Материалы по истории астрономии

Введение

На территории нашей родины уже с VI в. жили племена восточных славян, по временам объединявшиеся в племенные союзы и обладавшие уже известной культурой. В эту эпоху у славян, как и у других народов в ранние периоды их истории, существовал культ природы, основанный на примитивном и неправильном толковании наблюдаемых проявлений сил природы. В этом культе немалую роль играли небесные светила и астрономические явления. Солнце обожествлялось под именем Даждьбога, обожествлялись также звезды и Луна. Культ Солнца проявлялся в форме праздников, связанных с годичным кругооборотом Солнца, который был уже известен славянам. К таким астрономическим моментам были приурочены коляды и другие праздники, позднее приспособленные к христианской религии, например, эпоха солнцестояния отмечалась обрядами, выполнявшимися в день Ивана Купалы, масленица с ее круглыми блинами связывалась с обожествлением светлого лунного диска и т. д.

Трудно датируемые изображения астрономического характера на камнях и скалах, вероятно, относятся к более ранним эпохам славянских поселений и, во всяком случае, свидетельствуют о большом внимании к небесным явлениям у народов, населявших земли, где позднее возникла культура восточных славян. К числу таких изображений относятся изображения созвездия Большой Медведицы и Плеяд, выбитые на камнях, найденных около оз. Бологовского, и изображение созвездия Большой Медведицы на медной игле, найденной в юго-западной Руси.

Интерес к небу и небесным явлениям, естественно, должен был усилиться со временем, когда с образованием первого русского государства — Киевской Руси — выдвинулись практические задачи ориентировки по небесным светилам при сухопутных и морских путешествиях. Киевская Русь поддерживала оживленные сношения со многими странами. Во всяком случае, дружины Киевской Руси X—XI вв. не однажды плавали по Черному морю во время своих походов на Царьград и на Херсонес Таврический (Корсунь). В длительных плаваниях на ладьях до Царьграда невозможно было находить дорогу, не прибегая к «указующему персту» звездного неба, не ориентируясь на Полярную и на другие звезды. Нет сомнения, что смелые мореходы Киевской Руси еще в X в. владели многими практическими сведениями о звездном небе, которые вообще были доступны в ту эпоху; к сожалению, сведений об этих знаниях наших предков не сохранилось.

Киевская Русь уже в X в. была близко связана с Болгарским государством, граничившим непосредственно с Византией, в которой еще сохранились многие элементы классической древнегреческой культуры.

В древней Греции наука достигла высокого по тому времени уровня. Греческие ученые признавали шарообразность Земли и других небесных тел, знали законы повторяемости затмений, они по-своему объясняли и видимые особенности движения планет. Этим их достижения не ограничивались. Но в Византии были использованы только немногие из этих достижений; содержание сохранившихся памятников греческой науки искажалось в целях приспособления их к примитивному библейскому представлению о Земле и небе.

В Болгарии, являвшейся в ту эпоху крупным государством, были распространены некоторые сочинения византийских писателей по вопросам естествознания. Из Болгарии эти сочинения проникали на Русь. Однако клерикальная и схоластическая переделка взглядов древнегреческих ученых и чисто схоластическая литература византийских церковников получили большее распространение на Руси уже после введения христианства в конце X в. С утверждением христианства в качестве господствующей религии, заимствованной из Византии, на Руси появились представители византийского духовенства, переносившие на русскую почву христианские воззрения на мироздание. В руках духовенства надолго оказалось дело народного образования. Знакомство со светской наукой в школе возникло лишь к концу XVI в., и еще в XVIII в. грамоте часто учились у сельских дьячков. Как и в Западной Европе в средние века, центрами книжной учености надолго стали монастыри. Поэтому на первые ростки русской национальной культуры ложился в той или иной мере налет богословия.

В то время как народная культура развивалась преимущественно в форме создания устных былин, сказаний и песен, в монастырях возникала письменная литература, получившая распространение среди правящих классов общества. Памятниками этой литературы прежде всего являлись летописи, жития святых и схоластические космографии. На содержании некоторых памятников сказывалось влияние византийской литературы и византийской церковной традиции. Русские летописи являются важнейшим источником для изучения исторического прошлого нашей страны; в то же время в них отмечены наблюдения многих небесных явлений. Составлением летописей занимались в монастырях ученые монахи, которые, таким образом, были первыми русскими историками и первыми собирателями астрономических наблюдений. Так было в то время и в странах Западной Европы; и там, как и у нас, наиболее образованные люди своего времени, черпая свои знания в монастырской обстановке, в то же время отражали интересы и настроения своей эпохи. Поэтому и освещение небесных явлений в летописях оказывается то более реалистическим, то более суеверным и мистическим, — среди летописцев бывали разные люди. Необходимо помнить, что многие борцы с окаменевшим религиозным мировоззрением, такие, как Джордано Бруно и другие, были воспитанниками духовенства и иначе, при тогдашнем строе общества, не могли получить образования. Тем более это справедливо в отношении более ранней эпохи.

Феодализм, сменивший рабовладельческий строй, долгое время сопровождался упадком науки, характерным для всех стран Западной Европы. Ф. Энгельс указывал, что средневековье, разрушив античную цивилизацию, смогло взять от нее только христианство и полуразрушенные памятники древней культуры. Это и привело к тому, что служители церкви присвоили себе монополию на образование, придав ему богословский характер.

Этой общей участи средневековой Европы не смогла в конечном счете избежать и средневековая Русь.

Однако в развитии Руси большую роль сыграли и особые условия ее исторического развития. Первое русское государство — Киевская Русь — создало культуру, более высокую, чем культура многих стран Западной Европы тех же X—XI вв. Наступившее в XII в. феодальное раздробление Руси, а потом татаро-монгольское нашествие задержали ее культурное развитие. Это не могло не отразиться на развитии астрономических знаний в последующие века. Однако развитие астрономических знаний у русского народа имело свои особенности и было в значительной степени самобытным. Это сказалось, в частности, и на том, что астрологические верования в России не имели такого широкого распространения, как на Западе. Причиной этого были здравые взгляды русских людей на природу, нашедшие отражение во многих пословицах и поговорках. Такие взгляды не благоприятствовали распространению веры в предопределение судьбы, якобы предначертанной в расположении светил. Русское духовенство, долго препятствовавшее (как и духовенство Запада) популяризации достижений античной астрономии, относилось еще враждебнее к астрологии, которая так и не могла пустить на Руси сколько-нибудь глубокие корни.

Богословская направленность образования в средние века в значительной степени определяла характер той литературы по астрономии, которая получила широкое распространение среди грамотных людей на Руси. Было бы неправильно при изучении развития астрономических знаний в России оставить без внимания эту наиболее распространенную в свое время литературу.

Произведения этой литературы наряду с религиозно-мистическим содержанием давали также и элементы положительных знаний. Само многообразие этих сочинений, распространявшихся на Руси, свидетельствует о неудовлетворенности русского читателя имевшейся в его распоряжении литературой, а количество экземпляров космографий, дошедших до нас, говорит о многочисленности читателей, интересовавшихся вопросами мироздания.

Развитие самобытной, народной астрономии еще до принятия христианства отразилось в создании славянского народного календаря, который долго сохранялся и после принятия официального государственно-церковного (юлианского) календаря, введенного на Руси с принятием христианства.

Сложившиеся в Западной Европе условия уже в XV в. привели к наступлению эпохи Возрождения, когда вновь получили распространение достижения светской науки древнего мира. На этой основе, в условиях восхождения буржуазии — нового класса, заинтересованного в умножении научных и технических знаний, стали возможны возникновение новой науки и создание основ современной астрономии. В более ранние века мощные государственные образования, созданные в результате завоеваний арабов и монголов, на время создали благоприятную почву для занятий астрономией и другими науками. Быстро и в значительной мере самобытно развивалась в этот период наука и у наиболее культурных народов Средней Азии и Кавказа. Русь же с начала XIII и по конец XV в. находилась под тяжестью монгольского ига, задерживавшего ее экономическое и культурное развитие. В течение нескольких веков перед Московской Русью стояли задачи освобождения от монгольской зависимости, устранения феодальной раздробленности и создания единого русского государства.

Эти задачи в основном были решены к началу XVII в., и с этого времени на Руси усиливается внимание к вопросам естествознания, обусловленное экономическим развитием государства и ростом потребностей в научных и технических знаниях. В это время усилились торговые связи с другими государствами, укрепилось сельское хозяйство, началось освоение обширных территорий на юге и на востоке страны, участились путешествия русских землепроходцев. Открытия Коперника и Галилея, уже получившие распространение в странах Западной Европы, в XVII в. стали известны и в России. Освоение новых земель и связанные с ним путешествия способствовали развитию географической науки, требовали развития картографии, а следовательно, и практической астрономии. Вместе с тем повысился интерес к мировоззренческим вопросам. Благотворное влияние на развитие науки имело и воссоединение Украины с Россией, в связи с которым многие деятели и воспитанники Киевской Могилянской академии перенесли свою деятельность в Москву. В Киеве уже были государственные школы, и там знакомство с наукой классической древности было доступнее. В частности, положительную роль сыграла протекавшая в Москве деятельность братьев Лихудов, Симеона Полоцкого и его ученика Сильвестра Медведева.

Таким образом, к концу XVII в. было подготовлено дальнейшее развитие астрономических знаний в России, быстро двинувшееся вперед после петровских реформ.

В истории астрономии в России до конца XVI в. можно наметить четыре периода.

Развитие народной астрономии, вызванное преимущественно необходимостью выработки календаря в связи с хозяйственной деятельностью славян, составляет первый период.

Второй период охватывает время с конца X и по XV в. включительно. Его начало связано с распространением на Руси христианства и ростом Киевского государства, а продолжение — с эпохой феодального раздробления Руси, с монгольским игом и последующим созданием и развитием Московского государства. В эту эпоху в условиях господства церкви над образованием развивается регистрация небесных явлений в летописях и распространение клерикальных учений о мироздании.

В XVI в. усиление связей Московского государства со странами Запада — в особенности с Польшей и Литвой — способствовало распространению на Руси сочинений, освещающих достижения древнегреческой науки. Это можно считать третьим периодом, так как на смену «шестодневам» приходят космографии, «шестокрыл» и др. сочинения.

Четвертый период, охватывающий примерно XVII в. до его последнего десятилетия, характеризуется усиленной тенденцией к практическому использованию астрономии в связи с расширившимися государственно-хозяйственными потребностями и к усвоению на русской почве новой — коперниковской, — подлинно научной астрономии.

Указанные четыре периода охватывают обширную эпоху, предшествующую началу развития в нашей стране новой астрономии, основанной на открытиях Коперника и его преемников в науке — Галилея, Кеплера, Ньютона. Ф. Энгельс указывал, что: «Современное естествознание, — единственное, о котором может итти речь как о науке, в противоположность гениальным догадкам греков и спорадическим, не имеющим между собою связи исследованиям арабов...». Далее Ф. Энгельс отмечал, что новое естествознание могло возникнуть лишь с той эпохи, которая «сломила духовную диктатуру папы...»1. На Руси духовная диктатура церкви была сломлена несколько позднее, а поэтому позднее было устранено (и то лишь в основном) главное препятствие для развития и распространения астрономических знаний.

В последующем изложении мы перейдем к рассмотрению астрономических познаний русского народа в многовековую донаучную эпоху. При этом нет возможности строго разграничить хронологически намеченные выше четыре периода допетровской эпохи; тем более, нет возможности излагать весь исторический материал в соответствии с этими периодами. В одно и то же время имела распространение литература, возникшая в разные времена. Например, в XVI в. была распространена и литература византийского происхождения и более новая литература, пришедшая с Запада и в той или иной мере отражавшая веяния эпохи Возрождения. В нашем распоряжении нет данных о времени распространения разных сочинений. К тому же многие древнейшие рукописи сохранились только в списках (копиях) позднейшего времени. Однако в дальнейшем изложении мы увидим постепенное повышение уровня научных знаний и интересов, схематически очерченное выше и требующее специального изучения и разработки. Нет основания разбивать на периоды рассмотрение летописных записей с XI по XVII в., так как их характер отражал старые традиции монастырей и они с XV в. уже стали отставать от уровня светского образования.

Примечания

1. Ф. Энгельс, Диалектика природы, Госполитиздат. 1950, стр. 152.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница
«Кабинетъ» — История астрономии. Все права на тексты книг принадлежат их авторам!
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку