Материалы по истории астрономии

На правах рекламы:

• СТОЛ LT T16358 на сайте http://www.stollstull.ru.

М.И. Шахнович. Происхождение астрологии. (Послесловие)

Настоящее послесловие имеет целью изложить новейшие воззрения историков религии по вопросу о возникновении астрологии. Сторонники так называемой астральной теории происхождения религиозных верований обычно утверждают, что еще в древние времена кочевые пастушеские племена, наблюдая по ночам за небом, обнаружили, что некоторые планеты меняют свое положение по отношению к многочисленным остающимся неподвижными звездам. Из этого они сделали вывод, что планеты являются одушевленными существами, которые обладают волей и разумом и наряду с Солнцем и Луной оказывают могущественное влияние на жизнь людей на Земле. Отсюда возникла астролатрия, от которой в Древнем Вавилоне был совершен переход к астрологии (звездочетству), якобы оказавшей решающее влияние на возникновение всех религиозных мифов древнего мира.1 Книги сторонников этой теории, такие, как «Звездное небо в поэзии и религии древних народов и в христианстве» А. Древса, «Библия и звезды» А. Немоевского и др., содержат многочисленные натяжки и измышления, с помощью которых авторы пытаются подкрепить эту несостоятельную гипотезу. Советские ученые, основываясь на последних открытиях науки, давно уже доказали несостоятельность астральной теории, пытающейся вывести происхождение религиозных мифов только из поклонения небесным светилам.2

Главная ошибка буржуазных историков религии в этом вопросе заключалась в том, что они усматривали источник происхождения гаданий по звездам в астролатрии, в то время как такие гадания существовали в доклассовом обществе еще задолго до обожествления небесных светил и того сложного культа, который сформировался на этой основе. Фетишизм первобытного общества приводил к тому, что гадания были широко распространены и производились по самым различным явлениям и предметам. Гадали по ветру и облакам, по молнии и по огню, по воде и по камням, по растениям и деревьям, по полету птиц и поведению животных, гадали и по небесным светилам. Однако культ этих светил сложился значительно позднее, с возникновением классового общества.

Также неправильно и другое утверждение о том, что астрономия якобы возникла из астрологических суеверий.3 Между тем астрология всегда была лишь пустоцветом на древе астрономических знаний. Гадания на основе взаимного расположения звезд и созвездий были невозможны без наличия хотя бы самых первоначальных наблюдений за ними, т. е. без начатков астрономических знаний. Принципиально важно то положение, что астрология как система гадания по гороскопу, т. е. по определению расположения планет относительно знаков зодиака в момент рождения данного человека, появилась значительно позднее астрономии, возникшей вследствие практической необходимости еще у первобытных племен.

Первобытные люди в своих передвижениях всегда нуждались в путеводных знаках, благодаря которым они находили дорогу в бескрайних степях и дремучих лесах. Еще у неандертальцев обнаруживаются признаки ориентирования по Солнцу. Костяки мертвецов в их захоронениях обычно ориентированы по линии восток—запад, т. е. их положение уже связано каким-то образом с движением Солнца. С древних времен люди уже различали планеты и неподвижные звезды. Человек давно научился находить Полярную звезду, узнав, что она неподвижна и всегда указывает на север, откуда дуют холодные ветры. Охотники очень наблюдательны. Один путешественник по Африке рассказывал, что первое сообщение о запуске советского искусственного спутника Земли он получил от бушмена, обратившего внимание на появление новой «звезды». Бушмены наблюдают за появлением звезды Канопус, которую называют звездой, приносящей им муравьиные яйца. Точно так же коренные австралийцы наблюдают за появлением звезды Арктур, которая, по их мнению, указывает путь к муравьиным личинкам. Им издавна известно, что весна начинается тогда, когда Плеяды восходят вечером.

По движению Солнца в течение дня папуасы регулировали начало и окончание различных работ: утром, с восходом солнца, они отправлялись на свои огороды и возвращались вечером, после его захода. Чтобы определить время дня, они показывали на небе то место, где в это время должно находиться солнце. Так поступали и в том случае, когда хотели определить расстояние: показав место на небе, где будет находиться солнце, определяли, сколько потребуется времени, чтобы добраться до этого пункта. Жителям Новой Гвинеи было хорошо известно время восхода и захода луны. Некоторые племена умели различать фазы Луны и для каждой из них имели особое название. Счет времени по лунам лежал в основе папуасского календаря, который в свою очередь определял распорядок хозяйственной деятельности. Папуасы калабу говорили об этом так: «Одна луна поднимается и садится — и мы расчищаем лес, одна луна поднимается и садится — и мы сажаем ямс, одна луна поднимается и садится — и ямс начинает прорастать, одна луна поднимается и садится — мы срезаем и втыкаем жерди, вокруг которых будет виться ямс, одна луна поднимается и садится — и мы совершаем магические обряды, чтобы ямс лучше рос». Папуасы различали и отдельные звезды, знали время появления некоторых из них. Так, планету Венеру, которая была хорошо видна вечером, когда заканчивались дневные работы, сравнивали с женщиной, возвращающейся вечером с плантации. Племя киваи связывало большую часть месяцев с появлением определенных звезд, называли месяцы по звездам. Папуасы хорошо ориентировались по звездам, при торговых поездках по морю определяли путь по звездам.4

Жрецы индейского племени зуньи устанавливали самый длинный и самый короткий день, наблюдая за восходом солнца.

По свидетельству В.Г. Богораза, чукчи настолько хорошо разбираются в звездном небе, что «даже различают особо движение планет, называя их поперечно ходящими звездами».5 Проезжая ночью по открытой тундре, чукчи находят направление по положению звезд Арктура («Передней головы») и Веги («Задней головы») относительно друг друга и Полярной звезды. Чукчи выделяли из созвездия Орла звезды Алтаир и Тараред в особое созвездие Пегиттын, появление которого на горизонте свидетельствует о наступлении зимнего солнцестояния.6

Все эти факты, число которых можно во много раз увеличить, показывают наличие зачатков астрономических знаний еще в доклассовом обществе. Однако тогда наблюдения за небом, порожденные не созерцательным характером людей, а их практическими потребностями в борьбе с природой, не могли быть свободны от суеверий. Известный советский этнограф Л.Я. Штернберг доказал наличие гаданий по звездам у нивхов (гиляков), распространение у них веры в магическое значение числа семь без всякого заимствования из Древнего Вавилона. У рыболовов нивхов астрологические суеверия появились вместе с верными наблюдениями за небесными светилами. У нивхов ходовые рыбы приходят с астрономической точностью в определенные месяцы, в определенный день. Но случается иногда, что рыбы запаздывают на два-три дня и тогда рыболовы своими примитивными инструментами стараются наблюдать, появилось ли такое-то созвездие, с которым обычно совпадает ход рыбы.7

Э. Тэйлор сообщает в книге «Первобытная культура», что в Новой Зеландии около каждой крупной деревни полинезийцев находилось особое помещение, где собирались вожди и жрецы, чтобы предсказывать по звездам, какими будут урожай, охота, рыбная ловля. Полная луна считалась благоприятной приметой для посадки семян. Когда молодой месяц был виден «лежащим на спине», это считалось плохой приметой, а когда он «стоял прямо» или только «наклонялся», это предвещало хорошую погоду.

Гадания по Луне возникли потому, что она имела большое значение в жизни древних охотников и скотоводов, совершавших передвижения ночью при лунном свете. Во время ночной охоты люди наблюдали, как Луна убывает, а затем увеличивается, принимая форму серебряного диска. Недавно Джордж Маршак в пещерных рисунках и гравировке на кости, относящихся к ледниковой эпохе в Англии, обнаружил изображения фаз Луны. В Передней Азии, где скотоводы ввиду жаркого климата передвигались обыкновенно по ночам, луна, так же как и звезды, была для них путеводным указателем. Арабы с древнейших времен знали движение луны по 28 созвездиям, планеты Венеру, Меркурий, точки восхода и захода наиболее ярких звезд. Арабские колдуны еще до возникновения ислама гадали по лунным фазам, верили, что луна оказывает влияние на жизнь людей. Поэтому у мусульман полумесяц — священная эмблема. Многие племена верили, что от Луны зависит дождь. Бушмены и сейчас заклинают Луну: «Новая Луна, выйди и дай нам воды, новая Луна, пусть на нас прольется с неба вода». Древние египтяне пытались определить погоду по наблюдениям за Луной, в четвертый день ее появления. В I в. н. э. римский поэт Вергилий в своих «Георгиках» писал: «Если ты внимательно следил за Луной, то никогда не ошибешься относительно завтрашней погоды». Даже известный греческий философ и историк Плутарх полагал, будто Луна влияет на произрастание растительности, портит вино, облегчает роды.

Луна приобрела особое значение в гаданиях после того, как охотники и скотоводы научились измерять время с помощью Луны. Некоторые племена даже сейчас называют ее «измерителем». В иудейских легендах говорится, что «Луна была создана для счета дней». Промежуток времени между двумя одинаковыми фазами, например от новолуния до новолуния, определялся в лунный месяц. Лунный календарь, зародившийся у скотоводческих племен, сохранился у многих народов. Английское название месяца «month» происходит от названия Луны — «moon». Луна по-русски часто называется месяцем.

Происхождение астрологических заблуждений восходит к древней магии. Именно этим можно объяснить возникновение астрологического символизма, например отождествления Солнца со львом, быком, петухом и золотом, астрологических аналогий, существующих только в воображении, но принимаемых за действительную связь, например ребенок, рожденный под знаком Весы, будет уравновешенным, рожденный под знаком Рака недалеко пойдет в жизни, рожденный под Водолеем должен утонуть и т. д. Изучение симпатической магии, основанной на принципе «подобное вызывает подобное», проливает свет на астрологическую мантику.

Тайны возникновения астрологических заблуждений, из которых лишь в древнем мире сложилась астромантика как гадание по взаимному положению звезд и созвездий, также восходит к первобытным временам, когда человек отождествлял себя с окружающим миром. Поэтому астрологические представления известны уже у самых примитивных племен. Так, у пигмеев Новой Гвинеи счет существует до 27, причем одна половина счета, именно 14, ведется по органам левой части тела, а другая — по органам правой части тела. Скажем, данный месяц — это будет правая часть головы, потом следует правая часть локтя правой руки, потом кисть, бедро и пр. То же самое у приамурских эвенков, у древних египтян и т. д. У последних счет месяца тоже велся в связи с частями левой и правой частей тела: от 5-го до 3-го месяца — по сочленениям левой части в восходящем порядке, от 9-го до 11-го месяца — по сочленениям правой стороны, но в нисходящем порядке.

В Древнем Египте каждая часть зодиака ассоциировалась с той или другой частью тела. «Два астролога становились друг против друга, один с северной стороны, другой — с южной, и каждый держал над головой пальмовый лист, который в середине имел узенькую щель; каждый из них смотрел в свою щелочку на щелку пальмового листа своего визави, ища таким образом меридиан того созвездия, которое он хотел наблюдать в данный момент. При наблюдении замечали, что следующая часть зодиака приходится ниже лба по направлению правого глаза, потому что, по мере того как мы спускаемся по зодиаку, точка наблюдения спускается ниже по телу наблюдателя, переходя постепенно к локтю, бедру, голени, ноге».8 В египетской астрологии Солнце отождествлялось со лбом, Луна — с мозгом, Меркурий — с языком, Сатурн — с левым глазом, Юпитер — с правым глазом, Марс — с правой ноздрей и Венера — с левой. Это представление, что человеческое тело тождественно небу, восходит к первобытным временам. Впоследствии в Индии даже верили, что в человеческом теле столько же костей, сколько дней в солнечном году, а именно 360. Из этих фактов, однако, не следует делать вывода, что существовала какая-то особая «космическая стадия» первобытного мышления и речи, когда люди будто бы называли все предметы и явления, наблюдаемые на Земле, по небу и его светилам. Известно, что попытки Н.Я. Марра найти на основе пережитков культа неба, солнца и луны в различных языках какую-то стадию мышления оказались несостоятельными.

Буржуазные историки астрологии ищут общечеловеческих корней идеализма в том, что будто бы у всех племен и народов небо, планеты и звезды связаны с представлениями о богах, что небо упоминается в двояком смысле — как небесный свод и как бог. Так было действительно впоследствии, но первоначально олицетворениям неба и его светилам не придавали никакого сверхъестественного значения, они не были ни тотемами, ни богами. В мифологии центральноавстралийских племен олицетворение неба не играет никакой роли в их религиозных верованиях, оно не связано ни с какими религиозными обрядами или запретами. У этих племен в мифах о солнце и луне нет ничего религиозного. Слово «небо», возможно, произошло у многих племен от слова «смотреть», так как в различных древних языках слова «небо» и «солнце» связаны со словом «смотреть», что в свою очередь происходит от слова «глаза». Б.Б. Пиотровский указывает, что еще в текстах египетских пирамид «небо» является производным от глагола ptr — «смотреть», «ptr» — «небо», т, е. «смотрящий», притом двумя глазами.

Историки астрологии ищут в названиях созвездий мистического смысла, пытаясь изобразить первобытного человека искателем божественного духа в природе. В доклассовом обществе представления о небе имели в основном наивно-реалистический характер. Небо для многих племен море, в котором плавают рыбы-звезды, или твердая почва, которая покоится на каменных опорах, имеет озера (звезды) и орошается огромной рекой (Млечный Путь). Это созвездие иногда принимают за дым от костров древних охотников, за горящий пепел, который девушки бросали вверх, и т. д.

Небесные светила говорили людям первоначально о пище, а не о богах. Одни племена представляли солнце в виде оленя или лося, мчащегося по небу, другие называли солнце конем или быком, скачущим в небесах, третьи предполагали, что оно — светлая птица, пролетающая по небу. Австралийские туземцы рассказывали, что солнце — яйцо птицы эму, заброшенное на небо «прежними людьми».

Первобытные охотники объединяли группы ярких звезд в созвездия, потому что нуждались в ориентации, связывали их очертания со знакомыми образами зверей, давали созвездиям названия животных. Аристотель писал, что когда-то человек считал звезды «небесными животными», а Лукреций высмеивал веру в то, что небеса населены зверями. Бушмены называют созвездия именами животных, которых бывает больше всего, когда эти созвездия видны на небе: черепаха, ящерица, каменный козел. Коренные австралийцы называют созвездие Козерога созвездием Кенгуру, за которым гоняются небесные охотники, чтобы убить его и сжарить на большом костре, а Млечный Путь — дым от огня, разведенного на земле этими людьми. В Бразилии племя бакаири называет созвездие Южный Крест ловушкой для птиц, а другое племя, бороро, считает его пальцами большого страуса, а звезды — песочными блохами. Эскимосы говорят, что звезды — охотники за тюленями, заблудившиеся на небе и не нашедшие оттуда дороги. Чукчи полагали, что созвездия Кастора и Поллукса — это лоси, убегающие от двух охотников, каждый из которых едет на оленьей упряжке, созвездие Возничего — Оленья упряжка, созвездие Дельфина — это созвездие Тюленя, а пять больших звезд в созвездии Кассиопеи — пять Оленей. Орочи называют это созвездие созвездием Сохатого, а созвездие Весов — Кожей лося. Монголы видели в созвездии Ориона сцены охоты за самками марала, а казахи — охоту на каменных быков.

Древние люди часто называли звезды медведями. Санскритское слово «riksha» означает звезда и медведь. На стенах пещер, на кусках мамонтовой кости, добытых при раскопках, сохранились рисунки первобытного охотника, изображавшие созвездие Большой Медведицы. Это название созвездия известно многим племенам и народам — от ирокезов до древних греков. Одни орочи считали созвездие Большой Медведицы шкурой огромного медведя, распяленной для просушки на четырех кольях. Другие орочи говорили, что это амбар на четырех сваях, в который забрался медведь и три охотника подкрадываются к нему. Третьи орочи называли Большую Медведицу амбаром, к которому идет медведь, чтобы украсть рыбу, а двое охотников его преследуют. Коряки называли созвездие Большой Медведицы Диким оленем, буряты — Семью ланями, татары — Семью лисицами. Эвенки видимое голубое небо считали тайгой, в которой живет лось. На день он уходит в чащу небесной тайги, а поэтому людям не виден, а к ночи выходит, и тогда его можно заметить. Это созвездие Большой Медведицы. Полинезийцы-рыболовы называли Млечный Путь «Длинной рыбой», созвездия — Лодкой, Сетью и т. д. Племена и народы, обладавшие домашним скотом, часто отождествляли созвездия с волами, верблюдами, козами.

Многие северные народы называли Полярную звезду Колом. На небе вокруг этого кола ходят привязанные к нему олени — остальные звезды того же созвездия. Чукчи представляли Млечный Путь рекою, в которой застряли олени, якуты — следами небесных охотников.

Большое влияние на представления древних людей о небе оказало разведение быков и коров. У многих скотоводческих племен Африки небо отождествлялось с коровой. У племени шона небесная корова, выходящая из воды, рождает первого вождя племени. У племени шиллунов небесная корова, появившаяся из воды, приносит тыкву, из которой вышли все звери и прародители людей. Древние египтяне представляли небо в виде огромной коровы, рождающей золотого теленка — солнце. Известны изображения этой небесной коровы со звездами на теле, изображения фараонов — сыновей этой коровы, то в виде младенца, сосущего молоко, то в виде взрослого мужчины, стоящего под защитой коровы, рисунки головы быка, имеющего на рогах или на лбу звезды. Санскритское слово «го» означает «корова». Солнце называли «гопати», т. е. пастух коров. У этого небесного пастуха много коров — облаков, которых когда доят, на землю льется сладкое молоко. В Ригведе говорится, что в небесном царстве Вишну бушуют круторогие быки, сияет ярко буйвол Индра, он посещает людей, «как бык, который приближается к корове», борется с колдуном Вритрой, который забрал в плен коров — тучи. Индра поражает его молнией, когда сосцы коров открываются и благодатный дождь падает на землю. Гром ревет, «как корова», молния следует за ветром, «как теленок за матерью». Боги в знак почтения к ним называются быками. Древнеиндийское слово «mahisi» (царица) означало первоначально буйволицу. Красота пения в Ригведе определяется так: поет прекрасно, как мычащая дойная корова.

Боги индусов, персов, хеттов и других народов часто назывались «пастухами», изображались в священных гимнах как скотоводы, пасущие скот и охраняющие его от всяких опасностей. В Авесте Луна называется «гао-цитра», т. е. «содержащая семя скота» (быка). Критский Зевс, олицетворяющий небо, назывался богом быков, а его супруга Гера изображалась с коровьей головой. Зевс похитил корову Ио, олицетворенную в образах Луны и прекрасной девушки. Бога Солнца Аполлона называли «номиос» — хранитель стада. У этого бога его брат Гермес украл быков. Тучи называли «молгос», а дождь из туч представлялся в виде доения небесных коров. Название «Млечный Путь» сохранилось в нашей речи как пережиток древнегреческих мифов. В древнескандинавской поэме «Эдда» из первоначального хаоса произошла прежде всего небесная корова. Древние люди переносили на небо даже сбивание молока. В финском фольклоре герои сбивают из облаков масло.

Если для охотников небо наполнено зверями, убегающими от человека, для скотовода — домашними животными и пастухами, то для землепашца — земледельческими орудиями и хозяйственной утварью. Д.К. Зеленин собрал большой материал о славянских народных названиях созвездий. Некоторые из них назывались сохой, бороной, граблями, коромыслом, косой. Украинские крестьяне называли пояс Ориона «Кичигой» — изогнутой палкой для молотьбы. Русские крестьяне видели в созвездии Кассиопеи двух косарей. Архангельские крестьяне называли созвездие Плеяды наседкой с цыплятами. Млечный Путь когда-то на Украине считали дорогой, по которой крестьяне убегали от панов. Производство у древних людей прежде всего отражалось в их представлениях о звездном небе. Даже в современных названиях созвездий, унаследованных от древних греков, сохранилась эта зависимость людей от их труда. Созвездие Тельца получило свое название потому, что Луна находится около этого созвездия в тот месяц, когда молодой скот выгоняли в поле. Созвездие Стрельца связано с периодом охоты, созвездие Девы — с периодом жатвы. Созвездие Рыбы связано с периодом дождей, когда Луна находится в этом созвездии.

У древних людей зооморфные представления о небе, Солнце, Луне и звездах постепенно приобрели антропоморфный характер. Небо у австралийского племени аранда называется альтира (altira — голубой). Оно представляется в виде большого человека с ногами эму. У него много жен и детей. Папуасы Новой Гвинеи называли планету Венеру красавицей, гуляющей по вечерам, а планету Марс считали тлеющей скорлупой кокосового ореха. В сказках разных народов Солнце и Луна — муж и жена или брат и сестра.

Вопреки мнению сторонников натуралистической теории происхождения религиозных верований, они возникли из фетишизма, тотемизма, анимизма, а не из культа неба и его светил. Согласно этой теории, религия началась с культа Солнца, который в действительности сформировался лишь в условиях зарождения земледелия и был впоследствии связан с обоготворением царской власти, начиная от мексиканских владык и кончая французским королем Людовиком XIV, считавшим себя Солнцем и приказавшим изображать себя на знаменах в виде этого светила. Этнографы доказали, что поклонение Луне, известное у скотоводческих племен, появилось раньше культа Солнца, получившего большое развитие у земледельческих народов.

Д.И. Писарев говорил, что первобытный человек угадал связь, существующую между появлением Солнца на небосклоне и расцветом растительности на Земле, он понял свою зависимость от климатических изменений, обусловленных действием животворящего Солнца. Но огненное светило представлялось первобытному человеку таким таинственным и подавляющим его, что, впечатлительный как ребенок, он упад на колени перед источником жизни. Он думал умилостивить светило мольбами и жертвами, а Солнце обливало его по-прежнему своим безучастным светом и согревало его так же бессознательно и непроизвольно, как согревало какую-нибудь полевую мышь или бесчувственный камень.

Представление о том, что загробное царство находится на небе, возникло сравнительно очень поздно под влиянием обычая хоронить умерших вождей на вершинах высоких гор или веры в то, что Солнце — верховное божество и души умерших переходят к нему, отчего сложилось воззрение, что звезды — это духи мертвецов.

Жрецы на берегах Двуречья систематизировали астрологические суеверия, которые занимали большое место в религиях шумеров, вавилонян и ассирийцев.9 В этой местности при необычайной прозрачности воздуха и ясном небе астрономия достигла больших успехов, побуждаемая к своему развитию ирригационной системой хозяйства.10 Шумеры имели шестидесятиричную систему счета. Исходя из этой системы, они создали календарь, в котором год делился на 12 месяцев, а путь Солнца по небу — на 12 соответствующих участков, образовавших зодиакальный круг. Древневавилонский год определялся в 365¼ суток, цикл состоял из 18 солнечных лет или 223 лунных месяцев, после которых повторялись солнечные и лунные затмения.

Современная наука отвергла предположение, что в Месопотамии жрецы еще 3000 лет до н. э. обладали необычайными астрономическими познаниями. Регулярные астрономические наблюдения в Древнем Вавилоне велись только с 747 г. до н. э. (так называемая эра Набонссара). В результате этих наблюдений были определены точные величины продолжительности солнечного года и различных лунных месяцев. К 700 г. до н. э. был составлен древневавилонский учебник астрономии, хотя в него включены записи более древних наблюдений. В III в. до н. э. были предвычислены движения планет и затмения Солнца и Луны. Вавилонские астрономы обладали почти 500-летним опытом непрерывных наблюдений за небом. По свидетельству античных авторов, в Вавилоне, Уруке и других городах были крупные астрономические школы, слава о которых выходила далеко за пределы этих городов. Греческая литература сохранила имена поздних вавилонских астрономов, в том числе Селевка, жившего до II в. до н. э. Он догадывался о гелиоцентрической системе мира.

Основы звездной картины в той мере, в какой она могла быть установлена без применения телескопа, были созданы на берегах Двуречья и, вероятно, через азиатские греческие колонии переданы в самую Грецию. Еще шумеры отличали неподвижные звезды от ясно видимых пяти планет, меняющих свое положение на горизонте в одни и те же ночные часы, вели наблюдения восходов и заходов Венеры. В Вавилоне, возможно, знали четыре спутника Юпитера, а может быть, даже Сатурново кольцо, применяли различные способы наблюдений за планетами, умели тремя разными способами вычислять расстояние между неподвижными звездами.

Обычно происхождение нашего Зодиака также связывают с Древним Вавилоном. «Зодиак» — венок созвездий, опоясывающий небо, по которому, как нам кажется, движется Солнце среди «неподвижных» звезд. Название «зодиак» происходит от древнегреческого слова «зоон» — зверь, потому что большая часть его созвездий имеет имена животных: Козерог, Телец, Овен, Лев. 12 созвездий соответствуют 12 месяцам, на которые делится год. Открытие зодиака, которое помогало в ориентации, способствуя определению по восходу и заходу приметных групп звезд времени перегона стад с одних пастбищ на другие, посева или уборки урожая, было величайшим достижением, первым звездным календарем.

В Вавилоне выделили 12 главных созвездий почти в той же форме, которая известна нам, но возможно, что этому предшествовал другой состав зодиака. Вавилоняне придавали зодиаку большое значение. Поэма о Гильгамеше состоит из 12 песен, каждая из которых соответствует определенному знаку зодиака. Зодиак называли «небесной плотиной» (насыпью, ведущей через болото). Предполагают, что вавилонские названия созвездий сохранились почти в неизменном виде до наших дней, выражая шумерские мифы. Так, например, в созвездиях Ориона и Тельца видят Гильгамеша, который борется со свирепым небесным быком, посланным богиней Иштар, чтобы отомстить этому шумерскому герою, отвергшему ее любовь, а в созвездии Водолея — бога Эа, изображавшегося с сосудом в руках. Изображения знаков зодиака встречались на межевых камнях XIII в. до н. э.

Вавилоняне имели понятие об эклиптике, т. е. о том большом круге небесной сферы, по которому проходит видимое годичное движение Солнца. Они называли этот круг «солнечной дорогой». Совершая видимый годовой круг, в момент весеннего равноденствия Солнце должно появляться в известном месте определенного созвездия, но оно едва заметно отстает, так что приблизительно в 2200 лет это отставание составляет 1/12 большого небесного круга. В Вавилоне знали об этом отставании, которое называется в астрономии прецессией. Это стало возможно только в результате систематических наблюдений в течение веков.

У вавилонян сохранились следы более древнего календаря, в котором они произвели реформу, передвинув начало года на один месяц назад. Это свидетельствует о том, что астрономические наблюдения производились в еще более давние времена. В Вавилоне была известна «Лунная дорога» — орбита Луны. Там установили среднюю скорость движения Луны по эклиптике, а также максимальную скорость движения Луны и Солнца. Определяя промежуток времени между двумя последовательными прохождениями Луны через ближайшую к Земле точку ее орбиты, вавилоняне ошиблись лишь на 3.6 сек. Вавилоняне умели рассчитывать периодичность лунных затмений, предсказывать некоторые из них. Через каждые 223 лунных месяца почти с точностью возобновляются те условия, при которых происходит затмение. Это так называемый саросский цикл (18 лет и 11 дней), представляющий до сих пор основу предвычислений затмения. В Вавилоне точно вычисляли время от одного новолуния до другого. Разница с современными данными составляет всего лишь 0.4 сек.

Предание гласит, что «халдеи первые установили деление круга суточного обращения Солнца и деление часов». У них сутки разделялись на 12 двойных часов, круг — на 360 градусов, градус делился на 60 мин., минута на 60 сек. Это измерение времени было найдено на небе, в размере видимого поперечника солнца. В момент, когда над горизонтом появлялся верхний край солнца, открывалось отверстие в сосуде, вода в котором поддерживалась на определенном уровне, вода из этого сосуда выливалась в специальный небольшой сосуд. Когда появлялся нижний край солнца, малый сосуд отставлялся и заменялся большим, вода в котором собиралась до захода солнца. По отношению веса воды в большом сосуде к весу в малом сосуде определялся «шаг» солнца. Отсюда возникла и градусная мера углов, ведущая свое происхождение из Вавилонии. Таким образом, передвижение солнца на свою собственную ширину дало единицу для счета времени, — минуту, а из разделения небесного пояса на большие созвездия получили час. В соответствие с мерой времени была приведена единица расстояния, которую вавилоняне, по-видимому, вычисляли по длине секундного маятника. Единица времени была, возможно, связана с единицей веса, которая равнялась весу воды в кубе со стороной, равной ⅒ длины двойного локтя.

Успехи в области астрономии имели большое философское значение. Установление периодичности движения светил, идея вычисления и предвычисления явлений природы, впервые ясно проявившаяся в вавилонской астрономии, вела к признанию наличия объективной закономерности в развитии мира. При восходе солнца на небосклоне находятся те же звезды, какие появляются после его захода. Человека должна была поражать эта правильность движений небесных светил, повторяемость этих движений с математической точностью во времени. Познание того факта, что в совокупности небесных явлений устанавливаются некоторые численные закономерности, что существует связь сезонных изменений вида звездного неба с ходом земледельческих работ, впервые раскрыло перед умами человечества наличие закономерностей в космосе. Неизменность закономерного движения небесных тел, установление тех соотношений, которые определяли движение планет, способствовали появлению представления, что космос — это не хаос, а механизм, установленный раз навсегда, самодовлеющий в своих законах. О. Конт писал, что астрология привела к формированию понятия закономерности, на самом же деле астрономические открытия, а не астрологические фантазии способствовали познанию законов природы. Астрологические суеверия вели к формированию фаталистической веры в предопределение, которая неизбежно вырастала из представления об абсолютной причинности и отрицания случайности.

У шумеров и вавилонян астрономические и математические знания переплетались с магией. Царь Лагаша Гудеа (около 2050 г. до н. э.) в надписи на цилиндрическом камне сообщает, что во сне ему явилась богиня Нисаба, дочь Эа, которая несла табличку с благоприятными небесными знаками. «Халдейское мудрствование», как в старину называли гадания но звездам и числам, было основано на симпатической магии, на отождествлении небесных светил и чисел с божествами.11 Каждое число и буква символизировали бога или богиню, которые изображались в виде звезды. В Вавилоне почитали семь главных богов: Шамаша (Солнце), Сина (Луну), Мардука (Юпитера), Нерагла (Марса), Иштар (Венеру), Набу (Меркурия) и Нинурта (Сатурн).12 Связь между богами, планетами, металлами и т. д. выражалась через число 7, магическое значение которого вели от семидневной фазы Луны.

Жрецы, наблюдавшие за небесными светилами для календарных исчислений, заметили, что в различные времена меняется положение звезд на небе. Из этого наблюдения был сделан ошибочный вывод, что небесные светила предопределяют события, происходящие на Земле. Единство всей природы и взаимодействие ее элементов принимает в астрологии фантастическую, искаженную форму, чуждую идее материального единства Вселенной. Вместо действительной взаимосвязи и взаимозависимости явлений, действительной закономерности жрецы искали фантастическую связь между явлениями природы и общества. Ленин писал о таких ложных заключениях: «...связь земли и солнца, природы вообще — и закон, λόγος бог».13

Еще в первобытные времена люди были глубоко убеждены в связи всех предметов и явлений природы и общества, но исходили из неверной аналогии, будто все земное есть повторение и воспроизведение небесного. В родовом обществе люди представляли устройство неба по типу своей социальной структуры, а в раннеклассовом обществе перенесли на космос понятия о государстве, управляемом законами. Астрология основана на домыслах о параллелизме небесных и земных явлений. Все, что есть на Земле, — страны, города, горы, реки, леса, — лишь слабое выражение того, что имеется на небе. Даже пышные земные храмы — жалкая копия небесных храмов. Прообразы всех земных предметов существуют в созвездиях. К этим верованиям восходит учение Платона о двойственной жизни «идей»: то глядящих на нас сверху вечными яркими звездами небесного свода, то заключенных в нас самих. Над человеком как микрокосмом довлеет макрокосм. Небо и Земля существуют вместе как единое целое. Все связано в космосе, всякая вещь имеет свою противоположность, существует полное соответствие между всеми явлениями, свойствами и качествами неба и Земли. Связь между ними осуществляется путем эманаций (излучений), исходящих от планет и звезд. Эманация Солнца будто бы проникает в кровь человека, сообщая ей движение и теплоту. На вере в эти эманации было основано магическое «лечение» людей. В средневековой медицине в целях кровопускания продолжали делить тело человека на 12 частей по числу и в соответствии со знаками зодиака, так же как это делали в Древнем Вавилоне.

Люди верили, что животные и растения, минералы и металлы зависят от небесных светил. Рост растений якобы определялся Луной, которая поэтому имеет зеленый цвет. Названия желтой меди, латуни в алхимии восходят к Луне. Все в жизни людей зависит от положения небесных светил; не только перемены времен года, изменение температуры на Земле, ветер и дождь, урожаи и неурожаи, но и общественные явления. От этих светил зависят судьба отдельных лиц, их свойства и качества, успехи и неуспехи, рождение и смерть, браки и болезни. Небо — великая книга прошлого и будущего. В ней написана вся история вперед, надо только уметь читать небеса. Поэтому планеты в Вавилоне назывались «переводчиками». Постоянно меняя положение, звезды как бы переводят на доступный людям язык волю богов.14

Звездная лжефилософия освящала социальный строй рабовладельческой деспотии, воспитывала людей в покорности и смирении. Астрология внушала веру в то, что в мире все совершается по круговороту, в котором последовательно одолевают то светлое, то темное начало. Подобно тому как через определенный промежуток времени созвездия вновь принимают то же положение, и на Земле наступает повторение прежних событий. Этот неправомерный перенос круговорота из мира природы на общественную жизнь привел к вере в цикличность хода событий у народов Центральной Америки, Египта, Индии и других стран.15 У пифагорейцев сохранилась вера в неизбежность развития по циклам, каждый из которых все начинает заново и кончается катастрофой.

Многие реакционные современные философы отстаивают эту теорию циклов или «вечного круговорота». Общество развивается циклически, проходит определенные ступени, а затем возвращается к началу. Мистики утверждают, что в мире все повторяется, ссылаясь на то, что в Вавилоне уже были хлебные и продуктовые карточки, что там изготовляли линзы из горного хрусталя для близоруких и дальнозорких людей и т. д.

Марксизм отрицает веру в то, что история общества есть движение по кругу, что происходит неизменное повторение пройденного, периодическое возвращение вспять. История человечества — закономерный, движимый внутренними противоречиями поступательный процесс развития общества от простого к сложному, от низшего к высшему. Марксистское учение о закономерной смене социально-экономических формаций объясняет процесс развития и смысл истории человечества.

В новейших научных трудах о происхождении культа небесных светил отвергается обычное представление о том, что долина Месопотамии с ее открытым вследствие отсутствия гор горизонтом и безоблачным небом была колыбелью астрологии, откуда она распространилась по всему древнему миру. Вавилонское происхождение астрологии особенно отстаивали немецкие буржуазные ученые Ф. Делич, Г. Винклер, А. Иеремиас, П. Иензен, В. Шульц и др. В 1906 г. историк Г. Винклер основал в Берлине «Общество для сравнительного изучения мифов», которое издавало «Мифологическую библиотеку» в целях пропаганды несостоятельной идеи, что начало всей духовной культуры находится на берегах Тигра и Евфрата. Панвавилонисты считали, что мировоззрение древних народов было астральным, т. е. в основе его находились мифы, отражающие движение Солнца, Луны, планет и их отношение к 12 знакам зодиака. Эта астральная философия якобы зародилась в Вавилоне, откуда она будто бы распространилась по всему миру. Модернист Винклер объявил, что вся культура Европы до XVI в. не что иное, как усвоение и повторение вавилонской мифологии. Он писал, что отказывается критиковать «астральную философию», так как «не желает исследовать, насколько она смешивает верное с ложным, т. е. насколько она "истина", ибо неизвестно, что такое истина».16 До каких нелепостей доходили панвавилонисты видно хотя бы из того, что П. Иенсен в книге «Моисей, Иисус и Павел» заявил, что все они — измененные образы вавилонского богочеловека Гильгамеша.

Критика реакционных вымыслов панвавилонистов, отвергающих роль различных народов древнего мира в создании его культуры и чрезмерно преувеличивающих значение астральных религий, не означает, конечно, полного отрицания влияния шумерской и вавилонской культур на духовную жизнь древнего мира. Древнегреческий историк Геродот сообщает, что эллины заимствовали из Вавилона солнечные часы и деление на 12 частей. Названия зодиакальных созвездий тоже пришли из этой страны. Существует мнение, что предсказание солнечного затмения 28 мая 585 г. до н. э. Фалес сделал на основе таблиц вавилонских звездочетов. О Пифагоре рассказывали, что он будто бы прожил 12 лет в Вавилоне, где изучал астрономию, математику и музыку. Пифагорейцы называли четные цифры женскими, а нечетные мужскими, подобно шумерам, у которых единица означала мужчину, а число два — женщину.

Многие ученые считают, что вавилонская астрология из Древней Греции пришла в Индию, так как между индийской и греческой культурой были тесные связи. Известно, что греческие названия употреблялись широко в индийских сочинениях по астрономии. В «Гарги-самхите», древнеиндийском трактате по астрономии, говорится о греках, что «наука астрономия порождена ими, и поэтому они должны быть почитаемы как боги». Индийцы могли познакомиться с месопотамской астрономией и помимо греков, так как население долины Инда в III тысячелетии до н. э. имело торговые связи с Шумером. При раскопках в Синдхе (Индия) были обнаружены таблички с древнейшими шумерскими текстами. В VIII в. до н. э. Индия морским путем и по суше вела торговлю с Месопотамией. Хотя между воззрениями индийской и вавилонской астрологии много общего, например учение о «лунных домах» — наксатрах, факт заимствования еще не доказан. Большинство ученых теперь предполагает самостоятельное возникновение в разных странах понятий о созвездии и разделении недели на 7 дней и их наименований по Солнцу, Луне и 5 планетам.

Еще более спорным является утверждение историка астрологии Ф. Болла, будто китайцы заимствовали вавилонские знаки зодиака: известно, что древнекитайский зодиак отличается от вавилонского. В Вавилоне небесный круг, через который Солнце проходит в течение года, разделяли на 12 созвездий, по одному на каждый месяц, а в Древнем Китае его делили на 28 «домов». Впоследствии у китайцев появилось 12 созвездий, но они имеют свои названия: мышь, корова, тигр, заяц, дракон, змея, конь, овца, обезьяна, курица, собака, свинья.

Астрономические познания, а вместе с ними астрологические заблуждения, опутывавшие их, появились не в одном каком-то центре, а постепенно формировались в различных странах в разные времена и у разных народов. Звездогадание было известно племенам и народам Центральной Америки, находившимся в условиях разложения первобытнообщинного строя и начала формирования классового общества. Раннерабовладельческие государства майя, ацтеков и инков создали в густых тропических лесах и на обширных равнинах десятки крупных городов с каменными дворцами и храмами в виде ступенчатых пирамид — теокалли, иногда 45 м высоты, с открытыми площадками наверху, служившими для наблюдений за небом. Особая форма земледелия у этих народов нуждалась в точном определении полевых работ, вырубки леса, выжигания его и т. д. Год календаря майя совпадал точнее с астрономическим, чем год испанцев, уничтоживших цивилизацию майя. Этот народ исправил разность между своим годом и астрономическим, равным 365.2422 дня, подобно тому, как это сделано у нас, с помощью високосного года. Год майя был всего на 0.0002 суток короче астрономического года — точность поразительная, превосходившая точность юлианского календаря. Система счисления была двадцатиричная, и год состоял из 18 месяцев, по 20 дней в каждом из них, и 5 дополнительных «несчастливых дней без имени». Неделя состояла из 13 дней.

Майя знали Полярную звезду и ряд созвездий, вычисляли движение планет и наступление солнечных затмений. Жрецы наблюдали восход и заход Венеры и с большой точностью выяснили период ее синодического обращения в 583.935 дня (в действительности он равен 583.920 дня). Жречество внушало, что звезды, перемещаясь по ночному небу, предсказывают судьбу человека. Сменяющие друг друга последующие циклы — дни, месяцы, годы — будто бы несли с собой милость или гнев богов, каждый бог являлся покровителем определенного священного числа и получал соответствующие обозначения в иероглифах. Отрезки времени считались «ношей», которую несут на своих спинах небесные светила. Если «ноша» времени бралась каким-нибудь злым божеством, то это время имело дурные последствия пока «чаша» времени не передавалась доброму богу. История Вселенной будто бы развивалась по четырем циклам, каждый из которых начинался с создания нового мира и кончался его катастрофой, мировым пожаром, потопом, бурей и голодом.

Вопрос о том, была ли древнеегипетская астрономия и астрология заимствована из Вавилона или возникла самостоятельно, остается спорной проблемой. В Древнем Египте необходимость вычислять периоды разлива Нила, от которого зависел урожай злаков, привела к созданию астрономии. Земледельцам было очень важно предусмотреть время половодья для начала сева, а поэтому жрецы наблюдали за небом, чтобы определить, какие звезды восходят на небосклоне ко времени разлива. Они заметили, что разлив реки наступает всегда в одно и то же время, вскоре после того как на востоке в первый раз после двухмесячного перерыва снова появляется самая яркая звезда неба Сириус (по египетски Сотис — душа богини Исиды). С появлением Сириуса жрецы торжественно извещали о близости благодетельного разлива Нила. Это укрепляло авторитет жрецов у населения, так как их предсказания о времени разлива Нила всегда исполнялись.

Древнеегипетская астрономия выросла из наблюдений за движением небесных светил, измерением и вычислением их пути. Египтяне делили небесные тела на «неутомимые», т. е. планеты, и «вечные», т. е. неподвижные звезды, уподобляли землю планетам и приписывали ей прямолинейное поступательное движение. Солнце рассматривалось как неподвижный центр, который движется по небу со своими планетами. Египтяне догадались, что соответствующие созвездия находятся на небе и днем, но они невидимы потому, что светит Солнце. Древнеегипетские изображения созвездий обнаружены на саркофагах и на потолках гробниц. Египтяне называли созвездия Львом, Крокодилом, Бегемотом, Бычьей ногой и т. д. Древнеегипетские астрономические знания переплетались с религиозными верованиями. Солнце считалось богом Ра, Земля — богом Гебом, Луна — Тотом и т. д. Сутки делились на 24 часа, из которых каждый час находится под покровительством какой-нибудь планеты. Неделя в Египте начиналась с субботы. Первый час этого дня посвящался Солнцу, второй — Юпитеру, третий — Марсу, четвертый — Сатурну, пятый — Венере, шестой — Меркурию и седьмой — Луне., Остальные часы субботы были посвящены опять этим же планетам. Египтяне отождествляли небо с Землей, оно также состояло из суши, воды, каналов. Млечный Путь — это небесная река Нил. Солнце плавает по небу на своем корабле. Древнеегипетские жрецы из открытия годичной периодичности явлений природы сделали ошибочный вывод, будто и общественные явления повторяются по кругу так же, как ежегодно повторяются времена года и регулярно разливается Нил.

Древнейшая индийская астрономия, несмотря на некоторые замечательные наблюдения (списки 27 созвездий), также находилась под сильным влиянием астрологических заблуждений.17 Многие современные историки науки пишут, что в Древней Индии наблюдения над небом начались с того, что жрецам необходимо было знать время для периодических жертвоприношений, которое узнавалось по движению небесных светил. Систематические наблюдения за небом в Древней Индии, как и во всех странах, были вызваны потребностью регулировать сельское хозяйство, знать сроки начала работ. Маркс отмечал, что индийская община имела своего «календарного брамина, который в качестве астролога указывает время посева, жатвы и вообще благоприятное и неблагоприятное время для различных земледельческих работ».18

Наблюдения за регулярностью движения небесных светил, чередованием времен года, дня и ночи помогли формированию понятия закономерности, так как человека поражала правильность движений небесных тел и повторяемость их с математической точностью во времени. Астрономические открытия, а не астрологические фантазии способствовали познанию законов природы. Именно наблюдение за регулярностью движения Солнца, Луны и звезд, чередование времен года, дня и ночи привело к идее существования во Вселенной «риту» (от слова «ри» — ходить, движение, дорога), «хода вещей», «порядка мира». Возможно, что «риту» означало путь, дорогу, по которой движутся небесные светила, смену времени года, дня и ночи. В Ведах говорится, что сами боги произошли от риту, она — отец всего, благодаря риту небо и Земля стали тем, чем они есть, вся Вселенная покоится на риту и движется по ней. «Утренняя заря возникает в соответствии с риту... Год — колесница риту с 12 спицами... Скрывающийся в водах и растениях огонь, производимый людьми с помощью дров, есть порожденный риту отпрыск. Водные потоки послушно следуют своим путем, подчиняясь законам риту... Риту — это закон, пронизывающий весь мир, закон, которому должны повиноваться все боги и люди... Риту устанавливает правила нашей морали. Она — всеобщая сущность вещей».19 В Авесте роль риту играет представление «аса».

Индийская вера в круговорот истории человечества, как непрерывное движение по кругу, также сложилась под влиянием наблюдений за сменой времен года. В индийских мифах вместо представления о сотворении мира часто выражается идея о его вечности. В развитии мира повторяются четыре года — четыре регулярно повторяющиеся периода (манвантра), как фантастическое отражение смены четырех времен года. Вера в то, что круговорот истории должен закончиться всемирным потопом, сложилась под впечатлением того, что происходит в сельской местности после каждого сезона дождя. В Индии после октябрьской жатвы наступает прохладная погода — время изобилия, которая сменяется иссушающим зноем, высушивающим поля перед севом, а затем страшные тропические дожди затопляют всю страну, после чего годовой цикл повторяется вновь.

Возможно, что основное понятие китайской религии даосизма — «дао», — так же как понятие «риту» в Индии, «тео» («я двигаюсь») в Древней Греции, возникло под влиянием наблюдений за движением небесных светил. Слово «дао» изображается иероглифом, состоящим из двух частей — голова и идти — и восходит к представлению пути и движения. Периодичность и закономерность обращения небесных светил была возведена в абсолют, обожествлена. В Индии верили, что риту, по которой движутся небесные светила, появилась раньше всех богов, возникших из нее. Даосизм также провозглашает, что дао появилось прежде «небесного владыки», из дао вышли все боги. В даосизме большое место занимает астрология, которая восходит к глубокой древности.20

Судя по иероглифическим надписям на костях животных и панцирях черепах, китайцы по крайней мере за полторы тысячи лет до нашей эры наблюдали многие астрономические явления. В «Шуцзине» («книге истории»), написанной примерно в XI—XII вв. до н. э., говорится, что появление на горизонте в вечерние сумерки четырех созвездий: дракона, черепахи, тигра и птицы, европейские названия которых Гидра, Скорпион, Водомер и Плеяды, возвещает соответственно приход весеннего равноденствия, летнего солнцестояния, осеннего равноденствия и зимнего солнцестояния. В V—III вв. до н. э. китайские астрономы разделили звездное пространство, расположенное около небесного экватора, на 12 созвездий. При императорском дворе, а иногда и при дворцах князей были специальные астрологи, на обязанности которых лежало составление календарей и наблюдение за небесными светилами.

В Древнем Китае астрономию очень трудно отделить от астрологических заблуждений. В Китае, как и во всех древних странах, верили, что есть звезды, которые управляют погодой, дождем и ветром, что от небесных светил зависят все события на Земле. Из древней книги «Гоюй» известно, что император У-ван в 1122 г. до н. э. начал войну тогда, когда звезды предвещали ему удачу. Астрология освящала власть императора. В храме Конфуция в г. Сучжоу близ Шанхая, в провинции Цзянсу, хранится карта звездного неба, высеченная на камне в 1247 г. На ней написано: «Если на Земле хороший добрый император, то Солнце ярко блестит, если на Земле плохой император и поступает несправедливо, то на Солнце появляются темные пятна или происходит затмение Солнца», «Луна является на небе как бы министром или большим чиновником. Если министр или большой чиновник на Земле не слушается императора и действует самостоятельно, то у Луны бывают затмения».21

В Китае еще в начале XX в. было особое государственное бюро наблюдений, которое издавало ежегодно календарь с указанием дней, пригодных для тех или иных дел. Там и сейчас в быту существует астрологическая календарная система, распространенная также в Японии и Корее. В ней годы объединены в циклы, каждый из которых охватывает 60 лет. Весь цикл соответствует пяти «стихиям»: дереву, огню, земле, металлу и воде. Каждая стихия состоит из мужского и женского состояния, выраженного в нечетных и четных числах. Весь цикл делится на 12 периодов, соответствующих 12 знакам зодиака. Так, например, один год будет называться годом «дерева и мыши», второй год — годом «дерева и коровы», третий — «огня и тигра» и т. д. Например, нынешний 1969 г. (46-й год цикла) называется годом Ту-Цзи — «Земли и курицы». Каждый год цикла имеет свои суеверные приметы, связанные с магией, табу и мантикой.

Изучение истории астрологии показывает, что она всегда была частью истории магии, а не науки. Некоторые буржуазные историки науки переоценивают прогрессивное значение астрологии. Так, А. Берри писал: «Если история астрологии представляет печальное явление, как доказательство невежественного суеверия, с одной стороны, и беззастенчивого надувательства, с другой, тем не менее вера в астрологию служила несомненно могущественным стимулом к ревностному изучению астрономии».22

Астрологические суеверия мешали развитию астрономии, которая смогла стать настоящей наукой только освободившись от влияния звездочетства. Современные идеалисты, видящие в астрологии основу для развития астрономии, не понимают того, что было известно еще Плутарху. Последний указывал, что истинная причина слабого развития науки о звездах и планетах заключается в том, что суеверия не позволяли сделать предметом исследования те силы природы, которые считались богами. Религиозное почитание планет исключало научное изучение звездного неба. Несмотря на зведочетство, древние вавилоняне не создали ни одной астрономической теории, не имели правильного летоисчисления. В результате господства астрологических суеверий люди оказались не в состоянии узнать подлинную причину изменения фаз Луны, предполагали будто Луна умирает и снова рождается. Представление это сохранилось в нашем слове «новолуние».

Эллинская, индийская и китайская материалистическая философия развивалась в борьбе против астрологических заблуждений. В Древней Греции, как и во всех странах, наблюдения за движением небесных светил первоначально переплетались с астролатрией.23 Следы ее видят в культе Зевса, олицетворявшего небо и 12 окружавших его божеств, как раз по 12 месяцам. У Гесиода в «Трудах и днях» указывается восход и заход главнейших созвездий, сообщается о солнцестояниях, приводятся астрономические данные, по которым различали времена года и распределяли полевые работы, но Гесиод верит в счастливые и несчастливые дни, во влияние звезд на жизнь людей.

Учеными собран большой материал по истории астрологии в Древней Греции,24 без которого непонятна борьба с ней передовых мыслителей Эллады. Известны астрологические стихи, распространенные еще в период возникновения ионийской философии. Сохранился отрывок милетского сочинения VI—VII вв. до н. э. неизвестного автора о числе 7. В этом фрагменте отразилось влияние астрологии. В нем говорится о том, что Вселенная и отдельные ее части по внешней форме и по своей внутренней сущности сводятся к числу 7, которое управляет всем миром. Автор не знает различия между планетами и неподвижными звездами, считает землю неподвижным центром, предполагает, что она произошла из воды, шаровидна, проводит параллель между микрокосмом и макрокосмом. Вселенная дышит как человек, тела людей, животных и деревьев сходны со Вселенной. Земля по твердости подобна костям, вода в реках подобна крови в телах, воздух соответствует дыханию и т. д. Автор отмечает влияние фаз Луны на живые существа, от которых зависит их рост и развитие. Сама вера в значение числа 7 основана была на этом представлении о сильном влиянии Луны и ее сменяющихся каждые 7 дней фазах на всю жизнь Земли и ее обитателей. Влияние астрологии обнаружено в греческой медицине (особое значение чисел, связь между устройством мира и человеческим телом и т. д.).

Возникновение философии в Элладе было связано с формированием астрономии как теоретической науки, разрушавшей веру во влияние звезд на земную жизнь, орфические вымыслы о том, что небесные тела — это обиталища дуга умерших и т. д. Первые философы-материалисты были все астрономами, которые, изгоняя богов с небесных светил, способствовали перевороту в мировоззрении эллинов. Гераклит называл Фалеса «первым астрономом», полагая, что Гомер был астрологом и заслуживает наказания, упрекал Гесиода в том, что он учил одни дни считать хорошими, а другие плохими, говоря: «Гесиод не знал, что природа каждого дня одинакова», что «один день равен всякому другому». Гераклит нападал на магов, рассуждал о величине и изменениях Солнца.

Отец древнегреческой науки Фалес действительно был первым эллинским астрономом. Диоген Лаерций сообщает, что он первый из греков стал заниматься астрономией. Фалесу приписывали сочинение «О равноденствиях и солнцестояниях» и астрономическое руководство для моряков. Фалес, возможно, одним из первых начал в Элладе борьбу против астрологии. В «Пире семи мудрецов» Плутарх не случайно изобразил Фалеса преследующим насмешками мага Диоклеса. Фалес утверждал, что Луна «по природе своей землистая», чем отвергал все измышления о ее божественной природе.

Фалес стремился определить, в каком порядке располагаются по отношению к земле небесные светила: Луна, Солнце, звезды. Он представлял порядок светил обратным тому, какой существует в действительности, полагал, что ближе всего к Земле находится так называемое небо неподвижных звезд, а дальше всего — Солнце. Эта ошибка была исправлена другими учеными. Фалес определил диаметр Солнца в 1/720 пути, им проходимого (это вычисление египтян). Принимаемый Фалесом при расчете 25-дневный промежуток между восхождением Плеяд и равноденствием верен лишь для местности, лежащей значительно южнее Милет.

Фалес открыл для греков, что север точнее всего определяется по Малой Медведице. Греки в мореплавании пользовались для ориентировки Большой Медведицей, так как она яснее и ее легче можно видеть при наступлении ночи, финикияне же руководствовались Малой Медведицей, которая хотя и темнее, но зато полезнее мореплавателям, так как она описывает меньший круг, на южной границе Египта Большая Медведица должна уже заходить за горизонт. Фалес рекомендовал грекам в море-плавании применять египетский и финикийский способы ориентировки по Малой Медведице, как видимой во все продолжение ночи даже и на южной границе Египта.

По сообщению Диогена Лаерция «Фалесу был известен год в 365 дней (египетский) и месяц в 24 с половиною дня, и следует допустить, что он занимался исправлением летоисчисления именно по египетскому образцу». Что он занимался календарем, свидетельствует такое предание. Когда Фалеса спросили, что раньше, день или ночь, он ответил: ночь одним днем раньше. У греков было в обычае считать время по числу ночей. Теология Мусея изображает ночь как первое порождение хаоса, в теогонии Опомакрита ночь возникла раньше всех сущностей.

Особенную известность Фалес приобрел, предсказав полное солнечное затмение. До Фалеса греки не знали, что оно повторяется каждые 6585 дней, т. е. через 18 лет с небольшим. Мудрец пытался растолковать удивленным милетцам, что ничего сверхъестественного в затмении Солнца нет и происходит оно потому, что Луна в это время находится между Землей и Солнцем «по прямой линии».

Другие представители ионийской философии, Анаксимандр и Анаксимен, развивая астрономию, также критиковали астрологические заблуждения. До нас не дошел труд Анаксимандра «О неподвижных звездах», ему приписывают изобретение элементарных астрономических инструментов и составление пособий. Анаксимен отвергал представление о небесных светилах как богах, считая небесные светила обычными телами, указывая, что не все из них имеют огненную природу. Даже после этих философов Сократ предлагал отказаться от всех умозрений по поводу небесных светил, считая вопрос о них «делом божественным». По словам Платона, афиняне объявляли атеистами всех, кто признавал небесные явления подчиненными законам. Еще Анаксагор чуть не поплатился жизнью за то, что признавал огненную природу Солнца.

Возникновение и развитие материалистической философии, происхождение астрономии тесно связано с борьбой против астрологических суеверий. Г.А. Гурев лишь вскользь упоминает об этой борьбе в России, где в средние века были известны многочисленные переводные астрологические рукописи: «Звездочетец», «Планидник», «Остронумея», «Веги небесные», «Мартолой», «Альманак» и др.25

В России многие приметы, предсказывающие изменения погоды, урожай и т. п. по звездам и Луне, часто заимствованы из старинных астрологических рукописей. В средние века на Руси, также как и в Западной Европе, были распространены астрологические гадания. Пережитки этих суеверий сохранились в языке: «родился под несчастной звездой», «пребывать в эмпиреях», «быть на седьмом небе», «в тяжелый день», «в добрый час». У Салтыкова-Щедрина обыватели рассуждают: «Знаем, что у каждого человека своя планида. И ежели примерно сидеть тебе, милый человек, сегодня в части, так ты хоть за сто верст от нее убеги, все к ней же воротишься».

Особенно много суеверных примет о погоде в рукописных сборниках «Громник». Эта рукопись византийского происхождения, известная с VI в., появилась на Руси не позднее XIV столетия. Предсказания погоды и других явлений природы и событий в обществе делались в зависимости от того, под знаком какого созвездия случалась гроза. Например, март — «животное глаголемое овен... аще возгремит в овне будет трус, глад и брани», декабрь — Козерог «аще возгремит, будет дождей много».

Приметы на урожай или приплод скота, определявшие их по звездам, также восходят к гадательным рукописям: «В рождество небо звездисто — урожай на горах», «Васильева ночь звездиста — к урожаю ягод», «Яркие крещенские звезды породят белых ярок» и т. д.

Многие приметы, определяющие погоду по дням недели, заимствованы из гадательных «прогностиков» счастливых и несчастливых дней: «сухи вторники», «если рождество приходится на среду, зима будет плохая, весна дурная», «какова погода в пятницу — такая же в воскресенье» и т. д. В русской рукописи XVI в. «Луннике», сборнике примет по дням Луны, указывалось, когда деревья сажать, рожь класть в снопы, лен сеять и т. д. В XVIII в. в «Альманахе на многие вперед будущие лета предсказания по Луне» рекомендовалось, когда «пашню сей», «отдавай детей в науку» и пр. Новолуние считалось лучшим временем для рождения детей, приплода скота, сбора целебных трав, для увеличения крови в жилах и т. д. В полнолуние рекомендовалось ничего впрок не готовить. Из подобных сборников получили распространение приметы: «посев на молодую Луну — к урожаю», «в новолуние сеять — червь поест» и т. д.

В старину полагали, что во время новолуния нельзя показывать Луне пустую мошну, так как она тогда всегда будет пуста, нельзя указывать пальцем на Луну. Дурным предзнаменованием на целый месяц считалось увидеть «луну слева», т. е. народившийся месяц с левой стороны. А.С. Пушкин писал в стихотворении «Приметы»:

Я ехал прочь: иные сны...
Душе влюбленной грустно было,
И месяц с левой стороны
Сопровождал меня уныло.

У крестьян есть поверье, что весной бывает «нехорошая луна», от которой гибнут весенние всходы. В этом поверье причина, очевидно, перепутана со следствием. Весной иногда действительно гибнут всходы, но причина этого не Луна, а холода, которые бывают при ясном небе, когда нет облаков, предохраняющих землю от остывания. В такие безоблачные ночи люди видят яркую Луну, а утром с ужасом обнаруживают, что всходы почернели, и думают, что их сожгла Луна. Известны также приметы, «определяющие» изменения погоды в связи со сменой фаз луны, движением ее по небу, высоким положением зимой и низким — летом, затмением ее и т. д. «Погода бывает за три дня до рождения луны», «крутой месяц — к холоду», «рога луны остры и ярки — к ветру». Все эти несбывающиеся приметы — пережитки гаданий о погоде по Луне. Еще в 1760 г. французская Академия наук назначила премию за диссертацию, выясняющую, имеет ли Луна какое-либо влияние на погоду. Ученые многократно доказывали, что такое влияние отсутствует.

В XIX в. в Германии подвизался «лунный пророк» пастор Фальб (1838—1903), которого ученые неоднократно изобличали в ложных прогнозах погоды. В России подобным делом занимался инженер путей сообщения Н.А. Демчинский (1851—1915), пользовавшийся широкой поддержкой министра финансов С.Ю. Витте. Николай II распорядился выдавать из государственных средств от 10 до 15 тыс. руб. в год для издания журнала Демчинского. В 1901—1904 г. он издавал на нескольких языках журнал «Климат», в котором публиковал прогнозы погоды по Луне на 1—1.5 мес. вперед. Виднейшие русские ученые Д.И. Менделеев, М.А. Рыкачев, Б.И. Срезневский, А.В. Колоссовский выступили с разоблачением этого «лунного пророка». Д.И. Менделеев указывал, что предсказания Демчинского совершенно случайны. А.В. Колоссовский писал: «Все предсказания по луне, обнародованные до настоящего времени, имеют вероятность такую, как выход орла или решки в игре в орлянку».

Сотни раз издавались в Западной Европе астрологические календари, в которых по звездам, Луне и другим небесным светилам «предсказывалась погода». В Германии был широко известен календарь «Практика крестьянина», составленный еще в XV в. на основе рукописей разных авторов. Он выдержал 750 изданий. С одним из составителей подобного календаря Ленсбергом произошел такой курьезный случай. Однажды он диктовал своей внучке предсказания погоды: «На 9 января — сильный ветер, ненастье, гром. — "Но, дорогой дедушка, это день твоего рождения" — сказала внучка. — Верно, — согласился дед, — напиши тогда: хорошая погода».

Большую популярность имел в Германии «Столетний календарь», сочиненный Морицем Кнауэром (1613—1664), настоятелем монастыря Лангхейма в епископстве Бамберг. Ученый Бертгольд установил, что из всех предсказаний «Столетнего календаря» за 49 лет его выхода 86% прогнозов оказались ложными, а остальные 14% случайно совпадали. Ф. Энгельс писал, что еще в XIX в. в Германии широко распространялись «гениальный столетний календарь, сверхмудрый сонник, никогда не обманывающее колесо счастья и тому подобные бессмысленные порождения пагубного суеверия».26 В ФРГ недавно опять издан этот «Столетний календарь», который распространяет астрологическую чепуху.

В России в XVIII в. выходили переводные календари, содержавшие «прогностики» о погоде, урожае, болезнях, войне и т. д. на каждый месяц, а также таблицы счастливых дней, когда «баталию творить, браду брить и власы стричь». Такие же указания содержали календари, которые издавали монахи Киево-Печерской лавры еще в начале XVIII в. В мае 1709 г. астроном и математик Я.В. Брюс (1670—1735) опубликовал календарь, составленный библиотекарем В. Киприяновым. Этот календарь содержал лженаучные прогнозы на каждый месяц по фазам Луны на тысячу лет вперед. Согласно этому календарю, каждые 19 лет погода точно повторялась в одни и те же числа месяца, так как фазы Луны, т. е. полнолуние, новолуние и т. д., повторяются в одни и те же числа месяца через каждые 19 лет. Конечно, все эти предсказания были ложны.

Брюсов календарь содержал не только предсказания погоды, но и указания, когда наиболее благоприятное время «сев начинать», «брак иметь», «баталию творить», и даже «мыслити начинать». Последнее советуется делать, когда луна придет в созвездие Тельца.

В «Горе от ума» в споре с Фамусовым Хлестова, возможно, вспоминает именно этот календарь, когда говорит: «Все врут календари». В противоположность Брюсову календарю, составленному по типу немецких средневековых «прогностиков», молодой русский ученый Александр Изволов, обучившийся математике и астрономии, составил в 1720 г. «Санкт-Петербургский календарь», в который сознательно не включил астрологические предсказания. В своем предисловии Изволов писал, что «сие уч:инено не по неведению», а потому, что «господа астрологисты сочиняют предсказания только ради получения побольше денег». Однако календарь Изволова так и остался в рукописи, а широкое распространение получил брюсовский календарь. Он выдержал неисчислимое множество изданий.

Даже в начале XX в. в некоторых календарях помещались извлечения из предсказаний «погоды по Брюсу». «Экономические предсказания Брюса» определяли «перемены погоды, урожай и неурожай хлеба и растений, а также свойства человека, который под каким из чисел 12 знаков родился». Обычное содержание этих предсказаний: «зима будет весьма тягостна для неимущих людей», «на весь год везде на хлеб дороговизна, почему и жалкое состояние черного народа». «Политические предсказание Брюса» носили ярко выраженный дворянский характер: «дворянство некоторого государства окажет знаки отменной храбрости в пользу своего государя», «царствование государя будет славно», «рождение знаменитого принца в некотором государстве», «некоторый министр окажет свою способность в пользу государства».

После поражения революции 1905 г., в период разгула черносотенной контрреволюции явилась, по словам Ленина, «мода на мистицизм».27 В этот период реакции в России выходило много оккультных журналов, распространявших астрологические бредни. В 1908 г. оккультист В.Н. Запрягаев опубликовал большой сборник статей по астрологии из мистического журнала «Ребус» за 1896—1902 гг. под названием «Астрология в наши дни». Он писал в предисловии к сборнику, что материалистическая философия, мол, себя исчерпала «всякий, слегка только заглянувший в астрологию, найдет в ней доказательства бытия бога». Второй том этого сборника, изданного под названием «Практическая астрология», заканчивался молитвой. Шарлатаны пытались астрологией укрепить пошатнувшуюся веру в бога.

История борьбы русского просвещения против суеверий еще не написана, хотя она очень интересна и полезна. В 1733 г. известный ученый В.Н. Татищев (1686—1750) писал в «Разговоре о пользе наук и училищ», что астрология как «любопытная или тщетная» наука, совершенно бесполезна для человека. В 1834 г. врач П.И. Пузино опубликовал книгу «Взгляд на суеверия и предрассудки», обличая веру в астрологию. Он писал, что «не взирая на усилия философии, ясно доказывающей неосновательность знания сего, есть еще люди, до такой степени неблагоразумные, что ей верят и так суеверны, что даже занимаются оною».28 Поликарп Пузино называл астрологию «верхом глупости и сумасбродства человеческого»,29 объяснял веру в, прорицания звездочетов глубокой древностью ее: «Вся важность суеверия сего, подобно всякому другому суеверию, есть древность его, подкрепленная сказками, которые, хотя не имеют основательных доказательств, но им верили».30

Пузино приводил различные аргументы против астрологии. «Убитые на войне в один день, все ли при рождении своем имели одинаковое расположение неба. И, напротив, рожденные в одно время, все ли должны одинаково умереть».31 «Астрологи часто хвалятся тем только, когда одно или два предсказания их сбудутся, хотя иногда через посторонние причины; между тем охотно умалчивают о тысячи других, оставшихся без всякого успеха. Так неискусный врач, дабы выиграть доверие публики, с важностью рассказывает о некоторых известных в обществе людях, удачно пользуемых им, умалчивая о множестве других жертв, преждевременно, от неблагоразумия его, к праотцам приложившихся».32 «Слепой, бросая наугад стрелы, из тысячи один раз может случайно попасть в означенную мету. Можно ли приписать это искусству чрезвычайному. Но, к несчастью, сравнения не служат нам наставлением. Один раз, хотя весьма редко, оправданное событием предсказание столько утверждает легковерных в их суеверии, что тысячи лжей очевидных не могут разрушить прелести обаяния его».33

Пузино сообщал — различные факты несбывшихся астрологических предсказаний и рассказывал любопытные анекдоты о звездочетах: «Альфонс X, король Кастильский, поверивши предсказанию, что любимцу его младшему сыну более благоприятствуют звезды, хотел утвердить его на свое место; но весьма грубо в сем ошибся. Ибо старший его сын, убивши меньшего своего брата, умертвил в темнице и отца, не заботясь знать, так ли написано на звездах или нет.

Буленвилье, чрезвычайно славившийся астрологией в Париже, предсказал Вольтеру, что он умрет на 32 году: "Я на зло, пишет сей ученый 1757 года, обманул астролога уже 30 годами, за что покорно прошу извинить меня". Потом еще более 20 лет прожил».34

Против Пузино ополчились сторонники религиозных предрассудков. Журнал «Библиотека для чтения» в 1834 г., в шестом томе, с возмущением писал, что «Пузино ни во что не верит, ни в чертей, ни в колдунов, ни в звездочетов, ни в чернокнижников, ни в алхимиков, ни в гадания», «а черт необходим для полного счастья», «мы все явно клонимся к мистицизму».

Многие русские астрономы критиковали астрологические заблуждения. Так, например, рассказывая о бессмыслицах звездочетства, известный астроном Д.М. Перевощиков (1788—1880) писал: «Вот на каких детских игрушках основывалась наука, имевшая смелость предсказывать судьбу людей и даже целых народов. Впрочем, если отбросим нелепости астрологов, обманывавшихся и обманывавших, то в названиях дней недели и в их знаках увидим следы древнего состояния астрономии».35

Астрономы неоднократно указывали, что в гороскопе расположение знаков зодиака не соответствует действительному положению созвездий зодиака на эклиптике. Астрологические деления, имеющие значение знамений и соответствующие знакам зодиака, теперь расположены уже иначе, чем 2000 лет назад, когда были установлены астрологические правила. Вследствие постепенного смещения земной оси (прецессии), так называемые точки равноденствия, т. е. точки пересечения видимого пути с экватором, медленно передвигаются к западу. Поэтому расстояния, прямые восхождения звезд от точки весеннего равноденствия, т. е. точки, от которой рассчитываются расстояния на небе, постепенно увеличиваются. Например, 2000 лет тому назад точка весеннего равноденствия находилась в знаке Овна, а теперь находится в знаке Рыб, ближайшем от него в западном направлении. А по астрологии получается, что знак Овна должен находиться не на месте Овна, а на месте Рыб. Такое перемещение на 26 тыс. лет проходит по всему поясу зодиака. Между тем астрологи продолжают свои исчисления так, как будто ничего не меняется. В наше время Солнце бывает в созвездии Овна не в марте, а в апреле, в Тельце — не в апреле, а в мае, и т. д. Однако обозначение месяцев знаками зодиака осталось прежним.

Современные астрономы указывают, что, когда создавалась астрология, были известны лишь планеты, видимые невооруженным глазом. Новейшей астрологии пришлось включить в свои гороскопы планеты, открытые с. помощью телескопа, — Уран, Нептун, Плутон. Опровергая домыслы астрологов, астрономы задают им вопрос: почему они не учитывают «влияния» тысячи малых планет или других небесных тел?

В капиталистических странах опубликовано немало книг, доказывающих несостоятельность астрологии. Так, например, Даниэль Коген сообщает множество данных, опровергающих все попытки современных американских астрологов придать их шарлатанству наукообразную форму.36

Распространение астрологических суеверий объясняется тем, что они имеют определенное социальное происхождение и назначение. Астрологию нельзя окончательно уничтожить одной только просветительной критикой, и она будет жить до тех пор, пока сохранится в ней социальная потребность. Основная причина живучести астрологии в буржуазных странах — само существование капитализма, который порождает веру в сверхъестественное для укрепления и оправдания угнетения и эксплуатации трудящихся.

М.И. Шахнович

Примечания

1. См., например: A. Gundel. Sterne und Sternbilder im Glauben des Altertums und der Neue Zeit. Berlin, 1922; A. Henseling. Werden und Wesen der Astrologie. Berlin, 1923; F. Boll und G. Bezold. Sternglaube und Stemdentung. Geschichte und Wesen der Astrologie. Leipzig, 1931; O. Schmitz. Der geist der Astrologie. Berlin, 1937; R. Eisler. The royal art of astrology. London, 1947; R. Berthelot. La pensée de l'Asie et Tastrobiolo-gie. Paris, 1949; Th. Ring. Astrologie Menschenkunde. Hamburg, 1950, и др.

2. См. дискуссию «Астральная теория и мифология» в журн. «Антирелигиозник», 1927, № 7, стр. 83—96; № 8, стр. 89—96.

3. См., например: L. Thorndike. A history of magic and experimental science, tt. 1—8, N. Y., 1923—1958.

4. М.С. Бутинова. Начатки знаний у папуасов Новой Гвинеи. Ежегодник Музея истории религии и атеизма. Т. III, М.—Л., 1959, стр. 344—346.

5. В.Г. Богораз. Эйнштейн и религия. М.—Л., 1923, стр. 29.

6. В.Г. Богораз. Чукчи, ч. 2. Л., 1939, стр. 24, 77.

7. Л.Я. Штернберг. Первобытная религия в свете этнографии. Л., 1936, стр. 510.

8. Там же, стр. 515.

9. См.: E. Dhrome. Les religions de Babylonie et d'Assyrie. Paris, 1945.

10. См.: E.F. Weidner. Handbuch der babylonischen Astronomie. Leipzig, 1915; А. Паннекук. История астрономии. М., 1966, стр. 28—88; И.Н. Веселовский. Звездная астрономия Древнего Востока. В сб.: Вопросы истории физ.-мат. наук. М., изд. «Высшая школа», 1963, стр. 452—465; А.А. Вайман. Звездная вавилонская астрономия. М., 1964.

11. См.: Virolleaud. L'Astrologie chaldeene. Paris, 1908—1912; Fr. Kugler. Sternkunde und Sterndienst in Babel, Bd. I—III. Münster, 1907—1929; A. Ieremias. Handbuch der altorientalischen geisterskultur. Leipzig, 1929.

12. Теперь известны другие древневавилонские названия планет: Юпитера — Мул-баббар, Марса — Сап-бат-а-аи, Венеры — Дили-нат, Меркурия — Гу-уту, Сатурна — Генна-нитп.

13. В.И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 29, стр. 330.

14. Вавилонские астрологические представления о планетах изложены в Archive for history of exact sciences, 1968, vol. 5, № 1, pp. 70—78.

15. См.: M. Eliade. Kosmos und Geschichte. Der Mythos der ewigen Wiederkehr. Hamburg, 1966.

16. Г. Винклер. Вавилонская культура. М., 1913, стр. 58.

17. См.: H. Narahari. Astronomy in Vedic. India Aryan path. Bombay, 1962, vol. 33, № 5, pp. 219—223.

18. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 23, стр. 370.

19. См.: С. Радхакришнан. История индийской философии. Т. I. М., 1956, стр. 62—63, 88.

20. См.: I. Needham. Science and civilisation in China. Cambridge Univ, press, 1959, vol. 3.

21. П.А. Старцев. Очерки истории астрономии в Китае. М., 1961.

22. А. Берри. Краткая история астрономии. М., 1946, стр. 33.

23. A. Maury. La magie et l'astrologie dans l'antiquite et moyen âge. Paris, 1877; A. Buché-Leclerc. L'astrologie greque. Paris, 1899.

24. См.: R. Turcan. Littératur astrologique et astrologie littéraire dans l'Antiquité classique. Latomus. Bruxellus, 1968, avr. — juin, t. 27, pp. 392—405.

25. См.: Б.Е. Райков. Очерки по истории гелиоцентрического мировоззрения в России. Изд. 2. Л., 1947, стр. 63—104.

26. К. Маркс и Ф. Энгельс. Из ранних произведений. М., 1956, стр. 350.

27. В.И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 20, стр. 87.

28. П. Пузино. Взгляд на суеверия и предрассудки. СПб., 1834. стр. 62.

29. Там же.

30. Там же, стр. 61.

31. Там же, стр. 63.

32. Там же, стр. 67—68.

33. Там же, стр. 74.

34. Там же, стр. 65—71.

35. Акад. Д.М. Перевощиков. О летоисчислении. Месяцеслов на 1855 г. СПб., 1854, стр. 245.

36. См.: D. Cohen. Myths of the space age. N. Y., 1967.

«Кабинетъ» — История астрономии. Все права на тексты книг принадлежат их авторам!
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку