Материалы по истории астрономии

На правах рекламы:

Трикотажная фабрика Сторм Групп шапки от производителя. Более 10 000 шапок!

6. Основание Пулковской обсерватории и начало ее деятельности

Создание Пулковской обсерватории было вызвано прежде всего тем, что уже существовавшая академическая обсерватория по своему оснащению отставала от подобных же учреждений в Германии, Англии и Франции. Между тем, значение астрономических исследований в России увеличилось: возросшие требования к точности картографических и геодезических работ настоятельно требовали создания большой отечественной обсерватории, которая в то же время должна была способствовать и надлежащей астрономо-геодезической подготовке офицеров армии и флота. Таким образом, вопрос о создании новой, современной академической обсерватории, который бесплодно поднимался в течение 70 лет, стал в порядок дня к концу 20-х годов XIX в.

В 1827 г. конференция Академии наук поручила академику Парроту, бывшему ректору Дерптского университета и одному из организаторов обсерватории при нем, разработать план, смету и штат академической обсерватории.

Три года, однако, этот план, разработанный Парротом, пролежал без движения. Но в 1830 г. Академия наук послала B. Я. Струве (состоявшего с 1826 г. почетным членом Академии) за границу для ознакомления с лучшими европейскими обсерваториями. По возвращении Струве из командировки вопрос о создании новой обсерватории был поставлен перед правительством и получил благоприятное разрешение. В 1833 г. министр народного просвещения и президент Академии наук C. С. Уваров образовал комиссию под председательством адмирала А.С. Грейга в составе академиков Х.И. Паррота, В.К. Вишневского, П.Н. Фусса и В.Я. Струве для рассмотрения всех вопросов, связанных с организацией обсерватории.

Постройка обсерватории была поручена известному архитектору А.П. Брюллову по им же составленному проекту. Смета на постройку здания составляла 346 тыс. руб. серебром и на заказ инструментов было отпущено еще 136 тыс. руб. серебром.

Местом новой обсерватории была выбрана Пулковская гора, в 8 о от Царского Села. На ней были отведены под обсерваторию 20 десятин земли. (Другие места в окрестностях Петербурга оказались менее подходящими, чем Пулково.)

15 апреля 1834 г. план постройки обсерватории был утвержден. Струве, состоявший с 1832 г. академиком, был намечен директором обсерватории, а до окончания постройки он вместе с механиком Портом снова был послан за границу для заказа инструментов.

Струве считал, что Пулково, расположенное на высотах, окруженное лугами, не дающими пыли, и почти свободное от туманов, очень удобно для обсерватории. И удаленность Пулкова от столицы, по мнению Струве, не отвлекала астрономов от своего дела: все время ученых должно быть посвящено их работе.

Отвергнутый при рассмотрении в комиссии проект здания, предложенный архитектором Тоном, был выполнен в готическом стиле и напоминал замок. По принятому проекту Брюллова фасад ясно указывал на научное назначение здания.

21 июня 1835 г. в торжественной обстановке произошла закладка обсерватории. Под первым камнем была замурована платиновая медаль с изображением проектного фасада обсерватории, окруженным знаками зодиака, а также монеты и золоченая пластинка с надписью и именами архитектора и членов комиссии. В 1836 г. каменная кладка была закончена, а в 1838 и 1839 гг. были построены три вращающихся купола. Устав обсерватории вступил в действие с 1 января 1839 г. С этого же дня приступил к работе и штат обсерватории (директор В.Я. Струве, астрономы: Е.Е. Саблер, Е.Н. Фусс, О.В. Струве и приглашенный из Германии Х.И. Петере).

Пока обсерватория строилась, за границей для нее изготовлялись лучшие инструменты — у Эртеля и у Мерца в Мюнхене и у братьев Репсольд в Гамбурге. Наблюдения на обсерватории начались, однако, задолго до прибытия заказанных приборов. Еще не были закончены строительные работы, когда во временной деревянной башне астроном Фусс начал работу с малым пассажным инструментом.

Новые приборы доставлялись с большими предосторожностями. Из Мюнхена до Травемюнде их везли в специальных рессорных экипажах. Оттуда вместе с приборами, прибывшими из Англии, их везли до Петербурга на пароходе. Центральный зал обсерватории вскоре загромоздили 102 ящика с приборами. Среди инструментов, своим совершенством выдвинувших Пулковскую обсерваторию на первое место в мире, был 15-дюймовый рефрактор Мерца. В течение четверти века он оставался наибольшим в мире и наиболее совершенным по устройству.

Астрономические приборы для наших обсерваторий заказывались исключительно за границей, так как отечественная промышленность ни тогда, ни много позднее не была в состоянии производить точные приборы большого размера. Впрочем, в таком положении были тогда и обсерватории большинства других стран. Например, скандинавские, итальянские, швейцарские, а нередко и французские и американские обсерватории заказывали астрономические инструменты в Германии или в Англии.

Роль русских заказов в развитии оптико-механической техники и в развитии самой конструкторской мысли вообще была велика. Дело было не только в количестве заказов и их стоимости. Очень часто наши астрономы на основании своего опыта приходили к мысли о необходимости введения тех или иных конструктивных, часто принципиальных, усовершенствований в уже существующие типы приборов; в других случаях русские заказы требовали разработки новых конструкций инструментов и новых технологических процессов для их изготовления.

В особенности велика была стимулирующая роль заказов, шедших из России в связи с установкой таких уникальных инструментов, как указанный пулковский 15-дюймовый рефрактор. Оборудование Пулковской обсерватории на долгое время сделало ее лучшей обсерваторией в мире.

К августу 1839 г. трудная работа по установке инструментов была закончена, и 19 августа 1839 г. состоялось торжественное открытие обсерватории, затраты на которую в общей сложности составили 600 тыс. рублей серебром (2 100 500 руб. ассигнациями).

По приглашению правительства на открытие обсерватории прибыли почти все астрономы России: Перевощиков из Москвы, Лемм и Зеленый из Петербурга, Федоров из Киева, Шагин из Харькова, Симонов из Казани, Славинский из Вильно, Кнорре из Николаева, Савич из Дерпта, Паукер из Митавы, Нервандер из Гельсингфорса. Адмирал Грейг как председатель комиссии передал обсерваторию Струве в присутствии министра народного просвещения и президента Академии наук Уварова. Были розданы мемориальные медали.

Когда 26 сентября обсерваторию посетил Николай I, то на его шутливый вопрос, доволен ли ею директор, Струве ответил, что пока он вполне удовлетворен, но ради интересов науки через некоторое время ему, вероятно, придется опять обратиться к правительству за денежными средствами для усовершенствования обсерватории.

Необходимо сказать несколько слов по поводу распространенных в литературе нареканий на выбор места для основания главной астрономической обсерватории под Петербургом с его малым числом ясных дней, с белыми ночами, которые мешают астрономическим наблюдениям. Не следует упускать из виду, что дело касалось постройки новой обсерватории взамен старой, уже существовавшей в Петербурге при Академии наук, также находившейся в Петербурге. Все главные зарубежные обсерватории — Гриничская, Парижская, Венская — создавались при столицах европейских государств, что отчасти было и необходимо для обслуживания общегосударственных потребностей и для связи с центральной администрацией.

Большим шагом вперед явился уже вынос обсерватории за черту города. Постройка же ее где-нибудь на юге никому не могла придти в голову: в те времена это было делом просто неосуществимым из-за отсутствия железных дорог. Пулково было вполне пригодно для работ астрометрического характера: воздух там был спокойным, и изображения получались хорошего качества. Совершенно в ином положении находится вопрос о дальнейшем развитии астрономических, особенно астрофизических наблюдений в наше время, когда связь на больших расстояниях стала доступной и когда перед наукой стоят новые задачи, требующие и иных условий для наблюдений.

Пулковская обсерватория возникла и развивалась как воплощение единой идеи и единого плана, задуманных и осуществленных с невиданным дотоле размахом. Как отмечал потом О.В. Струве, второй директор обсерватории, «труды великих астрономов отличались главным образом ясностью выбранных задач и неуклонной последовательностью в достижении намеченных целей, оттого-то им удалось принести так много пользы науке. Никак нельзя утверждать, что здесь все было следствием одних только необыкновенных умственных дарований, удивительного трудолюбия и благоприятных внешних условий. Разумеется, это играло важную роль, но... в то же время нам известны многие ученые, менее одаренные от природы и менее счастливые вообще, но оставившие бессмертные труды. Это объясняется только тем, что последние яснее сознавали свои цели и с большей последовательностью к ним стремились» («Обзор деятельности Николаевской главной обсерватории», СПб., 1865). Работы пулковских астрономов и характеризовались в первую очередь целеустремленностью и последовательностью.

Учитывая климатические условия Пулкова и характер заказанного оборудования, В.Я. Струве направил работу обсерватории на исследование проблем звездной астрономии, развитие которой в то время открывало наибольшие перспективы для науки.

Ученых, занимавшихся звездной астрономией, тогда было мало. Наиболее выделялись из них Бессель и Джон Гершель. В плане работ обсерватории, который будет приведен ниже, отводилось известное место и другим важным вопросам, но с тем, чтобы они не отвлекали сил от главного направления. Каждый астроном в Пулкове обязан был выполнять какую-либо часть тех именно работ, для которых была построена обсерватория.

Основное направление деятельности Пулковской обсерватории лучше всего характеризуется ее уставом. Согласно уставу цель ее учреждения состоит:

«а) в производстве постоянных и, сколь можно, совершеннейших наблюдений, клонящихся к преуспеянию астрономии;

б) в производстве соответствующих наблюдений, необходимых для географических предприятий в империи и для совершаемых ученых путешествий;

в) сверх того, она должна всеми мерами содействовать усовершенствованию практической астрономии, в приспособлении ее к географии и мореходству, и доставлять возможность к практическим упражнениям в географическом определении мест».

Кроме того, на Пулковскую обсерваторию как на центральное учреждение возлагалось попечение о том, чтобы работа остальных русских обсерваторий соответствовала современному уровню науки и координировалась между собой. Первое отчасти выполнялось: например, планы постройки ряда университетских обсерваторий обсуждались пулковскими астрономами. Координация же работ русских обсерваторий стала осуществляться лишь после Великой Октябрьской социалистической революции в порядке общегосударственного планирования научной работы.

В выполнении первого раздела устава, как уже отмечалось, ведущее место занимали работы по звездной астрономии — составление обширных и наилучших по точности каталогов положений звезд на небе. Эти каталоги служили основой для выяснения индивидуальных и статистических движений звезд в пространстве, для определения расстояния до них, а следовательно, и для выяснения строения звездной вселенной. Пулковские фундаментальные каталоги прямых восхождений и склонений звезд эпох 1845, 1865 и 1885 гг. являются до настоящего времени непревзойденным образцом точности и лежат в основе современных систем звездных положений. Отличительной чертой в составлении каталогов было четкое распределение работ между отдельными наблюдателями. Определение склонений и прямых восхождений проводилось раздельно и независимо друг от друга на разных инструментах, и каждый наблюдатель мог все свое внимание сосредоточить на одной единственной задаче и осуществлять ее с максимальным успехом, изучив в совершенстве свой инструмент, его недостатки и погрешности и влияние их на определяемые координаты звезд.

Все эти работы позволили пулковским ученым производить точнейшие определения величин основных астрономических постоянных, таких, как, например, годичная аберрация.

К Пулковской обсерватории за советом и содействием обращалось военное ведомство, а также отдельные его инициативные сотрудники — исследователи новых краев: генералы К.И. Теннер, М.П. Вронченко и Ходзько (последний известен своими работами по географии Кавказа). В несколько меньшей степени Пулковская обсерватория принимала участие в работах Главного гидрографического управления военно-морского флота.

Пулковская обсерватория была тесно связана и с Русским географическим обществом, основанным в 1845 г. и много сделавшим для изучения России. Должность председателя отделения математической географии этого общества в разное время занимали пулковские ученые: В.Я. Струве, О.В. Струве, А.Ф. Вагнер. Обсерватория выделяла астрономов в состав экспедиций, отправлявшихся на Урал, в Восточную Сибирь и на китайскую границу. Она подготавливала наблюдателей и производила окончательную обработку материалов, собранных экспедициями.

Департамент горных и соляных промыслов Уральского горного округа получил от Пулковской обсерватории подробную инструкцию для геодезических экспедиций и составления карты уральских промыслов. Подобная инструкция была составлена и для алтайских горных округов.

Все эти мероприятия, выполненные уже за первые два десятилетия существования обсерватории, хорошо показывают практическое значение ее деятельности.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница
«Кабинетъ» — История астрономии. Все права на тексты книг принадлежат их авторам!
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку