Материалы по истории астрономии

На правах рекламы:

• Труба пнд для холодного водоснабжения подробности на сайте.

Марат бичует Академию и Лапласа

Марат со свойственной ему революционной горячностью беспощадно обличал Академию наук как оплот старого режима.

Марат начал борьбу с Академией еще до революции. В большом памфлете «Современные шарлатаны» Марат задается целью «разоблачить академическое шарлатанство». «Не Месмер и Калиостро должны занять наше внимание... речь идет о другом сообществе шарлатанов..., окруженных фимиамом популярности, откормленных правительством, пожирающих в безделии и наслаждении средства существования бедных ремесленников...»

Передовые слои старой Академии группировались вокруг энциклопедистов, в том числе Даламбера, являвшихся идеологами буржуазии. Марат, как революционер-демократ, видел в королевской Академии и ее членах составную часть феодально-монархического строя, тормоз для широкого развития науки в массах, узурпатора ученых патентов, дававших обеспечение и признание «светочам разума».

Страстность памфлетов Марата производила большое впечатление на читателей.

Брошюра Марата «Современные шарлатаны» вышла из печати 12 сентября 1791 г. во время выборов в Законодательное собрание и преследовала, в частности, цель дискредитировать друзей Лапласа — Лавуазье, Кондорсе, а также Пасторе — кандидата буржуазии на выборах в Собрание.

Вот некоторые выдержки из этого памфлета.

«К числу лучших академиков-математиков относятся Лаплас, Монж и Кузень: род автоматов, привыкших следовать известным формулам и прилагать их вслепую, как мельничная лошадь, которая привыкла делать определенное число кругов, прежде чем остановиться.

Ах, кто не знает, что милости, которыми осыпают этих интриганов, почти всегда имеют источником мелкие страстишки какого-нибудь бесстыдного министра, всегда готового удовлетворить их за счет казны. Порою сдерживают перо этих новых Аретинов1, порой заставляют болтаться их язык; я знаю это; но в какой мере их благополучие обязано маленьким маневрам их целеустремленных половин! В числе стипендий Сюара есть одна — в восемь тысяч ливров, предназначенная цензору «Журналь де Пари». Не правда ли, хорошо заработаны эти восемь тысяч? История гласит, что Лаплас, ослепленный успехами Сюара и Мармонтеля, ломал себе голову над причинами их успеха, когда, наконец, ему заметили, что у того и другого очень красивые жены; Лаплас поспешил воспользоваться советом. Если совет не помог ему, то не из-за недостатка желания хорошо его выполнить; просто время прошло».

Характерны и следующие саркастические строки Марата: «Взятая как коллектив Академия должна быть рассматриваема как общество людей суетных, гордых тем, что собираются два раза в неделю...

Она делится на несколько групп, из которых каждая бесцеремонно ставит себя выше других и отделяется от них.

На своих публичных и частных заседаниях эти группы никогда не упускают случая обнаружить признаки скуки и взаимного презрения. Весело смотреть, как геометры зевают, кашляют, отхаркиваются, когда зачитывается какой-нибудь мемуар по химии: как химики ухмыляются, харкают, кашляют, зевают, когда зачитывается мемуар по геометрии.

Если каждая группа действует таким образом, то отдельные лица обращаются друг с другом не лучше и собратья милостиво расточают друг другу сотни любезных эпитетов. Кондорсе у них — литературный проходимец; Рошон — зазнавшийся мужлан; Лаланд — мартовский кот, завсегдатай веселых домов».

Примечания

1. В данном случае Марат имеет в виду Пьетро Аретино — итальянского поэта и драматурга (1492—1557), известного своими интригами и написавшего ряд скабрезных произведений.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

«Кабинетъ» — История астрономии. Все права на тексты книг принадлежат их авторам!
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку