Материалы по истории астрономии

Предисловие

Небо существует только для человека и только в его мыслях. Ведь небо есть не что иное, как картина космоса, наблюдаемая человеком с его крохотного обиталища — Земли. Если люди когда-нибудь сумеют перелететь к другим звездам, то и небо будет для них выглядеть совсем другим.

Но наше небо кажется нам неизменным. И так это было в течение многих, многих столетий. Ковшик Большой Медведицы или яркая звездная россыпь Плеяд указывали путь человеку не только во времена Гомера, но и за тысячелетия до него, как об этом говорят наскальные рисунки первобытных художников.

Если и случались на небе какие-нибудь перемены, вроде вспышек новых звезд или появления ярких комет и падения больших метеоритов, то это считалось исключением, и суеверный ум понимал эти явления как «знамения», предсказывавшие людям стихийные несчастья. Но, в основном, мир звезд извечно казался неизменным. И только семь планет блуждали среди звезд, заставляя людей изощрять свой ум, чтобы разобраться в закономерностях этих блужданий. Периодичности в фазах Луны и периодичности в движениях Солнца и планет среди знаков зодиака — первые точные закономерности, которые были поняты древними людьми в кажущемся «хаосе» явлений природы.

В более позднее время, уже в век пара и электричества, человек обнаружил, что перемен на небе совершается достаточно много. Тут и изменяющийся блеск переменных звезд и вспышки новых и сверхновых, периодическое появление пятен на Солнце и некоторые другие. Но все же, в основном, небо по-прежнему казалось неизменным, незыблемым.

В соответствии с этим и астрономам в своей работе некуда было спешить. Они очень часто обдумывали и планировали большие коллективные работы, рассчитанные на десятилетия. И многие из таких работ, начатые одним поколением астрономов, заканчивались их детьми или даже внуками.

Однако за последние одно-два десятилетия наши представления о звездном мире подверглись резкому изменению. Благодаря применению радиотелескопов, электронно-оптических преобразователей, благодаря наблюдениям, производимым космонавтами и автоматически действующими станциями за пределами земной атмосферы, то есть из космоса, наши сведения о звездах и звездных системах пришлось коренным образом пересмотреть. Многие звезды, которые мы считали совершенно нормальными, оказались вспыхивающими и выбрасывающими значительную часть своей массы в окружающее пространство. То же самое можно сказать и о галактиках. Обнаружено, что из недр галактик выбрасываются с огромной силой куски вещества, которое сперва, видимо, находится в сверхуплотненном состоянии, а затем, расширяясь, постепенно превращается в новую галактику.

Сейчас мы можем сказать, что на этом небе, которое мы еще недавно считали неизменным, все уносится в вихревом движении. Невообразимые по своей необъятности миры взрываются с силой, по сравнению с которой взрыв термоядерной бомбы не больше, чем детская хлопушка. Или, наоборот, гигантские массы претерпевают нечто такое, для чего не было русского слова, что назвали коллапсом и что примерно соответствует «антивзрыву» или «взрыву — наоборот», ибо когда происходит взрыв, то масса, сжатая в комок необычайной плотности, внезапно разлетается во все стороны и образует легкое облако, а когда происходит коллапс, то масса, занимающая сперва громадный объем, внезапно начинает как бы падать внутрь себя — и в результате образуется вещество, материя, находящаяся в состоянии, которое, возможно, никогда не удастся осуществить в земных лабораториях. Плотность этого вещества такова, что в объеме одного кубического сантиметра помещается масса, измеряемая многими тысячами тонн. В этом веществе не существует не только атомов обычных химических веществ, но даже ядра атомов раздавлены и расщеплены на отдельные части — нуклоны.

Имеются звезды, скорость переменности блеска которых измеряется сотыми и тысячными долями секунды...

Словом, повседневный опыт астрофизических исследований все более ярко свидетельствует о том, что каждый уголок космоса наполнен бурным и постоянным движением. Неподвижность неба только кажущаяся, и проистекает она от слишком большой разницы в масштабах жизни в космосе, с одной стороны, и жизни человека на Земле — с другой. Не говоря уже о жизни одного человека или даже целого поколения, вся история человечества, начиная от самых древних памятников сознательной человеческой мысли, от египетских фараонов до наших дней, насчитывает меньше 10 000 лет. А в космосе, вернее в пределах одной нашей Галактики, требуется больше времени, чтобы световой сигнал от вспышки какой-нибудь новой звезды в одной части Галактики успел долететь до наблюдателя, находящегося в другой ее части.

В наши дни развитие всех наук чрезвычайно ускорилось. И особенно — развитие астрономии. Это очень затрудняет составление ее истории. Не успеваешь освоиться с какими-нибудь недавно открытыми явлениями, как ученые открывают новые явления. Но, с другой стороны, красочная картина современной борьбы научных идей необыкновенно увлекательна, и представление о ней необходимо иметь каждому человеку, идущему в ногу со временем.

В этом смысле следует приветствовать появление книги А.Н. Томилина «Небо Земли».

В своей книге автор как бы подводит читателя к интересным открытиям сегодняшнего дня, кратко намечая исторический путь, который прошла самая древняя из наук — астрономия. Делает он это, умело подбирая наиболее интересные и значительные эпизоды, иллюстрирующие основные этапы ее развития.

А.Н. Томилин не мог в пределах небольшой по объему книги дать сколько-нибудь полный исторический обзор развития науки от первобытного времени до наших дней. Однако он сумел показать, что борьба идей о космосе существовала всегда, но только до XX века она проходила настолько медленно, что каждая новая картина мира успевала стабилизироваться в сознании людей, ведь проходили поколения за поколениями, а картина мира Аристотеля — Птолемея оставалась непоколебленной. В наши же дни иногда не проходит одного-двух лет — и какая-нибудь идея, вроде идеи о «радиозвездах», успевает устареть и замениться другими идеями. Поэтому автор не предлагает читателю ознакомиться с какой-то единой общепризнанной картиной и на этом успокоиться. Наоборот, описываемая им картина борьбы идей делает читателя в той или иной мере соучастником этой борьбы, сочувствующим одним идеям и сомневающимся в других. В итоге у читателя создается верное ощущение, что едино и бесспорно только одно — быстрый прогресс науки, которая с каждым днем позволяет человеку все быстрее и все дальше продвигаться вперед по бесконечному пути познания материи и ее законов.

В наши дни мы наблюдаем чрезвычайно характерное явление, когда все большее и большее число физиков становятся астрофизиками, то есть астрономами. Дело в том, что, как очень метко отметил английский физик-астроном Фред Хойл, «ученые начинают все больше и больше сознавать, что лишь очень ограниченный объем экспериментов может быть осуществлен в лабораториях на Земле. Сама Вселенная представляет собой лабораторию, значительно более тонкую и точную, а главное, неизмеримо более разнообразную по своим возможностям, многие из которых никогда не смогут быть осуществлены здесь, на Земле.

Вспышка сверхновой никогда не сможет быть осуществлена в земной лаборатории, хотя многие процессы, управляющие вспышкой таких звезд, уже стали объектом изучения в лабораторных экспериментах».

В наши дни изучение термоядерных явлений невозможно без параллельного изучения процессов на Солнце, на звездах и в далеких галактиках.

На наших глазах происходит быстрое сближение астрономии не только с физикой и химией, но и с биологией, так как одна из увлекательнейших задач современности состоит в поисках жизни на других планетах и около других звезд.

В этом состоит ключ к пониманию того, что астрономия, бывшая еще несколько десятков лет назад объектом неспешных вычислений небольшой горстки ученых-одиночек, стала теперь такой же практически нужной наукой, как физика, химия, биология и другие науки о природе. Она на наших глазах становится наукой экспериментальной. Уже проделаны эксперименты на Луне. В космосе было создано искусственное облако из паров натрия.

Человечество шагнуло в космос. Но закрепить достигнутое поможет только знание. Диалектика развития жизни и общества требует от людей решения грандиозных задач.

Но, чтобы стать творцом — строителем в глобальном масштабе, нужно знать процессы космоса, влияющие на Землю, нужна помощь астрономии. Словом, нужно еще более широко развивать науку. А для этого необходим мир, необходимо чистое небо, свежий воздух и незагрязненная вода — необходимо, чтобы все достижения науки шли на пользу обществу, облегчали и украшали жизнь человека.

Так что хочет или не хочет человек, он должен со всей энергией бороться за сохранение жизненных условий на Земле в масштабе морей и океанов, в масштабе континентов.

В этом деле ведущую роль играет наша страна, весь наш советский народ. Под руководством партии и правительства он ведет великую борьбу за мир, за участие всех народов в сохранении природы и ее разумного использования на благо всего человечества. Под этим знаменем объединяется в настоящее время все больше и больше людей на всей Земле, включая и трезво мыслящих представителей противоположного нам лагеря. Свидетельством этого являются международные соглашения, заключенные в последнее время.

Профессор К.Ф. Огородников

  К оглавлению Следующая страница
«Кабинетъ» — История астрономии. Все права на тексты книг принадлежат их авторам!
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку