Материалы по истории астрономии

На правах рекламы:

http://www.a-lpha.su/ устройство и принцип работы пластинчатого теплообменника.

Географический департамент

В XVIII в. Географический департамент был уникальным учреждением, подобного которому не имела в то время ни одна академия наук в других странах мира [II, 13]. Создание этого учреждения помогло Петербургской Академии наук установить постоянный контакт с различными государственными учреждениями и обеспечить выполнение важнейшей государственной задачи — составления научно обоснованных карт страны. Деятельность Географического департамента подняла на небывалую высоту уровень астрономо-геодезических и картографических работ, вывела Россию к середине XVIII в. на одно из первых мест в мире, тогда как к началу XVIII в. страна не имела ни одной карты с градусной сеткой.

Составление первых русских географических карт с координатной сеткой Петр I поручил выпускнику Навигацкой школы И.К. Кирилову [II, 32]. Астрономическое руководство этими работами взял на себя Делиль, который с 1726 г. стал получать из Сената отдельные карты «для исправления». Вскоре он убедился в необходимости коренного изменения всех ведущихся работ. Для руководства ими в 1727 г. он предложил создать при Академии наук Географическое бюро, или Географический департамент, а разработанная Делилем в 1728 г. картографическая проекция должна была облегчить сведе́ние воедино карт отдельных районов [II, 4].

Делилева равнопромежуточная коническая проекция, в которой параллели изображались концентрическими окружностями, а меридианы — радиусами этих окружностей, оказалась наиболее удобной для столь вытянутой вдоль параллели страны, как Россия. В настоящее время карты СССР также чаще всего составляются в конических проекциях. Делиль не печатал описания своей проекции. Лишь через 10 лет после его смерти это описание дал Л. Эйлер в статье «О делилевской географической проекции, использованной в генеральной карте Российской империи» [II, 59].

Издание Кириловым «Генеральной карты Российской империи» (1734 г.) убедило всех в ее неточности. Отъезд Кирилова в экспедицию (1735 г.) ускорил создание Географического департамента. Делиль стал первым директором нового учреждения, а Л. Эйлер — его помощником.

Работая над составлением Генеральной карты России, Делиль вскоре убедился в невозможности свести воедино ландкарты различных областей обширной страны. Внимательно следя за работами своих учеников и друзей — французских ученых, участников Перуанской и Лапландской экспедиций, в частности постоянно переписываясь с участником Лапландской экспедиции Андерсом Цельсием, Делиль прекрасно знал об их трудностях и успехах. Кроме того, он и сам до приезда в Россию был участником градусных работ во Франции и поэтому имел большой опыт подобных исследований. Как убежденный ньютонианец — почти единственный тогда во Франции, — Делиль не разделял мнения большинства французских астрономов о вытянутости Земли у полюсов.

Все эти обстоятельства заставили его разработать детальный проект триангуляции всей территории страны, с помощью чего можно было составить точную географическую карту России и вместе с тем решить вопрос о фигуре Земли.

Его «Проект измерения Земли в России»1 был предложен Петербургской Академии наук 21 января 1737 г. В нем предусматривалось:

1) проведение сравнения измерительных мер, применяемых в различных областях страны;

2) подготовка наблюдателей по единой системе и использование ими в дальнейшем единых методов измерений;

3) использование однотипных инструментов: наиболее подходящими для этой цели Делиль считал квадранты 2—3 футов радиусом работы Грэхэма с подвижной трубой до 9—10 футов; позднее Делиль сконструировал специальную астролябию для проведения этих работ [II, 36, т. I, с. 488, 592, 593], учитывая при этом опыт Перуанской и Лапландской экспедиций [II, 36, т. I, с. 299 и др.];

4) измерение базиса длиной около 20 км на льду Финского залива между Петергофом и Дубками;

5) измерение широты и долготы пунктов, соединенных треугольниками, с помощью астрономических наблюдений;

6) соединение первыми треугольниками обсерватории, Кронштадта, Дудергофа с базисом; в дальнейшем предполагалось продлить эту сеть на территорию Прибалтики и на Север — до Кольского и Скандинавского полуостровов, в результате чего появлялась возможность соединить русскую сеть со шведской;

7) дальнейшее расширение сети триангуляции до островов Эзеля и Даго (ныне о-ва Сааремаа и Хиума).

Вот как описывал эти проекты Делиля Г.Ф. Миллер: «Следующий его предложения состояли в том, чтоб линею от Ингерманландии к острову Даго, яко к самому краю Российского государства с западной стороны, измерить и на островах Даго и Эзель для определения долготы чинить наблюдения. Уповательно выбрал он сию страну для того, что есть либ ему приказано было дело производить в действие, то он в Эстландии, яко Земле нарочито сухой, негористой и жилой, надеялся получить всякия выгоды».2

Обширная, но с научной точки зрения вполне строгая программа Делиля произвела неизгладимое впечатление на Н.И. Попова. Однако большинство современников Делиля, в том числе и администрация Академии наук, считали его требования «излишне точными» и лишь «замедляющими» работы по составлению Генеральной карты и Атласа. Тем не менее попытка издать этот Атлас в 1742 г., когда Делиль находился в экспедиции в Сибири, оказалась явно неудачной. Атлас 1742 г. был забракован Академией, тираж — уничтожен. Сохранился лишь один экземпляр введения к нему.3

«Проект» Делиля 1737 г. был опубликован на французском, немецком и русском языках. Однако намеченная в нем обширная программа не была выполнена при жизни Делиля. Измерение дуги меридиана удалось осуществить лишь в XIX в. Это было знаменитое русско-скандинавское градусное измерение, проводившееся под руководством В.Я. Струве и К.И. Теннера [II, 27, 33]. Создание же триангуляционной сети по всей стране удалось осуществить лишь советским геодезистам [II, 44].

Выполнение намеченного Делилем плана, помимо картографических задач, должно было решить и вопрос о форме и размерах Земли.

Предложенное им сравнение градуса меридиана с градусом параллели или измерение достаточно большого отрезка одной из дуг должно было показать, имеет ли Земля форму сплюснутого у полюсов сфероида, как утверждал И. Ньютон, или же она вытянута у полюсов, как считали последователи Декарта. Основы этого метода Делиль разработал еще в 1720 г. во Франции и применил его на практике. Он пришел к выводу о сплюснутости Земли,4 что шло вразрез с результатами Ж. Кассини.

Возникшая полемика побудила Парижскую Академию наук послать в 1735—1736 гг. две градусные экспедиции — в Перу и Лапландию. Делиль, как убежденный ньютонианец и инициатор этой полемики не мог стоять в стороне. Он призывал ученых и Петербургской Академии наук принять участие в решении вопроса о форме Земли. Однако проведение триангуляции в столь широких масштабах требовало больших затрат и давало, как тогда считали, «излишнюю» точность. Поэтому интересный проект, намного опередивший свое время, не был осуществлен в XVIII в. Все свелось к измерению базиса на льду Финского залива (1737 и 1739 гг.) и привязке к нему нескольких треугольников вблизи Петербурга и на территории нынешней Прибалтики.

Тем не менее в результате французских градусных экспедиций 1735—1744 гг. была окончательно доказана сплюспутость Земли. Высокие же требования, предъявляемые Делилем к уровню астрономо-геодезических работ, значительно повысили точность карт, составленных под его руководством и при участии Л. Эйлера, Г. Гейнзиуса, Х.Н. Винсгейма и адъюнкта И.Ф. Трускота. Как уже отмечалось, широко использовался также и труд многочисленных добровольных помощников: Г.Ф. Миллера, Г.В. Рихмана, грузинских царевичей Бакара и Вахушти, Г.Я. Кера и В.К. Тредиаковского. Результатом всех этих работ стал изданный в 1745 г. в Петербурге «Атлас Российской империи» — первый сборник научно обоснованных карт страны.

Под руководством Делиля был составлен также Словарь географических научных терминов и названий,5 положивший начало созданию русской научной терминологии. Эти работы впоследствии успешно продолжали Ломоносов и Н.И. Попов. Преемники Делиля на посту директора Географического департамента развивали начатое им направление работ. По традиции эту должность занимали профессора-астрономы, кроме Л. Эйлера, М.В. Ломоносова и Г.Ф. Миллера, для которых было сделано исключение в память об их непосредственной работе с Делилем.

Благодаря централизации всех астрономо-геодезических работ и четкой их организации, Россия, в начале XVIII в. не имевшая ни одной карты с градусной сеткой, к середине столетия располагала уже довольно точными картами, основанными на столь большом количестве астропунктов, которого не имела в то время ни одна страна Западной Европы. Преимущества подобной организации работ были оценены впоследствии правительством Франции, которое учредило в 1795 г. в Париже прославившееся в дальнейшем Бюро долгот — почти точный аналог Петербургского Географического департамента. Таким образом, идеи, разработанные французским ученым Делилем, получили признание и на его родине.

Примечания

1. ЛО ЛАН СССР, ф. 21, оп. 1, № 105/3, л. 14—23 об. [II, 57]; там же, ф. 3, оп. 1, № 28, л. 459—491 (русский, французский и немецкий варианты работы).

2. Там же, л. 11.

3. Там же, ф. 3, оп. 1, № 101, л. 287, 298.

4. Сохранилась копия статьи Делиля 1720 г. о сплюснутости Земли (ЛО ААН, Р. I, оп. 96, № 113, л. 1—3 об.). О своих доказательствах сплюснутости Земли у полюсов Делиль докладывал в Академии наук [II, 36, т. 1, с. 299 и др.].

5. ЛО ААН, Р. I, оп. 96, № 83, 84.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница
«Кабинетъ» — История астрономии. Все права на тексты книг принадлежат их авторам!
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку