Материалы по истории астрономии

5. Улугбек — великий учёный

 

«Когда рассыпает небо цветенье летящих звёзд, Всегда человек пылает душой...»

А. Навои

 

«Перед его глазами небо стало близким и опустилось вниз».

А. Навои об Улугбеке

Величайшим научным подвигом Улугбека было сооружение в Самарканде астрономической обсерватории.

Есть все основания предполагать, что решение Улугбека соорудить в Самарканде величайшую в тогдашнем мире обсерваторию не было простой прихотью царя, желавшего щегольнуть учёностью. Прежде всего следует вспомнить, что среди учёных трудов, приписываемых Улугбеку, имеется его сочинение по истории астрономии. Это сочинение именовалось так: «Знаменитые астрономы, китайские, сирийско-греческие, арабские, персидские, хорезмийские, в изложении Улугбека». Такая работа могла появиться лишь под покровительством Улугбека и при его непосредственном участии.

В этом сочинении давался обзор развития астрономической науки в странах востока, в том числе и на территории Средней Азии (в частности, в Хорезме).

Немало великих учёных были уроженцами нынешних среднеазиатских республик. Глубоко прав проф. С.П. Толстов, который говорит в своей книге «Культура древнего Узбекистана», что «основы арабской, а затем и европейской математической и астрономической науки разработаны учёными древнего Узбекистана и других областей Средней Азии».

Девятьсот лет назад в Хорезме жил великий учёный математик и астроном Аль-Бируни.

Этот учёный первой половины XI века был твердо убеждён в том, что в природе всё совершается сообразно естественным законам. «Все действия принадлежат материи, — говорил Бируни, — материя сама связывает и изменяет форму вещей. Следовательно, эта материя есть творец». Созерцая явления природы, Бируни убедился, что в природе всё находится в непрерывном изменении: «Бытие находится в изменении и развитии — в этом и заключается сила природы», — утверждал смелый мыслитель.

Будучи крупным знатоком астрономии своего времени, Бируни резко критиковал тех лжеучёных, которые пытались те или иные явления природы на нашей планете объяснять влиянием и деятельностью отдалённых звёзд. «Арабы приписывают все метеорологические изменения влиянию восхода или захода звёзд вследствие своего невежества в физических вопросах», — писал Бируни в своём сочинении «Хронология древних народов».

Вообще Аль-Бируни весьма скептически относился к учению астрологов. Какие-либо изменения и события на Земле уже по одному тому не могут зависеть от сочетания звёзд, что звёзды, как писал Бируни, «постоянно восходят и заходят в одном и том же порядке».

Роль Бируни в истории различных наук на Востоке — астрономии и математики, географии и геологии, истории, биологии, филологии, а также и философии, настолько велика, что историки считают, что с деятельностью хорезмийца Бируни начинается новая эпоха в истории науки на Востоке. Научное наследие Бируни, уроженца и учёного Средней Азии, является убедительнейшим свидетельством высокого развития культуры в орошаемых оазисах Маверранахра и Хорезма.

Независимость от религии и глубокая научность мышления Аль-Бируни особенно ярко проявились в области его взглядов на строение Вселенной. Бируни одним из первых усомнился в правильности геоцентрической системы Птолемея и высказал мысль о равноправности другой, гелиоцентрической, системы. Он утверждал, что наблюдения астрономов позволяют нам с одинаковой убедительностью говорить как о вращении Солнца вокруг Земли (что всеми считалось в эпоху Бируни непререкаемой истиной!), так и о вращении Земли вокруг Солнца. Лишь через пятьсот лет после Бируни, в XVI веке появилось гениальное творение Коперника, утвердившее гелиоцентрическую систему мира. Замечательными научными трудами Бируни пользовались учёные ещё долго после его смерти. Они были хорошо известны Улугбеку. В своих научных работах Улугбек цитирует сочинения Аль-Бируни.

За двести лет до Аль-Бируни в Хорезме трудился другой крупнейший учёный — Мухаммед, сын Мусы, известный в истории науки под именем Аль-Хорезми (т. е. «из Хорезма», «хорезмиец»). Аль-Хорезми — один из творцов алгебры.

Каламу (перу) великого хорезмского учёного принадлежит труд, названный им «Китаб ал-мухтасар фи хысаб ал-джабр ва-л мукабала». т. е. «Краткий трактат по расчёту восстановления и противоположения». Этот труд положил начало новой науке, алгебре, и дал этой науке наименование алгебра (от слова ал-джабр). Этот трактат хорезмского учёного стал известен европейцам в переводе на латинский язык.

Историки называют Аль-Хорезми величайшим математиком своего времени, и если принять во внимание обстоятельства, одним из величайших математиков всех времён. Он был также и астрономом, прославившимся своими астрономическими таблицами. Аль-Хорезми сконструировал угломерный прибор — астролябию.

Аль-Хорезми проявил себя также и выдающимся географом, переработав классический труд Птолемея. Оригинальна самая форма этого труда («Книга картин Земли»). Свою географию Аль-Хорезми построил в виде таблиц. Данные таблиц Аль-Хорезми позднее широко использовались европейцами (начиная с XII века).

Если мы прибавим к именам Аль-Бируни и Аль-Хорезми имена Абуль-Аббаса-Ахмеда из Ферганы (IX в.) и другого ферганского астронома, тюрка по происхождению, Аль-Тюрки и его сына — астронома Абуль-Хасана, то станет ясно, что Улугбек имел в Средней Азии ряд предшественников.

Из других предшественников Улугбека необходимо назвать Насср-эд-Дина Туси, работавшего в Азербайджане, в Мераге, где по приказанию монгольского хана Хулагу была выстроена обсерватория. В этой мерагской обсерватории в XIII веке Насср-эд-Дином Туси были составлены звёздные таблицы, известные под названием Зидж-Ильхани.

Несомненно, что таблицы Насср-эд-Дина послужили в какой-то степени образцом для таблиц Улугбека, но, как мы знаем, Улугбек отнёсся к этим таблицам критически и собственными наблюдениями их проверил. Обсерватория в Мераге (Азербайджан) просуществовала до половины XIV века; при ней имелась большая библиотека. До наших дней сохранились руины её стен. Эта обсерватория, построенная по планам Насср-эд-Дина Туси, превосходила все прежние (в странах Ближнего Востока), но значительно уступала по своим размерам, оборудованию и размаху научной работы обсерватории Улугбека.

Что мы знаем о постройке обсерватории в Самарканде от современников Улугбека

Вокруг Улугбека в созданной им в Самарканде школе — медрессе собрались учёные и поэты. Особенный интерес правитель Самарканда проявил к астрономии. Есть основания думать, что астрономические наблюдения производились самим Улугбеком и другими самаркандскими астрономами ещё до постройки специальной обсерватории. Для этих наблюдений использовали, вероятно, здание вновь построенного медрессе.

Именно так следует понимать слова историка Абд-ар-Реззака, когда он соединяет рассказ о «постройке» обсерватории с постройкой медрессе в 1420 году. Очевидно, вначале Улугбек и работавшие с ним астрономы Казы-заде-Руми и Гиасаддин Джемшид приспособили для своих занятий астрономией одно из помещений медрессе на Регистане.

В это же время Улугбек стал собирать рукописные книги для будущей научной библиотеки при обсерватории, о постройке которой он, наверное, уже давно стал мечтать.

Улугбек собрал совет учёных, где было решено воздвигнуть в Самарканде обсерваторию и снабдить её инструментами, которые позволили бы заново произвести наблюдения над звёздами и планетами, более точно проделать все необходимые расчёты, составить новые астрономические таблицы, издать полный каталог звёзд.

Что рассказывают историки-современники о постройке обсерватории?

Вот что мы читаем в одной рукописи, посвященной истории Самарканда:

«После основания медрессе мирза Улугбек воздвиг на холме Кухак, на берегу арыка Аби-Рахмат, здание обсерватории, вокруг которой построил высокие худжры, а у подошвы холма обсерватории разбил прекрасный сад».

Другой историк, Бабур, в рассказе о Самарканде сообщает:

«У подножия Кухака мирза Улугбек воздвиг на возвышенности трёхэтажное здание обсерватории для составления астрономических таблиц».

Своей высотою и размерами здание обсерватории поражало современников. Над землёй оно поднималось тремя этажами. При обсерватории были выстроены помещения для наблюдателей («худжры»). От пыли и сутолоки проезжих дорог обсерватория была отделена прекрасным садом.

Трёхэтажное здание обсерватории, поставленное на вершине холма, возвышалось над зеленью кишлачных садов. Многим, едущим по дороге, это молчаливое здание, наверное, казалось таинственным. Но только избранные понимали, что здание построено для научных целей.

Сведения историков о постройке обсерватории очень скудны. Знаменитая обсерватория просуществовала недолго. После убийства Улугбека его любимое детище, его обсерватория, была разрушена.

Самаркандское духовенство попыталось вытравить даже память о замечательной обсерватории. Шейхи объявили холм Кухак местом погребения «сорока святых дев». Они выстроили мавзолей Чильдухтаран и стали поощрять верующих к посещению святой гробницы, получая от богомольцев немалые выгоды.

Но в народе продолжало жить слово «расад» (обсерватория), и холм Кухак в народе называли «подножием обсерватории» (По-и-расад). Окрестным жителям было отлично известно, что на холме По-и-расад долгое время сохранялись остатки какой-то крупной постройки. Обломки изразцов и груды жжёного кирпича свидетельствовали, что на этом месте стояло когда-то величественное здание.

Первые путешественники, попавшие в Среднюю Азию, ошибочно утверждали, что обсерватория Улугбека находилась на Регистане.

Только русским учёным удалось найти под землёю то, что уцелело от знаменитой обсерватории Улугбека. Главная заслуга в этом деле принадлежит самаркандскому археологу В.Л. Вяткину.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница
«Кабинетъ» — История астрономии. Все права на тексты книг принадлежат их авторам!
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку