Материалы по истории астрономии

Где же ты, Аэлита?

Каждый разговор о жизни вне Земли можно строить по единому плану: сначала изложить точку зрения сторонников широкого распространения жизни во Вселенной, потом привести доводы противников. И те и другие — вполне уважаемые, компетентные люди. И те и другие оперируют современными данными. И тем и другим этих данных не хватает. И потому и те и другие, по-видимому, в чем-то ошибаются. Но пусть это обстоятельство не смущает читателя. Вопрос о распространении жизни во Вселенной находится на самом переднем крае науки. А в этом случае споры и разногласия не только возможны, но и необходимы. Потому что именно в таких спорах рождается истина.

Впрочем, нашу дискуссию мы ограничим. Не будем говорить о Вселенной, заглядывая в необъятные дали. Давайте попробуем взвесить «за» и «против» существования жизни в пределах Солнечной системы.

Прежде всего, вспомним замечательные слова Гавриила Адриановича Тихова о том, что «жизнь — явление чрезвычайно настойчивое, упорное. Она может существовать и в условиях, сильно отличающихся от земных». И вот теперь, после такой предпосылки очертим круг вопросов, которые будут нас интересовать.

1. Что такое жизнь? Как и из чего она могла зародиться?

2. Знаем ли мы, как неживое превращается в живое и чем живое отличается от неживого?

3. Обязательно ли разум — венец развития жизни? Где искать братьев по разуму?

Впервые научное определение жизни дал Фридрих Энгельс: «Жизнь есть способ существования белковых тел, и этот способ существования заключается по своему существу в постоянном обновлении их химических составных частей путем питания и выделения».

Все развитие биологии до наших дней подтвердило правильность положений Энгельса для жизни, известной людям, для жизни на нашей планете. А как быть, если нужно распространить это определение и на другие формы жизни вне Земли? Пока что известные нам условия на других планетах земной группы таковы, что ни один живой организм, родственный нам по химическому составу, нормально существовать там не может. Значит, остается лишь предположить возможность существования живого тела, построенного на иной химической основе.

Ну, например: основой строения белковых тел является углерод. К углероду по своим химическим свойствам близок кремний. Если бы удалось заменить в организме углерод кремнием, мы получили бы существо, абсолютно непохожее на представителей земной жизни. Во-первых, его нормальная жизнь возможна лишь в атмосфере, для нас, безусловно, ядовитой. Во-вторых, оно должно быть настолько жароупорным, что лужа расплавленного свинца для кремниевого существа — прохладная ванна. В-третьих... Впрочем, а возможно ли живое существо на кремниевой основе?

Член-корреспондент Академии наук СССР В.Л. Рыжков отвечает на этот вопрос отрицательно: «Такой универсальный процесс, свойственный большей части живых тел, как выделение углекислого газа в результате диссимиляции, у кремнийсодержащих организмов был бы крайне затруднен, так как они выделяли бы при брожении и окислении твердое вещество. Дело в том, что аналог углекислого газа — кремниевый ангидрид — очень легко полимеризуется и образует твердое тело. Кремний непригоден также для построения многих существенно важных для жизни соединений... Даже простейшие ароматические соединения кремний образует с очень большим трудом».

Академик В.А. Энгельгардт: «...Обязательным атрибутом жизни является обмен веществ. Все реакции обмена веществ протекают под действием ферментов. Все ферменты — белки. Отсюда ясно, что мнение о «небелковых» формах жизни лишено всяческих оснований».

Академик В.Г. Фесенков: «Во Вселенной органическая жизнь, если она вообще существует, может быть построена только на основе углеводородных соединений».

Академик А.И. Опарин: «В неуглеродистые формы жизни можно верить, можно не верить. Я ученый. Мне веры недостаточно. Я должен точно знать. А я сегодня знаю вот что. Все данные физико-химических исследований говорят нам о том, что иных форм соединений, ведущих к развитию жизни, не может быть».

Ну как, не отпало ли у вас еще, дорогие читатели, желание конструировать живое существо на небелковой основе?

А теперь вторая половина вопроса: как же появилась жизнь на нашей планете? Оказывается, что и здесь существует несколько мнений.

Классическая точка зрения академика А.И. Опарина заключается, прежде всего, в том, что жизнь возникла на Земле не случайно. Это вполне закономерное явление, обязательный результат общего развития Вселенной. Советский ученый считает, что под влиянием условий, существовавших на Земле в период зарождения на ней жизни, сложные многомолекулярные углеродистые соединения неорганической природы в результате долгой эволюции получили способность к обмену веществ, сохранению вида и размножению, то есть перешли на ту ступень, которую мы называем миром живых существ. Долгий, очень долгий, сверхдолгий путь отделяет нас от праорганизмов — родоначальников всего живого населения планеты. И весь этот путь заполнен непрерывной работой, непрерывной эволюцией от простого к сложному. Причем начальная стадия этой эволюции — химическое образование простейших органических веществ — и сейчас совершается на самых разных объектах Вселенной.

Так, соединения углерода и водорода можно обнаружить на поверхности звезд, в условиях адской жары и очень мощного тяготения и в межзвездном пространстве, где и температура близка к абсолютному нулю, и поля гравитации весьма незначительны.

В метеоритах — каменных и железных обломках, прилетевших к нам на Землю из космоса, — астрономы нашли углеродистые соединения, сходные с теми органическими веществами, которые есть и в живых организмах. Это открытие было настолько неожиданным, что сначала некоторые исследователи высказывали даже мнение, что на астероидах, из которых образовались метеориты, существовала жизнь... Сейчас, правда, это предположение отвергнуто.

Американский ученый доктор Р. Берджер пробовал бомбардировать на ускорителе смесь метана, воды и аммиака, охлажденную до 230°C, разогнанными протонами. Ему удалось получить в результате такой бомбардировки различные органические вещества, необходимые для синтеза более сложных соединений. Этот эксперимент дал повод Берджеру заявить, что истоки жизни следует искать в космосе.

Член-корреспондент АН СССР И.С. Шкловский возражает против гипотезы Опарина, считая, что она не объясняет скачка от неживого к живому. Он же считает, что жизнь может иметь и искусственное происхождение. Представим себе, что безжизненная планета посещается космическим кораблем. Астронавты вполне могут занести на ее поверхность бактерии, которые могут дать начало жизни. Или другое предположение: жизнь специально «развозится» по безжизненным планетам некоторыми разумными существами в плановом порядке.

Так что и в ответах на этот вопрос среди ученых нет пока единства. Его предстоит решать будущим специалистам по генетике, биохимии и молекулярной биологии.

И, наконец, обязательно ли разум — венец развития жизни? И где искать нам, землянам, братьев по разуму?

Считается, что жизнь появилась на Земле около трех — четырех миллиардов лет назад. Разумная жизнь — не более миллиона... А почему разумные существа не возникли раньше?

Если разум — непременный результат развития, то почему не все обезьяны превратились в людей? И вот доктор биологических наук А.А. Нейфах говорит о том, что «нас могло и не быть»! Предположим, что процесс эволюции пошел бы несколько иначе. Наша планета вполне могла бы оказаться миром, в котором вообще нет животных. Представьте себе планету, населенную одними папоротниками или растениями плюс насекомые...

Кроме того, не случись какого-то неизвестного катаклизма в природе — и на Земле по сей день продолжалось бы царство ящеров. А жалкие млекопитающие ютились бы в сырых норах, как они это делали в течение почти ста миллионов лет мезозойской эры.

Можно подойти еще ближе к возникновению рода человеческого. Принято считать, что некогда в связи то ли с похолоданием, то ли с еще какой-то глобальной переменой на Земле исчезли тропические леса. Обезьяны, жившие в них, вынуждены были спуститься с деревьев, научиться прямо ходить, а следовательно, освободить руки и... начать превращаться в человека разумного. Ну, а вдруг не случилось бы этой неожиданности?

Получается, что разум — явление во Вселенной исключительное! Академик В.Г. Фесенков считает, что «...только ничтожная доля планетных систем может быть пристанищем разумных существ. Искать подобные существа в нашей огромной галактической системе — совершенно бесполезное занятие... Человечество — чрезвычайно редкое, удивительное создание природы, и относиться к нему нужно с должным уважением и бережливостью».

Более оптимистично звучит традиционная точка зрения о «множественности обитаемых миров», твердо высказанная еще неистовым Джордано Бруно. Это мнение также находит своих сторонников. Какую из взаимоисключающих точек зрения выбрать — пока дело личного вкуса. Объективного однозначного ответа в пользу одной из них современная наука дать не может. Во всяком случае, в пределах Солнечной системы еще одного очага разумной жизни нет. Это, пожалуй, можно заявить с определенностью.

— А как же Аэлита? — грустно спросит романтик.

Аэлита, мой друг, живет на Земле. Согласимся с мнением об исключительности разума во Вселенной и постараемся научиться любить и уважать, беречь Человека!

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница
«Кабинетъ» — История астрономии. Все права на тексты книг принадлежат их авторам!
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку