Материалы по истории астрономии

На правах рекламы:

https://rin.ru/eng/reklama/reklama03.html

Глава 2. Зарождение египетской астрономии

В общем обзоре, которому посвящена предыдущая глава, на основании оставленных нам древнейшими людьми документов мы увидели, что Египет, если учитывать его памятники, был первым по времени. Далее я намерен показать, что самые ранние памятники свидетельствуют о том, что египтяне обладали астрономическими знаниями и пользовались ими.

Невозможно приступить к такому предмету, как астрономия Древнего Египта, и не поразиться тому, какие всевозможные знания доступны нам для облегчения наших поисков. Еще век назад человек, которому мы более чем кому-либо обязаны в этом вопросе, человек, который разгадал загадку странных иероглифов, пребывавших в забвении почти 2 тысячи лет и вдруг заинтересовавших ученых, даже не родился. Я говорю о Шампольоне, который появился на свет в 1790 году и умер в расцвете сил и в разгар работы в 1832 году.

Французская научная экспедиция, снаряженная великим Наполеоном и собравшая для всего мира важнейшие факты о городах, зданиях, надписях и обо всем, что можно было узнать о жизни и языке древних египтян, не была даже задумана. Действительно, она начала работу уже в 1798 году, и научный мир всегда будет в долгу перед человеком, который ее спланировал.

Я не знаю иного более поразительного доказательства человеческого разума, чем постепенная расшифровка странных иероглифических знаков, в которых сохранилось учение древних египтян; и в истории научных исследований есть мало более замечательных вещей, чем тот способ, которым удалось свести воедино литературу такого ужасающего объема; и, однако, вполне может быть так, что, несмотря на весь свой внушительный объем, эта литература всего лишь авангард гораздо более грандиозной, идущей следом; ибо мы имеем дело с народом, который, как известно, уже существовал, полностью вооруженный во многих смыслах, не менее семи с половиной тысяч лет назад.

Розеттский камень (Британский музей)

Мы не ставили себе цели рассказать в данной книге о том, как происходила вышеупомянутая расшифровка, результаты которой сравнимы с результатами, достигнутыми в другой науке с помощью спектроскопа.

Но я могу позволить себе коротко описать одно из самых блестящих достижений века, тем более что оно покажет значение ценнейшего сокровища нашей национальной коллекции. Я имею в виду Розеттский камень, хранящийся в Египетской галерее Британского музея. Именно находка этого камня в 1799 году капитаном французской артиллерии Буссаром не только показала безосновательность предложенных систем толкования иероглифов, популярных начиная с времен Кирхера, но и благодаря двуязычной записи иероглифическим, демотическим и греческим письмом открыла дорогу таким гениям, как Томас Юнг (1814) и Шампольон (1822). Шампольона следует отметить как истинного основателя системы интерпретации, выдержавшей всю критику и открывшей путь для такого исследования истории прошлого, которое и не снилось в начале века. Шатобриан возвышенно сказал о нем: «Его замечательные труды просуществуют так же долго, как и памятники, которые он нам открыл».

Открытие Шампольона началось с того, что он свел вместе два набора символов в картушах. Один из них встречается на самом Розеттском камне; другой на постаменте обелиска на острове Филэ. С одной надписью было связано имя Клеопатры, с другой — Птолемея. Ясно, что если два имени, записанные в виде

и

действительно означают «Птолемей» и «Клеопатра», то в них должно быть несколько одинаковых знаков или букв; в имени Птолемея первым стоит квадрат, и, следовательно, он должен означать букву «п», и в имени Клеопатры такой же квадрат оказался в нужном месте пятым по счету. Третий знак 𓍯 в имени Птолемея должен был означать букву «о», а четвертый 𓃭 — «л». Итак, буква «л» в виде льва идет второй в слове «Клеопатра», а завязанная петлей веревка «о» — четвертой. Таким образом, продолжая сравнивать символы в других именах, следующим Шампольон расшифровал имя Александра,

и так постепенно был расшифрован весь египетский алфавит.

Река времени донесла до нас то, что всеми признается непревзойденными памятниками загадочного прошлого, — знаменитые пирамиды, которые последовательно описали античные авторы Геродот, Диодор и Плиний и арабский историк Абд эль-Латиф.

Хотя искатели сокровищ облюбовали эти грандиознейшие сооружения еще в 820 году н. э., причем халиф аль-Мамун нанес им ущерб, научное исследование способов и целей их строительства относится к довольно недавним временам, и можно сказать, что начало ему положил полковник Говард Вайз в 1839 году.

Многое из написанного о них — чепуха и дикость, но имеющиеся точные описания и замеры не оставляют сомнений, что эти сооружения построены народом, обладавшим глубокими познаниями в астрономии. Ориентация больших пирамид возле Гизы точно установлена, и существует вероятность, что некоторые таинственные проходы в пирамиде Хеопса имеют астрономическое применение.

Для того чтобы продолжить разговор о предмете, которому посвящена эта глава, давайте вернемся в 1820 год. Примерно в то время были получены некоторые первые плоды исследований вышеупомянутой французской комиссии и предприняты попытки перевести некоторые надписи, а члены Французской академии обсуждали новые результаты, поражавшие и восхищавшие остальной мир.

Храм в Эдфу, вид на восток. Виден пилон и внешний двор

С точки зрения, которую мы теперь рассматриваем, можно сказать, что новые открытия делятся на три разные группы. Во-первых, обнаружен регион с большим количеством храмов, просторных и величественных, превосходящих воображение; самый большой среди них Карнакский храм, но есть и другие, не уступающие ему в смысле архитектурной изощренности. Но кроме этих храмов тогда, как и сейчас, возвышались над землей и вызывали любопытство многие другие, которые и тогда — как, несомненно, и сейчас — были в той или иной степени похоронены под песком; некоторые из них уже раскопаны и удивляют особенностями своей конструкции.

Впоследствии я покажу, и об этом свидетельствуют сами древние египтяне, что эти храмы возводились в соответствии со звездами; в таком случае их, как и пирамиды, нужно считать свидетельствами астрономических познаний древних.

Говоря о наружном виде храмов, в архитектурном смысле их можно разделить на две основные группы. Эдфу — идеальный пример первой группы, для которой характерен пилон, состоящий из двух массивных конструкций справа и слева от входа, которые напоминают две башни, иногда встречающиеся на западных фасадах английских соборов.

Большой небесный двор, вход в храм Хатхор, Дендера

В Дендере мы видим пример храма, относящегося ко второй группе, где массивный пилон отсутствует. Там фасад совершенно другой; вместо пилона открытый подход к храму с колоннадой — есть сходство с греческими храмами.

Для многих храмов свойственны обелиски, часто, но не всегда стоящие рядом с пилоном, нередко колоссальных размеров, свыше 30 метров высотой и весящие много сотен тонн, высеченные, как было обнаружено позднее, в сиенитовых каменоломнях в Асуане и доставленные по реке к местам строительства в разных регионах.

Не обязательно ехать в Египет, чтобы посмотреть на эти удивительные монолиты, так как их сняли со своих мест у храмов в Фивах и Гелиополе и увезли, чтобы украсить ими современные города западного мира. Такие украшения есть в Лондоне, Париже, Риме и Константинополе. Каждому, кто знаком с историей и методами астрономии, понятно, что отдельные из этих сооружений могли использоваться как гномоны.

Вход в храм с пилоном и обелисками

Иногда эти храмы не строились из камня на ровной площадке, а целиком или частично высекались в скале. Самым поразительным примером первого типа является храм в Абу-Симбеле, второго — храм в Дейр-эль-Бахри в Фивах.

Вторым откровением стало то, что стены этих храмов и многих погребальных сооружений в основном покрывают надписи на языке, который тогда лишь начал выходить из неизвестности, и работа над его алфавитом и слоговым письмом была еще не закончена. Так мы получили не только огромное богатство храмовых сооружений, но и еще более поразительное богатство храмовых надписей.

Храм Хатхор в Дейр-эль-Бахри (реконструкция Брюна)

Но было и еще кое-что, и куда более подходящее для наших целей. В нескольких осмотренных храмах обнаружились зодиаки — зодиаки без всяких сомнений, — представляющие третью группу находок; их тоже сопровождали надписи явно астрономического характера.

Таким образом, уже с первого взгляда становилось понятным, что перед нами народ с астрономическим складом ума; и для ученых открылись большие возможности, которыми французские астрономы в самом деле не преминули воспользоваться. Где филолог не знал, что сказать, астроном, по-видимому, мог оказаться полезным, найти объяснение, установить вероятную дату, с одной стороны, а с другой — ему открывался новый взгляд на историю его науки и, может быть, возможность заполнить в ней огромные пробелы.

Центральная часть круглого зодиака из Дендеры

Дальше — так как я буду подробно рассматривать этот аспект нашей темы — я покажу, что многие изображения животных одновременно соответствуют и героям мифологии, и настоящим созвездиям.

«Кабинетъ» — История астрономии. Все права на тексты книг принадлежат их авторам!
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку