Материалы по истории астрономии

На правах рекламы:

https://www.egrgroup.ru купить коврик в багажник мерседес.

Тюрьма и костёр

Как же отважился Бруно, не боясь мести церковников, которая уже не один раз подстерегала его (к нему подсылали наёмных убийц), вернуться в Падую, где хорошо знали его «еретические» сочинения?

Дело было так. В феврале 1591 г. Бруно в Германии получил очень любезное письмо от знатного итальянского синьора Джованни Мочениго. Этот богатый синьор жил в Венеции и слыл меценатом, покровителем наук и искусств. В почтительном письме Мочениго обещал Бруно полную защиту от преследований и покушений на его свободу. Далее, Мочениго писал, что он за счастье почтёт встретиться с Бруно лично и поучиться у него его новой философии. Ему, Мочениго, доводилось читать сочинения Бруно; тем более ему приятно было бы лицезреть их знаменитого автора.

Бруно быстро собрался в путь и в том же 1591 г. был уже в Падуе1, где прочитал несколько лекций в университете. А в марте 1592 г. Бруно окончательно обосновался в Венеции, в пышном палаццо синьора Мочениго.

Мочениго желал научиться у Бруно «всему, что тот излагал в своих сочинениях». Пылкий Бруно, привыкший за десять лет скитаний к полной свободе, скоро стал тяготиться обществом Мочению и ею приставаниями. Жить в зависимости от прихотей богатого мецената Бруно не хотел, а потому он очень скоро объявил Мочению, что собирается покинуть Венецию и вернуться во Франкфурт, где собирался заняться изданием своих сочинений. Тогда Мочению подло предал Бруно: он сделал на Бруно донос в венецианский инквизиционный трибунал.

Вскоре Бруно был арестован и препровождён в тюрьму инквизиции.

Арестованного Бруно поместили в одиночную тюремную камеру под свинцовой крышей. Для бедною страдальца началась ужасная пытка: свинцовая крыша тюрьмы, где томился Бруно, за день сильно нагревалась. Бруно задыхался от жары в своей узкой и наглухо закрытой тюремной келье. Эта «свинцовая тюрьма» («il piombi») считалась одной из самых ужасных в Европе.

О пребывании Бруно в венецианской тюрьме сохранился следующий документ: «Находится в темнице этого юрода под властью святой инквизиции Джордано Бруно из Нолы, обвинённый не только в том, что он еретик, но также, что он и ересиарх (т. е. возглавляющий ересь); что он сочинял разные книги, в которых очень хвалил королеву Англии и других властителей-еретиков, писал некоторые вещи относительно религии, которых не подобало, хотя он и говорил философски; что он был отступником, ибо был раньше братом-доминиканцем; что он много лет жил в Женеве и в Англии и что в Неаполе и других местах был обвинён в подобных же преступлениях... И когда узнали в Риме об ею аресте, был дан приказ, чтобы он был послан в Анкону, а оттуда в Рим, с первой надёжной оказией...»

На это требование отправить Бруно в Рим венецианские власти сначала ответили молчанием. Посол римской инквизиции уехал обратно в Рим, так и не добившись выдачи Бруно. В Рим венецианскими властями был направлен ответ, что требование о выдаче еретика не соответствует независимости и достоинству Венецианской республики.

Инквизиционное следствие по делу Бруно тянулось долго. Арестован он был 23 мая 1592 г., а лишь через семь месяцев, 7 января 1593 г., прокуратор и консультант верховного совета Венецианской республики Кантарини составил, наконец, заключение по делу Бруно.

Рис. 13. Испытание огнём (пытка в инквизиционном застенке)

В этом заключении Кантарини писал: «Бруно долго жил в еретических странах и в течение всего этого времени вёл распутный, совершенно дьявольский образ жизни; он в высшей степени виновен в ереси; тем не менее, это — один из выдающихся умов, какой только можно себе представить; это человек замечательной начитанности и огромных знаний».

Рим хотел самолично расправиться с таким «ересиархом», как Бруно. В конце концов венецианские власти согласились на его выдачу, и 27 февраля 1593 г. Бруно был доставлен в Рим.

В застенках римской инквизиции Бруно томился семь долгих лет. Для мира он как бы умер; о его пребывании в инквизиционной тюрьме, о допросах, о применявшихся к нему ужасных пытках мы знаем очень мало. Документы его процесса, хранящиеся в ватиканских архивах, полностью обследованы не были. Отрицали даже самую казнь Бруно; некоторые буржуазные историки выдвигали предположение, что сожгли не Бруно, а только его изображение2.

Лишь в 1849 г., во время кратковременного существования республики в Риме, удалось извлечь из тайных архивов Ватикана несомненные свидетельства о том, что Бруно был сожжён на костре. Кроме того, сохранилось письмо кардинала Гаспара Шоппе, в котором описывается казнь Бруно. Шоппе, ярый католик, присутствовал при казни Бруно, чтобы посмотреть, как будет мучиться еретик. Тотчас после казни Бруно он написал об этом длинное письмо своему приятелю Конраду Риттерсгаузену, ректору Альторфского университета.

Казни Бруно предшествовали следующие события.

Кардинал Роберт Беллярмин, иезуит, слывший весьма учёным человеком и знатоком ересей, представил инквизиционному судилищу восемь еретических положений, извлечённых из сочинений Бруно. Обвиняемому было предложено поразмыслить над ними и затем ответить чистосердечно: упорствует ли он в своих заблуждениях или от них отрекается.

За ответом по поводу этих тезисов не один раз являлись сам генерал доминиканского ордена и его викарий (заместитель).

Бруно категорически отказывался признать свои «еретические положения» ложными. Судьба его была решена на последнем заключительном заседании инквизиционного трибунала 20 января 1600 г.: Джордано Бруно присудили к ужасной казни — быть заживо сожжённым на костре.

9 февраля 1600 г. Бруно доставили в последний раз во дворец верховного инквизитора Мадруци. Там перед пышным собранием кардиналов, богословов и прелатов осуждённый, брошенный на колени, выслушал длинный приговор, в котором лицемерно расточались сожаления о том, что «кроткие увещания» инквизиции (иными словами, — различные пытки) на упрямого еретика не подействовали, ибо он выказал дьявольское неблагочестие и упрямство. Далее говорилось, что Бруно отлучается от церкви и передаётся в руки светских властей. В конце приговора имелось обращение к светским властям о том, чтобы еретик был наказан возможно мягче и «без пролития крови».

Рис. 14. Сожжение Джордано Бруно

Бруно знал, что значили эти лицемерные слова, обычные в инквизиционных приговорах того времени: «без пролития крови» — это и есть сожжение живым на костре.

Философ выслушал ужасный приговор с полным спокойствием и твёрдостью. Сохранилось известие, что он произнёс следующие замечательные слова: «Думаю, что вы с большим страхом объявляете этот приговор, чем я его выслушиваю». Ещё восемь дней инквизиторы не назначали дня казни, надеясь, что Бруно смирится и отречётся от своих высказываний, но философ остался твёрдым до конца. Приговор был утверждён папой Климентом VIII.

17 февраля 1600 г. запылал костёр, на котором сгорел великий философ Джордано Бруно. По словам Шоппе, враги философа, когда пламя охватило страдальца, злорадно говорили: «Теперь он может рассказывать в тех других мирах, которые он так богохульно воображал себе, о том, как в Риме обращаются с безбожниками вроде него».

Между тем задыхаясь в дыму и пламени костра, Бруно твердил: «Сжечь — не значит опровергнуть. Грядущие века меня поймут и оценят».

Почти через триста лет, 9 июня 1889 г., на площади Цветов, на том месте, где некогда был сожжён Бруно, воздвигли памятник великому борцу за научное мировоззрение в виде бронзовой статуи. Памятник имеет надпись:

«9 июня 1889 г.
Бруно3
век, им предсказанный,
там, где костёр пылал
».

Памятник Бруно, сооружённый на добровольные пожертвования, поставлен от лица одного из тех веков, которые так гениально предвидел великий философ. На открытие памятника съехалось до шести тысяч делегатов со всех концов света; торжественно звучали пылкие речи делегатов в память великого философа-мученика. Представители же религии и по их призыву верующие выразили свой протест тем, что закрыли церковные двери и вывесили траурные флаги.

Кардинал Роберт Беллярмин, жестокий и нетерпимый в борьбе за могущество католической религии, беспощадный изувер, был канонизирован, т. е. объявлен святым.

Рис. 15. Памятник Джордано Бруно в Риме

В официальном органе римского папы, называемом «Римский обозреватель» («L'Osservatore romano») от 29 октября 1931 г. была опубликована пространная грамота римского папы Пия XI, предшественника нынешнего Пия XII. Она называлась так: «Апостольская грамота, которою Пий XI кардинала церкви римской святого Роберта Беллярмина учителем вселенской церкви провозглашает». В этой грамоте говорилось, что Беллярмин являлся «молотом еретиков», что он «оборонял католическую церковь от еретических заблуждений», «словом и делом просвещал католиков и уклоняющихся от единства церкви». Словом, Беллярмин превозносился Пием XI как столп религии.

В этой газете была помещена очень большая статья, описывающая деятельность этого высшего сановника католической церкви. В статье рассказывалось, как много трудов в защиту католической церкви положил этот святой, портрет которого был тут же помещён. На портрете этот изувер изображён с кротким лицом и молитвенно сложенными руками.

Примечания

1. Город Падуя был в то время под властью Венецианской республики, кстати сказать, менее других итальянских областей зависевшей от власти римского папы.

2. Документы процесса Бруно из тех, которые удалось скопировать и опубликовать, приведены в томе I сборника «Вопросы истории религии и атеизма», изд. АН СССР, 1949.

3. В дательном падеже.

«Кабинетъ» — История астрономии. Все права на тексты книг принадлежат их авторам!
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку