Материалы по истории астрономии

На правах рекламы:

Глава шестая. Социальные корни звездочетства

В течение долгого времени был распространен взгляд, что вера в астрологию и другие гадания вызвана только ловким обманом одних людей и ужасной темнотой — других. Большой популярностью пользовалось тогда изречение знаменитого вольнодумца Вольтера: «Кто был изобретателем искусства пророчества? — Конечно, первый мошенник, встретивший первого дурака!». Но эта точка зрения неправильна, так как даже в наше время в буржуазных странах немало вполне образованных людей обращаются к звездочетам и другим предсказателям будущего. С другой стороны, следует иметь в виду, что в определенные исторические эпохи имел место особенно значительный подъем астрологии и вообще веры в судьбу. Это, конечно, говорит о том, что действительные причины всякого фатализма имеют прежде всего и главным образом социальный характер.

Каковы были те социальные причины, которые в эпохи позднего средневековья и Возрождения способствовали распространению веры во влияние небесных тел на судьбы людей, содействовали возбуждению интереса к астрологии?

Наивысший подъем астрологии стоит в неразрывной связи с разложением феодализма и с развитием торговли. Это была весьма революционная эпоха, когда разрушалось феодальное общество и ломалась духовная диктатура церкви, вследствие чего науки о природе получили мощный толчок к новой жизни. Характеризуя эпоху, с которой начинается современное естествознание, Энгельс говорит, что это была эпоха, которая «...создала в Европе крупные монархии, сломила духовную диктатуру папы, воскресила греческую древность и вместе с ней вызвала к жизни высочайшее развитие искусства в новое время, которая разбила границы старого Orbis и впервые, собственно говоря, открыла Землю.

Это была величайшая из революций, какие до тех пор пережила Земля».1

С конца средних веков стало складываться новое общество, которое с открытием новых земель и развитием торговли получило сильный толчок к дальнейшему развитию и в котором обнаружились при этом совершенно новые противоречия. Если открылись широкие горизонты искания приключений, то начавшийся одновременно с этим приток золота поднял цены и вызвал обеднение народных масс, которые вынуждены были восставать.

Происходила ожесточенная борьба всех классов: буржуазии против дворянства, и буржуазии, князей и дворянства против крестьян, буржуазии против рабочих. Это было «смутное время», полное дикого смешения династических, религиозных и гражданских войн и восстаний, которые затронули всех. Многие не понимали происходящего или не видели выхода из тупика. В смятении растерянные люди искали какой-либо точки опоры, так как авторитет средневековой церкви был разрушен, а новые идеи только начали формироваться. Появились самые разнообразные вероучения и суеверия, а это в свою очередь питало астрологию, которая якобы устанавливала тесную связь между предвычислимым течением небесных светил и хаотическими земными событиями.

В конце концов феодальная система пала и политические и социальные условия вылились в «новый порядок», обеспечивший свободное развитие буржуазии. Шаг за шагом вместе с расцветом буржуазии шел гигантский рост науки, в особенности различных отделов естествознания, а благодаря этому все более и более усиливалось свободомыслие, подготовившее материализм XVIII в.

Буржуазия приняла участие в восстании науки против религии потому, что основу и орудие своей будущей мощи она совершенно правильно начала усматривать в естествознании, без которого не могла развиваться техника и промышленность. Поэтому буржуазия была заинтересована в научных знаниях, рост которых тормозила христианская церковь, преследовавшая ученых. Особенно жестокий характер приняла эта борьба в области астрономии в связи с появлением учения Коперника, так как разрыв с геоцентрическим мировоззрением означал не только громадный переворот в астрономии, но и отставку теологии в естествознании.

Снор об учении Коперника затрагивал самые основы религиозного мировоззрения, причем религия в нем выступала как выразительница интересов феодальных классов, а наука о небе — как идеология молодой, восходящей буржуазии. В этой серьезной идеологической борьбе астрономия добилась освобождения от власти богословия, стараясь проложить дорогу свободному развитию научного исследования. Благодаря этому она заняла исключительное положение в истории умственного развития человечества.

Освобождение естествознания от «церковного авторитета» было революционным актом, далеко выходящим за пределы науки. Этот удар по религии затрагивал весь строй средневековой жизни, весь «старый порядок», закосневший в однообразных, веками сложившихся и поэтому казавшихся вечными и неизменными формах. Ведь было очевидно, что если неверна библейская геоцентрическая картина мира, т. е. церковная «астрономия», то можно очень сильно сомневаться и в библейской общественной теории, в церковной «социологии», учащей о незыблемости существовавших человеческих установлений (экономического неравенства, крепостничества, эксплуатации и т. д.). Поэтому церковь, как представительница средневекового феодального строя, не могла не смотреть на учение Коперника как на ужасающую ересь, ведущую к настоящей революции, к «потрясению всех основ». И все, что было тогда реакционного, твердо стояло на стороне церкви, всячески стараясь доказать «неправоту» коперниковской астрономии.

Но опровергнуть учение Коперника церкви не удалось, а с признанием этого учения отпал самый фундамент астрологии, т. е. утверждение, что движение небесных тел существует лишь для предопределения судьбы людей. В образованных кругах вера в астрологию начала постепенно ослабевать: на нее стали смотреть как на заблуждение, смешное суеверие, а на астрологов — как на мошенников и плутов. Окончательно эта вера, однако, никогда не исчезала, она продолжала ютиться на задворках общественной мысли.

Это видно хотя бы из того, что даже в такой стране, как Англия, где много было сделано для развития астрономической науки, долгое время встречались люди, которые думали, что известная Гринвичская обсерватория существует для того, чтобы составлять гороскопы. Многие из этих наивных людей даже обращались в Гринвич, чтобы узнать будущее, а однажды некий молодой человек написал о своем желании знать, на какой женщине он женится, и сколько ему надо заплатить за соответствующую справку.

Казалось бы, в век пара и электричества, различных достижений науки и техники не было места для звездочетства. Однако факты говорили противоположное: рядом с поразительными достижениями науки и техники мирно уживалось дикое, мрачное средневековье. В 1856 г. Маркс в своей речи на юбилее одной рабочей газеты отмечал, что «налицо великий факт, характерный для нашего XIX века, факт, который не смеет отрицать ни одна партия. С одной стороны, пробуждены к жизни такие промышленные и научные силы, о каких и не подозревали ни в одну из предшествовавших эпох истории человечества. С другой стороны, видны признаки упадка, далеко превосходящего все известные в истории ужасы последних времен Римской империи...

Даже чистый свет науки не может, по-видимому, сиять иначе, как только на мрачном фоне невежества».2

Это противоречие стало особенно заметным в эпоху империализма, когда капитализм вступил в свою последнюю стадию, когда начался закат этой социально-экономической формации. В связи с этим на наших глазах астрология (правда, на несколько иной, немного измененной основе) возрождается, удовлетворяя мистические потребности уходящих с мировой арены паразитических классов. Некоторые слои современной буржуазии, являющиеся представителями умирающего общества, подобно князьям и дворянам XVI в., проникаются мистицизмом, ищут спасения в религиозных фантазиях. Это, конечно, предрасполагает их к вере в астрологию.

Буржуазия, мечтавшая, что «царству ее не будет конца», никогда не могла примириться с мыслью, что капитализм не имеет будущего, что этот строй обречен на гибель. Поэтому буржуа продолжал говорить: Человек предполагает, а бог (господство беспланового, хаотического капиталистического производства) располагает. В результате ряд буржуазных ученых приходит к утверждению непознаваемости мира, к провозглашению банкротства знаний, к бегству от материалистической науки в лоно религии, идеализма, мистицизма и прочей чертовщины.

На этот процесс развития реакции, мракобесия, который присущ эпохе империализма, Ленин обратил внимание еще до первой мировой войны. В своей статье «Отсталая Европа и передовая Азия», написанной в 1913 г., он писал: «В цивилизованной и передовой Европе, с ее блестящей развитой техникой, с ее богатой, всесторонней культурой и конституцией, наступил такой исторический момент, когда командующая буржуазия, из страха перед растущим и крепнущим пролетариатом, поддерживает все отсталое, отмирающее, средневековое. Отживающая буржуазия соединяется со всеми отжившими и отживающими силами, чтобы сохранить колеблющееся наемное рабство».3

Под влиянием отчаяния перед угрозой победы коммунизма буржуазию охватывает тревога, сознание своей обреченности, чувство безысходности. Капиталисты и мелкие хозяйчики все более и более оказываются в положении потерявших себя людей и поэтому становятся суеверными, мистиками. Это привело к новому расцвету астрологии, тем более, что она может быть использована в качестве орудия духовного порабощения народных масс. Астрология выполняет достаточно отчетливо свою социальную роль не только в качестве убежища для смятенных, ошалелых от сознания своего банкротства буржуа, ищущих разгадки своих темных судеб в звездах. Вместе с другими видами мистического шарлатанства она нужна и в качестве прямого орудия эксплуатации народных масс.

Астрологическая печать не без успеха эксплуатирует невежество «цивилизованного» буржуазного и мелкобуржуазного читателя, причем культивирует его в интересах тех реакционных политических сил, которые превратили астрологические издания в орудие сил капитализма. Идеологи буржуазии прекрасно разбираются в социальной роли астрологии: они понимают, что вера во влияние звезд, подобно вере в божественный промысел, укрепляет власть господ.

Астрологию питают, снабжают «живительными соками» те же корни, что и религию, потому что она неразрывно связана с верой в сверхъестественное. Если звездочетство не исчезло до сих пор, то это обусловлено той же причиной, что и сохранение всякой веры в сверхъестественное, т. е. дело здесь в классовых интересах, в капиталистической системе. Капитализм с его эксплуатацией народных масс, анархией производства, экономическими кризисами и войнами сам по себе питает религию.

Ленин неоднократно подчеркивал, что в современных условиях религиозные настроения имеют главным образом социальные корни. Он писал в статье «Об отношении рабочей партии к религии»: «Социальная придавленность трудящихся масс, кажущаяся полная беспомощность их перед слепыми силами капитализма, который причиняет ежедневно и ежечасно в тысячу раз больше самых ужасных страданий, самых диких мучений рядовым рабочим людям, чем всякие из ряда вон выходящие события вроде войн, землетрясений и т. д. — вот в чем самый глубокий современный корень религии. "Страх создал богов". Страх перед слепой силой капитала, которая слепа, ибо не может быть предусмотрена массами народа, которая на каждом шагу жизни пролетария и мелкого хозяйчика грозит принести ему и приносит "внезапное", "неожиданное", "случайное" разорение, гибель, превращение в нищего, в паупера, в проститутку, голодную смерть, — вот тот корень современной религии, который прежде всего и больше всего должен иметь в виду материалист...».4

Астрология приобрела особенно большое распространение в фашистской Германии, так как немецкий фашизм всячески способствовал созданию почвы для сохранения всех форм мистического шарлатанства. По существу фашисты превратили звездочетство и другие оккультные «науки», т. е. все виды суеверия, в свое идеологическое орудие. Немецкие астрологи «читали в небесах» вещи, приятные для фашистов, а фашисты всячески пропагандировали их предсказаний. Они внушали массам, что миссия Гитлера имеет «божественный характер» и что поэтому вожди фашизма являются «бесспорными фаворитами небесных светил».

О прямой непосредственной связи звездочетов с руководством гитлеризма в Германии свидетельствует нашумевшая история с астрологом Гануссеном. Этот ловкий шарлатан играл весьма большую роль в «высших сферах» берлинского общества и не без основания был назван «германским Распутиным».

Эрих Ян Гануссен (он же Гершман Штейншнейдер) долгое время жил в Австрии и испробовал разные профессии: был актером, фокусником и ясновидцем-астрологом. Приехав в Германию, он стал там устраивать сеансы и лекции, которые привлекали большую аудиторию, особенно с тех пор, как он включил в круг своих прорицаний также политические вопросы. Вскоре этот первосортный шарлатан основал свою политико-астрологическую газету, разбогател, вступил в фашистскую партию и в качестве астролога начал агитировать в пользу Гитлера. Подделав свой паспорт (прибавив «ван» и превратившись тем самым в «арийца») и приняв христианство, этот субъект стал даже штурмовиком и большим приятелем влиятельных главарей фашизма, в особенности руководителя берлинских штурмовиков графа Гельдорфа. Назначение Гитлера канцлером этот астролог прославлял как свою победу и стал выступать в качестве «пророка Третьей империи».

За день до поджога рейхстага Гануссен в своем новом особняке в Берлине, названном им «Дворцом оккультизма и астрологии», устроил сеанс, на котором присутствовали наряду с художниками, актерами и журналистами некоторые руководители штурмовых отрядов, в том числе упомянутый Гельдорф. Во время сеанса этот «пророк», между прочим, сказал буквально следующее: «Я вижу большой пожар». А в первом мартовском номере своей газеты он поместил статью о политическом положении, в которой писал, что звезды заранее предсказали ему поджог рейхстага коммунистами, но он не имел права сказать об этом публично. На самом деле информацию о предстоящем пожаре Гануссен получил от своего друга Гельдорфа, который руководил поджогом рейхстага, а это дало ему возможность стать «ясновидцем» в этом вопросе. Но этот информированный астролог, вероятно, знал слишком много и поэтому фашисты убрали его с пути, когда это, с их точки зрения, стало необходимым. Очень скоро, 7 апреля 1933 г., его труп был найден в небольшой сосновой роще близ Берлина.

Гануссен был ликвидирован фашистами, но огромное множество астрологов, «ясновидцев», хиромантов и других шарлатанов того или иного калибра было пригрето фашизмом, который видел в них одно из своих удобных орудий. Фашизм сознательно тяготел к звездочетству и прочему мракобесию, так как в целях обмана народных масс он был заинтересован в культивировании мистицизма, дикости и т. п. Неразрывность фашизма и астрологического суеверия видна из того, что во время второй мировой войны конгресс астрологов в Испании «предсказывал» победу гитлеризма в войне и процветание фашистской Испании.

После второй мировой войны рост мракобесия принял в ряде стран самые чудовищные формы. Возникают всевозможные, казавшиеся давно похороненными религиозные суеверия и мистические учения, а в связи с этим распространяются всяческие «тайные культы» и «восточные философии», возрождаются стародавние легенды и преданий о ясновидящих и прорицательницах.

В результате оживления различных форм древней и средневековой чертовщины в Западной Европе и Северной Америке наблюдается настоящая эпидемия шарлатанства (процессы знахарей, алхимиков, оккультистов и пр.). В буржуазных странах почти в каждом крупном городе имеются астрологи, маги, хироманты, провидцы, боговидцы, йоги, спириты, теософы, антропософы и прочие обманщики, которые дурачат легковерных людей.5 Астрология также приобрела немало приверженцев, несмотря на колоссальные успехи в области науки о Вселенной. Астрологическое суеверие сохранилось в век космонавтики, атомной энергии, кибернетики и других чудес науки и техники.

Общий кризис капитализма и буржуазной культуры привел к попыткам мистификации науки, к проповеди «сверхразумного», к отрицанию материализма и рационализма. Умирающая буржуазия устами итальянского философа Бурзио заявляет, что «изобрести новую мистику — это важнейшая задача, которая падает на избранное общество нашего времени». Это создало довольно благоприятную конъюнктуру для астрологии и прочих лжеучений; ремесло знахарей, оккультистов, астрологов и прочих «кудесников» стало весьма прибыльным.

Наиболее ловкие астрологи величают себя профессорами и через услужливую печать объявляют, что всякий желающий может получить от них бесплатно «строго научный» гороскоп. Стремясь заинтересовать легковерных людей, канцелярии этих обманщиков сначала рассылают, в ответ на полученные письма, стандартные бумажки, в которых говорится примерно следующее: «У вас такие-то и такие-то хорошие качества, но они подавляются влиянием постороннего светила, вследствие чего и происходит неустойчивость вашей жизни». При этом «профессор» предупреждает, что это лишь предварительное исследование, которое не может претендовать на полноту, но что он готов за какое-то вознаграждение составить «обстоятельное исследование», которое не только объяснит прошлое и настоящее, но и укажет «путь к счастливому будущему». А для этого, мол, нужно подчеркнуть в специальном вопроснике то, что интересует заказчика (например: следует ли участвовать в спекуляциях, какие шансы имеются на лотерею, будет ли спрашивающий нуждаться в крове под старость). Если астрологу ничего не будет послано, его канцелярия через определенное время пошлет письмо, в котором говорится, что «ваша главная планета находится в полной фазе развития, и то, что можно сделать сейчас, будет невозможно уже никогда», а поэтому, мол, поспешите заказать подробный гороскоп. И так как существует немало легковерных людей, жаждущих узнать, «что день грядущий им готовит», то астрологическим «предсказателям» удается своим шарлатанством загребать большие деньги. Все это весьма характерно для нынешних нравов буржуазии. Классовый интерес буржуазии заставляет ее поддерживать наряду с религиями всяких толков также и вневероисповедную мистику, в том числе астрологию. Астрология, подобно магии, алхимии и спиритизму, возможна, конечно, лишь на религиозной основе, а усиление религиозных настроений ведет к расцвету астрологических бредней.6

Грабительские войны, порождаемые империализмом, и особенно ожидание ужасной атомной войны создают в народных массах благоприятную почву для оживления различных суеверий. Астрологи стараются внушить американцам, будто «небо» свидетельствует о неизбежности третьей мировой войны, так что нечего, мол, противиться «велению судьбы», борясь за мир, всеобщее разоружение и т. п. Они «оправдывают» заключение Североатлантического пакта (НАТО) «благоприятными показаниями» гороскопа, составленного в момент подписания этого военного договора империалистов.

Астрология связана с религией, представляет собою суеверие. А всякое суеверие, как отметил великий русский химик Д.И. Менделеев, есть «уверенность, на науке не основанная», и поэтому наука борется с суевериями, как свет с тьмой. Наука дает людям действенное, надежное орудие изменения мира в их интересах. Несокрушимая сила ее в том, что она исходит из реальных фактов, т. е. базируется на всем многообразном общественно-историческом опыте человечества. Вещи, явления и процессы она рисует такими, какими они есть в действительности, а тем самым отбрасывает самую основу основ религиозного мировоззрения — веру в сверхъестественное.

Прогрессивный английский ученый борец за мир Дж. Бернал, говоря о мистицизме некоторых современных буржуазных интеллигентов, отмечает: «Новый мистицизм является... искусственным, нарочито выпестованным немногими для того, чтобы отвлечь внимание большинства от понимания социальных несправедливостей и превратить это большинство в покорное орудие реакции с теми трагическими и ужасными последствиями, свидетелями которых мы только что были... Это течение принимает разнообразные формы — от агрессивного клерикализма и атомного милитаризма до мягких, но опасных пессимистических теорий... Все они имеют между собою нечто общее. Все они проповедуют мысль, что положение человечества не может быть улучшено путем сознательного, разумного сотрудничества. Они требуют меньше знаний и больше веры; они единодушны в своих нападках на страны, где люди собственными силами стремятся создать цивилизации на научной основе. Они пытаются умалить значение того учения, которое ведет людей к этой цели, — значение философской системы диалектического материализма».7

Многие буржуазные интеллигенты почувствовали себя крайне растерянными и даже опустошенными. Старые религиозные представления оказались не в состоянии успокоить этих людей, так как для них ясно, что эти представления противоречат данным науки и правде жизни и просто несуразны. Несмотря на это, они стремятся во что бы то ни стало, «рассудки вопреки, наперекор стихиям» сохранить религию как таковую в какой-то измененной, подчищенной и подкрашенной форме. Поэтому в их среде значительно усилился спрос на такие утонченные формы поповщины.

Но ведь то же происходит в эпоху перехода от феодализма к капитализму: банкротство старых вероучений всегда порождает оживление внецерковных видов мистицизма. От этого, однако, суть дела не меняется, так как всякая мистика тоже исходит из веры в сверхъестественное, потустороннее и, следовательно, присуща всякой религии, — нет такой религии, которая не была бы мистична! Маркс, говоря о причинах распространения среди определенной части общества религиозно-мистических представлений, отметил, что «сила воображения заменяет им ум и сердце, — они, неудовлетворенные практикой, по необходимости прибегают к теории, но к теории потустороннего мира, к религии».8 В настоящее время «теория потустороннего мира» существует в разных вневероисповедных формах, являясь богатым источником всякого шарлатанства (что видно на примере астрологии, спиритизма, оккультизма и т. п.).

Возрождение веры в звездочетство — один из тех фактов, которые весьма показательны для всеобщего кризиса капиталистического общества. Власти не мешают деятельности астрологов, так как заинтересованы в распространении фатализма и мистики, лежащей в основе этой лженауки.

Астрология теснейшим образом связана с фатализмом, который, подобно религии, является «негодным продуктом негодного общественного строя». Как и другие виды гадания, она вредна тем, что отвлекает человека от правильного, научно-материалистического понимания мира, обманывает его несбыточными надеждами и тем сковывает его творческие силы.

С окончательным исчезновением классовых противоречий в конце концов исчезнут и их пережитки — все формы религии, а вместе с нею и вера в судьбу, астрология и другие предрассудки, до сих пор еще затемняющие сознание многих людей. При господстве капитала человек находится по отношению к экономическим силам, которые «правят» обществом, почти в таких же условиях, в каких первобытный человек вследствие слабости его производительных сил находился по отношению к силам природы. При настоящем состоянии культуры отношение человека к природе изменилось: вооруженный наукой и техникой, он уже не беспомощный раб, а все более становится господином сил природы. Поэтому единственный способ окончательно избавиться от веры в сверхъестественное (богов, чертей, духов и пр.) — это навсегда покончить с зависимостью человека от слепых сил общества, т. е. уничтожить капиталистическую систему.

В социалистическом обществе, где нет антагонистических классов, замечательно себя оправдала поговорка: «Человек — кузнец своего счастья». Недаром Энгельс указывал на то, что, когда люди станут господами своего собственного общественного бытия, они станут тем самым действительными и сознательными повелителями природы. Тогда не будет никакой питательной среды для фатализма и прочих суеверий, а следовательно, и для религии.

На примере СССР мы видим, что уничтожение эксплуататорского строя приводит к окончательному освобождению науки от власти капитала и тем самым полностью разрывается связь науки с религией. В СССР, где уже построено социалистическое общество, где подорваны социальные корни религии, нет и не может быть почвы для распространения астрологии, спиритизма и прочих проявлений мистики. Но это не значит, что все суеверия исчезли у нас, они не сразу вытравляются из сознания людей. Для ликвидации их требуется большая воспитательная работа. В наши дни, когда Советский Союз вступил в период развернутого строительства коммунистического общества, формирование научно-материалистического мировоззрения у всех трудящихся приобретает первостепенное значение. Преодоление религиозных предрассудков и связанных с ними мистических суеверий — необходимое условие успешного коммунистического строительства.

Примечания

1. К. Маркс и ф. Энгельс. Сочинения, т. 20, стр. 508.

2. К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения, т. 12, стр. 3—4.

3. В.И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 23, стр. 166.

4. Там же, т. 17, стр. 419.

5. М.И. Шахнович. Современный мистицизм в свете науки. Л., 1965.

6. Некоторые американские астрологические издания в своих рекламах заявляют, что они стоят вне каких бы то ни было религиозных организаций. Но это указывает лишь на то, что астрологи стараются охватить самые разнообразные слои людей: кто не клюнет на одну удочку, попадется на другую! На самом деле отсутствие связи некоторых астрологов с религиозными организациями не является доказательством разрыва астрологии с религиозным мировоззрением, так как астрология невозможна вне мистицизма, вне поповщины. Таким образом, классовая роль астрологии не меняется от того, что некоторая группа звездочетов объявляет себя независимой от религиозных организаций. Недаром миллиардер Рокфеллер, говоря о религии, довольно откровенно заявил: «Неважно, во что вы верите, неважны объекты вашей веры. Главное — самая вера, держитесь ее крепко и верьте искренне».

7. Дж. Бернал. Наука и общество. М., 1953, стр. 11.

8. К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения, т. 1, стр. 52.

«Кабинетъ» — История астрономии. Все права на тексты книг принадлежат их авторам!
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку