Материалы по истории астрономии

На правах рекламы:

http://www.lideravto.ru/ кабина volvo fm 9 вольво fm9 кабина.

Древние календарные системы

С самого начала полезно отдавать себе отчет в том, что социальные функции календаря для наших далеких предков были иными, нежели сейчас. В наши дни календарь считается совершенным, если в нем удовлетворительным образом целое число суток согласовано с длительностью так называемого тропического года (промежутка времени между последовательными прохождениями Солнца через точку весеннего равноденствия). Древние календари, как правило, лишены арифметической простоты и кажутся неоправданно сложными. Во всех без исключения древнейших очагах цивилизации — Месопотамии, Египте, Греции, Индии, Китае, Мезоамерике — древние календари были лунными либо лунно-солнечными. В последнем случае требовалось согласовать смену лунных фаз (синодический месяц, 29,53 суток) с годичным движением Солнца (365,24 суток). Для такого согласования необходимо было найти календарные циклы, в которых целое число лет с достаточной точностью равнялось бы целому числу лунных месяцев. Таков был, например, период, найденный в V в. до н. э. греком Метопом, — 19 лет. Казалось бы, зачем такая сложность? Или, скажем, наша календарная неделя, не согласующаяся ни с продолжительностью года, ни с длительностью месяца — зачем она?

Все эти усложнения, однако, представляются вполне оправданными и целесообразными, если учесть, что для древних критерием совершенства календарей была их согласованность не только с сезонами года, но и со многими другими циклами (ритмами) биосферы. Даже в хорошо разработанной единой календарной системе провести такое согласование очень сложно. Решение этой задачи нередко достигалось иным путем — применением одновременно нескольких календарей, действовавших параллельно. Например, в Древнем Китае, помимо «обычного» лунно-солнечного календаря и сезонного сельскохозяйственного календаря, широко использовался бытовой 60-летний циклический календарь. На примере этой календарной системы нетрудно видеть, как именно в нее «вмонтированы» важнейшие природные ритмы. Но сначала остановимся кратко на этих самых ритмах.

Биоритмология (хронобиология). Общепринято, что периодический (циклический) характер функционирования — фундаментальное свойство биологических систем. Любые биологические показатели изменяются циклически, так что ритмика в широком диапазоне периодов может наблюдаться на любом уровне организации. Ритмически протекают все биологические реакции (молекулярный уровень). Ритмически работают органеллы клетки (например, ядро пульсирует с периодом десятки минут), циклически функционируют отдельные органы (сердце, печень и т. п.), циклически меняются физиологические, психические и другие показатели целого организма. Ритмика присуща и сообществам организмов. Давно известны колебания численности популяций насекомых, рыб и млекопитающих — так называемые волны жизни. Человеческое сообщество подчиняется тем же закономерностям, так «то многие показатели в социальных системах также изменяются циклически. Таковы, например, циклы в появлении особо одаренных людей (один из наиболее четко выраженных периодов ~55 лет), квазипериоды в показателях рыночной экономики (уже упомянутый период около 55 лет известен в вариациях конъюнктуры как «волны» Кондратьева). Наличие ритмично протекающих процессов установлено и для явлений культуры. Например, количественные показатели структуры поэтических текстов русских поэтов в текущем столетии варьируют с периодами ~18 лет и ~27 лет. Циклически изменяется урожайность многих сельскохозяйственных культур. Даже в нашем столетии, при наличии развитых систем здравоохранения многие эпидемические заболевания также имеют периодическую составляющую. Что касается эпидемий (и эпизоотий), протекающих стихийно, то их наступление и развитие имеют ярко выраженную ритмику (что было в свое время доказано А.Л. Чижевским).

Важнейшая особенность всякой биологической ритмики — ее синхронизация с периодическими вариациями параметров среды обитания. Изменения биологических показателей (они происходят по «внутренним» причинам — в организмах есть особые «биологические» часы) непременно происходят в такт с изменениями внешних условий. «Биологические часы» все время «подстраиваются» под внешний, задающий периодический сигнал. Смысл этой «подстройки» (она, между прочим, никогда не бывает вполне точной) ясен: это один из способов приспособления организмов к внешней среде.

Синхронизирующими сигналами могут быть самые разные физические агенты. Важно только, чтобы в изменениях соответствующего параметра внешней среды содержалась периодическая составляющая. Для суточной ритмики синхронизатором выступает режим освещенности. Если этот фактор по каким-либо причинам «не работает» (например, «выключен» условиями эксперимента), то в качестве датчика времени может служить какая-нибудь другая причина — изменения, например, в уровне всюду проникающих низкочастотных электромагнитных полей или акустических (в частности, инфразвуковых) шумов.

За очень редкими исключениями, касающимися ритмов с периодами менее суток (микроритмы), периоды изменения всех синхронизирующих агентов — независимо от их физической природы — космического происхождения. Суточный, годовой периоды — примеры тривиальные и общеизвестные. Для некоторых других периодов их космическая природа долгое время оставалась неизвестной. Рассмотрим кратко наиболее интересные призеры.

В настоящее время выясняется, что во временной организации биосферы очень широко распространена околонедельная ритмика (в некоторые эпохи отчетливее выражен период 13—15 дней). Эта цикличность в значительной мере связана с так называемой секторной структурой межпланетной среды и имеет солнечное происхождение. В определенных интервалах долгот на Солнце силовые линии солнечного магнитного поля направлены либо от Солнца, либо к нему. Корпускулярное излучение Солнца (солнечный ветер) «вытягивает» силовые линии в межпланетную среду. На орбите Земли получается картина чередования полярности межпланетного магнитного поля. Обычно бывает либо четыре, либо два подобных сектора с разными направлениями. Вся эта картина повторяется с периодом вращения Солнца (около 27 дней). Земля при своем движении по орбите последовательно попадает в секторы с разными знаками межпланетного магнитного поля. Если секторов четыре, смена знака поля происходит раз в неделю, если секторов два — средний интервал между сменами знака около двух недель. При смене знака межпланетного магнитного поля земная магнитосфера испытывает некоторую перестройку, что сказывается (через определенную цепочку причин-следствий) на многих показателях среды обитания. Пересечение секторной границы сопровождается вариациями в величине геоэлектрического поля, вероятности появления гроз в некоторых регионах, в уровне. напряженности электромагнитного фона. Характерный временной интервал смены погоды — «синоптическая длина» — также приблизительно равен неделе и, видимо, физически связан с пересечением Землей секторной границы. На больших интервалах времени секторная структура устойчива, но от случая к случаю длительность сектора несколько меняется, так что околонедельная (околодвухнедельная) ритмика среды обитания, связанная с межпланетным магнитным полем, это циклы, а не точно фиксированные периоды. Околонедельная цикличность есть и в вариациях солнечной активности, так что если бы секторная структура межпланетной среды перестала бы наблюдаться (на какое-то время в особых условиях это возможно), околонедельная ритмика среды обитания отнюдь не исчезла бы.

Подавляющее большинство других ритмов, известных в хронобиологии (около месяца, около 260 дней, около 2 лет и т. п.), синхронизировано с гармониками вариаций солнечной активности, чей «основной» цикл составляет около 11 лет.

Первобытный охотник и собиратель, разумеется, не мог не знать о важнейших биологических циклах — их учет во многих случаях был жизненно необходим. Разве можно было не заметить цикличности в размножении мелких млекопитающих? Или так называемые волны роста — ритмику прироста животных (~10—12 дней)? Или периоды в плодоношении, в поражаемости естественного урожая насекомыми? Эмпирические знания в биоритмологии делали возможным прогноз погодно-климатических изменений, эффективности охоты, времени наступления особо неблагоприятных событий (эпидемий). Качество таких прогнозов становилось, вероятно, условием выживаемости.

Можно сделать еще один шаг и предположить, что при формировании производственной и социальной ритмики первобытной общины учитывались ритмы в размножении человека и животных. Для выживания племени, существовавшего в предельно суровых условиях, важно было контролировать не только уровень собственного воспроизводства, но и регулировать его качественные параметры. Особи физически слабые, с ненормальной психикой (например, с повышенной агрессивностью) становились обузой для племени. Поэтому кажется вполне вероятным, что в первобытных сообществах учитывалась и ритмика патологии беременности (один из хорошо выраженных периодов — около 11 лет), и цикличность в появлении потомства с повышенной жизнеспособностью.

Факторы, синхронизирующие многие важные биологические ритмы (околонедельные, околомесячные, двухлетние и т. д.), не могут непосредственно наблюдаться. Однако фиксации и практическому учету доступны, как правило, «задающие» (опорные) периоды. Околонедельная ритмика легко «отслеживается» по фазам Луны: в годы высокого уровня солнечной активности период смен знака межпланетного магнитного поля довольно точно совпадает с синодическим периодом обращения Луны. Поэтому прохождение секторных границ (соответствующих определенной фазе околонедельного цикла) в эти эпохи сопряжено непосредственно с какими-то фазами Луны. Что касается ритмики солнечной активности, то основной период этих вариаций (11 лет) легко наблюдается по перемещению яркой планеты Юпитера относительно звезд (сидерический период обращения Юпитера — 11,9 года). Более подробно эти вопросы мы обсудим позже. А теперь вернемся к некоторым особенностям 60-летнего восточного календаря.

12-летний календарь животных и природные ритмы. По сложившейся традиции возникновение 60-летнего календаря относят к эпохе правления легендарного китайского императора Хуанди (26 в. до н. э.). Некоторые исследователи полагают, что эта календарная система является еще более древней и ее основные элементы заимствованы китайцами у кочевых племен Центральной Азии. Ее устройство вкратце таково: каждый год внутри одного полного цикла имеет двойное названий. Эти названия отражают сложную символику древней восточной натурфилософии, включающей представлений о пяти основных элементах мира (огонь, земля, металл, года, дерево), их диалектических качествах («инь», «янь») и их «земных корнях». «Земных корней» всего двенадцать, что соответствует 12-летнему животному циклу (мышь, корова, тигр, заяц, дракон, змея, лошадь, овца, обезьяна, курица, собака, свинья). 60-летний интервал включает 5 таких циклов по 12 «лунных» лет, причем число дней в году может быть 354—355 или 383—384. Если использовать названия животных для 12-летнего цикла, то каждый год 60-летнего интервала дополнительно кодируется с помощью цветовой символики. Например, год овцы, приходящийся на 8-й, 20-й, 32-й, 44-й и 56-й годы 60-летнего цикла именуется, соответственно, так: белая овца, далее — черная, синяя, красная, желтая. Календарь корректировался, видимо, наблюдениями Юпитера и Сатурна (соответственно 5 и 2 оборота за 60 лет).

В описанной системе нетрудно заметить некоторые известные сейчас ритмы биосферы. Собственно 60-летний цикл давно известен в вариациях толщины колец деревьев, для некоторых регионов — в урожайности, что объясняет его присутствие в потребительских ценах (упомянутые «волны Кондратьева»). В индексах солнечной активности этот период надежно не обнаружен, но он постоянно появляется при анализе геомагнитных индексов (что, по мнению некоторых исследователей, указывает, на его чисто геофизическое происхождение). 12-летний цикл уместно сопоставить с одним из основных ритмов биосферы, сопряженным с 11-летним циклом солнечной активности. Различие в ~1 год следует отнести, видимо, за счет короткого (три с половиной столетия) и непредставительного ряда телескопических наблюдений. Палеогеофизические данные показывают, что на протяжении длительного интервала времени (около десятка тысяч лет) средние значения этого цикла группируются в основном около двух значений: 12,5 года и 11,9 года. Как отметил советский астроном В.Ф. Чистяков, из-за корреляционной связи между длительностью цикла и его «амплитудой» следует ожидать, что длина цикла составляла 12—13 лет в эпохи длительных понижений уровня солнечной активности (около 1000 и 3500 лет до н. э.). Впрочем, используя каталог чисел Вольфа (этот интегральный показатель уровня солнечной активности известен с начала XVIII в.), нетрудно убедиться, что для 12-летнего животного цикла и в наше время максимумы солнечной активности приходятся, как правило, на вполне определенные годы — чаще всего на годы овцы и обезьяны. Отсюда следует, что и сейчас этот календарь может выполнять свои прогностические функции.

Действительно, оказывается, что в последние полтора столетия годы минимума солнечной активности приходятся на годы тигра и зайца. На эти годы падают засухи в среднеазиатских степях. Самые суровые бедствия скотоводов Средней Азии — джуты, когда происходит массовый падеж скота, приходятся на годы зайца. В общем, рассматриваемая календарная система при умелом ее использовании позволяла, видимо, предвидеть наступление некоторых неблагоприятных событий (эпидемии — эпизоотии, засухи и т. п.).

Еще один аргумент, свидетельствующий о глубоком экологическом смысле 60-летнего календаря животных, — этот цикл фигурирует в рекомендациях по применению древнейшего терапевтического средства восточной медицины — иглоукалывания (акупунктуры). Как известно, в акупунктуре важное значение придается и суточному и месячному (лунному) биоритмам. И согласно древнему медицинскому канону, воздействие на" определенные активные точки с целью добиться возможно большего лечебного эффекта должно учитывать фазу основных календарных циклов. Любопытно, что связь состояния активных точек с уровнем геофизической возмущенности европейская наука обнаружила совсем недавно.

Календарь древних майя. Еще один пример календарной системы, явно учитывающей важные биологические ритмы, — счет времени у майя, наиболее развитой из древних цивилизаций Нового Света. Установлено, что майя использовали (как и древние китайцы) одновременно несколько календарных систем, связанных друг с другом при помощи совокупности циклов. Далеко не все в этих календарях ясно, но не подлежит сомнению, что сельское хозяйство майя регулировалось «обычным» солнечным календарем, где число дней в году составляло 365 (так называемый «хааб»). Кроме того, применялся годовой интервал в 360 дней («тун»), состоявший из 18 20-дневных месяцев; использовался еще лунный календарь и особый ритуальный календарь с очень коротким годом в 260 дней («цолькин»). Именно в этом календаре фигурирует 13-дневная неделя — столь же, казалось бы, нелепая единица счета, как и наша европейская семидневка. Если ничего не знать об околонедельной (околодвухнедельной) биологической ритмике, понять появление этих странных периодов в календарях решительно невозможно. Двадцатидневный интервал (месяц), встречающийся в рассматриваемых календарях, скорее всего, связан с «пальцевым» счетом — он называется «виналь» (человек, имеющий 20 пальцев на руках и ногах). Но «девятидневна» — еще один вид недели у майя — скорее всего, также имеет биоритмологическое происхождение. Вне биоритмологии трудно понять и происхождение цолькина, близкого к периоду созревания человеческого плода.

Для выработки столь сложных календарных систем, позволяющих регламентировать социальную и хозяйственную активность первобытной общины в согласии с естественной ритмикой биосферы, требуются, очевидно, очень большие интервалы времени. Неоднократно предпринимались попытки оценить порядок величины этого временного отрезка. В настоящее время такая оценка стала возможной в связи с замечательными археологическими открытиями, существенно изменившими наше представление о человеке палеолита. Похоже, начальные стадии создания сложных календарей — типа только что рассмотренных — можно непосредственно наблюдать. И такие события должны быть отнесены к верхнему палеолиту — 20 тыс. лет тому назад.

Самые древние календари. Многие предметы, найденные на местах стоянок палеолитического человека, украшены орнаментом, обычно очень несложным. Суть открытия, о котором идет речь, состоит в том, что во многих случаях такой орнамент представляет собой календарную пиктограмму. Убедительные доказательства этому были получены в 60-х годах независимо в нашей стране Б.А. Фроловым и журналистом и писателем А. Маршаком в США.

Б.А. Фролов провел детальное изучение орнаментов на почти двухстах палеолитических предметах Евроазиатского континента. Обнаружилось, что для элементов орнамента характерны группировки по 5, 7, 10 и 14. Например, на браслете, вырезанном из бивня мамонта (стоянка Мезин у р. Десны, неподалеку от Чернигова), нанесены насечки простейшего орнамента: по краю каждой пластины браслета (их всего 5) нарезаны группы линий под углом 45° относительно края пластины. Оказывается, через каждые 14 черточек их направление меняется на 90°. Две такие серии с изменением наклона (14—1—14) можно сопоставить, по мысли Б.А. Фролова, с лунным месяцем — нарастанием диска Луны до полнолуния и последующим его убыванием до новолуния (28—29 дней). Браслет, таким образом, представляет собой как бы наручный лунный календарь. Более того, общее число насечек суммарно на всех пяти пластинах составляет 560 — удвоенное число 280 (10 лунных месяцев, длительность цикла беременности). Аналогичные закономерности обнаруживаются и на другом браслете из той же стоянки. В более сложном рисунке опять можно обнаружить группировку элементов по 7 и 14, найти число 282 и дополнительно отыскать соотношение, дающее число дней солнечного года (3 36 дней). Естественно предположить, что этот календарь мог служить для установления соответствия между фазами Луны и сезонами года. Такая сложная структура орнамента встречается не всегда. Во многих случаях нарезки на фрагментах бивней, костях, камнях соответствуют числу дней в одном или двух лунных месяцах (группировка по 7; группы элементов по 5 и 10 отражают, видимо, «пальцевый» счет).

В это же время американец А. Маршак нашел очень близкие к описанным «календарные мотивы» в некоторых образчиках наскального искусства пещер Испании. В одном случае (пещера Канчаль-де-Маома, 7-е тыс. до и. э.) была даже просто изображена последовательность лунных фаз: от молодого месяца к полнолунию и далее к противоположно направленному серпу Луны последней четверти.

Очень правдоподобным кажется предположение, что именно в ту далекую эпоху человек стал придавать особое значение числу 7, игравшему позже, как известно, важную роль в истории культуры (семь цветов радуги, семь смертных грехов, семь чудес света, семь персонажей — героев мифов и т. п.). Среди различных гипотез происхождения «магической» семерки «космический» вариант, связанный с членением лунного месяца, думается, самый убедительный. Обнаружение околонедельной биологической ритмики позволяет считать, что для первобытного охотника с его острой наблюдательностью лунный месяц естественно распадался на недельные (или двухнедельные) интервалы. Ведь с такой периодичностью протекало столь важное явление, как, скажем, смена погоды (в умеренных широтах). То, что мы сейчас назвали бы гигиеной матери и ребенка, неизбежно должно было следовать этой же ритмике. (В недалеком прошлом у узбеков для новорожденного и роженицы считали особенно опасными пятую, седьмую и девятую ночь после родов.) К сожалению, в современной хронобиологии околонедельная цикличность — малоизученное явление. Интересно, что сообщение, содержащее убедительное обоснование реальности семидневных вариаций в физиологических показателях человека, опубликовано в нашей стране более полувека назад. Сейчас, впрочем, мы знаем, что осложнения при инфаркте миокарда в далеко отстоящих друг от друга городах происходят синхронно с квазипериодом 6 дней ±1 день. Что обострения шизофрении подчиняются той же закономерности (периоды около 5, 7 и, возможно, 9 дней). Что подобная цикличность есть у бактерий и, вероятно, у растений. Что околонедельные вариации можно наблюдать на химических реакциях. И все-таки, многого, что практически знали о недельной ритмике наши пращуры, мы, похоже, пока не знаем.

Статистическими результатами о палеолитических орнаментах, содержащих «седьмицу дней», наши знания о древнейших календарях отнюдь не исчерпываются. В последние годы исследования в этом направлении привели к находкам самых настоящих календарей. Их изучение далеко не закончено, но первые предварительные результаты производят, надо признать, сильное впечатление. Наиболее, на наш взгляд, замечателен Ачинский календарный жезл из бивня мамонта. Он был найден в 1972 г. на месте одного из древнейших в Сибири поселений палеолита в окрестностях г. Ачинска. Это тот самый регион, где, скорее всего, возник рассмотренный выше 60-летний экологический календарь. Возраст поселения оценивается в 18 тыс. лет. Жезл представляет собой фаллической формы стержень, покрытый спиральным узором из миниатюрных лунок. На первый взгляд узор не имеет какого-либо смысла, кроме чисто «орнаментального». Однако подсчеты лунок не оставляют сомнений в том, что жезл является знаковой системой. Ее анализ, проведенный А.И. Арустамяном, позволил выявить следующие важные детали:

1. Из некоторого набора целых чисел удается получить дробное число, равное 29,53 (число суток в синодическом месяце).

2. Числа, содержащиеся в «орнаменте», допускают разбиение на три группы (кластера). Удается показать, что эти группы относятся к трем периодам, составляющим число суток в драконическом, синодическом и тропическом годах.

3. Полное число элементов «орнамента» составляет число суток в трех лунных годах.

4. В расположении чисел ясно просматривается закономерность, позволяющая рассматривать жезл как вычислительное устройство, оперирующее важнейшими календарными периодами.

Взятые изолированно, эти результаты — учитывая возраст находок — могли бы показаться совершенно фантастическими. Все дело, однако, в том, что эта находка не единичное явление. Для этого же региона имеются и другие находки столь же, видимо, сложных астрономических пиктограмм. Еще один интересный пример» — ожерелье с подвесками из палеолитического погребения близ с. Мальты (80 км от Иркутска). Погребение было открыто в 1929 г. М.М. Герасимовым (впоследствии известным скульптором-антропологом). Изучивший это ожерелье В.Е. Ларичев1 после подсчета орнаментальных знаков на подвесках заключает, что календарный характер нанесенного орнамента не вызывает сомнений. Детальная дешифровка этой счетной структуры должна, вероятно, стать предметом специальных междисциплинарных исследований. Наиболее интересные для нас предварительные результаты можно суммировать следующим образом:

1. Календарная система, закодированная в «орнаменте» подвесок, является, видимо, лунно-солнечной.

2. В этой системе выделен календарный «блок» длительностью 273 дня, близкий циклу созревания человеческого плода. Аналогичный блок той же длительности фигурирует в ачинском жезле. Случайно ли, что это число отличается от «короткого года» майя ровно на одну неделю этого календаря (260+13)?

3. Число бусин на ожерелье 120. Если каждая бусина отождествляется с годом, не есть ли их общее число календарный цикл 120 лет (дважды по 60 лет), совмещающий счет времени не только по Луне и Солнцу, но и по планетам?

Два последних вопроса остаются, конечно, открытыми. Но сам факт использования человеком верхнего палеолита Сибири уже разработанной календарной системы следует, похоже, считать установленным.

Итак, целостное (системное, выражаясь современным языком) восприятие природы древним человеком позволило ему обнаружить космическую ритмику на очень раннем этапе культурной эволюции. Следование этой ритмике, вероятно, было фактором выживания первобытных общин. Рассматривая такие древние календарные системы, как 60-летний календарь животных и календарь майя, можно найти некоторое подтверждение этой гипотезе: в упомянутых календарных системах фигурируют циклы, хорошо известные современной хронобиологии. Поэтому древние календари имеют экологический смысл. С этой точки зрения они обнаруживают высокое совершенство. Не удивительно, что эти системы являются лунно-солнечными. Эта их особенность позволяет регламентировать социально-производственную деятельность общины в гармонии с важными ритмами биосферы — околомесячными и околонедельными. Эти последние, подмеченные непосредственными наблюдениями, увиденные в каких-нибудь регистрирующих структурах, вероятно, положили начало выбору семерки в качестве «священного числа». Календари типа 60-летнего календаря животных содержат, как видно, огромную информацию. Ясно, что ее накопление требует большого интервала времени. Такой запас времени для соответствующей культурной эволюции имеется, поскольку лунно-солнечный календарь был известен человеку верхнего палеолита (15—20 тыс. лет назад).

Примечания

1. Ларичев В.Е. Лунно-солнечный календарь погребения Мальты и проблема палеокосмогонических. аспектов семантики образов искусства древнекаменного века Сибири. — В кн. История и культура Востока Азии. — Наука: Новосибирск, 1985.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница
«Кабинетъ» — История астрономии. Все права на тексты книг принадлежат их авторам!
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку