Материалы по истории астрономии

Проблема множественности и обитаемости планетных систем сегодня

Планеты нашей Солнечной системы находятся от Солнца на расстояниях от 0,4 а. е. (Меркурий) до 40 а. е. (Плутон). Но, возможно, есть и более далекие планеты, еще не открытые. Уже Плутон виден с Земли лишь в сильнейшие телескопы как крохотный диск, едва отличимый от звезды. Так выглядела бы и планета размером с Юпитер, если бы она находилась от нас в 55 раз дальше, чем Плутон, потому что он в 55 раз больше по диаметру, чем Плутон.

Планеты светят светом, отраженным от Солнца, и на расстоянии 40 а. е. освещены Солнцем в (40)-2, или в 1600 раз слабее, чем освещена Земля, а более мелкая или более темная планета светилась бы так слабо, что мы бы ее не увидели.

До сих пор у ближайших к нам звезд ни одной планеты еще не обнаружено. Но поиски их не прекращаются.

В 1984 г. промелькнули сообщения о том, что при помощи очень чувствительных приемников инфракрасного излучения было обнаружено посылающее слабые тепловые лучи гигантское кольцо вокруг нашей Солнечной системы, находящееся на расстоянии, равном примерно половине расстояния от Солнца до ближайших звезд. Допускают, что это тепло исходит от пыли. Некоторые космогонисты хотели бы видеть в таком кольце материал, оставшийся после возникновения нашей планетной системы.

Другое сообщение состояло в том, что вокруг яркой белой звезды Веги в созвездии Лиры, летней ночью блистающей у нас над головой, чуткие теплоуловители обнаружили небольшое кольцо, которое в действительности, с учетом расстояния Веги от нас, должно быть громадным (радиусом в 80 а. е.). Его также толкуют как кольцо пыли — материал для возможной планетной системы.

Эти исследования еще не завершены. К 1985 г. у двух красных карликовых звезд с Т = 2500 K было обнаружено по спутнику с температурой около 1400 К и массой около 1/10 солнечной. Их расстояния от своих центральных звезд составляют лишь несколько астрономических единиц, а массы в несколько раз больше массы Юпитера. Они меньше и холоднее всех известных самых малых и холодных звезд, однако намного горячее Юпитера. Таким образом, вновь обнаруженные объекты оказываются промежуточными между планетами и звездами, главный их признак — наличие внутренних источников энергии.

Во всяком случае, планетные системы — явление, вероятно, не очень распространенное, и у нас нет, к несчастью, других сходных систем, сравнение с которыми облегчило бы развитие вполне правильной космогонии.

Планеты, пригодные для возникновения на них жизни (а это требует довольно жестких условий), конечно, должны встречаться еще реже. Долгие годы мы были почти уверены, что на Марсе, хотя и «умирающей от безводия планете», есть развитая цивилизация, опередившая землян, а Венера-де находится в парниковой атмосфере и переживает нечто вроде каменноугольного периода на Земле.

И тут, и там мы ошиблись. На Марсе не нашли даже простейших форм жизни, а в сернокислой ядовитой атмосфере Венеры температура, можно сказать, выше чем в аду...

Значит, обитаемых планет гораздо меньше, чем планет вообще. Но это естественно при невообразимом разнообразии физических условий в бесконечной Вселенной. И это не дает никакого повода для пессимизма. Если вспомнить, что одна лишь наша Галактика содержит миллиарды звезд, а галактик по меньшей мере многие миллиарды, то для жизни остается все-таки великое множество миров.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница
«Кабинетъ» — История астрономии. Все права на тексты книг принадлежат их авторам!
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку