет «Эльханские таблицы» являлись настольной книгой средневековых астрономов и астрологов.

Астрономы Востока совершили немало открытий, высказали много идей, которые позже европейским ученым пришлось обдумывать заново. К сожалению, большинство достижений ученых Востока сыграли в деле прогресса европейской науки незначительную роль, если не считать таблиц и звездных каталогов. Одна из причин этого заключается, видимо, в том, что Европа была еще не подготовлена к восприятию развитой культуры Востока. Другая — в том, что большинство трудов были написаны на языках, малознакомых жителям Европейского континента. Правда, даже те незначительные крохи, что перепадали на столы эпохи Возрождения, оказались неоценимым подспорьем для развития европейской, а затем и мировой науки.

Чтобы закончить краткий обзор достижений восточной науки, давайте остановимся еще на рубеже пятнадцатого века...

22 марта 1394 года у грозного завоевателя Тимура родился внук Мухаммед Тарагай Улугбек. Он получил очень хорошее образование. Когда ему исполнилось всего пятнадцать лет, отец его объявил сына правителем огромной территории, завоеванной Тимуром, со столицей в городе Самарканде.

Подобно своему деду, по законам времени, Улугбек также пытался вести захватнические войны, но это ему не удавалось. Да и интереса к войнам у молодого правителя не было совсем. С большей охотой он занимался науками.

Улугбек собрал огромную библиотеку, унаследовав любовь к книгам от отца. Он изучал историю и увлекался поэзией, внимательно штудировал математику и астрономию, читал не только арабских ученых, но и греческих авторов.

В 1428 году Улугбек приступил к постройке обсерватории на окраине Самарканда. Он мечтал проверить старые звездные каталоги и внести в них свои исправления.

Через два года строительство величественного сооружения закончилось. Огромная цилиндрическая башня взметнулась более чем на тридцать метров вверх. В специально вырытой шахте разместился колоссальный секстант Фахри — шестидесятиградусная дуга, выложенная мраморными плитами, имеющая радиус около сорока метров! Такого инструмента история астрономии не знала. С помощью уникального прибора, ориентированного по меридиану, Улугбек с помощниками вел наблюдения за Солнцем, планетами и некоторыми звездами.

Наблюдения Улугбека дали результаты, не превзойденные по точности даже значительно более поздними астрономами, В 1437 году он закончил основную работу по составлению нового каталога 1019 звезд.

В самаркандской обсерватории вместе с Улугбеком работали многие астрономы и математики. Фактически при этом учреждении образовалось настоящее научное общество. И трудно сказать, какие бы идеи родились в нем, получи оно возможность развиваться дальше. Но Восток издавна славился дворцовыми переворотами. Мусульманским фанатикам была не по душе просветительская деятельность правителя. В результате одного из заговоров Улугбека убили, а обсерваторию разрушили.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница
«Кабинетъ» — История астрономии. Все права на тексты книг принадлежат их авторам!
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку