Материалы по истории астрономии

На правах рекламы:

Лекция производство майонеза.

https://online-webkassa.kz сервис онлайн платежей есп веб касса.

2. Регистрация небесных явлений

В глубокой древности астрономические наблюдения были наиболее развиты среди народов, заселявших пространства Египта, Месопотамии, Индии и Китая. В этих странах климатические условия были благоприятны для наблюдений. В средней полосе Европы, тем более на севере ее, более пасмурная зимняя погода и короткие летние ночи не благоприятствовали (как они не благоприятствуют и сейчас) астрономическим наблюдениям. В России к тому же при ослаблении связей с другими странами в период татаро-монгольского ига и феодальной раздробленности не было большой потребности в развитии методов астрономической ориентировки. Ожививщиеся в XVI в. сообщения с северными морями в летнее время, в период белых ночей, также, казалось бы, не благоприятствовали изучению звездного неба. Тем не менее, и до этого на Руси было много вдумчивых наблюдателей, подмечавших все, а в особенности необычайные небесные явления и по-своему толковавших их.

Для календарных и, может быть, для других целей передовые люди русского общества нередко обращались к наблюдениям небесных явлений и, возможно, вели систематические записи, погибшие в обстановке внутренних княжеских усобиц и частых татарских набегов. В эту эпоху в разных странах наиболее любознательные и склонные к изучению естествознания люди встречались чаще всего среди предприимчивых торговых людей. Так, например, тверской купец Афанасий Никитин совершил в 1466—1472 гг. далекое путешествие в Иран и Индию и оставил интереснейшее описание своих странствований. В этих своих записях, между прочим, он упоминает, как о привычном для себя деле, о наблюдении им положения созвездий (Большой Медведицы и Ориона) в ночь под пасхальное воскресенье. При этом он сообщает, что в дороге у него украли бывшие с ним книги. Ему пришлось определять даты наступления пасхи без книг. Отсюда можно заключить, что Афанасий Никитин — не ученый, а только купец и книжник своего времени — имел незаурядные для той эпохи астрономические познания.

Рассказ Афанасия Никитина свидетельствует о том, что в его время многие торговые люди при своих дальних путешествиях пользовались астрономическими методами для определения календарных дат и маршрутов своих путешествий.

Русские летописи характеризуются лаконичностью записей и, как правило, не входят в подробное обсуждение отмечаемых событий. Летописи составлялись обычно людьми духовного звания и это накладывало на них особый отпечаток, поскольку летописи отражали и мировоззрение составителя. Ясно, что они далеко не в полной мере отражают внимание русских людей к явлениям природы и, может быть, отстают от уровня знаний передовых современников. Многое (но далеко не все) летописцы записывали со слов очевидцев, поэтому летописные записи не всегда точны: летописец не был лично наблюдателем всех упоминаемых им небесных явлений. Необходимо помнить также (а это часто забывают), что до нас дошли преимущественно летописные своды, редакторы которых часто выпускали многие подробности, отмеченные составителями отдельных летописей, вошедших в свод.

Тем не менее, русские летописи являются не только памятниками, свидетельствующими о внимании и интересе к небесным явлениям на Руси, но и ценнейшим научным источником. Дело в том, что многие астрономические явления, как например, повторяемость затмений, повторяемость появления некоторых комет и т. п., имеют многовековую периодичность. Для ее установления даже самые грубые и наивные описания явлений имеют огромное значение, если только они сделаны в глубоком прошлом, поскольку такие описания позволяют проверять правильность выводов современной науки. Примеры этого мы увидим дальше.

С астрономической точки зрения русские летописи были подробно изучены Д.О. Святским по предложению выдающегося русского филолога и историка акад. А.А. Шахматова (1864—1920). Д.О. Святский в своей работе использовал обширные вычисления выдающегося, к сожалению, рано умершего астронома М.А. Вильева (1893—1919). Вильеву отечественная наука обязана многим. В частности, им вычислены условия видимости на Руси всех солнечных и лунных затмений, происходивших с X до начала XVIII столетия, что имеет большое значение для многих исторических изысканий.

Записи астрономических явлений, отмеченных в византийских хрониках еще в X в., уже привлекали внимание русских летописцев. Самостоятельные записи астрономических явлений начинаются в русских летописях с 1064 г., когда было отмечено очередное солнечное затмение: «пред сим же временем и Солнце переменися, и не бысть светло, но аки месяц бысть, его же невегласи глаголют снедаемому сущю» (Лаврентьевская летопись, свод 1377 г.). Летописец не только отметил вид Солнца во время затмения, но и категорически отверг распространенное среди многих народов древности поверье, будто бы во время затмения какое-то чудовище («дракон») съедает Солнце. Сторонников этого поверья русский летописец назвал «невегласями», т. е. несведущими или невеждами. К сожалению, он не приводит своего мнения на этот счет, но можно думать, что ему было известно правильное объяснение явления затмений.

За 660 лет (с 1064 по 1725 г.) в летописях отмечено 49 солнечных и лунных затмений. В частности, зарегистрировано 38% от числа прошедших за это время солнечных затмений, во время которых Луной закрывалось более половины солнечного диаметра и которые могли бы быть видимы на территории Руси. Остальные 62% затмений или прошли при пасмурной погоде и поэтому не были отмечены в летописи, или были потом выпущены при составлении летописных сводов. Следует отметить, что в западноевропейских хрониках тоже отмечались далеко не все затмения.

Информаторы русских летописцев обнаружили большую наблюдательность. Иногда регистрировались затмения, при которых была закрыта только четвертая часть солнечного диаметра. Заметить такие затмения, не зная о них заранее, можно было лишь при внимательном отношении к небесным явлениям, тем более, что в те времена никому не приходила в голову дерзкая мысль рассматривать ослепительное светило через закопченное стекло.

В описаниях солнечных затмений встречаются краткие, но интересные подробности; например, не раз отмечались видимость звезд во время полной фазы затмения (и сейчас случайные наблюдатели замечают это явление редко), цвет планет, также становящихся видимыми при затмении, заревое кольцо по горизонту, фаза затмения и даже направление, по которому надвигалась тень Луны. В качестве примера можно привести сообщение Никоновской летописи под 7 августа 1366 г. Сообщив о нападении египетского султана на Антиохию и «святой город» Иерусалим, летописец добавляет: «и сего не търпя, солнце луча своа скры месяца августа в 7 день, в 3 час дня, и бысть убо тогда Солнце аки триех дней месяць, ущерб у бо бе ему с полуденьные страны, и мраку синю и зелену от запада приходящу и пребысть тма велиа час един и обратися солнце роги на полдень аки месяць млад, таже обратися солнце роги к земле и бысть аки месяц, и тма велиа, и потом по малу свет свой припущаше, дондеже исполнися солнце все и свет свой паки яви и обычно лучами светлость сиаше».

В литературном (и астрономическом) переводе на наш современный язык это описание гласит: «и не вытерпев этого, Солнце скрыло свои лучи 7 августа в 3 часа дня и выглядело оно тогда как лунный серп в возрасте трех дней (через 3 дня после новолуния), и ущерб диска начался с юга. С запада надвинулась темнота (тень Луны), производящая (характерное для затмения) окрашивание предметов в синевато-зеленоватый тон. Большая темнота ощущалась около часу. Затем серп Солнца (закрытого Луной) повернулся рогами к югу и выглядел как молодой месяц, рогами к земле, и все еще было темно, после чего свет его постепенно становился ярче, пока Солнце не приняло свой обычный вид и не стало сиять, как всегда».

Это затмение наблюдалось в одних местах как полное, в других — как кольцеобразное. Сопоставление описания летописи с вычислениями М.А. Вильева показывает, что наблюдения производились к северу от полосы полного затмения, т. е. в Москве или в Новгороде, но не в Киеве (скорее в Новгороде, так как в Москве фаза затмения была больше, чем по летописи). «3 часа дня» по церковному счету соответствует примерно 5—6 ч. утра, и поэтому можно установить, что затмение было утром, когда Солнце стояло на востоке.

Не имея возможности много останавливаться на описаниях затмений, отметим знаменитое полное затмение 1 мая 1185 г. Исходным является, по-видимому, описание Лаврентьевской летописи: «месяца мая в 1 день, на память святого пророка Иеремии, в середу на вечерни, бысть знамение в солнци, и морочно бысть велми, яко и звезды видети, человеком в очью яко зелено бяше, и в солнци учинися яко месяць, из рог его яко угль жаров исхожаше страшно бо видети человеком знаменье божье». Это затмение отмечено не только в летописях. Оно описано и в знаменитом памятнике древнерусской литературы — «Слове о полку Игореве». Но во время похода князя Игоря (составляющего сюжет «Слова») на берегу р. Донца (Курская обл.) наблюдалось только частное затмение. Поэтому поэт А.Н. Майков, пересказывая летописи, ошибочно соединил оба описания:

«У Донца был Игорь, только видит
Словно тьмой полки его прикрыты,
И воззрел на светлое он Солнце —
Видит: Солнце, что двурогий месяц,
А в рогах был словно угль горящий,
В темном небе звезды просияли,
У людей в глазах позеленело».

Самое замечательное в летописном описании затмения отмечено нами курсивом. «Угль жаров», исходящий от затмившегося Солнца — это красноватый язык протуберанца, — извержения раскаленных газов с поверхности Солнца. Таким образом, здесь зафиксировано первое в истории наблюдение невооруженным глазом протуберанцев, видимых только при некоторых полных затмениях. По исследованию итальянского астронома А. Секки, в Западной Европе первое такое наблюдение было сделано только в 1239 г. Как известно, правильное истолкование явления протуберанцев было дано только в XIX в.

Отмечая лунные затмения, летописцы часто указывали цвет затмившейся Луны: «бысть аки кровава», «аки темною кровию покровено сътворися». Анализ летописных данных о лунных затмениях за много лет позволил проверить гипотезу французского астронома Данжона о периодичности в изменении цвета затмившейся Луны (обусловленного состоянием земной атмосферы) и о связи этого явления с периодичностью солнечных пятен. Русские летописи и другие материалы не показали полного соответствия этой гипотезы с действительностью. Описание лунного затмения 22 декабря 1200 г. позволяет предполагать, что уже тогда на Руси была известна таблица «лунного течения», дававшая характеристику фаз Луны (конечно, приближенно) на большой срок вперед и назад — своего рода прообраз современных астрономических календарей. Эта таблица позднее даже печаталась в церковных книгах.

В связи с упомянутой периодичностью солнечных пятен (средний период 11 лет) постоянно возникает вопрос о наличии еще и более длительного периода, требующего установления характеристик солнечной деятельности в далеком прошлом, задолго до изобретения телескопа и до систематического изучения Солнца. Это оказывается возможным потому, что годы усиленного появления пятен на Солнце сопровождаются увеличением числа и яркости полярных сияний. Русские летописи отмечают с X до XVIII в. 20 сияний, которые, как и на Западе, иногда истолковывались как видения сражающихся небесных воинств, предвещающих победу тем, кто их видит. Сообщения русских летописей, как и записи в летописях китайских и арабских, позволили проследить солнечную деятельность в глубоком прошлом. Особенно замечательны одни из первых в мире наблюдения огромных солнечных пятен в 1365 и 1371 гг., записанные в Никоновской летописи. Большие пятна могли быть видимы невооруженным глазом благодаря засухе и лесным пожарам, позволявшим смотреть на Солнце, не повредив зрения.

Русские летописи дают описание появлений 37 комет. Многие из них без этих описаний не были бы известны науке.

Появления кометы Галлея, 75-летняя периодичность которой была установлена только в конце XVII в., могут быть прослежены по русским летописям до 1066 г., а может быть, до 912 г., если эта запись не заимствована из византийской хроники Амартола. Появление кометы Галлея в 1066 г. отмечено также на стене храма в Лыхнах — древней столице Абхазии. Грузинские наблюдатели описали комету и ее хвост в следующих выражениях: «Это случилось в лето 6669, короникона 286, в царствование Баграта, сына Георгия, в 38 индикт, в месяце апреле: показалась звезда, из чрева которой выходил большой луч, связанный с нею. Это продолжалось с Вербной недели до полнолуния».

Быть может, еще большую ценность, чем наблюдения комет, имеют летописные описания выпадения метеорных дождей. Значение русских летописей для установления вековой периодичности метеорного потока Леонид признал, в частности, американский астроном Фишер, использовавший для своей работы также и корейские летописи.

Таким образом, записанные в летописях наблюдения небесных явлений на Руси не только свидетельствуют о разносторонних интересах и о наблюдательности русских людей, но и являются ценным вкладом в историю науки наряду с наблюдениями египтян, халдеев и китайцев. Все это находится в резком противоречии с имевшимися в исторической литературе попытками изобразить жителей древней Руси какими-то варварами. Так, например, немец Оберборн описал под 1582 г. мнимое падение в Москве исписанного таинственными письменами метеорита, будто бы сжегшего дворец Ивана Грозного и напугавшего до смерти «московитов», отправившихся в лес за дровами, «как это в обычае у сих варваров». Письмена на метеорите якобы прочитали пленные немецкие проповедники. Эта фантазия представляет собой просто пересказ легенды о случае такого рода в Китае, относимом к 211 г. до н. э.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница
«Кабинетъ» — История астрономии. Все права на тексты книг принадлежат их авторам!
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку