Материалы по истории астрономии

На правах рекламы:

Купить ритуальные и траурные корзины купить корзину на похороны купить-венок.рф.

Астрология и Средневековая Наука

Астрология была частью системы средневековых наук, и, в качестве таковой, взаимодействовала с другими областями знаний. Например, в основе астрометеорологии лежало заключение о том, что звезды и планеты оказывают физическое влияние, в виде жара, или влажности, посредством эфира передаваемое Земле и вызывающее бури, наводнения, или засуху. Кометы, появление которых было более редко и более драматично, всегда рассматривались, как предвестники великих событий на Земле. Возможно, покажется странным, что Птолемей ничего не говорил о них. В средние века количество литературы на тему о кометах значительно возросло. Джоффре из Меу, ученый, работавший в Париже и Оксфорде в промежутке между 1315 и 1350 гг., рассматривал две теории происхождения комет. Одна из теорий рассматривала кометы, как специально созданные божественной волей и предназначенные для предупреждения о грядущих событиях. Сам Джоффре придерживался другой теории, считая, что они естественным образом возникают в небе, в результате конъюнкций, или аспектов планет, значительно увеличивая важность этих событий. Иногда верили в то, что кометы производят физический эффект пара, горячего, или холодного, влажного, или сухого, влияющего на воздух и оказывающего странное, возможно, отравляющее, действие. На тему о кометах Джоффре написал работы, вышедшие в свет в 1315 и 1337 гг., где он предсказал, что токсические эффекты спровоцируют увеличение количества физических болезней и политических беспорядков. Многие средневековые авторы пытались классифицировать кометы, разделив их на типы в соответствии с принадлежностью к определенной планете, природой которой они обладали. Конечно, в средние века не знали о природе и протяженности атмосферы Земли, соответственно, между атмосферными и астрономическими явлениями не проводилось различие. Связь между астрономией и метеорологией имеет древние корни, восходящие к ранним Вавилонским предзнаменованиям. Эта связь сохранялась в умах народа на протяжении столетий благодаря предсказаниям погоды, содержащимся в ежегодных альманахах.

Наукой, обеспечившей астрологию необходимой инфраструктурой, конечно, была математика. Отсутствие астрономических данных в Латинский период явилось одной из основных причин того, что астрология почти исчезла на Западе, начиная с позднеримского периода. Когда, в 12 веке, началось возрождение астрологии на Западе, существенным было то, что с арабского языка были переведены не только теоретические и философские работы, но, также, касающиеся математических методов, позволяющих вычислить позиции небесных тел. Основная работа на тему планетарных движений, «Альмагест» Птолемея, была недоступна латинянам в течение тысячи лет после ее создания, до тех пор, пока Жерар Кремонский не перевел ее на латынь, приблизительно, в 1175 году. Математические методы были изложены в форме текстов, где анализировалось движение каждой из планет таким образом, что возможно было определить ее положение в любой избранный момент — говоря астрологическим языком, планеты можно было расположить в гороскопе.

Такие тексты начинались с основания системы счисления, где приводилось положение каждой планеты в век создания работы. Затем следовали данные об основных скоростях планет, параметрах их движения в широте и долготе, периодах ретроградного движения и невидимости, а также все данные, необходимые астроному для составления графика перемещений небесных тел. К математическим формулам были добавлены таблицы, где отражались основные положения каждой из планет, которые они займут в определенный период будущего времени. Для астролога эта часть текста являлась очень важной, даже если сам он был искусным математиком. Самыми важными средневековыми текстами этой разновидности были Толедские Таблицы и Таблицы Альфонсина. Первые были составлены группой Исламских астрономов, работавших в Толедо во второй половине одиннадцатого века. Сто лет спустя возникли их версии на латыни, которые использовались во Франции и Англии с необходимыми поправками на широту. Толедские Таблицы были основаны на математике Птолемея и являлись подспорьем всей математической астрономии на протяжении двух веков. Затем их сменили Таблицы Альфонсина, которые также были созданы в Толедо под покровительством Короля Альфонсо Мудрого. Относящиеся к эпохе 1252 г., они представляли собой работу Иудейских, Мусульманских и Христианских ученых и содержали много дополнительного материала, касающегося астролябии, прецессии, компутуса и прочего, и являлись энциклопедией астрономии. Распространение сначала Толедских, а, затем, Таблиц Альфонсина было необходимым предвари тельным условием, обеспечивавшим распространение практической астрологии в Европе.

В то время, как немногие астрологи были также и умелыми математиками, способными произвести для себя детальные расчеты, росло число тех, кто неизбежно должны были пользоваться заранее изготовленными таблицами, им необходимо было понимать суть поправок, которые делались в отношении различных широт и веков. Ведущий математик, Аделяр из Баса, был большим почитателем Исламской науки и переводчиком нескольких важных трудов с арабского языка на латынь. Он был единственным человеком в Англии двенадцатого столетия, способным сделать настоящий гороскоп.

Тем не менее, до нас дошли некоторые из его гороскопов, содержащие серьезные технические ошибки, например, он не сделал поправок широты, взятой из используемых им арабских таблиц. Если Аделяр был типичным практиком двенадцатого века, то необходимо было некоторое время для того, чтобы Европейские астрологи научились пользоваться математической основой астрологии. В конце четырнадцатого века, напротив, сферическая астрономия заняла место в плане университетского образования, а такие ученые, как Ричард Уоллингфорд из Англии и Николя Оресмэ из Франции досконально изучили теорию планетарных движений.

Развивающаяся наука алхимия была одной из самых впечатляющих и противоречивых средневековых наук. Она была скрыта темным покрывалом философии арканов даже больше, чем астрология. Существовал один особый аспект алхимии, тесно связывавший ее с астрологией — то, что металлы каким-то образом соответствовали каждой из планет, приобретая ее свойства. Эта доктрина берет свое начало в ранних научных источниках Египетской Александрии. Естественно, легко соотнести золото с Солнцем, а серебро — с Луной. Менее очевидными были соотношения Марса и железа, меди и Венеры, ртути и Меркурия, Юпитера и олова, Сатурна и свинца. Похоже на то, что некоторые алхимики-писатели считали, что эти металлы прибыли на Землю с соответствующих им планет, возможно, во время космических бурь. За физическими манипуляциями алхимика стояла вера в то, что он оперирует не только физической материей, но и трансцендентными силами планет, действующими посредством их земных вместилищ. Все алхимики изучали астрологию для того, чтобы вычислить наиболее благоприятное время для своих экспериментов.

Из идеи о соответствиях следует доктрина о талисманах, вера в то, что сила знаков Зодиака, или планет может быть придана их об разам, вырезанным на драгоценных камнях, или металлах, если сделать это в верное, с астрологической точки зрения, время. Это было уже близко к магии, и, с религиозной точки зрения, неприемлемо. Эффекты действия талисманов легко могли быть признаны происками демонов. Эту практику часто рассматривали и, конечно, прекратили, такие корифеи, как Гроссетест и Альберт Великий. Принцип соответствий также лежит в основе использования трав в медицине и веры в то, что растения принимают качества небесных тел. Этот факт использовался для того, чтобы усилить, или ослабить влияние планет на тело человека. Гелиотроп считался связанным с Солнцем, пион с Луной, Сатурн — с борцем, а Юпитер — с репейником. Фенхель считался растением Марса, а Вербена — растением Меркурия. Это — пример наиболее распространенных соответствий, хотя у каждого астролога был свой список и свои предпочтения.

В древнем Вавилоне знамения использовались для предсказания течения заболевания. Наукой, наиболее близко примыкавшей к астрологии в средние века, была медицина, вызывавшая даже больший интерес, чем алхимия. Все медицинские светила средних веков и эпохи Возрождения без исключения признавали то, что изучение астрологии необходимо для того, чтобы заниматься медициной. Как сказал один из них: «Все вещи здесь, внизу, воздух, вода, соединения, болезнь и прочее претерпевают изменения в соответствии с движениями планет». Со времен эры классицизма, когда были заложены основы Гиппократом и Галеном, принципы медицинской астрологии почти не изменились. Сначала четыре элемента, или качества, проявляют себя в человеческом теле, как четыре «сока», а именно, кровь, черная желчь, флегма и желтая желчь. Эти «соки», в свою очередь, ответственны за четыре темперамента — сангвинический, меланхолический, флегматический и холерический. Каждый индивидуум сочетает в себе эти четыре темперамента, но, когда их баланс нарушен, возникает заболевание. Единственной и величайшей причиной нарушения данного равновесия является движение планет, чьей физической природе присущи эти качества. Доминирование такой горячей планеты, как Юпитер, или прохладной, как Сатурн, возбуждает «приливы» и «отливы» соответствующего «сока» в теле человека. Итак, обычно качества планет сопоставлялись с «соками» таким образом:

Солнце — Горячее и Сухое — Холерический
Марс — Горячий и Сухой — Холерический
Юпитер — Горячий и Влажный — Сангвинический
Сатурн — Холодный и Сухой — Меланхолический
Луна — Холодный и Влажный — Флегматический
Венера — Холодный и Влажный — Флегматический
Меркурий — Изменчивый — Изменчивый

Второй великий принцип диагностики и лечения заключался в том, что все части человеческого тела считались подчиняющимися особому влиянию одного из Знаков Зодиака, от головы, соответствующей Овну, до стоп, соответствующих Рыбам. Эта схема была получена путем наложения изображения фигуры человека на круг Зодиака. Она явилась самым впечатляющим наглядным примером соотношений между человеком и Космосом. Таким образом, врач должен был сначала исследовать гороскоп пациента, для того, чтобы выяснить, каков его темперамент, затем определить время начала болезни и подходящий момент для лечения. Этот вид медицины в значительной степени базировался на теории критических моментов, когда болезнь может либо окончиться смертью, либо исчезнуть.

У Чосера врач мог:

«Угадать восхождение звезды
Где находилась судьба пациента.
Он знал путь каждой из болезней,
Будь она вызвана холодом, жаром, влагой, или сухостью».

Начиная с тринадцатого столетия в Европейских университетах начали преподаваться данные медицинские принципы. Медицина заняла свое место наряду с философией и другими науками, такими, как математика и астрономия, почерпнутыми из тех же, классических, или Исламских источников. В этот период астрологические термины стали частью Английского языка. Темпераменты, получившие название в честь планет, были таковы: мартиальный, меркуриальный, жовиальный и прочие. Также возник термин «лунатик» — находящийся под влиянием Луны. Английское слово «дизастер» означает нечто, пришедшее от звезд; «консидер» — то, что решили звезды; плохие, или хорошие «аспекты» вопроса. Позже появились термины: «венерическая» болезнь и «инфлюэнца», которые говорят о том, насколько астрология все еще доминировала над медицинской мыслью.

В 1184 г. имела место большая конъюнкция планет, не вызвавшая катастрофических результатов. Тем не менее, на полтора столетия позже такая же конъюнкция Сатурна, Юпитера и Марса в Водолее была соотнесена современниками этого явления с действительно катастрофическим событием. В 1347 г. Черная Смерть — бубонная чума — появилась с запада и прошла по Европе, уничтожив примерно одну треть всего населения за два года. Как врачи, так и ученые рассуждали о возможной причине этой катастрофы. Медицинский факультет Парижского Университета, уполномоченный высказаться об этом кризисе, приписал его «испорченному воздуху», причиной чего явилась конъюнкция. Джон Ашендон, астролог, практиковавший в то время в Оксфорде, специально изучил теорию конъюнкций, обратив внимание на следующую, долженствующую произойти в 1365, когда планеты Юпитер и Сатурн переместятся из «троицы» воздуха в таковую же воды в знаке Скорпиона. Он посчитал, что конъюнкция предвещает великие религиозные события, возможно, уничтожение Сарацинов, которым наследует новая секта, такая же ложная и жестокая. Данная идея о том, что Исламская вера стоит перед лицом катастрофы, была широко распространена в то время. Ее источником было предсказание Абу-Машара о том, что Ислам будет жить 693 года. На наш взгляд, это не является очевидным доказательством связи между планетарной конъюнкцией и таким кризисом, как Черная Смерть. Тем не менее, как и в случае многих средневековых наук, такие соотношения описывались теоретически, или концептуально. Не было, и не могло быть точных описаний того, каким образом осуществлялось подобное взаимодействие. Теория качеств и принцип соответствий вместе образовывали концептуальную схему, ясную и практичную, детальное действие которой, тем не менее, никогда не раскрывалось.

Астролябия астролога, снабженная указателями для каждой из планет, для определения их положений в знаках и домах. Гороскоп не обязательно должен быть написан, его можно прочитать непосредственно. (Музей Истории Наук, Оксфорд)

Очевидно, что теперь астрология заняла центральное место в Европейской интеллектуальной жизни, это произошло благодаря возникновению существенного разделения естественной и судебной астрологии. Важность этого разделения видна на примере судьбы Чекко де Асколи, единственного известного нам средневекового астролога, сожженного на костре из-за его произведений. Чекко читал лекции по медицине и астрономии в Болонье. В 1324 г. он был признан виновным в преступлении против веры. Ему было приказано прекратить преподавательскую деятельность. В 1326 г., в то время, как он был придворным астрологом во Флоренции, ему снова было предъявлено то же обвинение, и он был казнен на следующий год. У нас нет ясного доказательства, датируемого тем временем, по поводу того, что именно сказал, или написал Чекко противоречащего. Его труды, дошедшие до нас, кажутся довольно обычными, хотя, возможно, они были подделаны позднее, ради теологического соответствия. Авторы более поздних комментариев пишут, что он рассматривал с астрологической точки зрения жизнь Христа, а также составил его гороскоп, утверждая, что его рождение в человеческой форме сделало его субъектом влияния звезд. Если это — правда, это означает, что Чекко нарушил запрет, наложенный на судебную астрологию, а также решил рассмотреть самый провокационный пример, который мог найти. Тем не менее, наказание, которому был подвергнут Чекко, не послужило сигналом к всеобщей атаке на астрологов. Это говорит о том, что в его случае существовали особые обстоятельства. Этот эпизод заставляет вспомнить о тех причинах, по которым одну тысячу лет назад астрология была отвергнута, как неуместная с точки зрения Христианского взгляда на мир. Астрология вернулась как часть новой формы естественной философии, появившейся в двенадцатом веке из вновь открытых классических и Исламских источников. Христианские церковники теперь находили эту естественную философию интеллектуально удовлетворительной, хотя для астрологии все еще были установлены рамки: утверждение, что человеческая судьба является субъектом действия звезд, все еще отвергалось, а рассуждения на тему свободы воли, данной Богом, были абсолютно неприемлемы.

«Кабинетъ» — История астрономии. Все права на тексты книг принадлежат их авторам!
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку