Материалы по истории астрономии

Глава 5. Астрономическая общественность, литература и любительство в XIX в. в России

В течение всего XIX в. в России было немало любителей астрономии, в том числе и весьма серьезно занимавшихся этой наукой. Об этом свидетельствуют различные упоминания в литературе, сведения о продаже и покупке телескопов, распространение астрономических изданий. Однако, как и за рубежом, астрономы-специалисты, как правило, мало содействовали развитию этого любительства и мало помогали научному росту любителей. Очень долгое время любители не были объединены и потому они не могли обмениваться опытом. Их не привлекали к участию в научной работе. Впрочем, и возможности для этого в ту эпоху были ограничены, так как основными разделами астрономии являлись астрометрия, теоретическая астрономия и небесная механика, а для занятий ими требовались либо дорогие инструменты, либо глубокие математические познания. В этих условиях только наиболее выдающиеся любители могли подняться до уровня настоящих глубоких специалистов. Такими были курский мещанин Ф.А. Семенов, а позднее смоленский уроженец В.П. Энгельгардт, о работах которого уже было сказано.

Сын провинциального мелкого купца, Ф.А. Семенов (1794—1860) без всякой помощи изучил астрономию и в особенности теорию предвычисления затмений, к которым он питал особый интерес. С 1829 г. он стал печатать свои наблюдения, в чем ему очень помогали Д.М. Перевощиков, а позднее и А.Н. Савич. Академия наук обратила внимание на труды Семенова и прислала ему приборы для оборудования метеорологической станции, которую Семенов и организовал, издав затем работу «Климатология города Курска». Из работ Семенова особого упоминания заслуживают выполненные им предвычисления всех затмений с 1840 по 2001 гг. и составление подробных карт полосы видимости затмений, наблюдавшихся в России.

Русские ученые-специалисты выступали с публичными лекциями, писали общедоступные статьи в журналах. Реже они издавали общедоступные книги или переводы их с иностранных языков (Драшусов, Гусев и др.), любительство же могло развиться только тогда, когда к нему обратились целеустремленно и когда оно получило свою общественную организацию. Но в условиях царского режима не только любители астрономии, но и астрономы-профессионалы долго еще не были объединены, не имели ни своей общественной организации, ни своего журнала.

Отдельные астрономы участвовали в научных обществах, имеющих более широкий профиль. Например, В.Я. Струве и другие астрономы принимали активное участие в трудах Русского географического общества, Бредихин был членом старинного Общества испытателей природы при Московском университете и одно время возглавлял его, М.А. Ковальский был основателем Казанского физико-математического общества, первоначально возникшего в качестве математической секции Казанского общества естествоиспытателей.

Как эти, так и другие научные общества имели широкий профиль в смысле охвата многих наук, но астрономы были в них одиночками. Роль этих обществ в развитии астрономии не могла быть значительной.

Большее общественное значение имели съезды русских естествоиспытателей и врачей, в которых принимали участие и любители естествознания. Эти съезды сыграли значительную роль в деле улучшения постановки преподавания и пропаганды астрономии.

На шестом съезде в 1879 г. в Петербурге по почину М.А. Ковальского был поднят вопрос об организации Русского астрономического общества, но его удалось учредить лишь через 10 лет. В его организации сыграл решающую роль С.П. Глазенап, совмещавший с начала 80-х годов успешную научную и профессорскую деятельность с неутомимой работой по распространению астрономических знаний среди широких кругов населения. Не ограничиваясь этим, Глазенап, первый из астрономов-специалистов, стал на путь оказания систематической помощи любителям астрономии и вовлечения их в научную работу. Условия для этого стали более благоприятными — развитие астрофизики выдвинуло ряд новых задач, для решения которых приобрели большое значение наблюдения любителей, вооруженных скромными инструментами. Такими задачами в первую очередь были наблюдения переменных звезд, комет и метеоров, солнечных явлений. Число любителей астрономии, нередко выходивших потом на дорогу специальной научной деятельности, множилось. Они нуждались во взаимном общении и информации, а в царской России организация новых научных обществ была скована жесткими рамками бюрократических порядков.

Организовать общество любителей астрономии удалось раньше всего в Нижнем-Новгороде (ныне город Горький), и деятельность этого общества (официально оно, впрочем, называлось «кружок») имела большое научно-общественное значение. В 1927 г. А.М. Горький писал: «Как же не гордиться фактом столь исключительного значения, как научная работа нижегородцев — членов общества любителей физики и астрономии... единственный в России Астрокалендарь издается не в университетском центре, а "у нас" в Н. Новгороде, это неоспоримое свидетельство в пользу наличия исключительной культурной энергии моих земляков».

Мысль об организации физико-астрономического кружка, возникшую у местных учителей, удалось реализовать в 1888 г., благодаря содействию С.П. Глазенапа и влиятельного нижегородского деятеля П.А. Демидова, продвинувших дело о разрешении организации кружка в правительственных сферах. Это было событием большого культурного значения. До этого научные общества открывались обычно при высших учебных заведениях; нижегородский кружок был одной из первых научно-просветительных организаций, возникших в неуниверситетском городе.

Кружку было присвоено название «Кружка любителей физики и астрономии», но астрономия заняла в нем ведущее положение. Важнейшим мероприятием кружка явилось регулярное издание с 1895 г. первого ежегодного астрономического календаря на русском языке, доступного для широкого круга любителей астрономии. Этот календарь издается доныне, являясь незаменимым любительским пособием.

Нижегородский кружок широко вел просветительную работу. Он помог выявить дельных любителей из самой толщи народа. Например, бывший крепостной крестьянин Каплин-Тезиков из с. Богородского Нижегородской губернии производил наблюдения в небольшой рефрактор и сообщал о них кружку. Среди этих наблюдений были довольно ценные. В связи с этим А.М. Горький говорил: «Если будет в каждом селе, хотя бы по одному такому "остроуму" (как крестьяне тогда нередко называли астрономов), — это уже будет не малый успех...».

Но С.П. Глазенап продолжал думать об организации более широкой, чем нижегородский кружок, — о Русском астрономическом обществе. Это встречало сопротивление со стороны О.В. Струве и некоторых других астрономов. Когда С.П. Глазенап взялся за организацию Русского астрономического общества по образцу давно уже существовавших французского, английского и немецкого астрономических обществ, О.В. Струве говорил по этому поводу: «Зачем Вам Русское астрономическое общество, когда уже давно существует Германское и каждый достойный астроном может сделаться его членом». Лишь в 1890 г. Общество было учреждено. Но многие из входивших в него астрономов и геодезистов, занимавших видное положение в военном и морском ведомствах, не сочувствовали расширению задач общества. Они считали его задачей объединение лишь дипломированных ученых, далеко не всегда бывших, однако, подлинными учеными. Борьба за расширение задач Общества привела к тому, что Общество со временем охватило более широкий круг лиц, стало издавать свои «Известия» (первый в России астрономический журнал), «Ежегодник», посылало экспедиции. Все же деятельность Общества не удовлетворяла запросам широкого круга любителей, которых становилось все больше. Любителями астрономии становились не только педагоги средней школы, но и народные учителя, служащие, рабочие. Этот все расширявшийся круг любителей Русское астрономическое общество в своем составе не объединяло.

В Москве в 1908 г. возник Кружок любителей астрономии, вскоре выросший в Московское общество любителей астрономии, а в 1909 г. в Петербурге возникло Общество любителей мироведения, возглавлявшееся ученым и бывшим народовольцем Н.А. Морозовым (Шлиссельбуржцем). Это Общество также издавало журнал, наладило исследовательскую работу многих любителей, в том числе и провинциальных, предприняло исследования по истории астрономии в древней Руси и изучение исторических памятников письменности с точки зрения содержащихся в них астрономических записей.

Революция 1905 г. способствовала возникновению массовых и более демократических просветительных обществ. Стали возникать кружки, подобные кружку рабочих в Москве, носившему название «Знание неба».

Явной помехой в ознакомлении русских читателей с трудами отечественных ученых было публикование их работ преимущественно на иностранных языках. Эти труды печатались в изданиях обсерваторий и в виде книг. Поскольку русского научного журнала по астрономии не было, то и более мелкие статьи русские ученые в большом числе печатали в зарубежных астрономических журналах. С другой стороны, бывали случаи, когда немецкий журнал «Astronomische Nachrichten», печатавший статьи, написанные на разных языках, помещал статьи и на русском языке, набранные русским же шрифтом.

Журналом, публиковавшим иногда научные, но чаще популярные статьи, были «Известия Русского астрономического общества», выходившие с 1892 г. Периодическим органом любителей стали основанные в 1912 г. «Известия Русского Общества любителей мироведения». Помощь любителям астрономии оказывал и журнал «Физик-любитель», издававшийся в 1904—1917 гг. в Николаеве.

Обзор литературы по астрономии в XIX в. чрезмерно расширил бы объем этой главы. Мы ограничимся указанием, что выпуск такой литературы резко увеличился с начала XX в. Выходило немало сборников с обзорами успехов астрономии и новых идей в этой области. Было переведено и издано много иностранных научно-популярных книг, увеличивалась оригинальная научно-популярная литература. Особенно много сделали для выпуска популярных книг на русском языке С.П. Глазенап, А.А. Иванов, А.Р. Орбинский и другие. Специально следует отметить прекрасные атласы звездного неба А.А. Михайлова со звездами до 5½ и до 7½ величины, вышедшие в 1913 и 1915 гг., и переизданные в советскую эпоху.

Необходимо сказать еще несколько заключительных слов о деятельности русских астрономов по разработке истории своей науки. В XIX в. многие выдающиеся русские астрономы — Перевощиков, Симонов, Бредихин, Цераский — в статьях и публичных речах освещали, нередко с большой глубиной и блеском, узловые моменты и периоды в истории мировой астрономии. Историей русской астрономии специально занимался Левицкий, написавший историю астрономии в Юрьевском (Дерптском) и Харьковском университетах и некоторые другие работы. Для извлечения и собирания материалов по истории астрономии в России было сделано много, но не астрономами, а филологами и историками в их изысканиях, связанных с историей Академии наук и отдельных университетов, с изданием биографических словарей и т. д. Но в XIX в. и в начале XX в. в России не было создано обобщающих работ по истории как русской, так и мировой астрономии, а интересы широкого круга читателей удовлетворялись переводными сочинениями, в которых не всегда получали достаточную оценку достижения даже самых выдающихся русских астрономов. Систематическая разработка истории русской и мировой астрономии началась в нашей стране уже в советскую эпоху.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница
«Кабинетъ» — История астрономии. Все права на тексты книг принадлежат их авторам!
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку