Материалы по истории астрономии

Петербургская астрономическая обсерватория

В 1727 г. по проекту Делиля архитектором Г. Киавери была построена башня над зданием Кунсткамеры, в трех этажах которой и разместилась Петербургская астрономическая обсерватория. Первоначальное ее оборудование составили привезенные Делилем из Парижа 18-дюймовый квадрант Шапото и астрономические часы работы известного французского мастера Этьена. Обсерватории были переданы большие по тому времени астрономические трубы (с фокусными расстояниями в 15, 20.5 и 22 фута) из личной коллекции Петра I и много астрономических инструментов, часов и приборов из Морской академии. В дальнейшем оборудование постоянно пополнялось. За его исправностью сначала следил приехавший вместе с Делилем инструментальный мастер П. Виньон (ученик Этьена), а после его смерти — А.К. Нартов.

В не совсем еще достроенной обсерватории были начаты систематические наблюдения, работы по определению координат Петербурга и прокладке линии петербургского меридиана в нижнем этаже обсерватории. Делиль был лучшим специалистом XVIII в. в этой области. Искусству проведения линии меридиана он обучился в Париже под руководством Дж. Д. Кассини, а по пути из Парижа в Петербург проложил линию Берлинского меридиана [II, 38, с. 162, 163]. Свой опыт в этом деле Делиль охотно передавал и всем своим петербургским ученикам, в том числе и Н.И. Попову.

Под руководством Делиля в обсерватории началось систематическое составление и издание астрономических календарей и таблиц. В этих работах активно участвовали все сотрудники обсерватории, а впоследствии и Н.И. Попов.

Важное значение придавал Делиль и работам по усовершенствованию инструментов и методов наблюдения. В них принимали участие многие сотрудники Петербургской Академии наук, даже и те, кто официально не работал в обсерватории. Так, например, над разработкой конструкции точных часов и регулировкой их хода много трудились Д. Бернулли, Л. Эйлер, Х. Гольдбах и другие. Эти традиционные работы продолжались и в дальнейшем. Не случайно М.В. Ломоносов и Н.И. Попов также проявляли большой интерес к усовершенствованию инструментов и методов наблюдения с их помощью.

После установки основных инструментов и точных часов в 1735 г. Делиль предложил создать в Петербурге Службу времени для оповещения жителей о наступлении полудня выстрелом сигнальной пушки. Эта Служба времени начала действовать с 1739 г. Первоначально пушка была установлена в Адмиралтействе, расположенном напротив обсерватории, на другом берегу Невы. Выстрел производился по световому сигналу, зажигавшемуся на крыше обсерватории. В дальнейшем пушка была перенесена в Петропавловскую крепость.1

Очень важное значение Делиль уделял подготовке русских специалистов. С первых дней работы обсерватории в ней обучались теории и практике астрономических наблюдений не только студенты Академии, а в дальнейшем и Географического департамента, по и многочисленные геодезисты, присылаемые Сенатом и Адмиралтейств-коллегией, и штурманы из Морской академии. О размахе этих работ свидетельствует тот факт, что все участники Второй Камчатской, или Великой Северной, экспедиции 1733—1743 гг. прошли астрономическую подготовку на Академической обсерватории.

Наиболее способные из них в дальнейшем становились сотрудниками обсерватории. Так, например, бывший геодезист А.Д. Красильников, обучавшийся у Делиля перед отправкой во Вторую Камчатскую экспедицию, в дальнейшем благодаря ходатайству последнего стал адъюнктом Петербургской Академии наук.2 Многие геодезисты, морские офицеры и штурманы, не будучи официально в штате Академии наук, работали в обсерватории и в Географическом департаменте долгие годы. Именно таким сотрудником был, например, Н.Г. Курганов, ученик А.Д. Красильникова по Морской академии. Оба они в течение многих лет были друзьями и коллегами Н.И. Попова.

Работы сотрудников обсерватории печатались в трудах Петербургской Академии наук, издававшихся на латинском языке. Вначале они назывались «Комментарии», а с 1750 г., когда Н.И. Попов начал печатать свои исследования, «Новые комментарии». Широкая публика могла познакомиться с новостями астрономии по научно-популярному журналу, с 1727 г. издававшемуся на русском языке первоначально под названием «Ежемесячные сочинения». В дальнейшем этот журнал несколько раз менял свое название. В нем активно сотрудничали все ведущие астрономы Петербургской Академии, в том числе и Н.И. Попов.

Во всех работах обсерватории, помимо ее директора и двух-трех «прикомандированных» к нему сотрудников, участвовали многочисленные добровольные помощники, которых Делиль умел находить повсюду. Так, он привлек не только представителей точных наук — Д. Бернулли, Л. Эйлера, Х. Гольдбаха, Я. Германа, Г.В. Рихмана, но и анатома И.Г. Дювернуа, врача и историка П. Леруа, естествоиспытателя И.Г. Гмелина, историка Г.Ф. Миллера, а также жившего в 30-х годах XVIII в. в Петербурге грузинского царя Вахтанга VI и его сыновей — Бакара и Вахушти.3 Последние нередко помогали Делилю в переводах с восточных языков, также как и профессор Петербургской Академии З.Т. Байер, и переводчик Коллегии иностранных дел Г.Я. Кер. В переводах на европейские и русский языки ему помогали В.К. Тредиаковский, Г.Ф. Миллер и М.В. Ломоносов. Особенно многочисленными были помощники в метеорологических наблюдениях и в наблюдении полярных сияний, начатых по инициативе Делиля буквально через день после его приезда в Петербург и продолжавшихся здесь почти до конца XVIII в.4 Активными участниками таких наблюдений в последние годы пребывания Делиля в Петербурге были Г.В. Рихман и М.В. Ломоносов.

Благодаря умелой организации работ, сохранявшейся, кстати, и преемниками Делиля, Петербургская обсерватория уже в первые десятилетия своего существования стала одной из лучших в Европе, получив много интересных результатов при ничтожном штате официальных сотрудников. Точность наблюдений, выполненных петербургскими астрономами первой половины XVIII в., была высоко оценена специалистами, которые продолжали пользоваться этими данными в XIX и даже в XX вв. [II, 28, 30].

Помимо систематических наблюдений солнечных и лунных затмений, покрытий Луной звезд и планет, затмений спутников Юпитера, а также комет и других астрономических явлений, Петербургская обсерватория решала и важные государственные задачи. Первое место среди них занимало обеспечение астрономической основы навигации и картографии страны. С этой целью прежде всего было налажено издание астрономических таблиц и календарей и обучение русских штурманов и геодезистов методам астрономических наблюдений для определения географических координат мест.5 Все эти работы особенно интересовали Н.И. Попова, и впоследствии он активно участвовал в них. Начиная с Ж.Н. Делиля, петербургские астрономы определили много астропунктов на территории страны. Особенно прославился такими работами друг и коллега Н.И. Попова А.Д. Красильников [II, 30].

Видное место в деятельности петербургских астрономов занимала и проблема определения параллаксов, особенно важная для составления точных астрономических таблиц. Ж.Н. Делиль разработал метод наблюдений так называемых прохождений Венеры и Меркурия по диску Солнца и вычисления на их основе параллакса Солнца. Кроме того, он сам ездил в экспедицию в Сибирь (в г. Березов) для наблюдений невидимого на территории Европы прохождения Меркурия по диску Солнца 21 апреля 1740 г.6 К сожалению, из-за плохой погоды эти наблюдения провести не удалось.

Важное значение имели также исследования по небесной механике, необходимые для составления точных астрономических таблиц. Разработка теории движения Луны и других небесных тел, начатая Ж.Н. Делилем, получила широкое развитие в трудах Л. Эйлера и его учеников. Занимался этим и Н.И. Попов. Однако наибольший интерес у начинающего русского ученого вызвали работы, связанные с проблемами геодезии, географии и картографии, включенные в намеченный Делилем план исследований в России, о котором говорилось выше.

Однако выполнение этого плана натолкнулось на большие трудности, что привело Делиля к мысли о создании при Академии наук специального учреждения, способного централизованно руководить всеми картографическими работами страны. Таким учреждением стал Географический департамент, где постоянно сотрудничали все астрономы Петербургской обсерватории, в том числе и Н.И. Попов.

Примечания

1. После Великой Отечественной войны Служба времени, созданная Делилем, была восстановлена и действует до сих пор. Теперь выстрел производится по радиосигналу, а пушка установлена по-прежнему в Петропавловской крепости.

2. Ходатайство Делили в 1746 г. первоначально не имело успеха, и лишь в 1752 г., уже после его отъезда во Францию, А.Д. Красильников был переведен в Академию наук [II, 30, с. 458—465].

3. Отчеты об астрономических наблюдениях Вахтанга VI и его сыновей сохранились в Отделе рукописей ЛО ИВ АН СССР, а об астрономических и метеорологических наблюдениях Г.Ф. Миллера — в ЛО ААН (Р. I, оп. 96, № 30, л. 5, 5 об. и др.).

4. 26 февраля 1976 г. в Ленинграде торжественно отмечалось, 250-летие со дня основания метеослужбы в России.

5. Пункт, широта и долгота которого определены на основании астрономических наблюдений, называется астропунктом.

6. Материалы этой экспедиции хранятся в ЛО ААН СССР (Р. I, оп. 35, № 7; ф. 3, оп. I, № 50, л. 217—218 и др.). О них писали В.Ф. Гнучева [II, 5, с. 73—75], В.Я. Струве [II, 42] и П. Пекарский [II, 35]. Список наблюдений Ж.Н. Делиля в Березове также был опубликован [II, 23, т. 5, с. 764—770].

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница
«Кабинетъ» — История астрономии. Все права на тексты книг принадлежат их авторам!
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку