Материалы по истории астрономии

На правах рекламы:

www.kz77.ru/

• Подбор оборудования для охраны периметра от IPДом, ИК-барьеры

Историко-астрономические исследования. Выпуск V / ответственный редактор П.Г. Куликовский, Москва, 1959

Н.Б. Лаврова

Очерк истории астрономической библиографии


Часть 1 Часть 2



Часть 2

БИБЛИОГРАФИЯ РУССКОЙ АСТРОНОМИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Библиографирование русской астрономической литературы до появления специальной библиографии естественно­научной литературы (XVIII в. — 70-е годы XIX в.)

Начало научных астрономических работ в России относится к периоду реформ Петра,

Мы не касаемся более раннего периода в развитии русской астрономии; наблюдения русскими небесных явлений, известные нам по летописям, их уменье ориентироваться и определять время по звездам и т. п., не имеют значения для развития библиографии, так как они не повлекли за собой появления научной литературы. Только развитие научной астрономии сопровождалось развитием специальной литературы.

когда быстрое развитие хозяйства страны потребовало изучения и освоения ее необъятной территории и усовершенствования методов навигации.

Для всего этого нужны были специалисты. В 1701 г. в Москве была организована «школа математических и навигацких хитростно искусств учения» и при ней обсерватория, помещавшаяся в Сухаревой башне. Здесь проходили практику в необходимых для мореплавания астрономических наблюдениях морские штурманы, обучавшиеся в школе.

Известно, что сам Петр очень интересовался астрономией, производил наблюдения и был в курсе современных ему достижений этой науки. Он был убежденным коперниканцем и инициатором пропаганды коперниканских идей в России. По его указаниям велась популяризация астрономических знаний, которая заключалась в распространении научных представлений о мироздании и разъяснении предстоящих небесных явлений. Так, например, перед солнечным затмением 1706 г. проводилась разъяснительная работа о причинах затмения, и в единственной в то время газете «Ведомости о военных и иных делах» была помещена заметка о предстоящем затмении.

В этот период зародилась русская астрономическая литература. В соответствии с задачами времени это были различные руководства,

Вернее, астрономические разделы в различных руководствах, например, учебниках географии и "Арифметике" Магницкого.

справочники и популярная литература; среди этой последней были два издания перевода научно-популярной книги Гюйгенса с пропагандой учения Коперника и идеи множества обитаемых миров — «Книга мирозрения или мнение о небесно-земных глобусах и их украшениях» (1717 и 1724 гг.), первая русская карта звездного неба — в книге «Уготование и толкование ясное и зело изрядное красно образного поверстания кругов небесных...» (1699 г.) и месяцесловы, ежегодно издававшиеся с 1709 г. Научной же в полном смысле слова литературы, т. е. с изложением научных исследований, в петровское время еще не было. Начало регулярных исследований относится ко времени открытия Академии наук и академической обсерватории, т. е. к 1725 г.

В работе Академии наук астрономия сразу заняла одно из первых мест. Последующие десятилетия были годами неуклонного роста русской астрономии. Она развивалась сначала трудами академиков иностранного происхождения (Делиль, Эйлер и др.), а затем и русских, среди них М.В. Ломоносова, деятельность которого и в области астрономии обогатила науку гениальными предвидениями и открытиями исключительной важности. В том же XVIII в. протекала деятельность других русских астрономов — А.Д. Красильникова, С.Я. Румовского, Н.И. Попова, П.Б. Иноходцова и др.

Росту и успехам русской астрономии соответствовало развитие астрономической литературы.

С открытием Академии наук в России появилась научная периодическая печать. Первым научным журналом были «Commentarii Academiae Imperialis Petropolitanae», которые начали выходить в 1728 г.

До шестидесятых годов XVIII в. научная периодика издавалась исключительно Академией наук. Основным изданием были латинские «Commentarii» (1728—1751), затем — «Novi Commentarii Academiae Scientiarum Imperialis Petropolitanae» (1750—1776), «Acta Academiae» (1780—1782), «Nova Acta» (1786—1806). В этих изданиях, продолжавших друг друга, помещалось большинство публиковавшихся в России научных работ. Астрономическим работам они отводили много места.

Статей по астрономии было:

в «Commentarii» 38 (в 14 томах),

в «Novi Commentarii» 53 (в 24 томах),

в «Acta» 32 (в 6 томах),

в «Nova Acta» 42 (в 15 томах).

Сведения взяты из книги H ouzeau et Lancaster, «Bibliographie générale de l'astronomie», vol. 2.

Рефераты научных статей из этих журналов печатались в «Кратком описании комментариев» (1728 г.) и «Содержании ученых рассуждений Академии наук» (1748—1754 гг.).

Ученые труды издавались также отдельно; это были главным образом руководства, переводы, публичные речи академиков.

Много астрономических статей помещалось в издававшихся Академией наук календарях

В сороковых годах в некоторых календарях («Месяцеслов в пользу домостроителей», «Месяцеслов с наставлениями» и др.) помещались научно-популярные статьи и заметки. Собранные вместе лучшие из них составили «Собрание сочинений, выбранных из месяцесловов».

и популярных журналах: «Исторические, генеалогические и географические примечания в Ведомостях» (1728—1742) и несколько раз менявших заглавие «Ежемесячных сочинениях, к пользе и увеселению служащих» (1755—1764).

Начиная со второй половины 60-х г. издательская деятельность Академии наук в области естественных наук несколько уменьшилась. Научная периодика издавалась только на латинском языке. Это были «Acta» и «Nova Acta»; издания, подобного «Описанию комментариев», не было. На русском языке печатались только популярные издания: «Собрания сочинений, выбранных из месяцесловов» (1785—1793), «Академические известия» (1779—1781), которые содержали статьи о новых открытиях и о деятельности различных Академий, а также по истории наук, «Новые ежемесячные сочинения» (1786—1796); последний журнал сильно отличался от предшествовавших ему «Ежемесячных сочинений»: естественнонаучная часть его была значительно меньше литературной, астрономических статей помещалось мало.

В конце 80-х гг. в России появляются первые научно-популярные неакадемические журналы. Астрономической тематике отводилось немало места в издававшихся Новиковым «Размышлениях о делах Божиих» (1787—1788), «Магазине натуральной истории, физики и химии» (приложение к «Московским ведомостям», 1788—1790). Отдельные статьи по астрономии встречаются в журналах «Растущий виноград», «Детское чтение» и некоторых других.

В девяностых годах XVIII в. было прекращено издание многих научно-популярных журналов, а в других значительно выросла литературная часть за счет естественно­научной.

Основная масса научных книг и статей печаталась на латинском языке, некоторая часть — на французском. По-русски печатались научно-популярные книги и статьи, большая часть учебных руководств, публичные речи академиков и сокращенное изложение научных работ академиков в «Кратком описании Комментариев» и «Содержании ученых рассуждений Академии наук».

Количественный рост литературы по астрономии, изданной в XVIII в. в России, показывают следующие цифры:

Период Календари Книги Статьи
на русск. на иностр. на русск. на иностр.

до 1700 г.

1700-1725

1726-1774

1746-1774

1775-1799

7

39

46

130

122

1 (с картой)

3 и 1 карта

4

17

15

4

25

2

1

34

40

85

38

119

152

Всего 344 40 и 1 карта 31 160 309

По материалам «Русской физико-математической библиографии» В.В. Бобынина.

Несмотря на неуклонный рост книжной продукции России, число книг по астрономии, научных и популярных, оригинальных и переводных, было незначительно. Поэтому не могла возникнуть потребность не только в специальной астрономической библиографии, но даже в выделении раздела астрономии в общих библиографиях.

Начало XIX в. в России ознаменовалось либеральным курсом политики Александра I, обусловленным необходимостью развития промышленности и торговли, улучшения военной подготовки России. Мероприятия в области народного просвещения, открытие ряда университетов, основание Московского общества испытателей природы — первого естественнонаучного общества России, ослабление цензуры, не могли не сказаться положительно на развитии естественных наук, в том числе и астрономии. Была открыта новая обсерватория в Дерпте (в 1809 г.). Астрономию стали преподавать в университетах. Как известно, после войны 1812 г. либеральный курс сменился реакцией. Цензурный гнет, преследование «вольнодумства» в преподавании естественных наук создавали тяжелые условия для развития астрономии. Но необходимость астрономии для геодезических и картографических работ, важных для освоения новых областей и для морского дела, заставляли правительство проявлять внимание к развитию этой науки. Были открыты новые обсерватории: морская в Николаеве (1821 г.), университетские — в Москве (1830 г.), в Казани (1833 г.). Все эти обсерватории были, однако, плохо оборудованы, работали разобщено и не могли выполнить всего необходимого для развития исследовательских работ. К тридцатым годам этот вопрос встал настолько остро, что правительство выделило средства для оборудования крупной обсерватории, которая и была построена в 1839 г. под Петербургом, на Пулковском холме.

Открытие Пулковской обсерватории, оборудованной по последнему слову техники, было событием большой важности для развития русской и мировой астрономии. Директором ее был назначен выдающийся русский астроном В.Я. Струве; он же возглавлял работы по проектированию, постройке и оборудованию обсерватории.

Обсерватория в короткое время завоевала прочный авторитет в ученом мире. В 1845 г. был опубликован первый из знаменитых пулковских звездных каталогов. К 25-летию обсерватории было уже опубликовано 159 работ пулковских астрономов, в том числе такое выдающееся произведение, как «Etudes de l'astronomie stellaire» В.Я. Струве. Обсерватория успешно выполнила свои задачи по части геодезических работ. Все крупные геодезические мероприятия проводились под руководством и при непосредственном участии пулковских астрономов.

Успехами Пулковской обсерватории в области звездной астрономии и астрономо-геодезическими работами ограничиваются в основном достижения русской астрономии в 40— 50-е годы. Работа других обсерваторий не была отмечена значительными научными результатами, хотя в это время была реконструирована Московская и вновь построена Киевская обсерватория. Наиболее интенсивной деятельностью отличалась Казанская обсерватория, из которой вышли замечательные работы М.А. Ковальского.

В издании книг астрономического содержания в начале века наблюдался некоторый подъем, продолжавшийся до 1815—1816 гг. За пятилетие 1801—1806 гг. было издано 16 книг по астрономии (в то время как за предыдущие 25 лет было издано 17 книг).

Научная периодика России обогатилась изданием нового типа — «Mémoires de la Société des Naturalistes de Moscou» — журнала Московского общества испытателей природы, возникшего в 1805 г. Это издание не помещало астрономических статей; они появились только в «Bulletin de la Société des Naturalistes», который начал издаваться с 1829 г. В «Bulletin» был напечатан ряд работ Д.М. Перевощикова и других астрономов.

В тридцатых годах начали издаваться «Ученые записки» университетов, Казанского (с 1834 г.) и Московского (с 1838 г.). В 1817 г. вышел первый том трудов руководимой В.Я. Струве обсерватории Дерптского университета

Струве работал в Дерпте до открытия Пулковской обсерватории.

«Observationes astronomicae institutae in Specola Universitatis Dorpatensis». Это было первое в России издание обсерватории и первое продолжающееся издание, специально посвященное астрономии; тома его выходили в среднем раз в два года. Пулковская обсерватория в первые десятилетия своих трудов не издавала, так как средств на это отпущено не было и штат был мал. Работы пулковских астрономов печатались в различных академических изданиях.

Статьи геодезического содержания помещались в изданиях возникшего в 1845 г. Русского географического общества

В нем было отделение «математической географии», первым председателем которого был Струве.

и «Записках Военно-топографического отдела Главного штаба».

Количество научных работ по астрономии:

Годы

В издан. Академии

наук

В изданиях

университетов

В изданиях

научных обществ

В изданиях

обсерваторий

1801-1830

1831-1860

90

180

23

7

14

28

Здесь подразумеваются статьи, заметки и ряды наблюдений.

Из этой таблицы видно, что хотя публикация научных статей перестала быть привилегией Академии наук, все же большинство научных статей по астрономии печаталось в академических изданиях — «Mémoires», «Bulletin» и др.

Большая часть этих изданий публиковалась на иностранных языках — французском и немецком. Значительная часть научных работ была еще написана по-латыни. На русском языке издавались учебники, популярная литература и небольшое количество книг и статей. По данным И.П. Быстрова,

Систематический реестр русским книгам с 1831 по 1846 г., СПб., изд. Ольхина, 1846.

с 1831 по 1864 г. на русском языке была издана 31 книга по астрономии; за этот же промежуток времени на иностранных языках только Академией наук было выпущено 12 астрономических кни,

Сhémiо t M., Tableau générale méthodique et alphabétique des matières contenues dans les publications d'Académie Imp. des Sciences de St. — Petersburg depuis sa fondation. I partie. Publications en langues étrangères. St. — Pbg., 1872.

не считая трудов монографического характера, опубликованных в академических изданиях.

По приблизительным подсчетам, произведенным в библиотеке Гос. астрономического института им. П.К. Штернберга, за время 1800—1870 гг. в России вышло около 800 названий астрономических работ (не считая популярных статей). Кроме того, значительная часть работ русских ученых публиковалась в иностранных журналах, особенно в «Astronomische Nachrichten». По тем же подсчетам в «Astronomische Nachrichten» с 1823 по 1870 г. было напечатано приблизительно 600—700 статей и заметок русских ученых.

В рассматриваемый период в России не существовало специальной библиографии естественнонаучной литературы. Литература русского естествознания отражалась только в указателях общей библиографии.

Общая русская библиография начала интенсивно развиваться еще в XVIII в., что явилось следствием повышения общей культуры страны, введения гражданского шрифта и расширения книгопечатания. Уже в середине века А.И. Богдановым, библиотекарем Академии наук, была сделана первая попытка составления полного перечня (репертуара) русских книг, появившихся с начала книгопечатания; но библиография Богданова осталась в рукописи. Ко второй половине XVIII в. относится появление ряда значительных библиографических трудов (например, «Опыт исторического словаря российских писателей» Н.И. Новикова, «Russische Bibliothek» Бакмейстера), и в начале XIX в. увидел свет известный 5-томный труд В.С. Сопикова (1765—1818) «Опыт российской библиографии»,

Сопиков В. С., Опыт российской библиографии... Часть 1—5, СПб., 1813—1821.

Часть 1 Часть 2 Часть 3 (1815) Часть 4 (1816) Часть 5

Сопиков В. С., Опыт российской библиографии. Изд. 2-е, Редакция, примечания и дополнения и указатель В.Н. Рогожина, ч. 1—5, СПб., изд. Суворина, 1904—1906 Часть 1 Часть 2 Часть 3 Часть 4 Часть 5

Рогожин В. Н., Указатель к «Опыту российской библиографии» В.С. Сопикова, СПб., изд. Суворина, 1908, 254 стр. [1]

в котором в алфавитном порядке перечислялись книги на русском и церковнославянском языке, появившиеся до 1813 г.

Одновременно с «Опытом» Сопикова появилась первая библиография, составители которой ставили своей задачей не только показ общей культуры России, но и состояния отдельных наук. С этой целью материал в ней был расположен в систематическом порядке, и регистрировались издания не только на русском, но и на других языках, — «Систематическое обозрение литературы России... с 1801 по 1806 год».

Шторх А. К. и Аделунг Ф. П., Систематическое обозрение литературы России в течение пятилетия с 1801 по 1806 год, ч 1, 2. СПб., тип. Ширра, 1810—1811. Часть 1. Российская литература, 1810, XXXXVIII, 352 стр.; часть 2. Иностранная литература в России, 1811, XVII, 200 стр.

Эта библиография была составлена двумя крупными русскими учеными — экономистом А.К. Шторхом (1766—1835) и историком Ф.П. Аделунгом (1768—1843).

По замыслу составителей, «Обозрение» должно было дать полную картину состояния русской науки, так как оно охватывало книги и статьи, напечатанные на русском и иностранных языках, а также переводы русских книг и статей на иностранные языки. В действительности составителям не удалось полностью отразить статьи. Академические издания, в которых только и помещались в это время научные статьи, не расписаны. Во втором томе (литература на иностранных языках) статей по астрономии не указано совсем; в первом томе (литература на русском языке) их всего 9, в то время как у В.В. Бобынина

Русская физико-математическая библиография, т. 3, вып. 1.

за этот же период их отмечено 36. «Обозрение» не давало полного представления о состоянии русской астрономии.

Последующие библиографии отечественной литературы — «Роспись» библиотеки Смирдина, «Систематический реестр русским книгам» из магазина Ольхина, каталоги книг в магазинах Глазунова, Базунова и Исакова ограничивались учетом книг и периодических изданий (в целом, без росписи статей), опубликованных на русском языке, между тем как научная литература в основном издавалась на иностранных языках.

По этой причине составленная В.Г. Анастасевичем (1775—1845) «Роспись российским книгам из библиотеки Александра Смирдина»

Роспись российским книгам для чтения из библиотеки Александра Смирдина, систематическим порядком расположенная, СПб., тип. Смирдина, 1828. Первое прибавление ... 1829. Второе прибавление ... 1832.

и составленный И.П. Быстровым «Систематический реестр русским книгам с 1831 по 1845 год» из магазина Ольхина,

Систематический реестр русским книгам с 1831 по 1845 год, СПб., изд. Ольхина, 1846

дающие с почти исчерпывающей полнотой литературу на русском языке, изданную в течение 32—33 лет, не могут дать истинного представления о русской астрономической литературе.

Это относится и к серии указателей, составленных В.И. Межовым (1831—1894), являющихся в совокупности одной из наиболее полных библиографий русских книг,

1. Систематический каталог русским книгам, продающимся в книжном магазине А.Ф. Базунова ... СПб., Базунов, 1869. (В 1870—1875 гг. изданы 1—6 прибавления к этой росписи; они охватывают период 1869—1874 гг.)

2. Систематический каталог русских книг за 1875 и 1876 годы, продающихся в книжном магазине Я.А. Исакова. (Означенный каталог служит 7 и 8 прибавлением к прежде составленному каталогу В.И. Межова, изд. А.Ф. Базунова). СПб., Исаков, 1877. То же за 1877 и 1878 годы ... 1880.

3. 3-е прибавление к систематической росписи книгам, продаю­щимся в книжном магазине И.И. Глазунова в С. — Петербурге. Составлен за время с 1873 по янв. 1881 года В.И. Межовым. СПб., тип. Глазунова, 1884. (4-е и 5-е прибавления к росписи книг в магазине Глазунова изданы в 1884 и 1889 годах и охватывают период 1881 — 1887 гг.)

изданных в 50-е, 60-е и 70-е годы XIX в. Указатели Межова представляют большой интерес для истории астрономии в России, так как в них отражены рецензии на все книги, в том числе и на астрономические, и по ним можно судить, как та или иная книга принималась читающей публикой. Например, на популярную книжку, озаглавленную «Окончательные выводы науки: Земля неподвижна», указаны три рецензии, в том числе С.П. Глазенапа и М.А. Ковальского (№ 2612 в каталоге Исакова), что указывает на серьезное отношение указанных астрономов к популяризации астрономических знаний и их протест против распространения антинаучных представлений.

Таким образом, перечисленные библиографии, отражая только литературу на русском языке, могли показать уровень популяризации научных знаний, что, конечно, является одним из показателей развития культуры в стране.

Библиография русской астрономической литературы с 70-х годов XIX в. до Великой Октябрьской социалистической революции

Специальная библиография естественнонаучной литературы появилась в России в результате подъема естественных наук, наступившего в 60-е годы XIX в.

Поражение в Крымской войне выявило военную и экономическую отсталость России; усилилось крестьянское движение и деятельность революционной интеллигенции; революционное движение в стране вынудило царизм провести реформы 60-х годов. Последовавший за этим быстрый рост капиталистического производства и производительных сил России создали благоприятные условия для развития естествознания.

В широких кругах интеллигенции усилился интерес к изучению природы. Русскому естествознанию всегда была присуща материалистическая направленность и стремление связать научные проблемы с непосредственной практикой жизни страны; во второй половине XIX в. эта особенность русской науки сказалась с новой силой. Большую роль в этом сыграли великие революционные демократы — А.И. Герцен, В.Г. Белинский, Н.Г. Чернышевский, Н.А. Добролюбов, которые в своих произведениях пропагандировали значение изучения природы и отстаивали материалистические идеи в науке. Все это имело непосредственное влияние на развитие русской науки, во многом определяя ее прогрессивный характер. Вторая половина XIX в. в России отмечена открытиями большой важности, из которых многие сделали эпоху в истории наук о природе. К этому времени относится деятельность таких корифеев, как Д.И. Менделеев, П.Л. Чебышев, И.М. Сеченов, А.М. Бутлеров, Ф.А. Бредихин и др.

В этой обстановке интенсивной работы в области естественных наук, когда увеличилось число лиц, занимающихся ими, чувствовалась настоятельная потребность в объединении научных сил, имеющихся в стране. В 60-х годах XIX в. возникли естественнонаучные общества при университетах — Московском, Петербургском, Казанском, Одесском, Киевском, Харьковском. С 1867 г. начали регулярно созываться съезды естествоиспытателей и врачей.

Этот подъем естественных наук захватил также и астрономию. Активизировалась работа русских обсерваторий, особенно Московской, где в это время директором был Бредихин; были открыты новые — в Петербурге, Харькове, Одессе и Ташкенте.

Это время подъема естествознания в стране совпало с введением в астрономию астрофизических методов исследования — спектрального анализа и фотографии, открывавших новые возможности для изучения небесных тел. Начиная с 70-х гг., уже был опубликован ряд выдающихся работ: работы В.К. Цераского по фотометрии, А.А. Белопольского по астроспектроскопии, теория кометных форм Ф.А. Бредихина.

Как астрономы-специалисты, так и любители нуждались в объединении для совместной работы и обмена опытом. Между тем в России не было ни астрономического общества, ни астрономического журнала. Правда, астрономы принимали активное участие в работах Московского общества испытателей природы, президентами которого были Ф.А. Бредихин (с 1886 по 1890 г.) и Ф.А. Слудский (с 1890 по 1897 г.), а также вновь организованных обществ — Московского математического общества, Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии при Московском университете и некоторых других, но ни в одном из них не уделялось достаточного внимания астрономии.

В съездах русских естествоиспытателей и врачей астрономы принимали активное участие, и многие достижения русской астрономии нашли здесь свое отражение. На шестом съезде (в 1879 г.) было внесено предложение об организации русского астрономического общества, но учреждено оно было только в 1890 г.: организация научного общества встречала много препятствий; большую роль сыграло противодействие некоторой части астрономов, главным образом Пулковской обсерватории, которые ссылались на то, что имеется Германское астрономическое общество и поэтому учреждение русского совершенно излишне.

Немного раньше Русского астрономического общества, с 1888 г., в Нижнем Новгороде по инициативе местной интеллигенции был организован Нижегородский кружок любителей физики и астрономии, который сразу развернул интенсивную деятельность и впоследствии сыграл большую роль в популяризации астрономических знаний и привлечении молодежи к занятию астрономией.

В истории естественнонаучной литературы в последние десятилетия XIX в. также наступает новый период. Существенной частью научной периодики становятся издания естественнонаучных обществ. В это время появились такие издания, как Журнал Русского физико-химического общества (изд. с 1873 г.), Математический сборник (изд. с 1866 г. Московским математическим обществом), Известия Русского общества любителей естествознания, антропологии и этнографии (изд. с 1866 г.) и др.

Увеличилось число публикаций университетов. Теперь их издавали не только Казанский и Московский, но и другие университеты страны — Харьковский, Киевский, Новороссийский (в Одессе), Юрьевский.

Появились специальные физико-математические журналы: физическая часть «Журнала физико-химического общества», упомянутый «Математический сборник», «Вестник физико-математических наук», издававшийся в Вильно M. М. Гусевым в 1860—1863 годах, «Физико-математические науки в их настоящем и прошедшем», издававшийся в 1885—1905 годах в Москве В.В. Бобыниным, издания физико-математических секций научных обществ и астроно­мическая периодика, о которой мы будем говорить далее.

В 60—70-е годы астрономические статьи помещало большее количество повременных изданий, чем это было раньше. Помимо академических журналов — «Mémoires de l'Académie des Sciences», «Bulletin de l'Académie des Sciences»

С 1880 г. издавались извлечения из «Bulletin» — «Mélanges mathématiques et astronomiques, tirés du Bulletin...».

и других, работы по астрономии печатались в изданиях естественнонаучных обществ: в эти годы регу­лярно помещались статьи по астрономии в «Bulletin de la Société des Naturalistes de Moscou» (среди них работы по небесной механике Ф.А. Слудского и по теории кометных форм Ф.А. Бредихина); в «Математическом сборнике» было напечатано значительное количество работ по небесной механике (H. Е. Жуковского, Б.К. Млодзеевского), работы по теории фигуры Земли Ф.А. Слудского, диссертация В.К. Цераского «Астрономический фотометр и его приложения»; в «Трудах отделения физических наук Общества любителей естествознания» за этот период содержится много работ московских астрономов. Немало астрономических статей встречается в изданиях других естественнонаучных обществ — Казанского, Новороссийского, Варшавского, Харьковского.

Астрономические работы публиковались также и в изданиях университетов, но в меньшем количестве.

Увеличилось число изданий обсерваторий. Стали регулярно издавать свои труды обсерватории — Пулковская («Observations» — с 1869 г., «Publications» — с 1893 г.), Московская («Annales de l'Observatoire de Moscou» — с 1874 г.), Киевская («Annales de l'Observatoire de Kiew» — с 1879 г.), Ташкентская («Записки» — с 1885 г., «Publications» — с 1899 г.), Харьковская («Publication» — с 1891 г.), Казанская («Труды» — с 1893 г.). Продолжали выходить издания обсерватории Юрьевского (б. Дерптского) университета.

Работы астрономо-геодезического содержания систематически публиковались в «Записках Военно-топографического отдела Главного штаба» (изд. с 1837 г.) и в «Трудах Топографо-геодезической комиссии» (1894—1906 гг.).

Работы по мореходной астрономии печатались в «Морском сборнике», издававшемся Морским Ученым комитетом.

Многие популярные журналы помещали статьи на астрономические темы — «Знание», «Мир божий», «Ремесленная газета», «Вестник знания» и другие.

С деятельностью Русского астрономического общества связано появление первого в России специального астрономического журнала — «Известий Русского астрономического общества» (1892—1926). В 1912 г. появился другой астрономический журнал: «Известия Русского общества любителей мироведения».

Издавался до 1938 г.; с 1918 г. название: «Мироведение. Известия Русского общества любителей мироведения».

Оба журнала носили полупопулярный характер и были рассчитаны не столько на астрономов-специалистов, сколько на любителей астрономии.

Нижегородский кружок в 1895 г. стал издавать выходящий до сих пор «Русский астрономический календарь» — астрономический ежегодник для любителей астрономии.

В настоящее время составляется Всесоюзным астрономо-геодезическим обществом и издается в Москве; с 1935 г. называется «Астрономический календарь».

Рост естественнонаучной литературы вызвал потребность в тщательном ее библиографировании. В 70-е годы в России появилась специальная библиография естествознания, в которой отражалась и астрономическая литература.

В общей библиографии русской литературы попрежнему стоял вопрос о создании репертуара русских книг. Но трудности его создания со времен Сопикова возросли, и предпринятые в конце века С.А. Венгеровым

Венгеров С. А. (1855—1920) — историк литературы и библиограф.

попытки его составления закончились неудачей, оставив, однако, напе­чатанное начало репертуара («Критико-библиографический словарь русских писателей и ученых», 6 томов, 1889—1904) и богатейшую неопубликованную рабочую картотеку.

В 1837 г. в России была введена государственная регистрация произведений печати, которая велась в целях цензурного надзора за печатью. Она была прервана в период ослабления цензуры — с 1855 по 1869 г. В 1907 г. стал издаваться специальный еженедельный журнал библиографической регистрации — «Книжная летопись», в котором регистрация стала более полной и описание более единообразным. Назначение правительственной регистрации было попрежнему цензурно-полицейского порядка, и она находилась в ведении Министерства внутренних дел.

В последние десятилетия XIX в. в русской библиографии центр тяжести переместился на различные специальные виды — отраслевую библиографию, библиографию, посвященную изучению исторического прошлого России, ее природных богатств, библиографию периодических изданий и т. д. В конце XIX и начале XX в. был опубликован ряд важнейших библиографических трудов, из которых большое значение для исторических исследований имеют труды А.Н. Неустроева (1825—1902)

Неустроев А. Н., Историческое разыскание о русских повременных изданиях и сборниках за 1703 —1802 гг., библиографически и в хронологическом порядке описанных. СПб., «Общественная польза», 1875, 878 стр.

Неустроев А. Н., Указатель к русским повременным изданиям и сборникам за 1703—1802 гг. и к историческому разысканию о них. СПб., Скоропечатня Яблонского, 1898, 805 стр.

и H. М. Лисовског (1854—1920)

Лисовский H. М., Русская периодическая печать, 1703—1900, Пг., 1915, XIV, 276 стр.

по истории русской периодической печати, П.П. Пекарского (1828—1872)

Пекарский П. П., Наука и литература при Петре Великом, т. 1—2. СПб., «Общественная польза», 1862. т. 1. Введение в историю просвещения в России XVIII столетия. IV, 578 стр.; т. 2. Описание славяно-русских книг и типографий 1698—1725 гг., II, 694, XXVI стр.

о науке и литературе Петровского времени, а также указатель изданий Академии наук.

Сhémiо t M., Tableau générale méthodique et alphabétique des matières contenues dans les publications d'Acad. Imp. des Sciences deSt. — Pétersbourg,depuis sa fondation. I partie.Publicationsen langues étrangères. St. — Pbg., 1872, XII, 488 p. (Систематический и алфавитный указатель содержания публикаций Имп. Акад. наук в Петербурге с ее основания, ч. 1. Публикации на иностранных языках.) Систематический и алфавитный указатель статей, помещенных в периодических изданиях и сборниках Имп. Академии наук, а также сочинений, изданных Академией отдельно со времени основания по 1872 год включительно. Часть 2. Сочинения на русском языке. СПб., 1875, X, 402 стр.

Текущая библиография

Наибольшее распространение получила текущая библиография естественнонаучной литературы, в которой прежде всего нуждались естествоиспытатели. Ее помещали некоторые журналы, в частности, физико-математические («Вестник физико-математических наук», «Физико-математические науки в их настоящем и прошедшем» и др.), преимущественно же она появлялась в виде ежегодников. Библиографические указатели издавались главным образом на средства и по инициативе научных обществ. Позднее в составлении и издании библиографий приняла участие Академия наук.

Самой выдающейся по полноте охвата литературы и продолжительности издания естественнонаучной библиографией конца XIX в. является «Указатель русской литературы по математике, чистым и прикладным естественным наукам», с 1873 г. издававшийся Киевским обществом естествоиспытателей.

Указатель русской литературы по математике, чистым и прикладным естественным наукам. Киев, изд. Киевского общества естествоиспытателей, 1873—1913. Редакторы — проф. Н.А. Бунге и В.К. Совинский. Вышли выпуски за годы 1872—1891, 1899—1906.

«Указатель» издавался Киевским обществом сначала на собственные средства. В 1876 г. Общество обратилось к другим научным обществам с просьбой о материальной поддержке издания, признанного всем ученым миром полезным и своевременным. Все общества, кроме медицинских, в меру своих скромных средств поддержали издание «Указателя»; оно продолжалось, но литература по медицине и ветеринарии была из него исключена. В 1894 г. из-за материальных затруднений указатель совсем перестал выходить. По ходатайству X съезда русских естествоиспытателей и врачей, состоявшегося в 1898 г., Министерство народного просвещения отпустило средства на издание указателя, которое возобновилось в 1901 г. выпуском библиографии за 1899 г. и продолжалось до начала войны 1914 г., охватив литературу до 1907 г. Полученных средств оказалось недостаточно для того, чтобы заполнить пробел 1893—1898 гг., как того хотели издатели.

Цель «Указателя» — быть справочным пособием, оказывать помощь в научной работе. Учитывались книги и статьи, изданные на территории России, независимо от языка, на котором они напечатаны. По мысли составителей он должен был давать справки по узким вопросам, поэтому было принято расположение литературы в предметном порядке.

Астрономы не принимали участия в составлении этой библиографии: в центре внимания Киевского общества были геологические и биологические науки. Астрономические рубрики сформулированы плохо, иногда просто неверно.

Например, статья «Определение разности долгот Николаева и Батума» помещена под рубрикой «Николаев — Батум» («Указатель» за 1885 г.).

Если учесть это, а также разбросанность астрономической литературы вследствие предметного расположения, то станет понятным малый интерес, проявленный астрономами к этому указателю.

В начале XX в. появилась более совершенная библиография, чем «Указатель» Киевского общества. Издание ее было связано с «International catalogue of scientific literature», материал для которого поставляли страны-участницы этого мероприятия. Россия также приняла участие в составлении «International catalogue», для чего при Академии наук было создано Бюро международной библиографии, объединявшее специалистов дисциплин, литература которых описывалась в «International catalogue»; они подбирали и систематизировали литературу по своей специальности. Во главе Бюро стоял академик A.C. Фаминцын, отдел астрономии вел С.К. Костинский.

Впоследствии было решено издавать в Петербурге библиографию, составленную на базе того каталога, который отсылался в Лондон, с добавлением литературы Польши и Финляндии, чтобы была охвачена научная литература всей Российской империи, назвав ее «Русская библиография по естествознанию и математике».

Русская библиография по естествознанию и математике, составленная состоящим при Имп. Академии наук С. — Петербургским Бюро международной библиографии. СПб. — Пг., 1904—1917. Вышли тома 1—9, охватывающие литературу 1901 —1913 гг.

Ввиду того, что эта библиография предназначалась для русских ученых, в нее в дальнейшем стали включаться работы, не отраженные в «International catalogue», но о существовании которых русские ученые должны быть осведомлены, например, переводы, популярные книги. В «Русской библиографии» принято систематическое расположение материала,

По схеме классификации «International catalogue» в сокращенном виде.

и в этом ее преимущество перед «Указателем» Киевского общества.

В области астрономии «Русская библиография по естествознанию и математике» является первой библиографией с достаточно удобным расположением материала и полным охватом научной литературы, которая давала представление о состоянии русской науки.

Война 1914—1918 гг. разрушила международное библиографическое сотрудничество. Прекратил существование «International catalogue», а с ним и «Русская библиография по естествознанию и математике».

Ретроспективная библиография

В этот период подъема естествознания в России появилась потребность подвести итоги развития русской науки, проследить пройденный ею путь. Для истории физико-математических наук, а также для их библиографии большое значение имела деятельность В.В. Бобынина.Виктор Викторович Бобынин (1849—1919)

Профессор Московского университета В.В. Бобынин (1849—1919) был одним из крупных русских историков математики. Для печатания работ по истории математики и других физико-математических наук, а также для освещения их современного состояния, он с 1885 г. издавал журнал «Физико-математические науки в их настоящем и прошедшем». Одной из задач журнала Бобынин считал публикацию библиографических работ. В журнале систематически помещалась текущая библиография новой литературы, а в качестве приложения печатался ретроспективный указатель «Русская физико-математическая библиография», который до сих пор является ценнейшим пособием для изучения истории русской науки.


Виктор Викторович Бобынин (1849—1919)


Исторические исследования натолкнулись на трудности, связанные с отсутствием полной библиографии физико-математических наук. Это заставило Бобынина приступить к составлению библиографии физико-математической литературы, «данной в России с начала книгопечатания до конца XIX в., но ему удалось довести свой труд только до 1816 г.

Бобынин В. В., Русская физико-математическая библиография. Указатель книг и журнальных статей по физико-математическим наукам, вышедших в России с начала книгопечатания до последнего времени,

т. 1—3, М.1 изд. редакции журнала «Физико-математические науки в их настоящем и прошедшем», 1885—1900.

т. 1, вып. 1, Период месяцесловов (литература 1587—1725 гг.), 1885, 102 стр.;

т. 1, вып. 2, Период возникновения и первоначального развития русской журналистики (литература 1726—1747 гг.), 1886, 115 стр.

т. 1, вып. 3 (литература 1748—1763 гг.), 1890, 161 стр.;

т. 2, вып. 1 (литература 1764—1774 гг.), 1889, 107 стр.;

т. 2, вып. 2 (литература 1775—1786 гг.), 1890, 159 стр.;

т. 2. вып. 3 (литература 1787—1791 гг.), 1892, 161 стр.;

т. 2, вып. 4 (литература 1792—1799 гг.), 1893, 271 стр.;

т. 3, вып. 1 (литература 1800—1805 гг.), 1895, 171 стр.;

т. 3, вып. 2 (литература 1806—1809 гг.), 1895, 170 стр.;

т. 3, вып. 3 (литература 1810—1816 гг.), 1900, 248 стр.

В предисловии к своему указателю Бобынин определяет библиографию как «необходимый ключ к пользованию литературой науки и накопленными ею богатствами» и отмечает значение библиографии для исследований по истории науки. Построение «Русской физико-математической библиографии» подчинено задачам исторического исследования: хронологическое расположение материала, характер аннотаций, включение некоторых книг по географии и техническим наукам, без рассмотрения которых история физико-математических наук будет неполна.

Литература расположена в хронологическом порядке — XVI в., XVII в., с 1699 г. — для каждого года отдельно (первая из указанных Бобыниным книг — издания 1587 г.). Под каждым годом указываются изданные в этом году книги и тома периодических изданий с перечнем всех статей физико-математического содержания. Таким образом, литература отдельных специальностей, в том числе и астрономическая, в основном тексте не выделена. Переиздания книги указываются только под рубрикой года переиздания (т. е. различные издания одной и той же книги оказываются в разных местах).

В библиографическом описании книги дается полностью заглавие книги, автор (порядок расположения данных такой же, как на титульном листе книги), число страниц, иллюстрации, год издания, место издания, формат. Заглавия книг, напечатанных церковнославянским шрифтом, передаются гражданским шрифтом.

Описания книг даются с аннотациями. Статьи не аннотируются. В аннотации описывается внешний вид книги, цели и задачи автора (как правило, словами автора из текста книги), сведения по истории издания, указания на редкость книги. Большинство изданий описано de visu. В том случае, когда составитель не видел книгу, указывается источник сведений о ней.

В каждом выпуске имеется вспомогательный указатель, называемый систематическим, но в сущности являющийся предметно-тематическим (в общем алфавите расположены рубрики: Алгебра, Арифметика, Астрономия и т. д.). К томам 1 и 2 прилагается «Указатель сочинений и переводов авторов, умерших или прекративших свою деятельность в России в течение периода времени, обнимающего . . . том», где указаны заглавия сочинений данного автора, и к каким отраслям знания они относятся. К выпуску 4 второго тома прилагается статистическая таблица, в которой по годам приводятся данные о вышедших книгах и статьях физико-математического содержания, а также «Сведения о периодических изданиях XVIII века, дававших у себя место статьям физико-математического содержания» (следует отметить, что список не полон).

Указатель Бобынина является одной из важнейших библиографий русской физико-математической литературы, достаточно полной

В астрономической литературе имеются некоторые пропуски, но их немного и они несущественны.

и тщательно составленной.

В области астрономии библиография Бобынина является единственным ретроспективным указателем русской литературы дореволюционного времени.

Таким образом, в последней четверти XIX в. в России появилась специальная библиография естествознания; одним из ее разделов была библиография астрономической литературы. Ее преобладающей формой были и оставались вплоть до 1917 г. библиографические ежегодники. Ретроспективная библиография была представлена указателем Бобынина, который был составлен в целях помощи историческим исследованиям.

Библиография советской астрономической литературы

После Великой Октябрьской социалистической революции астрономия в нашей стране вступила в новую фазу своего развития. Роль, которую стала играть наука в народном хозяйстве Советской России, плановый характер всей жизни страны, возросшая активность широких народных масс создали невиданные до тех пор условия для развития наук.

Увеличились масштабы астрономических работ, расширилась их тематика и вместе с тем существенно изменилась их организация. Были созданы новые обсерватории, астрономические институты, шире развернулись исследования в ранее существовавших обсерваториях. Характерной чертой советской астрономии, которой она обязана многими достижениями, является плановость и коллективизм в работе астрономических учреждений. Курс на плановое развитие астрономии в соответствии с развитием других наук и всего народного хозяйства был взят с первых же лет советской власти. Начиная с 30-х гг., стало возможным проведение больших научных работ совместными силами нескольких астрономических учреждений: так проводилась работа по составлению «Каталога геодезических звезд», сейчас проводится составление фундаментального каталога слабых звезд; полные солнечные затмения, начиная с 1936 г., наблюдаются по единому плану экспедициями нескольких обсерваторий, и это дает ценные научные результаты.

В союзных республиках возникли новые астрономические учреждения, быстро завоевавшие авторитет в научном мире.

Фактором, способствовавшим поднятию астрономии на большую высоту, явилось создание отечественной оптико-механической промышленности, которая уже к середине 30-х гг. достигла заметных успехов.

В тридцатых годах начали сказываться результаты перестройки астрономических исследований на новых началах. В эти годы были достигнуты значительные результаты в различных областях астрономии. Создание собственных ежегодников, работы по физике Солнца, комет, звезд, звездной астрономии, теоретической астрономии, организация Службы времени, Службы широты, Службы Солнца — далеко не полный перечень достижений, которые насчитывала советская астрономия к тому времени, когда жизнь страны была нарушена нападением фашистской Германии.

Советская астрономия понесла тяжелые потери в результате войны. Помимо трудностей, связанных с военным временем, ухода на фронт, гибели ряда астрономов, немалый ущерб был нанесен фашистскими захватчиками обсерваториям; была разрушена Пулковская обсерватория, сожжена и разграблена обсерватория в Симеизе, пострадали обсерватории Украины.

После окончания Великой Отечественной войны были восстановлены и снабжены новым оборудованием разрушенные обсерватории и построен ряд новых: Бюраканская обсерватория в Армении, Астрофизический институт Академии наук Казахской ССР, Ашхабадская астрофизическая лаборатория, Главная обсерватория Академии наук УССР, Крымская астрофизическая обсерватория Академии наук СССР.

За время, протекшее с момента окончания войны, советскими астрономами был выполнен ряд выдающихся исследований в области динамики звездных систем, физики Солнца, звезд и межзвездной среды, космогонии; удельный вес советской астрономии в мировой науке неуклонно повышается.

Размах астрономических исследований и новые формы их организации, расширение тематики астрономических работ неизбежно должны были наложить отпечаток на отечественную литературу, которая становилась все более обширной и многообразной.

Научным обществам теперь уже не принадлежала такая большая роль в издании научной периодики, как это было раньше. В свое время общества сыграли громадную роль в объединении научных сил страны. С течением времени произошли изменения в самой организации научных обществ, в результате которых укрепились те из них, которые объединяли ученых отдельных специальностей — Московское математическое общество, Всесоюзное географическое общество, различные медицинские общества и т. д. Естественнонаучные общества универсальной тематики распались или слились с другими, кроме старейшего в нашей стране — Московского общества испытателей природы.

Общество любителей естествознания, антропологии и этно­графии объединилось с Московским обществом испытателей природы.

Астрономические общества, существовавшие в нескольких городах нашей страны, в том числе и Русское астрономическое общество, в 1931 г. объединились во Всесоюзное астрономо-геодезическое общество (ВАГО), имеющее отделения в различных городах.

Естественнонаучная периодика значительно возросла. Главное место в ней стали занимать научные журналы различных специальностей. Лучшие издания обществ, завоевавшие себе авторитет, превратились в журналы; так, например, продолжением «Журнала Русского физико-химического общества» являются два журнала — «Журнал общей химии» и «Журнал экспериментальной и теоретической физики». Кроме того, были основаны совсем новые журналы.

К 1924 г. относится начало издания первого в нашей стране научного журнала по астрономии — «Астрономического журнала».

«Известия Русского астрономического общества» носили полу­популярный характер.

Вслед за ним (в 1928 г.) появился бюллетень «Переменные звезды», основанный Нижегородским кружком любителей физики и астрономии, а в настоящее время издающийся Академией наук СССР. Этот бюллетень сыграл большую роль в организации изучения переменных звезд в нашей стране, ставшей международным центром этого важного раздела астрономии.

В 1932 г. появилось новое продолжающееся издание, предназначенное специально для печатания обзорных статей — «Успехи астрономических наук». В основании этого издания, как и «Астрономического журнала», большая роль принадлежала Государственному астрономическому институту им. Штернберга, сотрудники которого обеспечивали материалом первые тома этих изданий и редактировали их.

Еще до войны возникло важное издание — «Астрономический циркуляр», предназначенное для опубликования срочных сообщений о наблюдениях и исследованиях. Следует заметить, что в 1943—1944 гг., когда «Астрономический журнал» не выходил, «Астрономический циркуляр» был единственным журналом советских астрономов.

В послевоенные годы, которые характеризуются ростом космогонических исследований, появлением новых космогонических теорий, было основано еще одно продолжающееся издание — «Вопросы космогонии», для печатания обзорных работ, рефератов и оригинальных исследований. Материалы регулярно созывающихся космогонических совещаний публикуются в «Трудах» этих совещаний.

Исследованиям по физике Солнца и солнечной активности посвящено специальное издание — «Бюллетень Комиссии по исследованию Солнца» (изд. 1932—1935, 1949— 1954 гг.). С 1954 г. выходит бюллетень «Солнечные данные».

Работы, связанные с изучением метеоритов, публикуются в сборниках «Метеоритика», издающихся с 1941 г. Комитетом по метеоритам Академии наук СССР.

Увеличились в числе и стали регулярно выходить издания обсерваторий и институтов. На их страницах печатаются не только материалы наблюдений, но и труды монографического характера. Некоторые астрономические учреждения в настоящее время издают два рода публикаций — для печатания крупных и небольших работ. Так, Астрономический институт им. Штернберга издает «Труды» и «Сообщения», Институт теоретической астрономии — «Труды» и «Бюллетень» и т. д.

Свой печатный орган имеет ВАГО — «Бюллетень ВАГО». Кроме того, ВАГО издает ряд календарей-ежегодников для любителей астрономии, из которых важнейшим является «Астрономический календарь», основанный еще Нижегородским кружком. В нем регулярно печатаются обзоры успехов астрономии, статьи и библиография.

Помимо специальных изданий, статьи по астрономии печатаются в неастрономических изданиях — «Докладах Академии наук СССР» и «Докладах Академий наук» союзных республик, «Успехах физических наук», «Вестнике МГУ», «Вестнике ЛГУ» и др.

Книжная продукция также значительно возросла. За годы советской власти был издан ряд крупных руководств и учебников для высшей школы, необходимых в связи с задачей подготовки кадров, оригинальные и переводные монографии, а также специальные виды астрономической литературы — каталоги, эфемериды, ежегодники, в настоящее время по качеству не уступающие лучшим иностранным, издание которых продолжается уже века.

До революции в России не издавалось собственных астрономических ежегодников; для научной работы астрономов, равно как и для геодезических работ и мореплавания, пользовались иностранными ежегодниками, главным образом, немецкими. Во время первой мировой войны и последовавшей за ней гражданской, когда нарушилась связь с зарубежными странами, положение стало затруднительным. В 1920 г. был организован Вычислительный институт (в настоящее время — Институт теоретической астрономии Академии наук СССР), основной задачей которого было составление ежегодников.

Большое внимание, особенно в послевоенный период, уделялось изданию литературы по истории астрономии в нашей стране. Были переизданы произведения классиков науки — В.Я. Струве, Ф.А. Бредихина, А.А. Белопольского и др., опубликован ряд биографий русских астрономов и много статей историко-астрономического содержания. В 1955 г. основано специальное издание «Историко-астрономические исследования» для публикации различных материалов и работ по истории астрономии.

Чрезвычайно выросла научно-популярная литература по астрономии. Ряд издательств — Гостехиздат (ныне Физматгиз), Издательство Академии наук СССР и др., издают серии научно-популярных брошюр различной степени трудности. Популярные книги издаются на языках многих народов СССР. Многочисленные статьи печатаются в различных научно-популярных журналах. В настоящее время ставится вопрос об издании специального научно-популярного журнала по астрономии взамен прекратившегося в 1938 г. журнала «Мироведение».

Прежде чем перейти к вопросу о библиографировании советской астрономической литературы, остановимся на некоторых общих вопросах постановки библиографического дела у нас в стране после Великой Октябрьской социалистической Революции.

В первые же годы советской власти в нашей стране была в корне перестроена вся библиографическая работа. Ее организующим началом был декрет Совета Народных Комиссаров РСФСР от 30/VI 1920 г. «О передаче библиографического дела РСФСР Наркомпросу», подписанный В.И. Лениным. Этим декретом Наркомпросу вменялась в обязанность организация всех видов библиографической работы, и, прежде всего, государственной регистрации произведений печати, а также подготовка кадров библиографов.

Организация библиографической работы началась с перестройки того ее вида, который служит основой для всех других — государственной регистрации произведений печати. Здесь были достигнуты большие успехи уже в первое десятилетие советской власти. Была создана Центральная Российская Книжная палата; «Книжная летопись» достигла большой полноты отражения литературы, издающейся на территории РСФСР, были усовершенствованы методические правила ее составления. Книжные палаты были организованы в УССР, БССР и республиках Закавказья (1924-1926 гг.) К 1926 г. относится начало издания «Журнальной летописи» (впоследствии названной точнее — «Летопись журнальных статей»). В дальнейшем стала издаваться целая серия библиографических журналов, регистрирующих отдельные виды печатной продукции, в том числе «Летопись периодических изданий», «Библиография советской библиографии», «Летопись рецензий». Все эти издания составляются по единым библиографическим правилам. В дальнейшем Книжные палаты были организованы и в других союзных республиках; они издают на национальных языках «Летописи» литературы, появляющейся на территории республики. Центральная Книжная палата на русском языке информирует через свои печатные органы о литературе, издающейся на всей территории СССР.

Таким образом, уже в 30-х годах в нашей стране была продумана организационная система общей библиографии. Это ставило на твердую почву и отраслевую библиографию отечественной литературы, задачей которой является дальнейшая обработка данных общей библиографии, приведение их в форму, удобную для использования специалистами отдельных отраслей знания в их научной и практической работе.

Текущая библиография в астрономических изданиях

До Великой Отечественной войны у нас в стране еще не было создано какой-либо единой системы библиографии в помощь научной работе, и в первое десятилетие советской власти еще не делалось попыток ее создать. Но потребность в библиографии научной литературы была, и отдельные организации, журналы, библиотеки занимались библиографированием литературы по своей отрасли знания. Обычно составлявшиеся ими указатели носили регистрационный характер.

Необходимость специальной библиографии отечественной литературы ощущали как астрономы-специалисты, так и любители. В редакцию «Русского астрономического календаря» стали поступать пожелания о том, чтобы в нем помещалась текущая библиография отечественной литературы, отражающая ее с исчерпывающей полнотой, в отличие от помещавшейся в нем в прежние годы рекомендательной библиографии «лучших и нужнейших книг».

Эта библиография начала печататься в выпуске «Календаря» на 1925 г..

Астрономическая библиография. В книге: «Астрономический календарь». Ежегодник. Переменная часть (1925—1954). Н. Новгород (Горький) — М., 1925—1953. Заглавие до 1935 г. — «Русский астрономический календарь». Библиография печаталась в выпусках календаря на 1925—1941, 1946—1948, 1950, 1953, 1954 гг. В последующих выпусках стала печататься рекомендательная библиография.

Составители: в «Календаре» на 1925 г. — Г. Горяинов, И. Костарев, С. Селиванов; на 1926 г. — С.А. Шорыгин, на 1927 г. — А.В. Виноградов и Н.Т. Турчинович, с 1928 по 1941 год — А.В. Виноградов, с 1946 по 1953 г. — К.К. Дубровский, с 1954 г. — Ю.Г. Перель.

В дальнейшем, вплоть до начала войны, она помещалась в каждом выпуске «Календаря»; в ней регистрировалась вышедшая за год советская астрономическая литература.

В выпуске «Календаря» на 1925 г. указаны книги, вышедшие в 1920—1924 гг.; в выпусках на 1926—1929 гг. регистрировались книги, тома астрономических продолжающихся изданий и журналов, появившиеся в предыдущем году, с перечнем статей в них. В последующих выпусках указывались также астрономические статьи из неастрономических изданий. Материал располагался по видам литературы (книги, тома журналов и т. д.), причем описание статей давалось только в аннотации на издание, в котором они помещены. Такое расположение материала неудобно для библиографии с годичным периодом, так как делает почти невозможным ретроспективные розыски статей; между тем библиографический ежегодник должен быть рассчитан на употребление его не только в качестве текущей библиографии, но и ретроспективной.

Эта библиография была рассчитана на астрономов-любителей; для них предназначены аннотации, цель которых «обратить внимание любителя на лучшие и предостеречь от совсем неудачных работ», а также на специалистов, о чем свидетельствует регистрационный характер библиографии.

Библиография в «Астрономическом календаре» была возобновлена после перерыва в годы войны в выпуске «Календаря» на 1946 г., но печаталась не каждый год, и периодичность ее стала неопределенной; неопределенным стал и охват литературы в отдельных выпусках. Так, в «Календаре» на 1948 г., так же как в «Календаре» на 1950 г., указывается литература, вышедшая в течение года; в «Календаре» на 1953 г. — в течение трех лет, на 1954 г. — в течение двух лет, на 1955 год — в течение одного года. Это приводило к ограничениям в охвате литературы, по существу, ничем не оправданным; например, в «Календаре» на 1953 г. учтены только книги, в «Календаре» на 1954 г. — книги и статьи из журналов, а столь важные для астрономов публикации обсерваторий не отражены совсем.

В методике составления этой библиографии после войны были и некоторые улучшения: введен систематический порядок расположения статей, стало полнее и единообразнее библиографическое описание.

Начиная с 1955 г., эта библиография превратилась в рекомендательную (специально для любителей астрономии), и рассмотрение ее в наши задачи не входит.

До 1936 г. библиография в «Астрономическом календаре» была единственной специальной библиографией астрономической литературы СССР (если не считать ежегодников «Научная литература СССР» за 1928 и 1933 г.). Но к середине 30-х годов астрономическая литература настолько возросла, что должную информацию о ней могла дать только библиография более частой периодичности, чем годичная. С 1936 г. «Астрономический журнал» приступил к систематическому библиографированию литературы, издающейся в СССР.

Эта библиография двухмесячной периодичности

Астрономический журнал, т. 1—35, М., 1924 — 1958. Издание продолжается. Библиография отечественной литературы.печаталась в томах 10—18, 21—30. Составители: С.А. Шорыгин (с 1936 г. по 1952 г.) и Ю.Г. Перель (с вып. шестого за 1952 г. до конца).

печаталась в каждом номере «Астрономического журнала» по 1953 г. включительно, когда она была признана излишней в связи с началом издания реферативного журнала «Астрономия и геодезия». Читатель «Астрономического журнала» получал сведения о литературе, вышедшей 2—4 месяца назад. Астрономическая литература отражалась исчерпывающе по данным государственной регистрации произведений печати.

Не указывались только статьи из самого «Астрономического журнала».

Кроме того, сообщалось о той литературе по геодезии, физике, математике, геофизике, которая может интересовать астронома. Книги — монографии, сборники, тома повременных изданий — аннотировались; в аннотации обычно приводилось оглавление книги или перечень включенных в нее статей. Описание астрономических статей из неастрономических изданий давалось отдельно. Материал в каждом выпуске библиографии располагался по видам литературы.

Как текущая библиография, указатель литературы в «Астрономическом журнале» удовлетворял требованиям своих потребителей и был признан полезным и своевременным. Он вовремя информировал о выходящей литературе, полно ее учитывал, давал подробное библиографическое описание и раскрывал содержание сборников и повременных изданий. К недостаткам его следует отнести расположение литературы и отсутствие вспомогательных указателей. Эти недостатки в объеме отдельного номера не могли особенно сильно сказаться, так как для нахождения интересующей читателя литературы он мог без труда просмотреть весь указатель, помещенный в данном выпуске журнала, но они лишают возможности использовать эту библиографию для розысков литературы за прошлые годы. Ее трудно даже использовать при составлении различных астрономических библиографий: всю громадную работу нужно проделывать снова, в то время как при систематическом расположении материала эта библиография дала бы возможность составить ретроспективный указатель со значительно меньшей затратой сил, чем используя для этого «Книжную летопись» и «Летопись журнальных статей».

Реферативная периодика

Мы рассмотрели текущую библиографию астрономической литературы, которая возникла и велась по инициативе астрономических организаций, обособлено от библиографии других наук. Между тем подобная организация дела, когда специальные журналы и библиотеки ведут библиографию литературы своей отрасли знания, приводит к дублированию работы (например, просмотр изданий), а нередко к выпадению из библиографирования отдельных вопросов и даже отраслей знания. Гораздо более совершенной является единая система библиографии научной литературы с привлечением специалистов отдельных наук.

В Советском Союзе уже в довоенный период возникла и получила некоторое развитие реферативная библиография научной литературы, составление и издание которой происходило централизованным порядком и которая охватывала литературу нескольких наук. Мы имеем в виду указатели «Научная литература СССР» и ряд реферативных журналов. Литературу интересующей нас тематики учитывал «Физико-математический реферативный журнал».

Вопрос о централизованном библиографировании научной литературы встал в конце 20-х годов, когда значение библиографии для организации научной работы выявилось с особенной силой в связи с принятием пятилетнего плана, в соответствии с которым должна была идти вся жизнь страны. Необходимость координировать деятельность каждого учреждения с деятельностью других организаций увеличивала значение текущей библиографии советской литературы. В январе 1928 г. вышло постановление СНК СССР об издании указателей научной литературы, выходящей на территории СССР (так называемых «Индексов научной литературы»). Для их составления и издания была организована специальная комиссия, подчиненная Комитету по заведованию учеными и учебными заведениями при ЦИК СССР. Предполагалось издавать ежегодники «Научная литература СССР», и, кроме того, заполнить пробел за 1914— 1927 гг. (со времени прекращения «Русской библиографии по естествознанию и математике»). Каждый год должно было выходить пять томов: 1. Общественные науки, 2. Естествознание, 3. Сельское хозяйство, 4. Техника. 5. Медицина.

Издание «Индексов» поставило перед их составителями ряд задач организационного и методического характера.

Нужно было установить основные принципы составления такой библиографии. Особенно тщательной разработке был подвергнут вопрос об отборе литературы, подлежащей включению в указатели. Решено было отказаться от исчерпывающего отражения литературы. «Для того чтобы быть включенной в „Индексы", книга или статья должна быть работой, содержание которой представляет исследование нового материала, устанавливает новые выводы или новые точки зрения на опубликованный ранее материал, разрабатывает вопросы научной методологии, дает обзоры научных исследований, сообщает новые материалы, интересные для научного работника».

Научная литература СССР, 1928, Естествознание, М., 1933 стр. XII.

В целях раскрытия содержания, как сообщает редакция в предисловии к выпуску тома «Естествознание» за 1928 г., описание включенных в библиографию работ должно было сопровождаться краткими рефератами, в которых дается представление о типе работы, о поставленных автором задачах, использованных материалах и выводах, к которым приходит автор, но при этом без какой-либо оценки работы. Следует отметить, что в вышедших томах указателей «Научная литература СССР» на самом деле рефератов нет совсем; на научные статьи даются в лучшем случае аннотации реферативного характера, т. е. с приведением некоторых данных статьи, на книги — очень краткие аннотации описательного характера, а чаще всего просто приводится оглавление книги.

В каждом томе литература расположена в систематическом порядке.

Выработка организационных и методических принципов потребовала много времени. Кроме того, составление библиографических ежегодников в начале 30-х годов было вообще более трудоемкой работой, чем в начале XX в., когда научная литература была малочисленнее. В результате указанных причин, а также недостатков в организации работы, указатели «Научная литература СССР» выходили с громадным запозданием, не выполняя, таким образом, основного требования к текущей библиографии—своевременности выхода. Ввиду этого подобная форма библиографии научной литературы была признана нецелесообразной, и издание «Индексов» прекращено.

По разделу естествознания, в котором помещалась литература по астрономии, вышло только два тома—за 1928 и 1933 гг. В редактировании и составлении отдела «Астрономия» принимали участие Р.В. Куницкий, А.А. Михайлов, С.В. Орлов.

Научная литература СССР. Систематический указатель книг и журнальных статей, 1928, Естествознание, М., ОГИЗ, 1933 (Комитет по заведованию учеными и учебными заведениями при ЦИК СССР. Комиссия по составлению и изданию индексов научной литературы.) (То же за 1933 г.), М. — Л., ОНТИ, 1935.

В соответствии с указанными выше принципами отбора материала для библиографии часть советской астрономической литературы 1928 и 1933 гг. не зарегистрирована в «Индексах»; в основном — популярные книги и статьи. Но эта часть была довольно значительна.

В ежегоднике Центральной Книжной палаты РСФСР «Книга в 1928 г.» указаны 32 книги по астрономии, а в «Научной литературе СССР» за 1928 г. — 11; в систематическом указателе к «Книжной летописи» за 1933 г. — 37 книг, а в «Научной литературе СССР» за этот год — 15.

Справочное значение указателей «Научная литература СССР. Естествознание» невелико, так как они охватывают литературу только двух лет, но это издание сыграло большую роль в установлении основных принципов библиографирования научной литературы в СССР. Его недостатком, кроме запоздания в выходе, было то, что оно, будучи библиографией аннотированной, а не реферативной, плохо раскрывало содержание научных работ. Улучшение же его в этом отношении, видимо, повлекло бы еще большее запоздание в выходе, а также потребовало бы организационной перестройки, так как составление реферативной библиографии требует гораздо более широкого привлечения специалистов, чем это делала Комиссия по составлению «Индексов».

Почти одновременно с изданием «Индексов» библиографическую периодику стала выпускать Академия наук СССР в виде реферативных журналов по отдельным специальностям. «Физико-математический реферативный журнал» начал издаваться в 1939 г. Он охватывал литературу пяти дисциплин: математики, механики, физики, астрономии и геофизики.

В отношении охвата научной литературы отдельных специальностей этот журнал шел по стопам «Индексов»: он учитывал литературу, изданную на территории СССР, и применял к ней принципы отбора, выработанные для указателей «Научная литература СССР». Установив двухмесячную периодичность выхода вместо годичной, он в значительной мере преодолел основной недостаток своего предшественника и выходил с гораздо меньшим запозданием. Другой важнейшей отличительной чертой, шагом вперед по сравнению с «Индексами», является метод раскрытия содержания научных работ: описание статей, содержащих новые результаты, дается в виде реферата, на прочие публикации даются аннотация или просто библиографическое описание. К реферату предъявляются более высокие требования, чем это обычно бывает в зарубежных изданиях, а именно — критическое отношение к реферируемому произведению: не вступая в полемику, референт должен отмечать несомненные ошибки и случаи «открытия» ранее известных результатов.

Такая установка влекла за собой изменения в организации всего дела: к реферированию широко привлекались ученые; это обеспечивало более высокое качество рефератов.

В соответствии с общими принципами отбора литературы, в этом журнале в отделе «Астрономия»

Физико-математический реферативный журнал, т. 1—6, М., Изд. Академии наук СССР, 1939—1941.

учитывалась вся астрономическая литература СССР, кроме популярной,

Исключение составляла такая популярная литература, кото­рая содержит сведения, интересные и для специалистов.

методической, программ и т. д.

Издание «Физико-математического реферативного журнала» прекратилось во время войны, в 1942 г., и больше не возобновлялось.

Все перечисленные выше библиографии не полностью отражали советскую научную литературу по астрономии, поскольку некоторая часть работ советских авторов печаталась в иностранных журналах — «Astronomische Nachrichten», «Zeitrschriît für Astrophysik» и др.

Ретроспективная библиография

В послевоенный период было опубликовано несколько ретроспективных библиографий, из которых наиболее значительными являются указатель литературы в сборнике «Астрономия в СССР за 30 лет» и уже упомянутая библиография по истории естествознания.

В составленной С.А. Шорыгиным «Библиографии работ по астрономии, выполненных в СССР в 1917—1947 гг.»,

Шорыгин С. А., «Библиография работ по астрономии, выполненных в СССР в 1917—1947 гг.» В книге: Астрономия в СССР за 30 лет, Гостехиздат, 1948, стр. 203—289.

зарегистрированы основные работы советских авторов, опубликованные в СССР и за границей за указанное тридцатилетие (кроме книг и статей по общим вопросам астрономии и ее истории). Несмотря на неполный охват литературы, грубую систематизацию (применительно к построению сборника) и отсутствие вспомогательных указателей, эта библиография представляет большую ценность, так как является единственным сводным указателем астрономической литературы за послереволюционный период.

Были опубликованы тематические библиографии отечественной астрономической литературы, из которых одна посвящена вопросу теории определения орбит планет и комет,

Баженов Г. М., Отечественная литература по теории определения орбит планет и комет. Учен, записки (Харьк. гос. ун-т), т. 42, Труды Астрон. обе, т. 2, 1952, стр. 126—131.

другая вопросу движения полюса.

Кулагин С. Г., Библиография отечественных работ по вопросам движения полюса и приливных деформаций Земли. Труды третьей Всесоюзной широтной конференции. Киев, 1954, стр. 124— 143.

В обеих указана литература XIX—XX вв. в хронологическом порядке.

В последнее время несколько тематических библиографий русской литературы появилось в «Историко-астрономических исследованиях» как приложение к статьям на исторические темы — по истории преподавания астрономии в нашей стране

Hабоков M. Е., Литература по вопросам преподавания астрономии в России и СССР. Историко-астрономические исследования, вып. 1, 1955, стр. 247—252.

по истории практической астрономии

Вентцель M. К., Историко-астрономические исследования, вып. 2, 1956, стр. 126—137.

и др. В каждом выпуске публикуется библиография новой литературы по истории астрономии, составляемая Ю.Г. Перелем. Вообще же подавляющее большинство изданных у нас тематических библиографий охватывает мировую литературу, а не только отечественную, и они нами рассмотрены выше.

В указанный период времени было опубликовано также несколько биобиблиографий астрономов (Ф.А. Бредихина, Г.А. Шайна, Н.И. Идельсона и др.), но рассмотрение биобиблиографий не входит в задачи данной статьи.

Библиография астрономической литературы в СССР после окончания Великой Отечественной войны

Мы рассмотрели развитие в нашей стране библиографии отечественной астрономической литературы. Что касается библиографии мировой астрономической литературы, то, как мы знаем, она в нашей стране раньше не издавалась, если не считать каталогов астрономических библиотек.

Основным библиографическим изданием, которым пользовались советские астрономы, был «Astronomischer Jahresbericht»; в составлении его до второй мировой войны они принимали участие. В меньшей мере использовались библиография частой периодичности — «Bibliographie rapide de l'astronomie...», «Bibliographie mensuelle» и после войны — «Bulletin signalétique».

После окончания второй мировой войны в распоряжении астрономов имелось два библиографических издания, охватывающих мировую астрономическую литературу — «Astronomischer Jahresbericht» и «Bulletin signalétique». Но оба они, несмотря на их несомненную ценность, не могли вполне удовлетворить запросов советских астрономов из-за запаздывания информации, недостаточно подробного описания включенных в библиографию работ и отсутствия полноты отражения астрономической литературы в собственно текущей библиографии — «Bulletin signalétique».

Вопрос о текущей библиографии научной литературы в послевоенный период в нашей стране вообще приобрел большую остроту. Напряженная научная работа, с новой силой развернувшаяся после войны, нуждалась в хорошо налаженной информации о мировой научной литературе. Ученые других специальностей, так же как и астрономы, в основном пользовались зарубежными библиографическими изданиями, но при этом многие науки были в менее благоприятном положении, чем астрономия (например, достаточно полной библиографии мировой литературы по физике не существовало вообще).

Снова встал вопрос о создании централизованной реферативной библиографии. Напомним, что принципы библиографирования научной литературы, в частности реферирования, были уже выработаны советской библиографией и с успехом применялись в довоенных реферативных изданиях.

Учитывая потребность в библиографии зарубежной литературы, Всесоюзная государственная библиотека иностранной литературы с 1950 г. стала издавать «Систематический указатель статей в иностранных журналах», который выходил каждое полугодие. Один из его выпусков был посвящен физико-математическим наукам. Но этот указатель выходил с большим опозданием не только в отношении времени опубликования, но даже и в отношении времени получения в библиотеке включенной в него литературы.

С 1951 г. библиотека вместо этого издания начала выпускать указатели более частой периодичности, из которых каждый посвящался двум наукам — «Физика и механика», «Математика и астрономия». Каждый номер последнего из этих указателей объединял литературу, поступившую в течение 3—4 месяцев. В следующем, 1952 г., эти указатели были объединены, и образовался новый — «Физика. Математика. Механика. Астрономия», но уже с месячной периодичностью. С 1954 г. астрономическая часть по причинам организационного характера была из него исключена.

В астрономической части этих указателей

Систематический указатель статей в иностранных журналах. Физико-математические науки. Вып. 1—5, М., ИЛ, 1950—1952 (Всесоюзн. государств, б-ка иностранной литературы).

Математика и астрономия. Библиографический указатель статей в иностранных журналах. Вып. 1—3, М., ИЛ, 1952 (Всесоюзн. государств, б-ка иностр. литературы).

Физика. Механика. Математика. Астрономия. Систематический указатель статей в иностранных журналах. М., ИЛ, 1952—1958. Астрономическая часть с 1955 г. исключена.

учитывалось от 600 до 1000 названий статей в год, что составляет не более 1/41/3 части общего количества статей по астрономии в зарубежных изданиях; статьи, напечатанные в изданиях астрономических учреждений, совсем не получали отражения в указателях, что и было главным недостатком астрономического раздела. Другим недостатком, хотя и меньшим, чем первый, было отсутствие аннотаций и грубая, не всегда правильная систематизация. Указатели Библиотеки иностранной литературы не могли заменить настоящую библиографию.

Одновременно Библиотека иностранной литературы приступила к изданию сводных каталогов иностранных книг, поступивших в библиотеки Москвы и Ленинграда. В дальнейшем эти каталоги стали охватывать поступления в крупные библиотеки СССР.

Сводный бюллетень новых иностранных книг, поступивших в библиотеки СССР. Серия А. Вып. 1—(42), 1952—1958 (Всесоюзн. государств, б-ка иностр. лит-ры). Заглавие в 1952 г.: Сводный бюллетень новых иностранных книг, поступивших в крупнейшие библиотеки Москвы и Ленинграда.

Сводные каталоги иностранных книг стала издавать и Библиотека Академии наук СССР, с учетом новых поступлений в библиотеки системы Академии наук СССР и Академий наук союзных республик.

Новая иностранная книга в библиотеках Академии наук СССР и Академий наук союзных республик. Систематический каталог изданий 1942—... гг., поступивших в библиотеки до ... г. тт. 1—11, М. — Л., Изд. АН СССР, 1948—1957 (АН СССР. Б-ка АН СССР. Фундаментальная б-ка общественных наук АН СССР). Заглавие тт- 1—3: Новая иностранная книга в библиотеках АН СССР.

В этом издании регистрируются книги, вышедшие после 1941 г., поступившие в библиотеку в течение года, предшествующего изданию очередного тома.

Эти издания оказывают большую помощь при установлении, в какую библиотеку нужно обращаться за той или иной книгой, но, разумеется, не могут заменить библиографию иностранной литературы.

В 1952 г. в системе Академии наук СССР был создан Институт научной информации, на который было возложено составление и издание реферативных журналов по естественным и техническим наукам. Первые же журналы, выпущенные Институтом в 1953 г., были посвящены физико-математическим наукам. Это — журналы «Механика», «Математика», «Физика», «Астрономия и геодезия». Для них всех была установлена месячная периодичность выхода.

Таким образом, вопрос о системе библиографии естественных и технических наук получил свое разрешение: библиографические указатели выпускаются в виде реферативных журналов отдельных специальностей, построенных по единым методическим правилам.

В этих журналах используются принципы библиографирования, выработанные «Индексами» и довоенными реферативными журналами; при этом охватывается не только отечественная литература, но и зарубежная. Пришлось также встретиться с новыми проблемами, связанными с большим количеством литературы — выработкой новых, более дробных схем классификации, составлением подробных предметных указателей, выработкой библиографического описания, транскрипцией фамилий и т. д. При этом был использован опыт лучших зарубежных библиографий.

В отношении охвата литературы (по видам ее) по существу Институт научной информации пошел дальше «Индексов», так как в его реферативных журналах отражается не только научная, но и научно-популярная литература.

Журнал «Астрономия и геодезия» является первой в нашей стране текущей библиографией мировой астрономической литературы.

Что же касается текущей библиографии отечественной астрономической литературы, то в 1954 г. она была признана излишней, так как в журнале «Астрономия и геодезия» реферируется не только зарубежная литература, но и отечественная. Библиография в «Астрономическом журнале» была прекращена. Отныне текущую информацию о новой советской астрономической литературе, кроме «Астрономии и геодезии», могут давать соответствующие разделы «Книжной летописи» и «Летописи журнальных статей», которые выходят еженедельно.

Однако в мире существует еще одна библиография советской астрономической литературы: это — издающиеся во Франции на средства Международного Астрономического Союза «Astronomical News Letter», которые представляют собой сборники рефератов и переводов на французский язык работ советских астрономов.

Astronomical News Letter, № 1—89, 1944—1958. Место издания: № 1—71—Кембридж (США), с №72 —Лилль (Франция). Редакторы: Б. Бок (до № 37). О. Струве (№ 37—71), В. Курганов (с № 72). Заглавие № 1—37, Monthly Astronomical News Letter. Печатается множительным аппаратом.

* * *

Мы рассмотрели, как развивалась библиография астрономической литературы. Мы видели, что рост и дифференциация научной литературы привели к преобладанию текущей библиографии, которая выходила сначала преимущественно в виде библиографических ежегодников, а затем в виде ежемесячных библиографических журналов. Ретроспективный — за много лет — указатель становится вещью недостижимой, хотя никто не станет отрицать его полезность. Библиография мировой астрономической литературы за пять веков, прошедших с начала книгопечатания, должна была бы насчитывать приблизительно 350 тыс. названий книг и статей, т. е. составление ее является делом совершенно нереальным. Можно надеяться только на то, чтобы заполнить наиболее зияющие пробелы в библиографии литературы прошлого и регулярно выпускать библиографические ежегодники, которые явятся единственной реальной заменой ретроспективной библиографии в будущем.

Положение, существующее в настоящее время в астрономической библиографии, может считаться благополучным: имеются два ежемесячных библиографических журнала — реферативный журнал «Астрономия и геодезия» и «Billetin signalétique», которые дают информацию о текущей литературе, и регулярно выходят ежегодники «Astronomischer Jahresbericht». Но в библиографии за прошлые годы имеются большие пробелы.

Кроме всем известной лакуны 1881—1899 гг., соответствующей разрыву между указателем Узо и Ланкастера и «Astronomischer Jahresbericht», имеются еще два существенных пробела: нет библиографии книг, опубликованных в первые 80 лет XIX в., так как библиография Узо и Ланкастера в этой части не закончена; не существует библиографии литературы, содержащей описания наблюдений за весь период, предшествующий изданию «Astronomischer Jahresbericht», т. е. до начала XX в. Работа по заполнению лакуны 1881—1899 гг. ведется. Составление специальной библиографии книг, изданных до 1880 г., не является необходимым, так как существует довольно много каталогов астрономических библиотек, из которых каждый не является полной библиографией, но все вместе могут служить базой для разыскания книг этого периода. Для этих целей, а также в помощь исследованиям по истории, необходимо составить полные библиографии астрономической литературы отдельных стран. Именно таким образом, составлением национальных библиографий, можно заполнить эту лакуну. Безусловно, целесообразным являлось бы составление вспомогательных указателей к опубликованным частям первого тома библиографии Узо и Ланкастера.

Литература, содержащая описание наблюдений, едва ли не самая ценная часть астрономической литературы. Между тем полностью она не отражена ни в каких библиографиях. Заполнение этой лакуны мы считаем обязательным, но не путем составления одной библиографии (каким должен был быть т. 3 библиографии Узо и Ланкастера); все эти работы должны быть учтены в соответствующих тематических библиографиях: наблюдения переменных звезд — в библиографии о переменных звездах, наблюдения малых планет — в библиографии о малых планетах и т. д.

Мы видели, что необходимость в сводных списках литературы по отдельным вопросам астрономии привела к появлению тематических библиографий, которые теперь публикуются не только в виде библиографических указателей, но и всякого рода библиографических списков. Их количество, все возрастающее, свидетельствует еще раз о необходимости тематической библиографии, но некоторая хаотичность ее состояния объясняется тем, что появление такой библиографии, форма, в которую она облечена, и методика ее составления целиком зависят от вкусов авторов работ, к которым библиография приложена.

Составлением тематических библиографий по астрономии почти не занимаются учреждения — библиотеки и обсерватории, и библиография — дело побочное для ее составителей. Составить на основе собранного материала настоящий библиографический указатель, которым удобно пользоваться, — дело, требующее значительной затраты времени, и сделать его «между прочим» нельзя.

Существует большое количество «вчерне» составленных библиографий, по различным причинам неопубликованных. Таковы, например, библиография литературы о Луне, собранная А.В. Хабаковым, но не доведенная до такого состояния, чтобы ее можно было опубликовать, и библиография литературы о затменных переменных, составленная в Казани на обсерватории имени В.П. Энгельгардта.

Опубликованные работы часто носят несколько «кустарный» характер. Библиографическое описание, порядок его, точность передачи заглавия, расположение материала, употребляемые сокращения выбираются недостаточно продуманно. Почти всегда отсутствуют вспомогательные указатели. В результате этими библиографиями, на которые, несомненно, затрачено много труда и времени, поль­зоваться неудобно.

Мы считаем, что в настоящее время одной из главных задач астрономической библиографии является составление тематических ретроспективных указателей и что этим должна заняться комиссия № 5 Международного Астрономического Союза совместно с заинтересованными комиссиями и астрономическими учреждениями. Библиография, выходящая из стен обсерватории или института, должна быть доведена до астрономической общественности и обсуждена, как всякая другая работа. Тогда это будет полноценная библиография, годная для ознакомления с литературой и историей вопроса, наведения справок, подбора литературы и т. д. Имеет смысл рассмотреть, какие из вчерне составленных библиографий желательно опубликовать, и доработать их для этого.

Что касается библиографии отечественной астрономической литературы, то она находится в менее благополучном положении. По существу, обеспечены библиографией только XVIII в. (литература которого отражена в указателе Бобынина) и первые 14 лет XX в., когда выходила «Русская библиография по естествознанию и математике». Большим пробелом является отсутствие специальной библиографии русской астрономической литературы XIX в. В наших общих библиографиях отражены только книги на русском языке. В библиографиях мировой астрономической литературы этого периода русская литература охватывалась далеко не полностью. Даже в лучших из них хорошо отражены только академические издания. Для наведения справок об изданных в России книгах и статьях по астрономии приходится обращаться к большому количеству различных библиографий, причем нередки такие случаи, когда работа не отражена ни в одной из них, и напасть на нее можно только случайно, при просмотре литературы de visu. Не приходится говорить о том, как важна была бы такая библиография для историко-астрономических исследований.

Весьма обширна советская астрономическая литература. Для наведения справок о ней нужно обращаться к указателям мировой литературы, главным образом к «Astronomischer Jahresbericht», и к изданиям Книжной палаты, так как указатели в «Астрономическом журнале» и в «Астрономическом календаре» непригодны для ретроспективных розысков и, кроме того, они далеко не охватывают весь советский период. «Книжной летописью» и «Летописью журнальных статей» для этих целей пользоваться трудно, поскольку они выходят еженедельно, т. е. за каждый год нужно просмотреть 52 номера. Практика библиографической работы показывает, что очень часто приходится обращаться к указателю С.А. Шорыгина в книге «Астрономия в СССР за 30 лет», несмотря на его неполноту и грубую систематизацию: сводная библиография во многих случаях бывает удобнее текущей. Составление библиографий советской астрономической литературы является, по нашему мнению, одной из первоочередных задач.

Таковы ближайшие задачи, стоящие сейчас перед библиографией астрономической литературы.

* * *

Автор выражает благодарность П.Г. Куликовскому за постоянное внимание к данной работе и ценные советы.

ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

1. Астрономия в СССР за 30 лет. 1917—1947. Сб. статей под ред. М.С. Зверева, П.П. Паренаго и А.Б. Северного. М. — Л., Гостехиздат, 1948.

2. Бобынин В. В., Русская физико-математическая библиография, т. 2, вып. 4. М., Издание журнала «Физико-математические науки в их настоящем и прошедшем», 1893 (Статистические данные о русской физико-математической литературе).

3. Воронцов-Вельяминов Б. А., Очерки истории астрономии в России, М., Гостехиздат, 1956.

4. Гейнц Е., Международная организация по изданию каталога точных наук и участие в ней России. «Библиотекарь», 1913, №2, стр. 77—88; № 3, стр. 183—199.

5. Дерунова М. К., Государственная библиографическая регистрация произведений печати в СССР. М., Госкультпросветиздат, 1952. (Моск. гос. библиотечный ин-т. Лекции для студентов-заочников по курсу «Основы советской библиографии», № 48).

6. 3добнов Н. В., История русской библиографии до начала XX века. Издание 3-е, М., Госкультпросветиздат, 1955.

7. Иванов А. А., В. Вислиценус (Некролог), Изв. Русского Астрономического общества, вып. 12, 1906, стр. 141 — 142.

8. Кеппен Ф., Об издании международной библиографии по точным и прикладным наукам. Отчет о командировке на библиографическую конференцию в Лондоне в 1899 г. Журнал Министерства народного просвещения, 1900, авг., стр. 102 — 137; сент., стр. 9—32.

9. Корытников С. Н., Реферативный журнал «Астрономия» Института научной информации АН СССР. (Рец.). Астрономический журнал, т. 31, вып. 2, 1954, стр. 210—212.

10. Кремянский В. И., К вопросу о внутрикнижной и пристатейной библиографии. Советская библиография, 1952, вып. 1 (32), стр. 64—75.

11. Лукомская А. М., В.В. Бобынин. Советская библиография, вып. 2, 1949, стр. 71—82.

12. Набоков M. Е. [Рец. на библиографию в «Астрономическом календаре»], Астрономический журнал, т. 16, вып. 2, 1939, стр. 81.

13. Панов Д. Ю., Реферативные журналы Института научной информации Академии наук СССР. Советская библиография, вып. 36, 1954, стр. 41—54.

14. Паренаго П. П., Систематический указатель статей в иностранных журналах. Физико-математические науки, вып. 1, 1948 (Рец.). Астрономический журнал, т. 27, вып. 4, 1950, стр. 267.

15. Перель Ю. Г., Вопросы астрономии на съездах русских естествоиспытателей и врачей. Астрономический журнал, т. 30, вып. 3, 1953, стр. 352—365.

16. Перель Ю. Г., Выдающиеся русские астрономы. М. — Л., Гостехиздат, 1951.

17. Римский-Корсаков С., Вопросы текущей библиографии советской библиографии. Советская библиография, 1941, сб. 1(9), стр. 189—196.

18. Симон К. Р., Научные журналы, журнальные статьи и указатели к ним. Соц. реконструкция и наука, 1936, вып. 3, стр. 102 — 108; вып. 4, стр. 127—130; вып. 5, стр. 121 — 126.

19. Симон К. Р., О методике составления прикнижных библиографий. Советская библиография, вып. 1(26), 1949, стр. 13—23.

20. Симон К. Р., Общая иностранная библиография. М., Гос. библиотечн. — библиогр. изд., 1941 (Моск. гос. библиотечн. ин-т).

21. Симон К. Р., Современная иностранная библиография по точным и прикладным отраслям знания. Соц. реконструкция и наука, 1934, вып. 3, стр. 127—132.

22. Симон К. Р. и Кричевский Г. Г., Советская реферативная периодика и ближайшие задачи ее организации. Вестник АН СССР, 1952, № 9, стр. 80—91.

23. Сокурова М. В., Общие библиографии русских книг гражданской печати. 1705—1955. Аннотированный указатель. Изд. 2, перераб. и доп. Л., 1956 (Гос. Публичн. б-ка им. Салтыкова-Щедрина).

24. Фесенков В. Г., К двадцатипятилетию «Астрономического журнала», Астрономический журнал, т. 26, вып. 2, 1949, стр. 65—66.

25. Цейтлин 3. А., Общий очерк развития физики от Ломоносова до Столетова. В книге: Очерки истории физики в России. М., 1947 (История периодической печати, стр. 81—91).

26. Шафрановский К. И. и Сорокин А. М., Бюро международной библиографии при Петербургской академии наук. Советская библиография, вып. 47, 1957, стр. 54—60.

27. Эйхенгольц А. Д., Сорок лет советской библиографии. Советская библиография, вып. 48, 1957, стр 1—30.

28. Эйхенгольц А. Д., Введение. В книге: Сокурова М. В., Общие библиографии книг гражданской печати. 1708—1937, Л., 1944, стр. 12—33.

29. [Отчеты о заседаниях Astronomischer Gesellschaft. 24—27/IX 1898]. Vierteljahrsschrift der Astronomischer Gesellschaft, Jahrg., 33, 1898, S. 257—261.

30. Collard Au., Les bibliothèques d'observatoires en Europe et en Amérique. Revue de bibliothèques et archives de Belgique, 1909, vol. 7, N 2—3, p. 132 — 136; N 4—5, p. 284—300; N 6, p. 428—456.

31. Heinemann К., Astronomische Bibliographie. Die Sterne, Jahrg., 29, Heft. 3—4, 1953, S. 33—39.

32. Hoffman E. L. [Рец. на первое изд. каталога б-ки Пулковской обс]. Beilage zu N 164 des Hamburgischen unpartheischen Correspondenten, 13/VII, 1846.

33. Hоuzea u J. C. et Lancaster A., Bibliographie générale de l'astronomie, vol. 2, Bruxelles, 1882. p. XL—LXXXIX (Введение).

34. К nobel, Astronomical bibliographies, Nature, vol. 15, 1877, p. 455.

35. Lalande J. J., Bibliographie astronomique... Paris, 1803, p. I—VIII (Предисловие).

36. Mascart J., Sur quelques difficultés de la bibliographie. Bulletin de l'Observatoire de Lyon, vol. 10, 1928, p. 215B — 224B. .

37. Masс art J., Sur la bibliographie. Notations et abréviations. Bulletin de L'Observatoire de Lyon, vol. 13, 1931, p. 287—445.

38. Mascart J., Projet de la bibliographie astronomique. Bulletin de l'Observatoire de Lyon, vol. 9, 1927, p. 3—43.

39. Une nouvelle bibliographie astronomique, Ciel et Terre, année 1. 1881, p. 505—511.

40. [Struve О., ред.] Librorum in bibliotheca speculae Pulcovensis anno 1858 exeunte contentorum catalogus systematicus. Petropoli—Riga — Leipzig, 1860, p. I—XV (Предисловие). ...Pars secunda. Petropoli, 1880, p. I—V (Предисловие).

41. Struve F. G. W., Librorum in bibliotheca speculae Pulcovensis contentorum catalogus systematicus. Petropoli, 1845. (Предисловие).

42. Stгuve F. G. W., Bericht über die Bibliothek der Hauptsternwarte in Pulkova nach deren Bereicherung durch den Ankauf der Büchersammlung der verstorbenen Dr. Olbers in Bremen, nebst einigen angehängten bibliographischen Notizen. Astronomische Nachrichten, Bd. 19, 1842, S. 305—312, 320—336.

43. Transactions of the International Astronomical Union, vol. 1—9, London-Cambridge, 1922—1957 (Intern. Counsil of scientific Unions. Intern. Astr. Union). (Отчеты и протоколы заседаний Комиссии № 5).


Часть 1

«Кабинетъ» — История астрономии. Все права на тексты книг принадлежат их авторам!
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку