Материалы по истории астрономии

На правах рекламы:

Московское общество любителей астрономии

В первые годы после Октябрьской революции количественный состав членов Московского общества любителей астрономии по сравнению с дореволюционным значительно уменьшился — многие выехали из Москвы в провинцию. Однако работа общества не прекращалась. В первом составе в правление МОЛА входили профессор С.Н. Блажко (председатель), профессор А.А. Михайлов (зам. председателя), профессор К.Л. Баев (секретарь), Л.М. Серебряков (казначей), А.Н. Волохов (библиотекарь), члены правления А.К. Беляев, В.М. Воинов, А.С. Миролюбова и С.В. Орлов.

Все собрания общества (до осени 1919 г.) проходили примерно раз в четыре недели в помещении школы № 61 (бывшее реальное училище Воскресенского)1. С 16 ноября 1919 г. до конца 1922 г. общие собрания проходили в помещении Общества испытателей природы в Геологическом институте (в правом крыле старого здания Московского Государственного университета, на Моховой). В дальнейшем заседания Совета МОЛА, а также секционные собрания, проходили в здании, переданном Московскому отделу народного образования (МОНО) обсерватории б. Трындина (на Б. Лубянке).

В 1919—1921 гг. с докладами на собраниях общества неоднократно выступали профессора С.Н. Блажко, А.А. Михайлов, К.Л. Баев, а также Э.К. Эпик (Расстояние до спиральных туманностей), А.П. Павлов (Природа и происхождение форм лунной поверхности), П.П. Лазарев (Планетарная теория строения вещества), К.Н. Шистовский (О новом приборе «астроскопе»), В.А. Костицын (Проект Главной астрофизической обсерватории в России), В.М. Воинов (О наблюдениях Луны, Марса, Венеры), С.B. Орлов (Об изменении яркости комет) и другие2.

До 1920 г. в составе МОЛА была только одна секция — по теоретическим вопросам астрономии и астрофизики, отражавшая основные интересы членов общества. В июне 1920 г, по предложению В.Н. Лихарева была образована еще одна секция — популярной астрономии. В задачу ее входило «устройство периодических собраний с докладами по общим вопросам. астрономии. распространение астрономических знаний в широких массах населения, подготовка будущих работников общества»3.

Сергей Николаевич Блажко

При секции популярной астрономии (сс председателем был избран В.Н. Лихарев, секретарем Ю.Г. Перель) были образованы две комиссии — руководящая (на нее возлагалось ведение научной деятельности секции) в составе профессоров А.А. Михайлова, К.Л. Баева. С.Н. Блажко и комиссия по распространению астрономических знаний (для чтения лекций среди населения) во главе с профессором К.Л. Баевым.

Комиссия по распространению астрономических знаний особой работы не развернула: сказывалось отсутствие лекторов-пропагандистов. Эта комиссия наметила лишь план работы в контакте с астрономической комиссией Московского отдела народного образования, председателем которой с мая 1919 г. был А.К. Беляев, заведовавший тогда обсерваторией МОНО (б. «Трындинской»)4.

В ведении Московского отдела народного образования в тс годы кроме «Трындинской» находилась еще одна народная обсерватория. открывшаяся благодаря инициативе и энергии А.К. Беляева в сентябре 1919 г. Она помещалась на крыше здания б. Комиссаровского технического училища (Тверская ул., Благовещенский пер.). Посещали ее все желающие. По субботам она была открыта для одиночных посетителей, а остальные дни недели — для групп. Наблюдения сопровождались краткими лекциями по астрономии5. Штатными сотрудниками этой обсерватории были А.Н. Волохов и М.Ф. Федоров. Члены МОЛА проводили на этой обсерватории наблюдения6.

С 1921 г. по предложению М.Е. Набокова, одного из старейших членов МОЛА, избранного в марте 1921 г. в члены правления, были возобновлены собрания-коллоквиумы. На них астрономы выступали с обзорами текущей литературы, знакомили с работами советских и зарубежных ученых. Эти коллоквиумы, проводившиеся один-два раза в месяц, сыграли значительную роль в теоретической научной подготовке членов общества.

В 1921 г. члены секции популярной астрономии пришли к заключению о необходимости расширения работы. Этому решению содействовало новое молодое пополнение МОЛА в лице вступивших в общество Б.А. Воронцова-Вельяминова, П.П. Паренаго, А.С. Яголима, А.П. Моисеева, Г.Г. Тюрка и других молодых энтузиастов. Общие собрания стали проходить через каждые две недели. Между ними проходили заседания «научного совещания» (так называлась комиссия в составе В.Н. Лихарева, Ю.Г. Переля, К.Л. Баева, К.А. Боборицкого, Б.А. Воронцова-Вельяминова, М.М. Гернета, А.П. Моисеева). На «научных совещаниях» в то время обсуждались вопросы о подготовке к наблюдениям лунного затмения 16 октября 1921 г., о создании обсерваторий для наблюдения Солнца, о подготовке издания «Трудов секции популярной астрономии» и другие. Во время подготовки к наблюдению лунного затмения сложилась идея организации новой секции общества — Коллектива наблюдателей. Главным организатором секции стал Б.А. Воронцов-Вельяминов.

Обсерваторию члены МОЛА предложили построить в пос. Кучино (под Москвой), где находилось отделение Астрофизического института, с которым была предварительная договоренность. Что касается «Трудов секции», то были написаны, отредактированы и сданы в типографию статьи, в том числе предисловие директора Пулковской обсерватории профессора А.А. Иванова. Однако неожиданная смерть 24-летнего В.Н. Лихарева (в декабре 1921 г.), который не только руководил секцией, но и вел все дела, связанные с изданием «Трудов», приостановила печатание. Набор был рассыпан7.

В 1922 г. из секции популярной астрономии выделились две секции — астрофизики (под руководством Б.В. Недзвецкого) и Коллектив наблюдателей (под руководством Б.А. Воронцова-Вельяминова)8. Члены секции астрофизики, вначале собирались в МОЛА. Затем с созданием в Москве в марте 1921 года Российского Астрофизического института под руководством профессора В.Г. Фесенкова, а в ноябре 1922 г. Астрономо-геодезического научно-исследовательского института (АГНИИ) при МГУ, стали группироваться в этих институтах: научные собрания в них стали и центром астрофизических интересов членов МОЛА. К тому же три члена МОЛА — его председатель, профессор С.Н. Блажко, члены Правления профессора А.А. Михайлов и С.В. Орлов были утверждены действительными членами астрономо-геодезического научно-исследовательского института. Старшими научными сотрудниками АГНИИ, среди других астрономов, стали также члены правления МОЛА А.С. Миролюбива и М.Е. Набоков9.

Большим событием в деятельности МОЛА, сыгравшим значительную роль и в развитии советской астрономической науки, а также явившимся новой формой организационной работы любителей астрономии стало создание Коллектива наблюдателей. Первым (предварительным) мероприятием новой организации, как было сказано выше, было наблюдение по заранее разработанной программе лунного затмения 16 октября 1921 г. Были проведены фотографические, визуальные и некоторые специальные наблюдения, в которых приняло участие около 10 наблюдателей. 27 октября 1921 г. Б.А. Воронцов-Вельяминов выступил с проектом организации Коллектива наблюдателей (КН) на научном совещании секции популярной астрономии, а 15 ноября на общем собрании секции10.

29 ноября 1921 г. на заседании научного совещания секции популярной астрономии были утверждены «Основания работы Коллектива наблюдателей». В § 1 было сказано, что «Коллектив наблюдателей при секции популярной астрономии МОЛА ставит своей целью объединение лиц, желающих наблюдать небо, направление их работ, хранение копий или оригиналов их наблюдений, обработку и подготовку последних...»11 Название «Коллектив наблюдателей» предложил М.Е. Набоков. Он же разработал и устав новой организации. В задачи Коллектива наблюдателей входило объединение любителей астрономии — москвичей и проведение наблюдений, организация и пропаганда методов коллективной работы, повышение квалификации любителей астрономии в области исследовательской работы12.

Первое собрание Коллектива наблюдателей состоялось 5 января 1922 г. С участием председателя МОЛА профессора С.Н. Блажко была выработана программа наблюдений переменных звезд13.

Официально Коллектив наблюдателей (как секция МОЛА) был утвержден в марте 1922 г.14 Однако еще на протяжении нескольких месяцев (практически до конца 1922 г.) Коллектив наблюдателей фактически состоял при секции популярной астрономии. Только 27 июня 1922 г. Коллектив наблюдателей единогласно постановил выделиться в самостоятельную секцию15.

Большая аудитория астрономической обсерватории Московского отдела народного образования (1919 г.)

3 октября 1922 г. на заседании Коллектива наблюдателей была утверждена «Инструкция о взаимоотношениях секции Коллектива наблюдателей и Московским обществом любителей астрономии»16. В Инструкции были поставлены цели и задачи Коллектива наблюдателей, определен состав руководства, права Коллектива наблюдателей на организацию обсерваторий, мастерских для ремонта или изготовления научных приборов, а также на издание своих трудов — (результатов обработки коллективных наблюдений, инструкций и т. п. 17 декабря 1922 г. «Инструкция» была утверждена Правлением МОЛА. Как видно, сложные взаимоотношения, установившиеся между Коллективом наблюдателей, секцией популярной астрономии и Правлением МОЛА продолжались около полутора лет.

Б.А. Воронцов-Вельяминов вспоминает, что борьба за признание Коллектива наблюдателей отняло много времени и сил у молодой секции. Долгое время ее не хотели признавать ни Бюро любительских наблюдений РОЛМ, ни журнал «Мироведение»17.

Много лет спустя, в 1969 году, профессор Б.А. Воронцов-Вельяминов, вспоминая первые годы работы Коллектива наблюдателей, обратил внимание на то, что у его руководителей было много организационных трудностей. Так, всякое мероприятие, проводимое в МОЛА, требовало санкции Правления. Это означало, что все мероприятия, предлагаемые руководством Коллектива наблюдателей, доходили до Правления МОЛА лишь через посредство секции популярной астрономии (которая занималась своей работой, но мало интересовалась секцией наблюдателей). В частности, много хлопот от такого посредничества доставляло Коллективу наблюдателей разрешение проводить наблюдения с помощью «Голубовского» телескопа18.

В организационном отношении, а следовательно, в работе дело значительно улучшилось после того, как в 1923 г. председатель Коллектива наблюдателей Б.А. Воронцов-Вельяминов был избран непосредственно в Правление МОЛА19. Все вопросы теперь можно было решать без посредничества секции популярной астрономии.

С первых месяцев своей деятельности Коллектив наблюдателей развернул интенсивную работу по наблюдениям Солнца, планет, переменных звезд, метеоров. В качестве главной своей наблюдательной базы Коллектив использовал обсерваторию, находившуюся на крыше Трудовой школы № 43 (в Трехсвятительском пер). Обсерватория была торжественно открыта 30 мая 1922 г. Ее организовали председатель Коллектива наблюдателей Б.А. Воронцов-Вельяминов и Г.Г. Тюрк. Заведующим этой обсерватории избрали Б.А. Воронцова-Вельяминова20. В обсерватории был установлен «Голубовский» телескоп. С 1922 г. по 1925 г. на обсерватории было проведено большое число наблюдений Солнца, планет, переменных звезд, метеоров21. На этой обсерватории побывали сотни экскурсантов.

В 1926—1928 гг. члены МОЛА использовали для наблюдений в телескоп также и небольшую обсерваторию, находящуюся на крыше здания Коммунистического университета нацменьшинств Запада (Петроверигский пер.)22.

В июне 1928 г. МОЛА заключило договор на пользование обсерваторией с Институтом прикладной минералогии и цветной металлургии, в ведении которого была обсерватория (б. «Аршиновская», Б. Ордынка, 32). В этой обсерватории среди других инструментов находился в неисправном состоянии 5-дюймовый телескоп-рефрактор Рейнфельдера и Гертеля — тот самый, на котором в 1908 г. С.В. Орлов произвел свои известные наблюдения кометы Морхауза, а в 1910 г. — кометы Галлея. В ремонте телескопа участвовали председатель МОЛА профессор А.А. Михайлов, члены общества А.И. Машин, В.И. Козлов, избранный заведующим обсерваторией.

Члены Коллектива наблюдателей Московского общества любителей астрономии на открытии обсерватории (30 мая 1922 г.). Сидят слева направо: М.Е. Набоков, Б.А. Воронцов-Вельяминов, П.П. Пареного, Б.В. Недзвецкий; стоят: Ю.Г. Перель, В.В. Белоусов, Г.Г. Тюрк, А.П. Моисеев, Гуревич, А.С. Яголим, Л.С. Казаков

Любопытна история создания этой обсерватории. Вместе с небольшой минералогической лабораторией ее построил в первые годы нынешнего века на /деньги крупного московского купца В.Ф. Аршинова его сын В.В. Аршинов, который в те годы окончил физико-математический факультет Московского университета и был оставлен Для подготовки к профессорскому званию при кафедре минералогии.

Обсерваторией в те годы, как было сказано ранее, активно пользовались члены Московского кружка любителей астрономии. В 1910 г. В.В. Аршинов организовал на базе своей лаборатории научно-исследовательский петрографический институт под названием «Литогеа». ставивший своей задачей изучение петрографией природных богатств России. Это был первый и единственный научно-исследовательский институт в царской России, существовавший на частные средства. В 1915 г. был утвержден устав института.

После Октябрьской революции — в октябре 1918 г. — по ходатайству В.В. Аршинова Декретом Совета Народных Комиссаров, подписанным В.И. Лениным, «Литогеа» был включен в число институтов ВСНХ23. И с первых лет Советской власти руководителем института, а с 1923 г. до самой своей кончины (в 1955 г.) бессменным руководителем петрографической лаборатории был основатель института В.В. Аршинов. Ему было присвоено звание профессора, Заслуженного деятеля науки и техники РСФСР, присуждена ученая степень доктора геолого-минералогических наук.

Астрономическая обсерватория на Ордынке, получившая по имени ее основателя наименование «Аршиновский», а в официальных документах и в астрономической печати название «Первая обсерватория Коллектива наблюдателей МОЛА—МОВАГО», начавшая функционирование с 1928 г., прекратила существование в 1939 г.

Другой договор на пользование еще одной обсерваторией был заключен МОЛА в 1928 г. с детским домом I Опытно-показательной станции Наркомпроса РСФСР, в котором находилась обсерватория. Это была та самая обсерватория, которая с 1907 г. принадлежала кружку «Знание неба» (Вадковский пер., 5) В МОЛА эта обсерватория, открывшаяся 20 апреля 1929 г., использовалась в основном в учебных целях. Ее называли Вторая обсерватория Коллектива наблюдателей МОЛА.

Коллектив наблюдателей состоял из пяти отделов, во главе каждого был заведующий: переменных звезд (зав. П.П. Паренаго), метеоров (зав. В.В. Федынский), Солнца (зав. А.П. Моисеев), планет и Луны (зав. Г.Г. Тюрк, а затем Б.А. Воронцов-Вельяминов), комет (зав. С.К. Всехсвятский), геофизики (зав. М.М. Дагаев).

Под руководством опытных руководителей члены Коллектива наблюдателей проводили наблюдения по специально разработанной программе, обрабатывали их, а затем публиковали в различных научных изданиях. С начала 30-х годов члены Коллектива наблюдателей стали участвовать в экспедициях.

В 1932 г. по отделу переменных звезд около 40 наблюдателей провели 60 000 наблюдений, обработали около 25 000. За это же время ими было опубликовано 49 работ. По отделу метеоров около ста наблюдателей получили 13 000 наблюдений, опубликовали 15 работ. В 1931 году сотрудники этого отдела приняли участие в метеорных экспедициях — в Крым (Карадаг) и в Кисловодск24.

Первая страница первого номера Бюллетеня Коллектива наблюдателей Московского общества любителей астрономии (январь 1925 г.)

40 наблюдателей отдела Солнца провели за 10 лет (1921—1931 г.) около 9000 наблюдений, в том числе по связям солнечной деятельности с геофизическими явлениями.

В отделе Луны и планет за первое десятилетие было собрано 1400 зарисовок фотометрических наблюдений Венеры. Марса. Юпитера. Сатурна. Луны. Члены отдела, наблюдая планеты со светофильтрами, одними из первых среди всех других наблюдателей выявили окраску полос и пятен Юпитера и Сатурна.

Члены коллектива наблюдателей приняли участие в наблюдении двух солнечных и шести лунных затмений, написали и опубликовали ряд инструкций к наблюдениям, получили несколько рядов наблюдений общей яркости трех комет25.

У Коллектива наблюдателей было свое издание — «Бюллетень Коллектива наблюдателей МОЛА». Первый номер «Бюллетеня» вышел в 1925 г. (стеклографированное издание. Тираж 200 экз.). Начиная со второго номера «Бюллетень Коллектива наблюдателей МОЛА» стал издаваться типографским способом. Его организатором и первым редактором был Б.А. Воронцов-Вельяминов. Большую техническую помощь в издании оказал С.А. Шорыгин. Вскоре издание приобрело популярность среди астрономов-любителей и ученых в СССР и за рубежом. Его в порядке обмена получали в крупнейших обсерваториях СССР, а также в Германии, Франции, Англии, США, Японии, Австралии, Чили, Бразилии и других странах. Объем бюллетеня был невелик: от 8 (редко до 16) страниц петита размером с четверть газетного листа. До 1929 г. было издано 14 номеров «Бюллетеня Коллектива наблюдателей МОЛА».

Научные работы членов Коллектива наблюдателей были опубликованы кроме того в 19 циркулярах и 8 листовках, в журналах «Мироведение», «Русский астрономический журнал», «Известия Русского общества любителей мироведения», в бюллетене «Переменные звезды», в «Русском астрономическом календаре» и в ряде зарубежных журналов — во Франции, Америке, Германии.

16 января 1927 г. на правах секции по инициативе М.Е. Набокова при МОЛА было создано Вычислительное бюро (работу оно начало с 15 марта 1927 г.)26. В задачу этой новой секции входило составление карт видимого движения планет, вычисление эфемерид малых планет, физических координат Луны. Эти данные были необходимы для «Русского астрономического календаря» (отметим здесь, что учитывая большую помощь, которую оказывал М.Е. Набоков Нижегородскому кружку любителей физики и астрономии, в том числе работе Вычислительного бюро, 8 мая 1927 г. он был избран почетным членом Нижегородского кружка27). Группа под руководством Е.Я. Бугославской вычисляла моменты покрытий звезд Луной для Москвы, Харькова, Одессы. С начала своей деятельности Вычислительное бюро МОЛА вступило в контакт с Ленинградским астрономическим институтом. В работах бюро активное участие принимали А.А. Михайлов, С.Н. Блажко, С.В. Орлов и другие ученые.

В эти же годы в МОЛА работала теоретическая секция (в 1924 г. ее председателем был избран профессор А.А. Михайлов). О работе этой секции сведений, к сожалению, сохранилось очень мало. Однако известно, что на одном из ее заседаний — 20 января 1924 г. в помещении обсерватории МОНО выступил ученый и инженер Ф.А. Цандер с докладом «Проект аппарата для межпланетных сообщений»28. После доклада он предложил создать первое в мире Общество межпланетных сообщений. В дальнейшем МОЛА стало одним из учредителей этого общества, объединившего энтузиастов ракетной техники и космических полетов.

Представляется закономерным, что именно МОЛА, предоставившее свою трибуну для первых в Москве публичных выступлений ученых о создании космических аппаратов для полетов в межпланетное пространство, явилось одним из учредителей первого в мире общества межпланетных сообщений.

Примечания

1. ЦТА РСФСР, ф. 2307, оп. 2, д. 371, л. 44.

2. Там же. лл. 64—66, 69.

3. Мироведение, т. X, № 1(40), 1921, с. 111.

4. А.К. Беляев — выдающийся пропагандист-астроном был тесно связан на протяжении всей своей научной деятельности с Московским отделением ВАГО. С 1919 года до дня кончины (1949 г.) он был бессменным членом Совета и казначеем МОЛА (а затем МОВАГО).

5. Вечерние известия (Москва), 16 сентября 1919 г., № 343.

6. Эта обсерватория прекратила существование в 1924 г. после пожара. Сотрудники б. Комиссаровской обсерватории перешли на работу в обсерваторию МОНО.

7. Перель Ю.Г. Из дальних лет Московского общества любителей астрономии. — Земля и Вселенная, 1966, № 2, с. 68.

8. ЦГА РСФСР, ф. 2307, оп. 2, д. 371, л. 72.

9. Блажко С.Н. Астрономия в Московском университете. — Труды ГАИШ, 1941, т. XVII, вып. 1, с. 109.

10. Воронцов-Вельяминов Б.А. К десятилетию Коллектива наблюдателей Московского общества любителей астрономии (1921—1931). — Мироведение, 1932, № 1—2, т. XXI, с. 96.

11. Архив ЦС ВАГО, дело «Коллектив наблюдателен».

12. Бюллетень Коллектива наблюдателей МОЛА, 1927, № 8, с. 58.

13. Воронцов-Вельяминов Б.А. К десятилетию Коллектива наблюдателей Московского общества любителей астрономии (1921—1931 гг.). — Мироведение, 1932, т. XXI, № 1—2, с. 96.

14. Мироведение № 1(60), 1928, с. 52.

15. Архив ЦС ВАГО, дело «Коллектив наблюдателей».

16. Там же.

17. Воронцов-Вельяминов Б.А. К десятилетию Коллектива наблюдателей Московского общества любителей астрономии (1921—1931). — Мироведение, 1932, т. XXI, № 1—2, с. 98.

18. Воронцов-Вельяминов Б.А. Запись воспоминаний. 1969. Архив автора.

19. Там же.

20. Архив ЦС ВАГО, дело «Коллектив наблюдателей».

21. ИГА РСФСР, ф. 2307, оп. 9, ед. хр. 170, л. 34.

22. Историю этой обсерватории автору пока выяснить не удалось, документов не найдено.

23. СУ РСФСР. 1918, № 78, ст. 819.

24. Результаты наблюдений Карадагской метеорной экспедиции были опубликованы В.А. Бронштэном в «Бюллетене Коллектива наблюдателей ВАГО» № 21, 1933 г.; результаты Кисловодской экспедиции — В.В. Федынским и др. в «Бюллетене Коллектива наблюдателей ВАГО», № 30, 32, 1935 г.

25. Воронцов-Вельяминов Б.А. К десятилетию Коллектива наблюдателей Московского общества любителей астрономии (1921—1931). — Мироведение, т. XXI, 1932, с. 91—106.

26. Русский астрономический журнал, 1928, т. V, вып. 4, с. 270. Вычислитель ное бюро существовало при МОЛА еще до Октябрьской революции. Одна ко во время мировой войны работа его прекратилась.

27. Русский астрономический календарь на 1928 г., с. 198.

28. ЦГА РСФСР, ф. 2307, оп. 9, д. 170, л. 35 обр. Подробнее о деятельности астрономических общественных организаций в 20-е — 30-е годы по пропаганде идеи межпланетных полетов см. далее.

«Кабинетъ» — История астрономии. Все права на тексты книг принадлежат их авторам!
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку