Материалы по истории астрономии

Иоганн Кеплер

Вернемся немного назад, дорогой читатель. К тому времени, когда «бродячая обсерватория» Тихо Браге обрела пристанище в Праге. Именно сюда, к знаменитому датскому астроному, приехал искать место помощника тридцатилетний Иоганн Кеплер... Приехал, но через два месяца, рассорившись с патроном, как говорится «в дым», уехал из загородного замка, где помещалась обсерватория, обратно в Грац...

Но кто он такой, этот Кеплер, чтобы претендовать на работу с самим Тихо Браге, чтобы позволять себе высказывать недовольство и ссориться с великим Тихо?.. Ответить на все эти вопросы не так просто. Давайте отправимся еще немного назад по оси времени и постучимся в ворота маленького немецкого городка Вейля (ныне Вейльдерштадта). Именно здесь в четверг 27 декабря 1571 года у вейльского бургомистра Кеплера родился внук, которого назвали Иоганн.

Детство маленького Иоганна вряд ли можно назвать счастливым. Дед — бургомистр, в доме которого проходили первые годы жизни мальчика, толстый, чванливый и деспотичный человек — очень скоро разорился. Отец, не выдержав трудностей, сбежал и, завербовавшись в войско испанского короля, отправился сражаться против нидерландских повстанцев. Мать — Катерина, по характеристике сына «болтливая и сварливая женщина с тяжелым характером», тоже скоро рассорилась со свекровью и, бросив детей, отправилась по следам пропавшего мужа.

В том же году маленький Иоганн тяжело заболевает оспой. Окружающие качали головами, предрекая: «Не выживет». Но... ошиблись. Когда через год родители все-таки возвратились, сын встретил их «хилый, вялый, тощий (как писал он в будущем о себе сам), но на ногах». Однако с тех пор болезни и несчастья буквально не оставляли Иоганна Кеплера всю жизнь. Мальчиком он вечно ходил покрытый нарывами и язвами, у него был больной желудок, не позволявший есть грубую, простую пищу. Негодная печень доставляла столь частые мучения, что даже постоянные головные боли и перемежающаяся лихорадка на ее фоне были не очень значительны. Лечила его мать. Катерина, хоть и была неграмотной, неплохо знала целебные травы и корешки, варила из них отвары, делала настои и охотно пользовала своими снадобьями как соседских коров, так и соседей, и собственного сына. Результаты такого лечения бывали разные.

Когда Иоганну было шесть лет, мать позвала однажды его с собой в поле. Там она вывела сына на высокое место и показала яркую комету, блиставшую на небе. Это было незабываемо. Иоганн, раскрыв рот, глядел на хвостатую звезду, даже не подозревая, что в то же самое время Тихо Браге — вычислял ее параллакс.

Еще три года спустя отец с матерью показали Иоганну затмение Луны. Мальчик был в восторге, однако радость омрачилась тем, что у Иоганна обнаружилась близорукость и «множественное зрение». Так назывался врожденный порок зрения, при котором Иоганн даже одним глазом видел несколько лун...

Семи лет мальчик пошел в начальную школу. И здесь он проявил столько усердия и способностей, что учитель стал настойчиво советовать родителям учить сына дальше, то есть перевести в латинскую школу, обучавшую учеников официальному языку науки. И наконец — в университет. Ему бы ни за что не доучиться, если бы не мимолетная удача: город Вейль решил платить способному студенту стипендию!

В университете Иоганн — по-прежнему прилежный и аккуратный студент. Он пишет стихи, выступает в праздничных представлениях, и если бы не припадки неожиданного гнева и не болезни, наверное, ничем бы не отличался от своих товарищей.

Впрочем, способности его к математике и терпение, с каким он выводит новые теоремы, не ведая, что большинство из них давно известны, поражают преподавателей. Его усердие заметил профессор математики и астрономии университета Михаил Мёстлин (1550—1630 годы), и Иоганн попадает в кружок его учеников. Там в спокойной обстановке он знакомится с системой Коперника, тайным сторонником которой был его учитель. Но если Мёстлин говорил о новых идеях с оглядкой, то Кеплер отдался их изучению, а в дальнейшем и пропаганде учения Коперника со всей страстью души. Одновременно с астрономией Иоганн немало времени проводил за разбором астрологических трактатов и даже славился среди студентов ловкостью в составлении гороскопов. В те далекие времена это было обычным явлением. Суеверия уживались рядом с наукой. Кроме того, пылкое воображение Кеплера тяготело ко всему таинственному, неведомому...

Окончив факультет искусств — первую ступень университетского курса, Кеплер сдает магистерский экзамен и переходит на следующий, теологический факультет. И он сам, и окружающие твердо убеждены, что будущее молодого магистра — богословие. С тем же рвением, с каким раньше изучал он математику и астрономию, приступает Кеплер к богословским трактатам, к изучению этики, философии и риторики. Так бы, наверное, и случилось: кончил учебу и стал бы одним из безвестных последователей Лютера, ведущих святое и спокойное существование при какой-нибудь кирхе. Но произошло событие, в корне изменившее его жизнь. Молодому человеку не дали закончить теологический факультет. Его послали в далекую австрийскую провинцию Штирию, в маленький городок Грац, преподавать математику и астрономию в школе протестантской общины. Должность и мало почетная, и безденежная. Учителям везде платили меньше, чем священникам. Но Кеплер — человек долга. Воспитанный на казенный счет, он не считает себя вправе отказываться и едет в Грац. Так началась его карьера математика и астронома.

Читая биографию Кеплера, поражаешься обилию невзгод и неудач, выпавших на долю этого болезненного, но гениального человека. Судьба словно задалась целью обрушить на его голову все несчастья, какие только может испытывать род человеческий. Мы уже говорили о том, что с детства у Кеплера было очень плохое здоровье. Но многое в его жизни будет непонятным, если мы не отвлечемся на минутку и не свернем со светлой дороги науки в темный лабиринт религии тех времен.

Семья Кеплеров вейльдерштадтских исповедовала протестантизм. Так называлось течение, которое появилось в XVI—XVII веках в результате буржуазной реформы католической церкви. Мы не станем углубляться в теоретические разногласия протестантов и католиков. Многие из них будут не только непонятны, но и смешны нам, атеистам двадцатого столетия. Скажем только, что, в отличие от пышного и помпезного католицизма, протестантская церковь была значительно более скромной. Она упразднила поклонение иконам, статуям и другим изображениям бога Христа и девы Марии как идолопоклонство, отменила множество обрядов, упростила религиозный культ, заставив пасторов читать проповедь прихожанам на родном языке, вместо торжественных католических месс на непонятной латыни.

Начало реформации было положено 31 октября 1517 года. Монах-августинец Мартин Лютер (1483—1546 годы) прибил на двери церкви в Виттенберге бумагу с 95 тезисами, направленными против злоупотреблений католической церкви. Правда, революционный дух из нового учения скоро повыветрился. Прошло совсем немного времени — и тот же Лютер превратился в послушного слугу феодалов, призывая «бить, душить, колоть» участников крестьянской войны 1524—1525 годов.

Вообще прогрессивность протестантизма была лишь мнимой.

Но четыре века назад вопросы религии воспринимались людьми всерьез. После выделения протестантов из лона католической церкви между сторонниками обоих направлений возникла лютая вражда. Она усугублялась тем, что в условиях густонаселенной Западной Европы и тем и другим приходилось существовать рядом, в одних и тех же городах, на одних и тех же улицах. Там, где католиков было больше, протестанты объединялись в общины, устраивали и содержали свои школы, стремясь вместе противостоять притеснениям и обидам сторонников папы римского. Примерно так же поступали и католики, обороняя свои интересы в протестантских землях от последователей Лютера.

Кеплер был сыном своего времени. Воспитанный в протестантской вере, он всю жизнь был глубоко религиозным человеком и оставался верным своим взглядам даже тогда, когда всего несколько слов отречения достаточно было, чтобы поправить дела.

Жизнь Иоганна Кеплера была клубком непреодолимых противоречий. По иронии судьбы, будучи убежденным протестантом, он всю свою жизнь провел в католических землях, подвергаясь гонениям и преследованиям. Имея ум, склонный к невероятным фантазиям и мистике, он занимался астрономией — самой строгой и точной наукой, не допускавшей вольных предположений. Более того, он стал помощником Тихо Браге — отца так называемой астрономии без гипотез, опиравшейся только на наблюдения. И наконец, отдав сердце и разум поискам истины, Кеплер не раз вынужден был зарабатывать на жизнь составлением гороскопов, пользуясь сомнительной славой видного астролога своего времени. Но... «Лучше издавать альманахи с предсказаниями, чем просить милостыню, — писал он в одном из писем. — Астрология — дочь астрономии, хоть и незаконная, и разве не естественно, чтобы дочь кормила свою мать, которая иначе могла бы умереть с голоду». Так, заботясь о «сохранении жалования, должности и крова», вынужден он был работать «для удовлетворения безрассудно-глупого любопытства». Увы, это судьба не одного Кеплера. Средневековое общество крепко держало в руках ученого, принуждая его работать в желаемом обществу направлении. И только действительно великие люди, к которым, как мы увидим дальше, принадлежит и Иоганн Кеплер, могли позволить себе идти своим путем и заставить окружающих в конце концов считаться с их личностью.

Поколения ученых, живших до Кеплера, занимались, в основном, описаниями явлений природы, не задавая себе вопроса, как и почему они происходят. Поколение Кеплера такой метод и такой итог уже не устраивал. Проникновение в сокровенные тайны природы — вот задача, которую ставили они перед собой.

Кеплер, как и все окружающие, еще верит в астрологию, объединявшую главные силы природы вокруг человека. Но истинной наукой ее уже не считает. Он уважает религиозные догмы и тем не менее, ни минуты не сомневаясь, принимает систему Коперника, противоречащую священному писанию. Любознательный Кеплер готов, как Фауст, подписать договор с любым Мефистофелем в обмен на знания.

В Граце из-под пера Кеплера выходит его первое сочинение, озаглавленное: «Предвестник космографических исследований, содержащий космографическую тайну».

Молодой ученый был убежден, что с помощью математики разгадал принцип, положенный богом в основу мироздания. Рукопись была тут же отослана в Тюбинген и скоро вышла в свет.

Сегодня эта работа Кеплера научного значения не имеет, но в ней под слоями мистических и богословских изысканий можно найти жемчужные зерна будущих замечательных работ великого астронома. В том же трактате Кеплер с открытым забралом защищает систему Коперника, возвещая начало ее триумфа.

Свою книгу Кеплер послал некоторым выдающимся ученым. В том числе Тихо Браге и Галилео Галилею. И получил от обоих ответы. Галилей восторженно приветствовал нового защитника коперникианства, и между двумя учеными завязалась переписка, продолжавшаяся долгие годы.

Тихо Браге был настроен более скептически. Однако и он, отдавая должное самостоятельности мышления молодого астронома, написал ему много лестных слов и пригласил работать к себе...

Преследование протестантов в Граце вынуждает Кеплера покинуть Штирию. А когда опасность миновала и астроном вернулся, школа оказалась пуста: ни преподавателей, ни учеников... Чтобы заполнить свободное время, Кеплер берется за разработку сразу нескольких научных тем. Он наблюдает Луну и пытается вычислить ее орбиту, старается найти доказательства движения Земли вокруг Солнца. Он пробует найти связь между расстояниями планетных орбит и законами музыкальной гармонии, изложенной еще в древности пифагорейцами. И начинает свои первые исследования по оптике. Увы, ни одно начинание не приносит успеха. Для решения астрономических задач ему нужны материалы многолетних наблюдений, нужны точные таблицы. Но таких таблиц еще не существует в природе. А результатами точных наблюдений обладает лишь один человек на Земле — знаменитый Тихо Браге. Кеплер отвлекается от астрономических задач и пытается заняться природой магнетизма и метеорологических явлений. Но эти его исследования тем более обречены на неудачу. Современное ему общество накопило еще слишком мало знаний по этим вопросам...

Неудачи и несчастья преследуют Кеплера и в личной жизни. Словом, все было за то, чтобы, оставив Грац, искать новое местожительство. И Кеплер едет в Прагу. Так длинный путь напряженной работы, борьбы, побед и поражений привел его к Тихо Браге — и состоялась та встреча, с которой мы начали рассказ о выдающемся астрономе XVII века Иоганне Кеплере.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница
«Кабинетъ» — История астрономии. Все права на тексты книг принадлежат их авторам!
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку