Материалы по истории астрономии

На правах рекламы:

а) О бывшем недавно совокуплении Венеры с Луною1

Понеже в наших ведомостях2 недавно о некоторой Астрономической обсервации упомянуто, которая в здешнем императорском обсерватории учинена, в которое время планета Венера в светлый день от Луны весма покрыта была, то почитаем мы себя по силе обещания нашего должными быть благосклонному читателю краткое о том изъяснение подать, наперед коим образом, а потом в каком намерении сия обсервация учинена.

Астрономия и все протчее знание натуры между протчими такожде то правило ко основанию имеют, которое от всех разумных людей во общем житии примечается, а имянно, что они на случаи смотрят; и надлежит отчасти сожалеть, что астрономы от таких удобных случаев неба учится принуждены, которых они часто многие годы ожидают, а потом себя зело щастливыми почитать принуждены, когда они такого случая от их неприятелей, которые на воздухе суть, сиречь от облаков, мглы, к вящшей их досаде лишены небывают. Такий ожидаемый небесный случай был тот, о котором мы упомянули, которого ожидать целые 14 лет принуждены были, нежели оной в таких обстоятельствах паки случился, какой в последний раз в 1715 годе примечен, о котором в Комментариях Парижской Академии наук того же года3 многие известия находятся. Ведомо есть, что Луна в 27 днях и несколких часах все небо обходит, и тако и каждой планете в помянутом времяни всегда единожды приходить принуждена; но понеже все планеты в кругах движутся, которые непрямо одна за другою имеются, но от другой вышиною и глубиною отстоят, и тако оные некоторыми малыми углами проходят, то неслучается ежемесячно, что Луна например Венеру своим кругом покрывает, но от болшей части проходит она или сверх оной, или под оною, равным же образом, как и солнечное затмение не ежемесячно бывает, хотя Луна в одном месте в небе с Солнцем сходится по долготе астрономической. И хотя в Бреславских собраниях (за сентябрь 1720 г.) объявлено, что славный астроном в Берлине господин Христ Фрид Кирх4 в 1720 годе тому же подобное покрытие приметил, но сие учинилося ночью, в которое время Венера, которая от Солнца никогда более 47 градусов в разстоянии быть неможет, с Луною при горизонте уже так близко была, и тако оная обсервация не так удобна была к тому намерению, о котором мы вскоре упомянем, ради преломления лучей в парном круге (так автор называет атмосферу. — Н.Н.) нашего земного круга. Но обсервация 1715 года учинилася в Париже по полудни в 1 часу, а наша здешняя обсервация в 3 часу по полудни, тако в обеих случаях вышина планет преломлению лучей еще не весма подвержена была, как оные близ захождения суть. Другие такие совокупления Луны с планетами, когда обе без покрытия токмо мимо проходят, чинятся, как уже о том выше упомянуто ежемесячно, чем почитай все астрономические и протчих ученых людей журналы наполнены. Ради подлинного примечания сего покрытия надлежит исправные и по истинному времяни заведенные часы с зрителною трубою средней величины иметь, и тогда чрез помянутую зрителную трубу на планету так долго смотрят, пока начнет оная от Луны покрытися, и тако из глаз выдет. Тогда надлежит то окомгновение на часах приметить, в котором оная планета из глаз вышла, равным же образом надлежит подлинно то время приметить, когда она из-за Луны паки выходит. Намерения при сей обсервации от болшой части к тому склоняются, дабы чрез то беги и круги обеих планет (т. е. движения и орбиты. — Н.Н.) в лутчую исправность и подлинность привести возможно было, дабы видимый диаметр планеты, которой за Луну идет, измерить возможно было по тому времяни, в которое он проходит, пока весь его круг покроется, так, как вышеупомянутый господин Кирх при обсервации 1720 года учинил, и протчая. Но при нынешнем случае имелось весма другое намерение, а имянно: Астрономам есть к вящшей их досаде доволно известно, что наш земный круг воздушным кругом окружен, которой в близости к нам толь густее, как далее в вышину, и многими от земли восходящими парами заполнен есть, чего ради оной такожде парным кругом земли называется. От сего происходит, что никакая светлая луча от некоего небесного корпуса без преломления или в прямой линии от неба в наши инструменты и глаза приходит, которое однакож к познанию их бегов необходимо быть надлежалоб. Но понеже из других основаниев зело вероятно и почитай подлинно есть, что Луна такой корпус есть, которой нашему земному кругу равен есть, то вопрашивается, имеет ли оной такой парный круг около себя, как земля, и что еще все такого состояния есть, утверждал уже Кеплерус5 по случаю некотораго круга около Луны в солнечном затмении, которой круг в Риме в 1567 годе примечен. После оного учинил сие такожде и Гевелиус6 в Данциге, которой нетокмо Луне, но и всем протчим планетам парный круг приписует; то, как надеются, того ради, дабы он по особливому своему мнению, как и показать мог, что кометы сами от себя в небесном воздухе облака от таких паров и протчих планет происходят. Сим обеим славным ученым людем последовали потом многие другие, якобы и придворный советник господин Волф в благоразумных своих «Разсуждениях о действиях натуры»7 парный круг Луны из зело важных основаниев доказует. Напротив того, нашлись такожде многие, которые доказать хотели, что около Луны никакого парного круга не имеется, а особливо понеже Гугениус8 того мнения был, что в Луне ни моря, ни озер неимеется, от чего бы такие пары произойти могли, которое потом такожде и Королевский Парижский астроном де ла Гире9 подтвердил, понеже как он Луну чрез зрителные трубы подлинно осмотрел, оному показалось, якобы он в темных частях оной, которые почитай всегда за моря почитаются, некоторые глубины присмотрел, которое с текущею матернею сходно быть не может. Обще нехотели Астрономы Королевской Парижской Академии наук к тому склонится и признать, что около Луны парный круг имеется, понеже они всегда приметили, что, когда недвижимая звезда от Луны покрыта была, она в непременном разнообразном движении к Луне до покрытия оной приближается, однакож когда звезда к Луне и так приближится, что она свое лучи чрез пар Луны (т. е. атмосферу Луны. — Н.Н.) к нам показатель принуждена учинится не могло бы, ежели сей пар так великой есть, что он в далности Луны от нас примечен быть может. И как в 1715 годе тот небесной случай, о котором мы ныне объявляем, приключился, то приметили некоторые Астрономы Парижской Академии наук пред самым захождением Венеры за месяц (т. е. за Луну. — Н.Н.) красные и синие цветы в корпусе, которые с целую минуту видеть возможно было. Но при сей же обсервации другие, которые на то такожде смотрели, никакой перемены ни в движении, ниже во обыкновенных цветах не приметили и приписали найденный красным цвет стеклу зрителной трубы, понеже может быть планета непрямо в средину оного стекла пришла, ибо известно есть, что, когда планета к краю стекла зрителной трубы, а непрямо в средину придет, она всегда вышеупомянутые цветы получает. Из тех, которые сей цвет приметили, надеялись некоторые, что оной от парнаго круга Луны, некоторые же, что оной от другой какой причины происходит. Но дело осталось с обеих сторон зело сумнително; и тако видно, какое намерение мы имели при смотрении звезд здесь, и уже выше упомянуто, что ныне никаких цветов приметить невозможно было. Мы едва дерзаем в таком важном деле наше последнее мнение сообщить, но однакож славный Кеплерус и Гевелиус с важными своими основаниями, такожде и совершенное сходство с нашею землею, несмотря на противное мнение Гугениуса, нас к тому почитай привлекают, что мы парной круг около Луны подтверждаем. Когда светлые лучи от тонкого в гущший воздух происходят, то бывают оные во оном перемешаны, как сие ежедневно усмотреть можно, что когда кто палку в воду поставит, оная на том месте, где оная из воздуха в воду идет, преломленою быть кажется. Чрез сие преломление лучей отделяется по преизрядному изобретению господина Невтона разными цветами смешенные светлые лучи, что некоторые из оных, которые единаго естества суть, единые остаются; и тако надлежало бы от того цветам происходить, когда светлая луча от Венеры так близко Луны проходит, что оная чрез пар Луны итти принуждена и тако из тонкого небесного воздуха (эфира? — Н.Н.) в густой пар (атмосферу планеты. — Н.Н.) приходит. Но понеже парный круг нашей земли по исчислению господина Кассина меншаго10 с полторы мили вышиною есть, то парный круг Луны немного выше признавать возможно; но место в Луне о полуторе миле можно отчасти самое собою по щету господина де ла Гира чрез зрителную трубу о 25 футах на земном круге некоторым образом приметить; но ежели цветные лучи, понеже оные не Венеры собственные суть, но токмо от Солнца приняты, от нас внизу видимы быть могут, когда оные в так мало нам сияющем месте преломлены бывают; или не переменяют ли сии же цветные лучи, когда оные потом паки в нашем воздухе преломлены бывают, прежде, нежели мы их увидим. Сие их состояние кажется нам некоторым образом не безразсудително быть, не можно ли за неимением цветов и о небытии парнаго круга около Луны весьма подлинно разсуждать. Время о том лутче всего объявит, и хотя помощию Луны многие трудные вещи на небе открыты, так, что оную Кеплерус первою степению на небесной леснице называл,11 то однакож осталась поныне речь сего же Кеплера в правде, что Луна Астрономии и всей философии указует.

Примечания

1. Эта небольшая заметка (см.: Примечания на Ведомости. 1729. Ч. 78. С. 313—316) имела очень важное значение, так же как и коротенькая газетная публикация о том же наблюдении покрытия Венеры Луной. В XVIII в. основной дисциплиной в астрономии была астрометрия. Однако петербургские астрономы использовали это наблюдение для поисков атмосферы Венеры. В 1715 г. в Париже Ж.Н. Делиль во время аналогичных наблюдений покрытия Венеры Луной заметил во время внутренних контактов Венеры с Луной появление красного и синего цветов. Поскольку на основании других астрономических наблюдений — покрытий Луной звезд и планет — никаких подобных явлений никогда не наблюдалось, Делиль считал, что Луна не имеет атмосферы, но что, возможно, плотную атмосферу имеет Венера. В 1715 г. Делиль заподозрил существование атмосферы Венеры, но убедительно доказать это тогда не удалось. Он полагал, что при плохой оптике XVIII в. надо держать точку соприкосновения Луны и Венеры в центре поля зрения, так как там хроматизм стекол телескопа не должен проявляться и мешать наблюдениям.

В 1729 г. эти наблюдения были выполнены с соблюдением всех предосторожностей. Хотя в газетной статье и в заметке, помещенной в «Примечаниях на Ведомости», наблюдатели не названы, по найденным в 1977 г. журналам наблюдений Петербургской обсерватории удалось выяснить, что наблюдал сам Делиль, ввиду большой ответственности этих наблюдений. Поочередно использовались зрительные трубы в 13, 25 и 23 фута. Тщательно отмечались наиболее важные для обнаружения атмосферы Венеры моменты второго и третьего контактов, изображение которых постоянно держалось в центре поля зрения телескопа. Никаких цветовых эффектов заметить не удалось. Однако в самую большую трубу было зафиксировано небольшое дрожание изображения за несколько секунд до того, как Венера полностью скрылась за диском Луны. Это ставило под сомнение наличие атмосферы на Луне, но в то же время делало весьма вероятным наличие атмосферы на Венере. Важность этого вывода возрастала из-за весьма благоприятных условий наблюдения 8/19 сентября 1729 г. Луна и Венера были видны при ясной погоде, днем и достаточно высоко над горизонтом (h = 45°7′30″).

Хотя ни газета, ни журнал не называют наблюдателей, можно полагать, что в обсерватории был Г.В. Крафт, в те годы ее официальный сотрудник (он же был и автором статьи в «Примечаниях на Ведомости»). По-видимому, присутствовали здесь Д. Бернулли, Л. Эйлер и множество любопытствующих сотрудников Академии наук, студентов и гимназистов. Статья в «Примечаниях» и в газете готовила будущих наблюдателей к открытию атмосферы Венеры. Методика наблюдений, детально разработанная Делилем, была здесь изложена. Оставалось лишь пронаблюдать, дождавшись удобного случая.

В 1736 г. в Академии наук появился М.В. Ломоносов. Вместе с другими привезенными из Москвы студентами Академии он читал эту статью и стал мечтать об открытии атмосферы. В 1748 г. предстояло пронаблюдать кольцеобразное солнечное затмение, в ходе которого можно было убедиться, что Луна лишена атмосферы. Как видно из приведенных в этой главе наблюдений 1748 г., Ломоносов активно участвовал в них вместе с И.А. Брауном и Н.И. Поповым. Удалось убедиться в том, что Луна не имеет атмосферы. Итак, после 1748 г. оставалось лишь искать атмосферу Венеры, что Ломоносов и сделал в 1761 г., наблюдая прохождение Венеры по диску Солнца. Это стало важнейшим астрономическим открытием XVIII в.

2. Г.В. Крафт имеет в виду газету «Санкт-Петербургские ведомости».

3. Речь идет о трудах, издаваемых Парижской Академией наук, однако Крафт называет их «Комментариями». Так назывались труды Петербургской Академии наук, выходившие на латинском языке. Труды Парижской Академии наук назывались «Mémoires de l'Académie Royale des sciences de Paris».

4. Христфрид Кирх — профессор астрономии в Берлине и директор Берлинской обсерватории.

5. Речь идет об Иоганне Кеплере. Г.В. Крафт ссылается на его известную работу: Epitome Astronomiae Copernicanae. Lib. VI. P. 893.

6. Имеется в виду польский ученый Ян Гевелий, работавший в Гданьске (Данциге). Автор книги: Selenographia. Gedani, 1647. В ней даны первые детальные карты Луны. Гевелий считал, что Луна и все планеты имеют атмосферы. В своей другой книге (Cometographia. Gedani, 1668) он то же самое утверждал и о кометах.

7. Г.В. Крафт рекомендует книгу Х. Вольфа: Philosophia prima sive Ontologia, metodo scientifica pertractata. Francofurti et Lipsiae, 1729.

8. Имеется в виду Х. Гюйгенс, работавший в Парижской Академии наук. Он считал, что Луна не имеет ни морей, ни океанов, а потому не может иметь и атмосферы.

9. Ф. де ла Гир — член Парижской Академии наук. Во время наблюдения Луны он обнаружил углубления на месте морей, считал, что воды в лунных морях нет.

10. Жак Кассини — сын Дж. Д. Кассини, сменивший отца на посту директора Парижской обсерватории. Речь идет здесь о его работе об атмосфере Земли. Эта работа была опубликована в парижских «Mémoires de l'Académie Royale des sciences de Paris» за 1714 г.

11. Здесь Г.В. Крафт ссылается на труд И. Кеплера «Epitome...», упоминавшийся выше (см. примеч. 81). Цитата взята из этой же работы, с. 900.

«Кабинетъ» — История астрономии. Все права на тексты книг принадлежат их авторам!
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку