Материалы по истории астрономии

На правах рекламы:

almansa 400 гитара классическая AEROMUSIC

Лаплас и Петербургская академия наук

Как известно, великий математик, физик и астроном, петербургский академик Леонард Эйлер, значительную часть жизни проведший в России, был предшественником Лапласа в небесной механике. Последний вместе с Лагранжем углубил и уточнил многие проблемы, впервые решавшиеся Эйлером. К сожалению, о переписке Лапласа с Эйлером известно мало1.

Сохранились два письма Лапласа к другому петербургскому академику — Фридриху-Теодору Шуберту и адресованная ему же приписка к письму Ж.Л. Даламбера. В 1798 г. Шуберт издал на немецком языке «Курс теоретической астрономии», высоко оцененный в разных странах.

Вот выдержки из этой переписки, опубликованной в переводе с обширными комментариями Н.И. Идельсона в I томе «Научного наследства» Академией наук СССР в 1948 г. (с. 778 и след.). Теперь Лаплас писал уже как почетный член (с 1802 г.) Петербургской академии наук.

Собственноручная приписка Лапласа к письму Даламбера Ф.-Т. Шуберту из Парижа от 7 апреля 1803 г.:

«Я имею честь выразить господину Шуберту мою благодарность за экземпляры его превосходного сочинения, которые он прислал2. Я когда-то получил экземпляр, — который он послал мне; я думал, что доставлю ему удовольствие и буду действовать в соответствии с его желанием, выраженным мне, отдав от его имени второй экземпляр Институту. Я прошу господина Шуберта принять выражение моих искренних чувств уважения и привязанности. Я в высшей степени польщен теми чувствами, которые столь замечательный ученый выражает по отношению ко мне.

Лаплас».

Из писем Лапласа к Шубертуг

«Париж, 5 ноября 1811 г.

Милостивый государь,
Мною получено письмо, которое Вы сделали честь мне написать, вместе с приложенными к нему наблюдениями нынешней кометы. Соответственно с Вашим пожеланием, я передал их в Институт и в Бюро Долгот. Эти учреждения поручили мне передать Вам их благодарность; в то же время они просят Вас прислать им продолжение Ваших наблюдений, которые будут очень важны для точного определения элементов орбиты кометы и для установления ее эллиптичности... Это светило наблюдали непрерывно на императорской обсерватории в Париже... Господин Бувар вывел из одних этих наблюдений следующие элементы... [далее приводятся элементы... — Б. В.-В.].
Благоприятное положение С.-Петербурга в отношении этого светила, может быть, позволит Вам наблюдать его дольше, и это, в соединении с точностью Ваших наблюдений, делает их для нас весьма ценными...
В свое время я передал Институту Ваше превосходное сочинение3 по популярной астрономии, которое Институт принял с благодарностью. Я прошу Вас принять мою благодарность за экземпляр, который Вы были столь добры мне прислать. К несчастью, я не знаю немецкого языка; но один из моих друзей... согласился дать мне очень подробный обзор Вашего сочинения, вполне достойного других Ваших трудов и заслуживающего быть переведенным на французский язык. Я прошу Вас поверить, милостивый государь, что никто не воздает Вам большей справедливости, чем я, и никто больше меня не дорожит Вашим уважением и Вашей дружбой.
Не откажите же взамен отвечать мне такими же чувствами, которые Вы уже давно вызвали во мне, и с выражением которых я имею честь быть, милостивый государь, вашим покорным слугой.

Лаплас.

Я предполагаю послать Вам с первой оказией только что вышедший обширный мемуар по анализу, в частности по теории вероятностей, в котором я своеобразным способом доказываю, что метод наименьших квадратов [при анализе] ошибок наблюдений, когда вопрос идет о получении средних из большого количества наблюдений и об исправлении посредством их [искомых] элементов, в каком угодно числе, является самым предпочтительным и обоснованным теорией вероятностей.

В данный момент в обсерватории в Париже я устанавливаю большой повторительный круг, имеющий приблизительно метр в диаметре и конструированный господином Рейхенбахом. Если я не ошибаюсь, это — наиболее совершенный астрономический инструмент из всех существующих. Бюро Долгот с благодарностью приняло этот мой подарок обсерватории, выразив пожелание, чтобы этот прекрасный инструмент применялся специально для наблюдений Луны, с целью усовершенствования лунных таблиц и для определения с наибольшей точностью неравенства в ее движении, зависящего от фигуры Земли».

Во втором письме от 12 декабря 1814 г., отправленном из Парижа после заключения мира, когда Наполеона сослали (в том же году) на остров Эльба, Лаплас писал Шуберту:

«Милостивый государь,
Я осмеливаюсь просить Вас представить от моего имени в Императорскую Академию наук в Петербурге приложенный экземпляр второго издания моей Аналитической теории вероятностей; прошу Вас также благосклонно принять лично для Вас предназначенный экземпляр моего Философского опыта о вероятностях, который, как Вы увидите, является только введением, помещенным в начале первого сочинения. Я бы очень желал, чтобы это Вас заинтересовало; я хотел бы также, чтобы Вы увидели в этом почтительном подношении выражение чувства уважения, которые Вы мне издавна внушили. Счастливый мир, последовавший за бедственными войнами, столь долго опустошавшими Европу, восстановит вновь старые связи между учеными... Господин Бувар только что закончил большой труд о Юпитере и Сатурне... и ему удалось составить таблицы, которые воспроизводят эти наблюдения с точностью не ниже 12 секунд...
Примите, милостивый государь, выражение моих искренних чувств уважения и привязанности.

Лаплас».

Примечания

1. Наиболее раннее (видимо, первое) письмо Лапласа к Л. Эйлеру (от 30 мая 1772 г.) описано в кн.: Ученая корреспонденция Академии наук XVIII века: 1766—1782. — М.: Изд-во АН СССР, 1937, с. 223 (полностью опубликовано в кн.: Леонард Эйлер. — Л.: Изд-во АН СССР, 1935, с. 124). В нем Лаплас обращался с просьбой опубликовать в Петербурге две его работы, публикация которых в Париже могла быть осуществлена лишь позднее. В «Ученой корреспонденции... XVIII века» приведено также письмо Лапласа (от 19 июля 1782 г.) в Петербургскую академию наук (с припиской: адресат неясен) по поводу работы Л. Эйлера об определении возмущений в движении Земли, вызываемых Венерой.

2. Приписка Лапласа касается, очевидно, получения им популярного курса астрономии на французском языке, изданного Шубертом в том же 1803 г. — Из примеч. Н.Я. Идельсона.

3. Во второй части письма говорится о популярном французском курсе Шуберта (1803 г.) и о его немецком трактате (1798 г.). В приписке идет речь о мемуаре 1810 г. (вошедшем затем в «Аналитическую теорию вероятностей» Лапласа). — Из примеч. Н.И. Идельсона.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

«Кабинетъ» — История астрономии. Все права на тексты книг принадлежат их авторам!
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку