Материалы по истории астрономии

Время гигантов

Наша следующая остановка в длинном путешествии по истории — в удивительной эпохе, знаменующей собой начало научной революции.

— Западная Европа! Возрождение! — так, наверное, мог бы объявить водитель «машины времени», притормаживая стремительный бег фантастического транспорта.

Не торопитесь выходить. Давайте, прежде чем отправиться на встречи с великими и замечательными людьми эпохи, познакомимся с ее краткой характеристикой.

Термин «Возрождение» появился примерно в пятнадцатом веке, характеризуя возрождение интереса к античному наследию в новой культуре Западной и Центральной Европы. Конечно, подобная характеристика не слишком точна и очень ограниченна, потому что ничего не говорит о социально-экономических корнях, вскормивших и вырастивших эту новую культуру. Но такой термин принят. Давайте же и мы считать его условной характеристикой эпохи высокого подъема в области науки, искусства и литературы некоторых европейских стран. Подъем этот зависел прежде всего от экономического развития, и потому в разных странах его начало относится к разному времени. Однако некоторые черты этого подъема были общими. С них-то мы и начнем.

Как ни обирали феодалы крестьян, как ни разоряли налогами и прямыми поборами городских ремесленников и торговцев, в руках горожан постепенно накапливается кое-какое богатство. Все больше и больше людей селится за стенами городов. Все решительнее их отпор грабительским набегам феодалов-рыцарей. Города крепнут. В недрах растущего городского общества происходят бурные изменения. На смену феодалам нарождается новый, более жизнеспособный класс — буржуазия, которая на первых порах вовсю поддерживает прогресс, чтобы добиться для себя места под Солнцем.

В Италии — наиболее развитой стране — раньше, чем в других, возникают первые капиталистические мануфактуры. Да и уровень производства итальянских ремесленников значительно выше, чем у собратьев по цехам в других странах. Итальянские купцы торгуют не только со странами Европы, но и с Азией. Все это способствует накоплению богатств. Прибыль вызывает жажду новых прибылей. Предприниматели начинают вкладывать капитал не только по старинке — в земельные владения и торговлю, но и в производственные предприятия. В стране с богатым интеллектуальным наследством начинаются и сдвиги в идеологии.

В период феодализма религия учила: радоваться грешно! Человек должен проводить время в слезах и молитвах, выпрашивая себе счастье в загробной жизни. В таком же ключе выступали и философы, и поэты. Но буржуазии такие аскетические требования чужды. Люди дела, создающие богатства своими силами, они хотели радоваться и наслаждаться в жизни, а не после смерти. И постепенно под покровительством новых хозяев жизни возникает новое поколение философов, поэтов и художников — поколение гуманистов. В городах появляются гуманистические школы, кружки и общества. В них любознательные люди спорят по тем вопросам, которые волновали вольнодумных греков и римлян.

Ученые стали сами разыскивать и читать подлинные древнегреческие тексты, стремясь проникнуть в истинный смысл их содержания. Европейцы открыли для себя настоящего Платона и Аристотеля, не испорченных усилиями учеников и последователей, Демокрита и Архимеда, и многих других представителей эллинской науки.

Стала открываться глазам людей и практическая сторона окружающего мира. Развивающаяся торговля требовала все новых и новых рынков. Возвращаясь, корабли привозили неведомые дотоле предметы, захватывающие рассказы о важных географических открытиях. Кругосветные путешествия доказали шарообразность Земли и выдвинули на передний план требование научиться ориентироваться в открытом море. Эта задача, как и многие другие, решалась трудно и не одно столетие. Но отныне она находилась в поле зрения науки. Так сама жизнь потребовала усиления внимания к небу.

Перед европейской астрономией открылись два пути: первый — собственные наблюдения, а значит, и развитие средств наблюдения; и второй — собирание и изучение теорий, высказанных в древности, и их обобщение. По обоим этим направлениям и устремились астрономы Возрождения.

Сначала конструкции инструментов европейцы полностью заимствовали у арабов. И научились ими пользоваться. Потом усовершенствовали эти приборы, упростили методы расчетов и повысили точность наблюдений. Астрономы стали систематически отмечать не только движения Луны, Солнца и планет, но и положения комет среди звезд...

Профессор Венского университета Георг Пурбах (1423—1461 годы) выпускает книгу с изложением птолемеевской системы эпициклов. Вместе со своим учеником Иоганном Мюллером из Кенигсберга, известным в истории астрономии под именем Иоганна Региомонтана (1436—1476 годы), Пурбах много наблюдает, в результате чего оба астронома обнаруживают в Альфонсианских таблицах ошибки в положениях звезд, доходящие до нескольких градусов!.. Перед астрономами встала почетная задача — исправить таблицы.

Пурбах неожиданно умер. И многие планы обоих ученых легли на плечи одного Региомонтана.

После длительного пребывания в Италии этот астроном обосновывается в городе Нюрнберге — центре науки и литературы пятнадцатого столетия. Он заводит свою типографию и приступает к изданию научных книг на латинском языке. Вокруг него собирается группа любителей науки. В доме ученика Региомонтана, Бернгарда Вальтера, оборудуется едва ли не первая в Европе обсерватория. Имя Региомонтана становится широко известным.

Впервые на латинском и немецком языках печатным способом он издает сочинения своего учителя Пурбаха. Но главным его делом было издание «Эфемерид» — таблиц, которые содержали вычисленные положения Солнца, Луны и планет на тридцать два года вперед.

В 1475 году папа вызывает Региомонтана в Рим. К этому времени пришел в полный беспорядок календарь. Расхождения между датами и явлениями природы стали просто недопустимыми. Например, весеннее равноденствие вместо законного числа 21 марта приходилось на десять дней раньше. Полнолуния наступали на трое суток раньше положенного срока, и вычисление дней церковных праздников стало поистине невозможным... Календарь требовал реформы! К сожалению, в Италии Региомонтан умер, оставив большинство своих дел незавершенными. Продолжили их ученики.

На рубеже пятнадцатого и шестнадцатого столетий опытный мореплаватель (между прочим, некоторые легенды утверждают, что в ранней молодости и немного морской разбойник) по имени Христофор Колумб решил найти новый путь в Азию. Он высоко ценил практическую роль астрономии в навигации. «Существует только одно безошибочное корабельное исчисление, — говорил он, — это исчисление астрономическое. Счастлив тот, кто знаком с ним!»

Колумб буквально не расставался с таблицами Региомонтана, в которых можно было найти предсказания многих грядущих небесных явлений. И однажды именно этот справочник спас жизнь не только ему, но и части его экипажа.

1 марта 1504 года с небольшим отрядом вооруженных матросов отважный мореплаватель высадился на остров Ямайка. После длительного перехода, во время которого путешественники исследовали местность, отряд, томимый жаждой и голодом, встретился с первыми туземцами...

Трудно сегодня восстановить истину и сказать, почему возник конфликт между европейцами и жителями Ямайки. Но аборигены категорически отказались снабдить пришельцев питьевой водой и продовольствием. Между тем положение отряда было критическим. Вдали от кораблей, в непривычных условиях, усталые и без крошки пищи, без капли воды. И тогда Колумб вспомнил о календаре Региомонтана. На одной из его страниц было четко написано, что в день 1 марта текущего года на Ямайке должно наблюдаться лунное затмение. Колумб решил сыграть на этом. Он дождался указанного в календаре часа и объявил туземцам, что в наказание за строптивость и негостеприимство он отнимет у них Луну. Затмение должно было начаться с минуты на минуту. Некоторые жители Ямайки в страхе закрыли глаза. Но Луна по-прежнему ярко светила с черного неба. В толпе раздались угрожающие крики. Матросы схватились за оружие. Колумб растерялся. Неужели Региомонтан лжет? И в тот момент, когда неравная схватка казалась неизбежной, глубокая тень закрыла край сияющего диска. Островитяне закричали и упали на колени. Тотчас были принесены припасы и вода. Вожди племени умоляли пришельца вернуть их народу Луну... Колумб милостиво согласился. В дальнейшем оказалось, что в опоздании предсказанного небесного явления повинна была... ошибка в вычислении. Ошибки не могло не быть. Ибо рассчитать точно время затмения по эксцентричным орбитам с эпициклами Птолемея было поистине невозможно.

Морские путешествия снова показали, насколько устарела система, в соответствии с которой составлялись астрономические таблицы.

За испанскими каравеллами Колумба последовали португальские корабли Васко да Гамы, затем Фернана Магеллана, Америго Веспуччи... История хранит длинный список бесстрашных исследователей и авантюристов. Мир словно проснулся. Затрещали вековые устои. Знаменитый немецкий гуманист Генрих фон Гуттен писал: «Троны шатаются, умы волнуются, наука рвется в бой, — как славно жить, да, как славно жить в эти годы, мои друзья!..»

Сложные условия борьбы старой аристократии с городской буржуазией также усиливали интерес к звездам. Аристократы привлекали советников-астрологов, чтобы те составляли гороскопы, предсказывая исход интриг и политической борьбы с городами. Но и города приглашали математиков-астрологов тоже не только для того, чтобы обучать в школах детей и предсказывать по звездам погоду.

Астрономия прочно вошла в гущу противоречий жизни общества. О звездах думали и говорили все. На науку о небесных телах были устремлены взгляды и помыслы всех наиболее выдающихся умов эпохи.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница
«Кабинетъ» — История астрономии. Все права на тексты книг принадлежат их авторам!
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку