Материалы по истории астрономии

На правах рекламы:

Глава 15. Храмы, направленные на звезды

Теперь я должен перейти от околополярных звезд к тем, которые восходят и заходят. Египтяне полностью осознавали различие между двумя группами звезд — тех, которые не восходят и не заходят, и тех, которые и восходят и заходят, — и в надписях много упоминаний об этом.

В предыдущей главе я показал основания считать, что некоторые из древнейших солнечных храмов Египта не были ориентированы на солнцестояние.

Однако храм Амона-Ра в Карнаке и другие храмы в других местах были построены таким образом, чтобы на закате в летнее солнцестояние — то есть в самый долгий день в году — солнечные лучи попадали в храм и проникали по его оси в святая святых. Кроме того, я показал, что храм, ориентированный на истинное солнцестояние, был чрезвычайно точным научным инструментом, так как с его помощью можно было очень точно определить продолжительность года при условии, что наблюдения производились в течение достаточно долгого времени.

План храма в Эдфу

Однако не все храмы в Египте ориентированы таким образом, чтобы лучи солнца попадали в них в этот или другой день года. Следовательно, это не солнечные храмы и не могли использоваться с такой целью. Критическое значение амплитуды для храма в Фивах, чтобы солнце попадало в него на закате или восходе, находится в пределах 26° к северу или югу от точки востока и запада, поэтому солнечный свет не мог попасть ни в какие храмы, направленные севернее или южнее, ни в какое время года.

Очень важно досконально разобраться в вопросе амплитуд для Фив свыше 26°. Поэтому я повторяю, что любая амплитуда в пределах 26° означает, что вплоть до этого значения можно было наблюдать солнце на восходе или закате в тот или иной день или дни года — только однажды в год, если амплитуда максимальная, или дважды, если максимум не достигается. Но в случае храмов с амплитудами больше 26° совершенно ясно, что они никак не могли быть связаны с солнцем.

Тогда перед нами встает вопрос: могли ли храмы быть построены таким образом, чтобы свет от звезд попадал вдоль их оси точно так же, как солнечный свет попадал вдоль оси солнечных храмов на восходе утром или закате вечером.

План храма Хатхор в Дендере

Совершенно ясно, что храмы с амплитудой больше 26° были ориентированы на звезды, если их ориентация вообще основана на астрономии. Как разобраться в этом вопросе? Какие способы исследования у нас в распоряжении?

Допустим, что движения звезд абсолютно постоянны, что нет никаких изменений из года в год, из века в век, из эры в эру; тогда, разумеется, вопрос, могли или не могли эти храмы указывать на восход или заход звезды, можно легко решить так: пойти и посмотреть; ведь если звезды не меняли видимого положения в небе — точнее говоря, склонения, — и, значит, амплитуды видимого восхода и захода, то из храма, посвященного Сириусу 10 тысяч лет назад, можно было бы наблюдать восход или заход Сириуса и тогда и сейчас.

Но на самом деле астрономия говорит нам, как мы узнали, что видимое положение звезд должно меняться. Эти изменения намного больше у звезд, чем у солнца, о чем говорилось в главах 6 и 11; но все же мы увидели, что и последнее нужно учитывать, если речь идет об изучении какого-то момента очень далекого прошлого.

План храма Сети в Абидосе

Поэтому, хотя у солнца, конечно, нет никакого прецессионного движения и хотя храм, в прошлом ориентированный на солнце, надолго останется таковым, тем не менее через несколько тысячелетий в результате изменения наклона эклиптики незначительно изменится и амплитуда, на которой наблюдается солнцестояние.

В то время как в случае с солнцем мы имеем дело с изменением около 1° за 7 тысяч лет, в случае звезд приходится учитывать максимальное изменение около 47° за 13 тысяч лет. Изменение склонения обязательно сопровождается изменением амплитуды и, следовательно, изменением ориентации храмов.

Поэтому если у нас есть храм с известной датой создания, с точно измеренной амплитудой, то по этой амплитуде мы можем с точностью определить склонение небесного тела, на наблюдение которого ориентирован храм, при условии, разумеется, что ориентация храма в принципе основана на каких-то астрономических соображениях. Если склонение небесного тела равно 23°30′ или меньше, то храм мог быть и, скорее всего, связан с солнцем; если склонение больше, то он не может иметь прямого отношения к солнцу.

Если это так, то очевидно, что подобные исследования желательно начать с района со значительным количеством храмов. Это условие мы видим в районе Фив. Направления осей различных храмов — то есть ориентации каждого из них или, иными словами, амплитуды направления, в котором указывает каждый храм, — сведены в таблицу. Главные храмы — это большой храм в Карнаке, амплитуда которого составляет 26° северо-запада, и храм Мут, ориентация которого составляет 72½° северо-востока. Также есть храм, расположенный под прямым углом к храму Карнака, и еще один с амплитудой 63° юго-запада и т. д.

План храма Рамсеса II в фиванском Мемнонии (у Лепсиуса), с пилоном у открытого конца и святилищем у закрытого

В целом, даже не идя дальше, можно утверждать, что в Карнаке присутствуют две отчетливые серии храмов, которые по вышеуказанным причинам не могут быть храмами солнца, так как храмы одной серии повернуты на несколько градусов на север, а другой — на несколько градусов на юг. Аналогичные храмы разбросаны по всей Нильской долине.

Когда мы рассматриваем эти храмы, не связанные с солнцем, сразу же возникает вопрос: похожи ли они на солнечные по конструкции? Есть ли в них такой же горизонтальный «телескоп»? Насчет этого в данных нет недостатка. Возьмем храм Хатхор в Дендере. Он направлен к точке очень далеко от солнца; солнечный свет никогда не мог попадать в него; во многих других храмах, указывающих далеко на север или юг, ось проходит от внешнего пилона до святилища или наоса, которые всегда находятся в закрытом конце храма; мы видим то же число пилонов, постепенно сужающихся по мере приближения к наосу, а в некоторых постепенное повышение от первого внешнего пилона до той части, которая выполняет роль наоса, так что горизонтальный луч света, проходя в центральные врата, мог беспрепятственно проникнуть в храм и святилище поверх голов верующих, заполонивших внешние дворы храма.

Таким образом, египтяне обладали самым удивительным инструментом наблюдения за восходом или заходом любого небесного тела, будь то солнце или звезда, и особенно наблюдения за космическим восходом, так как глаз наблюдателя был защищен от лучей восходящего солнца, а место восхода было четко определено.

Там, как и в Карнаке, мы видим коллимирующую ось. Один конец храма полностью закрыт, разнообразные пилоны играют роль диафрагм, так что практически не может быть и речи о том, что в этом храме применялись какие-то принципы строительства, которые бы не применялись в большом солнечном храме самого Амона-Ра.

Как мы выяснили, у строителей храмов, посвященных культу солнца и используемых для определения продолжительности года, были убедительные причины предпринимать все эти усилия по отсеканию света с помощью диафрагм и каменных потолков, потому что, помимо прочего, они должны были установить точку, в которую попадает солнечный луч в пределах двух-трех дней до или после зимнего или летнего солнцестояния, чтобы определить точный его момент.

План двух храмов в Мединет-Абу

Но если храм предназначен не для наблюдения за солнцем, зачем эти диафрагмы? Зачем держать астронома или жреца в темноте? Это очень хорошие вопросы.

Из рассказа Геродота о ритуалах и мистериях, связанных с храмом в Тире, можно предположить, что жрецы в ночное время использовали звездный свет для каких-то своих целей, так же как солнечный свет в дневное время. По Геродоту1, в упомянутом храме было «два столба, один из чистого золота, а другой из смарагда, ярко сиявшего ночью». Итак, нет сомнений, что в темном святилище египетского храма свет от а Лиры, одной из ярчайших звезд на северном небосклоне, восходящей в ясном воздухе Египта, был достаточно ярким, чтобы отчетливо осветить такие поверхности с высокой отражающей способностью, какие описывает Геродот.

Имея в виду подобный ритуал, понятно, что чем меньше верующие — которые, судя по аналогии с ритуалом так называемого явления Ра2, должны были стоять лицом к святилищу и спиной к главной двери храма, — знали о яркой звезде, способной произвести это таинственное действие, тем лучше.

И опять-таки, чем правильнее ориентация храма относительно звезды и чем темнее в святилище, тем быстрее жрец заметит мерцающий свет звезды в лучах утренней или вечерней зари.

Во-первых, диафрагмы подсказали бы истинное направление, в котором он должен смотреть; ему не приходилось искать звезду, которую он ожидал; к тому же очевидно, что чем дольше он стоял в темноте, тем легче ему было разглядеть звезду.

Есть ли дополнительные факты помимо конструктивных особенностей храмов, свидетельствующие о том, что египтяне использовали их для наблюдения за звездами? Здесь возникает один очень интересный вопрос: храм, построенный в некий период для наблюдения за звездой, не мог вечно выполнять эту функцию, потому что из-за прецессии, как мы знаем, склонение звезды меняется. Поэтому храм, построенный с конкретной амплитудой для наблюдения за конкретной звездой в некий период времени, в будущем должен стать бесполезным.

Искривленная ось храма в Луксоре, вид на святилище

Возможно, здесь у нас есть способ проверить, действительно ли египтяне использовали некоторые из этих храмов для наблюдения за звездами. Мы должны допустить, что в древности, за 3 или 4 тысячи лет до н. э., люди, наблюдавшие за звездами, не имели ни малейшего понятия об эффектах прецессии; они считали, что могут ориентировать храм по звезде так же уверенно, как и по солнцу. Но при среднем изменении склонения звезды тот же самый храм невозможно использовать для наблюдения за той же самой звездой больше 200 или 300 лет; поэтому по истечении этого периода, если они хотели продолжать наблюдение за этой конкретной звездой, им пришлось бы либо изменить ось старого храма, либо построить новый. О среднем периоде изменения склонения звезд я говорил выше.

Эта перемена направления — одна из самых поразительных вещей, которые отмечались в течение прошедших лет в египетских храмах.

Мы обнаруживаем, что оси храмов менялись, и менялись совершенно свободно; что над многими храмами, ориентированными не на солнце, производились обширные работы, чтобы их в каком-то смысле развернуть.

Если речь идет о храме солнца, он оставался храмом солнца много тысяч лет; если речь идет о храме звезды, он оставался храмом этой звезды примерно 300 лет, соответственно условия полностью меняются.

Мы видим случаи, где у храмов изменилось направление оси, и случаи, где, если такая перестройка храма была затруднительна или невозможна, изменение амплитуды вызывало строительство совершенно нового храма. У нас есть основания считать такие храмы серией, в которой вместо того, чтобы изменить ориентацию уже существующего храма, строился новый храм для новых условий. Мне думается, что у нас также есть все основания поделиться с египтологами этим предположением, опирающимся на астрономию.

Например, я могу сослаться на известный храм в Мединет-Абу. Там бок о бок стоят два храма — большой более поздний храм с системами пилонов и святилищ и малый храм с внешними дворами и гораздо более ранним святилищем. Направление двух храмов сильно отличается; разница составляет несколько градусов. Действительно, очень трудно понять, зачем строить два этих сооружения, если для этого не было какой-то убедительной причины. Лучшая из найденных до сих пор — это мнимая симметрофобия египтян.

То же самое мы встречаем в Греции. Есть старый Парфенон, здание, которое могло стоять еще во времена Троянской войны, и новый Парфенон с внешним двором, очень напоминающим египетские храмы, где святилище расположено ближе к центру здания. Именно из-за разницы в направлении эти два афинских храма привлекли мое внимание.

Если мы изучим ориентацию этих храмов, окажется, что, так же как и в Мединет-Абу, они не параллельны друг другу; есть разница в ориентации. Вероятно, такой способ компенсировать изменение амплитуды звезды применялся в тех случаях, когда было достаточно места для строительства нового храма рядом со старым, в котором звезду уже нельзя было наблюдать с одного конца до другого конца. Но там, где пространство ограниченно, был найден другой способ, и он хорошо представлен храмом в Луксоре, где сделаны пристройки в продольном направлении. Я предполагаю, что через некоторое время после строительства этого храма в Луксоре амплитуда звезды несколько отошла от первоначальной линии и направление храма было изменено в то же время, когда было принято решение украсить храм и расширить его за счет пристройки нового двора. Мы видим еще один внешний двор и еще одно значительное изменение. Четыре хорошо заметных отклонения.

Примечания

1. Геродот. II, 44. (Благодарю за эту цитату своего друга профессора Робертсона-Смита.)

2. См. выше. С. 120.

«Кабинетъ» — История астрономии. Все права на тексты книг принадлежат их авторам!
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку