Материалы по истории астрономии

На правах рекламы:

На сайте можно купить кресло для руководителя с доставкой http://www.edem-mebel.ru

Нижегородский кружок любителей физики и астрономии

Старейшее научное астрономическое общество — Нижегородский кружок любителей физики и астрономии продолжал свою работу. После Октябрьской революции коренным образом изменились условия деятельности этой общественной научно-любительской организации. В первую очередь это было обусловлено тем, что Советское государство стало поддерживать деятельность кружка. Так, уже в начале 1918 г. Народный комиссариат просвещения РСФСР выделил кружку кредит в сумме 4000 рублей. Через год на издание Звездной карты было выделено еще 25 000 рублей1.

В 1919 году вышел из печати (2000 экземпляров) юбилейный XXV выпуск «Русского астрономического календаря». Выпуск календаря — большое достижение нижегородцев. Правда, в течение трех лет (1920—1922) календарь не выходил, несмотря на положительное отношение к его изданию со стороны Наркомпроса РСФСР. Субсидия на его выпуск оказалась недостаточной. Не было возможности печатать календарь еще и потому, что в распоряжении кружка в те годы не было иностранных астрономических ежегодников, из которых обычно брали основные данные для составления эфемерид.

Ободряющим для кружка явилось письмо из Главнауки НКП РСФСР от 7 декабря 1921 г. за № 6027, в котором говорилось, что «Редакционная коллегия научной литературы при Академическом центре НКП, рассмотрев ходатайство об издании «Русского астрономического календаря», постановила печатание названного календаря признать крайне важным...» Существенную помощь оказали кружку в возобновлении печатания календаря Губернский отдел народного образования (давший бумагу для печатания), Нижегородская радиолаборатория (предоставившая бумагу для чертежей), Нижегородский Совет народного хозяйства (предоставивший типографию)2.

В 1922 г. в Нижний Новгород на имя кружка от астрономов Москвы, Петрограда и других городов страны стали приходить многочисленные материалы для очередного выпуска календаря: научные статьи по астрономии, эфемериды Солнца, Луны, планет, новости науки. Эти поступления явились результатом работы I съезда любителей мироведения в Петрограде и выступления на нем представителя Нижегородского кружка Г.Г. Горяинова3. Календарь на 1923 год был выпущен в самом начале года. С тех пор «Русский астрономический календарь» выходил ежегодно.

Неоднократно выступали в эти годы с научно-популярными лекциями активные члены кружка — его секретарь Г.Г. Горяинов (Современное состояние наших сведений о Марсе), профессор Н.Г. Егоров (Связь системы мер древнего мира с европейскими и оригинальное установление метрической системы), профессор В.К. Лебединский (Физика и Вселенная), Н.Н. Златовратский (Содержание физики в трудовой школе и методы ее преподавания), Н.М. Штауде (Об успехах метеорной астрономии) и другие. В.В. Адрианов, Г.Г. Горяинов, И.С. Костарев, Л.И. Цеханович и другие неоднократно выступали в рабочих районах города, в красноармейских частях, среди военных моряков.

В 1925 г. пришла крупная сумма от Главнауки НКП РСФСР на исправление телескопа (500 рублей золотом)4.

Важным событием в жизни кружка явилось создание секции юных любителей астрономии. Секция эта начала работать 11 марта 1923 г. Ее организатором и первым руководителем был А.И. Костарев. Шефствовал над секцией секретарь кружка Г.Г. Горяинов. На заседаниях секции читались доклады (в том числе и юными астрономами) о Солнечной системе, истории календаря, солнечных и лунных затмениях, жизни на Марсе и др.

4 ноября 1923 года исполнилось 35 лет со дня открытия кружка. Стало традицией проводить торжественные собрания в юбилейные даты, связанные с историей кружка. В этот вечер было получено много приветствий, в том числе и от одного из основателей кружка и первого редактора «Русского астрономического календаря» С.В. Щербакова. «...Юбилейный день, — писал он, — возвращает мои мысли к первым годам жизни кружка... Тогда образцов для подражания при культурных начинаниях отечество не давало, материалов для стройки не было, как не было среди нас и готовых зодчих. Приходилось одновременно и изучать строительное дело, и делать кирпичи, и планировать, и строить, кто как может. Признаюсь теперь, что это было очень трудно, но помню, что это было и в высокой степени радостно... Вихрь Великой революции, разрушавшей все старое, одряхлевшее и непригодное к жизни, не миновал и стен кружка, но он нашел новые венцы прочными, жизненными и учреждение осталось нетронутым: оно имело на себе печать тех вечных ценностей, которые неприкосновенны и дороги для революции...»5

В 1924 году Главнаука НКП РСФСР передала кружку 125 рублей на приобретение книг и журналов (в том числе иностранных) для научной библиотеки6. В то же время — в 1926 г. на восстановление народной обсерватории на здании педагогического института были получены деньги от Губисполкома, Городского банка, Губернского отдела союза работников связи и других организаций Нижнего Новгорода.

Восстановление обсерватории было связано с тем, что из Мюнхена от оптической фирмы Мерца был получен (в очень плохом состоянии) старый «бредихинский» телескоп (посланный в Германию для исправления еще в 1914 г.)7, а от фирмы Карл Цейс — штатив для телескопа с часовым механизмом. Из Ленинграда получили купол для обсерватории. На восстановление и оборудование обсерватории ушел год. Наконец, 22 мая 1927 г. состоялось ее торжественное открытие. Для посетителей она открылась через месяц, 29 июня, в день полного солнечного затмения. В связи с открытием народной обсерватории были получены приветствия от Московской астрономической обсерватории, Нижегородского общества естествоиспытателей, МОЛА и его Коллектива наблюдателей, от Харьковского астрономического кружка и других.

Сотни нижегородцев побывали в этот день в обсерватории, наблюдая величественное явление природы. К этому событию кружок выпустил брошюру «Затмения 1927 и их наблюдения»8. Вычисление всех основных данных затмения были сделаны членами кружка М.А. Касаткиным, В.С. Лазаревским, Б.В. Кукаркиным и другими под руководством М.А. Касаткина, организовавшего Вычислительную секцию. В составлении брошюры принимали также участие представители из многих других городов СССР. В 1927 г. при кружке была создана секция наблюдателей, члены которой начали систематические наблюдения, главным образом, переменных звезд9.

Нижегородский кружок стал одним из Всесоюзных центров изучения переменных звезд. Таких центров в молодой Советской республике во второй половине 20-х годов сложилось несколько: в Ленинграде — в Русском обществе любителей мироведения (под руководством С.М. Селиванова и В.П. Цесевича), в астрономической лаборатории Естественнонаучного института им. П.Ф. Лесгафта (под руководством Г.А. Тихова), в Пулковской обсерватории.

В Москве переменные звезды наблюдали на Московской обсерватории и в Московском обществе любителей астрономии под руководством С.Н. Блажко, Б.А. Воронцова-Вельяминова, М.Е. Набокова, П.П. Паренаго. В Симеизе наблюдениями занимались С.И. Белявский, П.Ф. Шайн, В.А. Альбицкий; в Ташкенте — Г.П. Захаров, в Казани — Д.Я. Мартынов и А.Д. Дубяго, в Одессе — Н.Ф. Флоря и так далее.

Наблюдениями переменных звезд занимались как специалисты на крупных астрономических обсерваториях — в Пулкове, Москве, Казани, так и многочисленные любители, которых специалисты сумели привлечь к этой работе в РОЛМе, МОЛА, в Одесском обществе мироведения, в Харьковском астрономическом кружке.

В Нижегородском кружке наблюдениями переменных звезд начали заниматься еще в 1924 г. (М.А. Борчев и другие), однако особенно интенсивно наблюдения переменных начались с 1925 года после прихода в кружок шестнадцатилетнего любителя астронома Бориса Кукаркина, ставшего впоследствии доктором физико-математических наук, профессором, одним из крупнейших исследователей переменных звезд.

С началом работы Б.В. Кукаркина начался новый период в развитии не только Нижегородского кружка, но и в развитии молодой тогда еще отрасли науки о переменных звездах. В 1927 г. по инициативе Б.В. Кукаркина в Нижегородском кружке была создана секция наблюдателей, а вскоре в Нижнем Новгороде начал выходить научно-исследовательский и информационный бюллетень «Переменные звезды», редактором которого стал Б.В. Кукаркин.

Следует сказать, что изданию бюллетеня в те годы противодействовали некоторые представители старшего поколения астрономов, считавшие, что все необходимые астрономические сообщения публикуются в немецких журналах, а поэтому в новом издании нет необходимости. На запрос о рациональности организации специального печатного органа, разосланный десяти крупнейшим советским специалистам-астрономам, девять ответили отрицательно10.

Но все же несмотря на трудности, первый номер бюллетеня «Переменные звезды» был издан 15 мая 1928 г. Состоял он из одного листка, на двух страницах которого были опубликованы исследования четырех переменных звезд (научно-исследовательская часть), список 32 открытых переменных и сообщения о 10 исследованных переменных звездах (информационная часть). Было издано 500 экземпляров11.

Через две недели вышел второй номер. В нем были опубликованы исследования трех астрономов — В.П. Цесевича, Б.В. Кукаркина и В.М. Чернова, а также призыв В.П. Цесевича (и редакции бюллетеня) к наблюдателям переменных звезд пересылать для обработки свои наблюдения. Это были первые ростки той громадной плановой работы в области исследования переменных, которые впоследствии стали характерными для развития советской науки.

Уже первые выпуски бюллетеня «Переменные звезды» привлекли внимание не только многочисленных любителей во многих городах СССР, которые благодаря информационной части бюллетеня становились в курсе событий мировой астрономии в области исследования переменных звезд и получали возможность быстрой публикации своих исследований, но и специалистов-астрономов. Так, на IV Астрономическом съезде в Ленинграде (декабрь 1928 г.) в состав комиссии по учреждению Ассоциации переменных звезд в СССР был избран и представитель Нижегородского кружка Б.В. Кукаркин. А одно из заседаний на съезде было полностью посвящено бюллетеню «Переменные звезды» (к этому времени вышло семь номеров). Съезд принял резолюцию: «Группа учредителей Всероссийской Ассоциации наблюдателей переменных звезд — участников IV съезда Ассоциации астрономов РСФСР — считает издание Нижегородского кружка любителей физики и астрономии «Переменные звезды» необходимым, полезным и своевременным. Группа выражает пожелание о представлении места для публикации (в бюллетене — В.Л.) оригинальных наблюдений переменных звезд и отчетов отдельных наблюдателей о проделанной ими за истекший год работе. Группа надеется, что кружок не будет ничего иметь против того, что после организации Всероссийской ассоциации наблюдателей переменных звезда, на Бюллетене появится подзаголовок — «Орган Ассоциации»12.

В седьмом номере бюллетеня (20 декабря 1928 г.) была напечатана работа Б.В. Кукаркина, в которой автор дает обнаруженную им зависимость «спектр-период» у определенных переменных звезд созвездия Большой Медведицы. Это было первое статистическое исследование, опубликованное в бюллетене.

В номере 12 бюллетеня «Переменные звезды» (15 июня 1929 г.) редакция сформулировала программу издания, в котором, как указывалось, будет предоставляться место работам теоретического характера, исследованиям отдельных переменных с публикацией оригинальных наблюдений, кратким заметкам, имеющим целью быструю публикацию, резюме новых исследований. Сообщалось, что «работы могут быть написаны на русском, английском, немецком и французском языках»13.

Бюллетень «Переменные звезды» становился все более центральным органом советских исследователей переменных звезд. Популярность бюллетеня, а также научная и организаторская деятельность его редактора, привели к тому, что именно в Нижнем Новгороде была проведена первая Всесоюзная конференция наблюдателей переменных звезд (2—4 июня 1930 г.). На этой конференции, проходившей под председательством А.Д. Дубяго (Казань), была сделана попытка всестороннего обсуждения выполняемых работ в области исследования переменных звезд и перспектив дальнейшего планового развития работ в этой области астрономии. Конференция открыла цикл последующих Всесоюзных конференций исследователей переменных звезд.

Конференция уделила значительное внимание изданию бюллетеня и вынесла резолюцию увеличить тираж, печатать информационную часть на двух языках, предпринять издание циркуляра для спешной публикации исследований по переменным звездам и другое14.

Бюллетень приобрел известность во многих странах: 160 экземпляров бюллетеня (из 300) высылали за границу15. В обмен стали приходить издания от зарубежных обсерваторий. На бюллетень стали ссылаться в иностранной научной литературе.

Здесь следует сказать, что библиотека Нижегородского кружка имела практически всю основную зарубежную литературу по астрономии, физике и смежным наукам. Кружок, таким образом, был в курсе астрономической жизни мира. Библиотека кружка получала литературу из крупнейших обсерваторий и астрономических институтов США, Бразилии, Мексики, Южной Африки, Японии, Англии, Нидерландов, Бельгии, Испании, Италии, Швейцарии, Германии, Дании, Швеции, Польши, Чехословакии и других государств. Многие крупные зарубежные ученые вели непосредственную переписку с кружком, обмениваясь результатами научных исследований, оттисками своих трудов.

Представляет интерес тот факт, что в 1930 г. в Ватиканской газете «Оссерваторе Романо» — главном органе Римской католической церкви — была опубликована энциклика, в которой папа римский Пий XI гневно обрушился на «атеистические исследования» советских астрономов.

В своей энциклике папа римский отрицал вообще существование астрономии как науки в СССР и заявлял, что из всех представителей советской астрономической науки ему известны только одни «нижегородские астрономы...» В ответ на это группа видных советских ученых-астрономов написала «Открытое письмо советских астрономов папе римскому Пию XI»16, в котором дала достойную отповедь Ватикану.

К «Открытому письму» присоединились более ста советских астрономов, в том числе и любители — члены Нижегородского кружка. Упоминая об откликах советских астрономов, газета «Известия» писала: «...В их числе имеется также резолюция Нижегородского кружка любителей физики и астрономии, который, само собой разумеется, на своем годовом собрании не замедлил присоединиться к голосу других представителей советской науки...»17 «Нижегородские астрономы» в своей резолюции подчеркивали, что они — лишь любители, а профессиональные астрономы — те, кто подписал основное «Открытое письмо».

Большим достижением кружка явился выпуск в январе 1930 г. IV издания постоянной части «Русского астрономического календаря». В этом издании, вышедшем под редакцией М.А. Борчева и Г.Г. Горяинова, принимали участие ученые Москвы, Ленинграда и ряда других городов. По сравнению с III изданием Постоянной части РАК (вышедшем в 1912 г.), был значительно увеличен объем, дополнены и исправлены многие разделы. Это первое советское издание Постоянной части РАК в течение почти 30 лет служило универсальным астрономическим справочником и для любителей, и для специалистов-астрономов.

Что же касается Переменной части РАК, то в 1930 году она стала последней в издании кружка: с 1931 г. издательские функции были переданы Нижегородскому краевому отделению Государственного издательства. Оно же стало печатать и бюллетень «Переменные звезды». За кружком осталась вся редакционная работа, выполнявшаяся безвозмездно.

За годы Советской власти «Русский астрономический календарь» неизменно совершенствовался. Составители старались отразить в его содержании все преобразования, происшедшие в стране, уточнялась и расширялась его табличная часть (эфемериды), увеличивались размеры календаря: от 128 страниц в 1923 г. до 336 страниц в 1932 г. увеличилось число сотрудников: с 15 в 1923 г. до 32 в 1932 г.

Календарь приобретали профессиональные астрономические обсерватории, научные общества и астрономические кружки, педагогические институты и техникумы, политпросветинституты, земельные и лесные техникумы, школы, гидрометеорологические институты, геофизические и метеорологические обсерватории, гидрометслужбы железных дорог и морей, аэрометеорологические, сейсмические и актинометрические станции, высшее геодезическое управление, триангуляционные партии, управления горных округов, авиационные и артиллерийские части РККА, а также многочисленные любители астрономии для своих наблюдений и популяризаторской работы18.

В 1929 г. о Нижегородском астрономическом календаре снова вспомнил А.М. Горький. В письме от 4 марта 1929 г. свердловскому врачу-литератору и издателю журнала «Клинический архив гениальности и одаренности» Г.В. Сегалину А.М. Горький писал: «...Мне сначала хотелось ознакомиться с Вашим интереснейшим изданием. Условия, в коих оно зародилось и живет, напоминают мне — о другом провинциальном и тоже оригинальнейшем издании — о единственном у нас астрономическом календаре, издаваемом (в Нижнем Новгороде. — В.Л.) вот уже четверть века...»19

31 января 1933 г. кружок перешел на новый устав, утвержденный Горьковским крайисполкомом. Устав был разработан в соответствии с Положением о добровольных обществах и союзах, утвержденным ВЦИК и СНК РСФСР 10 июля 1932 г.

По новому уставу «...Нижегородский кружок любителей физики и астрономии имеет задачей содействие развитию астрономии, физики и смежных наук в интересах социалистического строительства, на основе методологии диалектического материализма и привлечение широких масс трудящихся к овладению научными знаниями и к участию в научной работе наряду с квалифицированными специалистами науки» (§ 1)20.

К этому времени уже было принято решение о создании 1 августа 1932 г. Всесоюзного астрономо-геодезического общества, но до 1934 г. кружок еще сохранял автономию.

Примечания

1. ЦТА РСФСР, ф. 2307, оп. 2, д. 428, лл. 6, 8.

2. РАК на 1923 г., с. 131.

3. Об этом съезде см. дальше.

4. ЦГА РСФСР, ф. 2307, оп. 2, д. 430, л. 12.

5. РАК на 1924 г., с. 179.

6. РАК на 1925 г., с. 195.

7. РАК на 1926 г., с. 233.

8. «Затмения 1927 и их наблюдения». Изд. НКЛФА. Нижний Новгород, авг.

9. РАК на 1928 г., с. 191.

10. Кукаркин Б.В. Переменные звезды. — В кн.: Астрономия в СССР за 30 лет. М.; Л, 1948, с. 156.

11. См. Переменные звезды: Научно-исследовательский и информационный бюллетень. Изд. Нижегородского кружка любителей физики и астрономии, № 1, 15 мая 1928 г.

12. РАК на 1930 г., с. 227. Однако Ассоциацию не создали. Лишь в 1931 году Астрономический комитет НКП РСФСР постановил организовать Центр при Астрономическом институте им. П.К. Штернберга. Но план его работы был составлен совершенно неудовлетворительно. (См.: Кукаркин Б.В. Пе ременные звезды. — В кн.: Советская астрономия за 40 лет, с. 151).

13. Переменные звезды: Научно-исследовательский и информационный бюллетень. Н.-Новгород, 1929, т. 1, № 12, с. 1.

14. РАК на 1931 г., с. 229.

15. РАК на 1929 г., с. 230.

16. Известия, 27 марта 1930 г.

17. Там же, 6 мая 1930 г.

18. РАК на 1933 г., с. 4.

19. Петряев Е. Друзья уральского букиниста. — В кн.: Альманах библиофила. М.: Книга, 1973, с. 73.

20. ЦТА РСФСР, ф. 2307, оп. 17, д. 217, л. 2.

«Кабинетъ» — История астрономии. Все права на тексты книг принадлежат их авторам!
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку