Материалы по истории астрономии

На правах рекламы:

плита паг 18 цена

Тихо Браге и «астрономия без гипотез»

Четырнадцатого декабря 1546 года в Кнудструпе, в доме не особенно богатого, но зато чрезвычайно гордого древностью своего происхождения датского аристократа Отто Браге родился очередной отпрыск, нареченный именем Тиге. Как и его многочисленные братья, он рос румяным рыжеволосым мальчуганом, крепко сложенным, с пристальным взглядом и вспыльчивым характером. До наступления поры юности он всегда откликался на имя Тиге. И только потом, решив посвятить себя служению музе Урании, покровительнице астрономии, переделал свое простое датское имя на латинизированное «Тихо». Так было принято.

Впрочем, будущее своего сына родители видели вовсе не в ученой карьере. Быть ученым считалось даже неприличным в высшем обществе того времени, и потому почтенный датский аристократ, в облегчение своего бюджета, решил не обучать Тиге даже латинскому языку. Хорошо, что у мальчика был богатый дядюшка, брат отца, Георг Браге. Он был не только богат, но и бездетен и всю свою нерастраченную любовь отдал любознательному племяннику. Георг Браге взял мальчика из дома отца к себе, нанял ему лучших учителей и постарался дать отличное образование.

— Зачем эти расходы, Георг? — говорил при встречах Отто Браге. — Уж не собираешься ли ты сделать из Тиге ученого крючкотвора, который своим сутяжничеством обесчестит род Браге?.. Единственное занятие, достойное дворянина, — военная карьера и служба королю!

Но богатство и разумные возражения родственника неизменно брали верх над подобными сентенциями. И юный Тиге продолжал изучать латинскую словесность, риторику и философию, готовясь к юридической и государственной карьере. Так, может быть, и стал бы он одним из многих важных государственных чиновников, чей след в истории заканчивается вместе с жизнью. Так было бы, если бы... Впрочем, давайте по порядку.

Тринадцати лет Тиге поступил в копенгагенский университет. С твердым намерением выполнить наказ отца и, изучив право, стать законником. Но в кулуарах старинного учебного заведения в тот год было много споров о предсказанном на 21 августа 1560 года солнечном затмении. Все с нетерпением ждали: состоится или нет? Ждал и Тиге. И когда в назначенный срок Солнце потемнело, юноша был поражен точностью предсказаний. Ему казалось невероятным, что знание астрономии позволяет проникнуть ничтожному человеку в глубину тайны божьего промысла... С этого дня юный аристократ «заболел» астрономией.

Конечно, не только сам факт солнечного затмения склонил его к служению древней музе Урании. Тиге Браге учился в бурное и противоречивое время. Католическая церковь сначала обращала мало внимания на новые научные идеи, вызревавшие в обществе. Церковь раздирали распри. Виттенбергский ученый монах Мартин Лютер выступил против Рима, обвиняя католических священников в роскоши и разврате. Он призывал народ отказаться от католической церкви в пользу «дешевой» и более строгой протестантской. Среди верующих начался великий раскол. Внутренние распри ослабили позиции церкви и веру в бога. На позиции, сданные верой, обрушились сонмы древних предрассудков. На место бога пришел дьявол. Никогда так сильно не верили в демонов, в колдовство. Никогда столько не преследовали и не сжигали на кострах «ведьм». Мрачным, неприветливым было это время.

Родитель Браге, узнав об увлечении юноши, о пренебрежении им юриспруденцией, отправляет сына из Копенгагена в Лейпцигский университет, приставив к нему воспитателя.

— Никаких звезд! — строго поучал стареющий вельможа наставника. — Если уж он решил стать ученым, то пусть изучает право!

Но наставления отца и усилия воспитателя помогали мало. Тиге ночи напролет тайком просиживает с циркулем у небесного глобуса, нанося на его поверхность уточненные положения звезд. В семнадцать лет, наблюдая небо, он обнаружил, что две планеты, Юпитер и Сатурн, соединились в созвездии Льва и оказались совсем близко от «туманной звезды» из созвездия Рака, пользующейся у астрологов дурной славой. Даже сам Птолемей в «Альмагесте» называл эту звезду «дымной и заразной». Тиге впервые, пользуясь астрологическими книгами, составляет предсказание. Выходило, что человечество ожидают ужасные несчастья... Вскоре над Европой разразился мор. И хотя в ту пору эпидемии вовсе не были редкостью, сам факт, что бедствие совпало с предсказанием, сильно укрепил веру молодого Браге в астрологию.

К этому времени знаменитые морские путешествия разбили миф о плоской Земле и о существовании единого материка. Были открыты новые земли... Но если на Земле могли существовать новые миры, то почему их не могло быть на небе?.. Тогда каждый мир мог иметь своего бога. В каждом могло свершаться сотворение человека, рек, морей, самой Земли, солнца и звезд... Это уже противоречило всему священному писанию. Это была ересь, которая немного позднее стоила жизни Джордано Бруно. Пока этого не случилось. Пока глухие сомнения еще только бродят в старых стенах университетов, смущая юные души. А очарованный новыми возможностями студент Тиге Браге тратит все свои карманные деньги на приобретение нехитрых астрономических инструментов.

Первым из них был большой деревянный циркуль. «Ножки» его Тиге ночами направлял на интересующие его звезды, а шарнир держал у глаза. Отсчитывая угол, он измерял угловые расстояния между сверкающими точками и сверял свои результаты с таблицами. Он измерял углы по многу раз, добиваясь высокой точности. Каково же было его разочарование, когда он обнаружил, что большинство таблиц, составленных в прошлом, имеют множество ошибок. Ко времени Тиге ошибки в вычислениях и сложность системы Птолемея привели постепенно астрономов к выводу, что лучше всего заниматься «астрономией без гипотез», то есть стремиться к точности наблюдений, накапливать материалы, а не придумывать гипотезы и теории. В астрономии наступил век вычислений. Это вполне подходило к характеру Тиге Браге, если бы... Если бы вычисления не занимали так много времени. Молодой человек в двадцать лет вовсе не пренебрегал светскими удовольствиями. И кто знает, что бы получилось из повесы.

Однажды в Ростоке, за картами, Тиге крепко повздорил со своим партнером и тут же вызвал его на дуэль.

...Темной ночью в глухом переулке зазвенело оружие. Тиге неплохо фехтовал и теснил противника. Как вдруг, поскользнувшись на какой-то корке, он на мгновение потерял равновесие, опустил оружие. Противник сделал выпад и... молодой астроном упал, обливаясь кровью.

Убит? Нет, хотя в первые мгновения он молил небо, чтобы быть именно убитым, а не раненым, не искалеченным так ужасно. Сабля противника скользнула по лицу Тиге и... отрубила ему нос.

Когда рана зажила, искусные ростокские ювелиры сделали ему серебряный нос, с которым Тиге уже не расставался до конца жизни. Но серебро, хоть и относится к благородным металлам, в качестве носа не особенно способствует успеху у красавиц из аристократических салонов. Тиге перестает бывать в обществе, усиленно занимается науками. Он возвращается в Данию и в лаборатории, построенной для него дядей, делит время между алхимией и астрологией, оставив в стороне серьезные астрономические наблюдения.

Как-то вечером Тиге заметил над головой необычайно яркую звезду в созвездии Кассиопеи. Никогда раньше ее там не было. Она горела светлее любой другой звезды, могла сравниться по яркости с Венерой... Прошло несколько дней, Тиге тщательно наблюдал новую гостью. А та все разгоралась. Скоро ее стало видно даже днем. Ученый мир терялся в догадках. Может быть, это вовсе и не звезда? Может быть, комета или другое, неизвестное людям небесное тело?.. Ведь Аристотель твердо заявил, что в мире звезд все установлено на вечные времена и не может быть никаких изменений.

Однако небо словно само опровергало Аристотеля. Разгоревшись до максимума, звезда стала тускнеть. Через год Тиге публикует книгу наблюдений за новой звездой. Отдавая дань времени, он в начале пишет об астрологическом влиянии небесного светила и о тех событиях, которые оно предсказывает. После чего доказывает, что вспыхнувшая звезда не имеет никакого отношения ни к кометам, ни к иным небесным телам. Это самая настоящая звезда.

Как и следовало ожидать, пророчества оказались ложными. Астроном Иоганн Кеплер, критикуя астрологические увлечения датчанина, писал: «Если эта звезда ничего и не предсказала, то, по крайней мере, она создала великого астронома».

Тихо Браге! Да, да, теперь уже не Тиге, а Тихо, обнаружив, что небо вовсе не неподвижный застывший мир, с новыми силами берется за наблюдения.

К 1574 году известность Тихо Браге как астронома настолько выросла, что король датский пригласил его прочесть несколько лекций в Копенгагенском университете. Гордый Тихо страшно обеспокоился, не уронит ли проявление учености его дворянскую честь. Правда, приглашение исходило от самого короля и слушать лекции должны придворные — блестящие кавалеры. После некоторых колебаний Тихо Браге согласился.

Закончив чтение курса лекций, Тихо Браге уезжает путешествовать. Он посещает старинные города Европы, знакомится с астрономами, покупает книги и инструменты и все больше подумывает над тем, чтобы обосноваться где-то постоянно и посвятить всю свою жизнь наблюдениям звезд.

Имя Тихо Браге становится достаточно известным среди астрономов Европы. Чтобы не потерять такого знаменитого ученого, король Фридрих II предоставил в пожизненное владение Тихо Браге небольшой остров Вен, расположенный в Зундском проливе. Там Фридрих II предложил астроному построить обсерваторию, причем все расходы королевская казна брала на себя. Эта неслыханная щедрость принесла Тихо Браге столько врагов, сколько не приносили ему ни дуэли, ни вздорный и вспыльчивый характер.

К 1577 году Ураниборг — Дворец музы Урании — был построен. И построен так, что снискал всеобщее восхищение во всем европейском мире. Расположенный в четверти мили от берега моря, замок имел прекрасный сад, где в павильоне для дневных наблюдений — Стьернеборге, Дворце звезд — Тихо Браге проводил дневные часы. Великолепные апартаменты хозяина замка соединялись крытыми галереями с помещениями, где жили помощники и служители. Замок имел большую библиотеку, химическую лабораторию и типографию. А инструменты для наблюдений, которыми был оснащен Ураниборг, были поистине уникальными. Тяжелые квадранты с радиусами до двух метров из крепкого мореного дуба. Роскошные медные секстанты, армиллярные сферы и глобусы. Говорили, что только на инструменты Тихо Браге истратил огромное состояние, доставшееся ему от дяди.

В год постройки Ураниборга на небе появилась комета. И хотя у Тихо Браге еще не было полного комплекта инструментов, наблюдения его отличались большой тщательностью. Аристотель говорил, что кометы являются порождением верхних слоев земной атмосферы. Однако собственные наблюдения Тихо убедили астронома, что эти небесные тела находятся значительно дальше Луны. Тихо Браге делает вывод: кометы должны обращаться вокруг Солнца, на расстоянии, превышающем расстояние Венеры. Но как быть тогда с хрустальными сферами Аристотеля, которые управляют движениями планет? Если бы сферы существовали, кометы не могли бы проходить сквозь них. Похоже, что от хрустальных оболочек придется отказаться...

После наблюдений кометы 1577 года у Тихо Браге возникает мысль составить полный трактат об астрономии. По плану он должен был состоять из нескольких томов. Первые три он предполагал посвятить новой звезде, комете и другим открытиям. Последующие должны были содержать в себе изложение теории движения Солнца, Луны и планет. Приняться за столь великий труд было нелегко. Управление поместьями, посещения Ураниборга влиятельными людьми отнимали у астронома драгоценное время.

Слава Ураниборга была так велика, что побывать там мечтали все выдающиеся деятели эпохи. Жизнь на острове кипела. Работа перемежалась балами, сеансами магии и волшебства, наблюдения — предсказаниями и составлениями гороскопов.

Помимо научных инструментов, в Ураниборге хранилось и немало приспособлений для «вызова духов» и «показа привидений». Это были, в основном, несложные механизмы и волшебные фонари.

Тихо Браге крайне ревниво относился к своей славе ученого. Каждая чужая идея или удачный результат вызывали в нем неукротимый гнев. Помощники, работавшие в Ураниборге, вели трудную жизнь. Патрон мог кого угодно обвинить в присвоении своих идей, грубо оборвать, пообещать отколотить палками...

И все-таки, несмотря ни на что, двадцать один год, проведенный Тихо Браге на острове Вен, был счастливым временем как для него самого, так и для астрономии. С помощью учеников и ассистентов он накопил множество великолепных наблюдений, которые по своей точности превосходили все, что было сделано до него.

Наконец он принялся писать задуманный труд. Во втором томе, посвященном комете 1577 года, Тихо поместил интересный очерк о системе мира, которую сам изобрел.

Много лет назад купил он книгу Коперника. Он высоко ценил те упрощения, которые вносила гелиоцентрическая система в вычисления. Но ошибки, имевшиеся в книге из-за того, что Коперник пользовался неточными приборами и таблицами, раздражали скрупулезного Тихо Браге. Были у него и более серьезные возражения. Во-первых, гелиоцентрическая система не соответствовала библии. Во-вторых, движение «неуклюжей и тяжелой Земли» Тихо вообще считал физически невозможным. И третье — он не соглашался с Коперником, что между Землей и звездами существует громадное, ни с чем не сравнимое расстояние. «Зачем богу было создавать такое большое пространство совершенно пустым?» — вопрошал он и не находил ответа.

Система мира, которую изобрел Тихо Браге, явилась известным компромиссом между системами Птолемея и Коперника. Пять планет обращались вокруг Солнца, которое, в свою очередь, обегало за год неподвижную Землю. Звездная сфера обращалась вокруг Земли в течение суток. Тихо очень гордился своей системой, но среди астрономов она встретила мало сочувствия.

В 1588 году покровитель Тихо Браге король Фридрих II умер. Придворная партия посадила на престол малолетнего дофина Христиана IX, дав ему четырех регентов. В регенты попали люди, люто ненавидевшие астронома. Один из вельмож гневался на Тихо за неучтивость, другой завидовал его богатству, третий не мог простить астроному учености. Даже врачи при дворе Христиана IX объединились, чтобы сообща низвергнуть Тихо Браге. Занимаясь алхимией, Тихо неплохо изучил лекарственные средства своего времени, а обладая широкой душой, он раздавал больным лекарства бесплатно. Тем самым подрывалась коммерция остальных врачей и аптекарей. Постепенно у астронома начинают отбирать одну за другой привилегии.

К 1597 году, лишенный большинства доходов и истративший почти все свое состояние на поддержание пышности Ураниборга, обиженный невниманием и даже явным пренебрежением юного короля, знаменитый астроном решил покинуть пределы датского королевства. Он приказал погрузить на корабли все до последнего винта, оставив в Ураниборге голые стены. Наступила пора скитаний.

Прошло время, прежде чем «бродячая обсерватория» получила приют в Праге у императора Рудольфа II. Рудольф II славился как меценат. Он предоставил Тихо обширные помещения, не возражал против любых помощников, но... У императора почти не было денег. Наслушавшись от придворных об удивительных способностях датского астронома как мага и алхимика, легкомысленный Рудольф больше всего интересовался предсказанием своей судьбы, да еще тем, не удастся ли Тихо Браге открыть для него секрет философского камня, чтобы превращать простые металлы в золото.

Стесненные обстоятельства и необходимость заниматься королевскими гороскопами вместо астрономии обострили черты неуживчивого характера датчанина. Помощник Тихо Браге, астроном Иоганн Кеплер, писал: «...тут все неверно: Тихо — человек, с которым невозможно жить, не подвергаясь беспрерывно жестоким оскорблениям. Жалованье прекрасное, но в кассе пусто и денег не платят. Фрау Кеплер принуждена по флорину получать деньги от самого Тихо...»

И все-таки астрономические работы и в этих условиях продолжались. Составив еще на острове в Ураниборге каталог 788 звезд, Тихо Браге вычислил их положения с точностью, оставившей прежние каталоги далеко позади. Этот труд ознаменовал собой начало новой эры в астрономии — эры точности.

Тихо Браге исправил и определил заново едва ли не все важнейшие астрономические величины, известные в то время. Составил таблицы, по которым местоположение Солнца можно определить с точностью до одной угловой минуты. Сделал важные открытия в лунной теории. С особой тщательностью изучал он движения планет и накопил массу великолепных наблюдений. К сожалению, большинство из них он не успел обработать.

В 1601 году Тихо Браге заболел и умер в возрасте всего 54 лет. Он умер, окруженный многочисленными детьми, учениками и помощниками. Говорят, что последними словами его перед кончиной были: «КАЖЕТСЯ, ЖИЗНЬ МОЯ НЕ БЫЛА БЕСЦЕЛЬНОЙ...»

Счастлив человек, который может такими словами подытожить свой жизненный путь.

Знаете ли вы, что?

Гороскоп — буквально означает «показатель часа». Составление его было трудной астрономической задачей, поскольку астролог должен был точно определить состояние звездного неба и отыскать те небесные тела, которые появлялись на востоке в час рождения заказчика, точнее — в момент его первого крика. Таким образом, волей или неволей астрологи прежде всего должны были быть хорошими астрономами.

Вторая задача — толкование составленного гороскопа — была едва ли не наиважнейшей, однако она являлась сплошным надувательством. И лучшим предсказателем считался всегда тот, кто умел в своем толковании напустить побольше тумана.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница
«Кабинетъ» — История астрономии. Все права на тексты книг принадлежат их авторам!
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку