Материалы по истории астрономии

«Выбирая средний путь»

Поразительно, что Галилей уже 6 марта 1616 г. в письме Курцио Пиккена, госсекретарю Великого герцога Тосканского, проявил удивительную осведомленность о том, какие именно изменения предполагалось внести в книгу Коперника. «Из предисловия [-посвящения] Павлу III, — писал Галилей, — будут изъяты десять строк, в которых Коперник говорит о том, что его учение, как он полагает, не противоречит Св. Писанию. Как я понимаю, они могут убрать по слову там и сям (una parola in qua e in la), где два или три раза он называет Землю звездой (sidus). Исправление этих книг поручено Его Высокопреосвященству кардиналу Каэтано. Другие авторы не упоминаются»1. Действительно, исправления в целом носили именно тот характер, о котором писал Галилей. События развивались следующим образом.

На заседании Конгрегации Индекса 2 апреля 1618 г. было заслушано сообщение теолога Ф. Инголи (о нем см. далее), который отметил, что труд Коперника «очень полезен и необходим для астрономии (valde utilis et necessarius ad Astronomiam)» и потому он предлагает внести в него необходимые исправления («emendatus et correctus»). Т. е. Инголи, как следует из протокольной записи, исходил из того, что ранее «De Revolutionibus» был полностью запрещен («jam prohibitus») и он, Инголи, предлагает разрешить пользоваться этой книгой, после того как в нее будут внесены исправления2. Из сказанного ясно, что к началу апреля 1618 г. формулировка Декрета от 5 марта 1616 г. в отношении книги Коперника, а также, по-видимому, трактата де Цуниги уже была ужесточена, и именно эта более жесткая формулировка была внесена затем в сводный Индекс (Edictum) 1619 г. Иными словами, вместо исправления сочинений Коперника и де Цуниги решили исправить сам Декрет. Трудно сказать, кому принадлежала эта инициатива (кардинал П. Сфондрато скончался 14 февраля 1618 г., и в принципе можно допустить, что он успел-таки еще раз отредактировать Декрет 1616 г.), но кто бы это ни был, сам факт изменения Декрета, одобренного папой, свидетельствует о серьезных разногласиях в курии.

Предложение Инголи приняли, и было решено отправить труд Коперника «достопочтеннейшим отцам иезуитам, преподавателям математики в Collegio Romano» с целью определить, как и какие поправки и изменения в его тексте надлежит сделать («ad effectum ut ipsi etiam videant an aliquis mondus excogitari possit, ut talis liber corrigatur»)3.

На следующем заседании Конгрегации Индекса 3 июля 1618 г. Беллармино сообщил, что отцы иезуиты — К. Гринбергер и О. Грасси — внимательно рассмотрели и полностью одобрили поправки Инголи4.

Некоторые детали, связанные с внесением исправлений в книгу Коперника, обсуждались также на заседаниях Конгрегации Индекса 9 октября 1618 г. и 31 января 1620 г., причем на последнем собрании синьоры кардиналы распорядились, чтобы все исправления еще раз были им представлены. Возможно, их Высокопреосвященства решили не принимать каких-либо определенных решений в отсутствии Беллармино.

Кроме того, в протоколе заседания от 28 февраля 1619 г. имеется запись о том, что Конгрегация Индекса постановила запретить книгу И. Кеплера «Epitome Astronomiae Copemicanae», изданную в 1618 г. в Линце5. Инициатором запрета стал все тот же Инголи, о котором следует сказать несколько слов.

Франческо Инголи (F. Ingoli; 1578—1649) — уроженец Равенны, изучал право в Падуанском университете, где в 1591 г. получил степень доктора utriusque juris (т. е. канонического и гражданского права) и где он, вероятно, познакомился с Галилеем. В 1601 г. Инголи предпочел церковную карьеру юридической. Он начинает изучать восточные языки и организует в Ватикане издание католической литературы на разных языках в основанной им tipografia poliglota. В 1608 г. Инголи поступает на службу к кардиналу Б. Каэтано, тогда легату в Романьи. Как и его патрон, Инголи живо интересовался астрономией и астрологией, известны его неопубликованные рукописи: «De Stella anni 1604» и «De Cometa anni 1607» и др., кроме того, он помогал Каэтано переводить на итальянский язык «Tetrabiblos», астрологический трактат Птолемея6, а также, как и Галилей, занимался составлением гороскопов.

В 1616 г. Инголи публично полемизировал с Галилеем в доме Л. Магалотти7, отстаивая свои антикоперниканские позиции, которые он изложил в трактате «Disputatio de situ et quiete Terrae contra Copernici systema», написанном в конце 1615 — феврале 1616 г. и обращенном к Галилею. Причем из 20 приводимых Инголи доводов против гелиоцентрической теории только четыре имеют теологический характер, остальная аргументация основана на математических и физических соображениях. При этом он, мягко говоря, не проявил сколь-нибудь основательного знания и понимания математических и астрономических вопросов8.

Галилей намеревался ответить на возражения Инголи, но тогда, в 1616 и в последующие годы, не смог это сделать, поскольку был связан увещанием. Только в 1624 г., т. е. уже после смерти Беллармино и при новом папе (Урбане VIII), он написал «Lettera a Francesco Ingoli»9. Однако ни «Disputatio», ни «Lettera» не были опубликованы при жизни авторов, но довольно широко распространялись в списках.

В мае 1616 г. Инголи стал консультантом Конгрегации Индекса, что, по-видимому, было связано с поручением, данным его патрону (кардиналу Каэтано), внести соответствующие изменения в книгу Коперника. В 1622 г. Инголи был назначен секретарем созданной тогда Конгрегации по распространению веры (de Propaganda Fide)10. Но вернемся к событиям, связанным с внесением исправлений в «De Revolutionibus».

1 мая 1610 г. Конгрегация Индекса, наконец, приняла окончательное решение11:

«[193] Конгрегация состоялась во дворце его Высокопреосвященства достопочтенного синьора кардинала Беллармино в присутствии их Высокопреосвященств, досточтимых синьоров кардиналов Беллармино, [М.] Барберини, [Дж. Г.] Миллини, [С.] Ланчелотти, [П.] Убальдини, [С.] Кобеллуцци, [А.] Орсини и Управляющего папским дворцом. <...>12

[191] А также секретарь предложил, если то будет угодно их Высокопреосвященствам, чтобы исправления [сочинения] Коперника были бы, наконец, опубликованы, etc.

И их Высокопреосвященства решили, что они могут быть опубликованы.

[Декрет]

Обращение к читателю Николая Коперника (Monitum ad Nicolai Copernici lectorem) и его исправление13.

Хотя отцы Св. Конгрегации Индекса признали необходимым полностью запретить сочинение прославленного астронома (nobilis Astrologi) Николая Коперника «De Mundi revolutionibus»14 по причине того, что в нем принципы, касающиеся положения и движения земного шара, несовместимые со Св. Писанием и его истинным и католическим толкованием (что христианин никак не должен терпеть) изложены не как гипотетические, но без колебаний защищаются как истинные, тем не менее, в силу того, что это сочинение содержит много вещей, очень полезных для государства (in iis multa sunt reipublicae utilissima15), отцы единодушно сошлись на том, что сочинения Коперника, напечатанные до сих пор, должны быть разрешены. И разрешаются они при условии, что будут скорректированы в соответствии с прилагаемым ниже исправлением тех мест, где он [Коперник] обсуждает положение и движение Земли не гипотетически (ex hypothesis), но как утверждение (sed asserendo). Что же касается книг16, кои могут быть напечатаны в будущем, то они разрешаются при условии, что в них нижеперечисленные места будут исправлены следующим образом и настоящие поправки будут помещены перед предисловием Коперника. Перечень исправлений тех мест, кои представляются заслуживающими исправления в книгах Коперника17 (locorum quae in Copernici Libris visa sunt correctione digna, emendatio)».

Данный Декрет основывался на списке исправлений, предложенных Инголи, и на его общих соображениях, изложенных им в следующей записке, поданной в Конгрегацию Индекса18:

«[58a] Об исправлении шести книг Николая Коперника «De Revolutionibus».

Высокопреосвященнейшим и достопочтеннейшим кардиналам Конгрегации Индекса.

Есть, Высокопреосвященнейшие и достопочтенные отцы, три вещи, о коих Вашим преосвященствам надлежит проявить особую заботу при исправлении шести книг «De Revolutionibus» Коперника. Первая состоит в том, что названные книги Коперника должны быть полностью сохранены и поддержаны ради пользы христианского государства (pro utilitate Reipublicae Christianae conservandos ac sustinendos esse), ибо составление календаря, в коем христианский народ имеет огромную потребность как для определения церковных праздников и обрядов, так и для правильного ведения дел, зависит от астрономических исчислений, [и] в частности, от исчислений, относящихся к Солнцу и Луне и к прецессии [точек] равнодействия, как это видно, исходя из того, что было исполнено для исправления года в понтификат блаженной памяти папы Григория XIII19, или от астрономических вычислений, кои периодически необходимо делать для внесения уточнений (restitutione et reparatione), поскольку, будь то по незнанию всех небесных движений или же по причине некоторых незначительных особенностей уже известных движений, кои ускользают от человеческого ума и накапливаются со временем, сии вычисления не могут дать абсолютно правильного положения звезд. Уточнения же эти астрономы не в состоянии сделать, если они не располагают данными наблюдений минувших веков [58b], как это ясно видно из написанного Птолемеем в «Almagestum» и Тихо [де Браге] в «Progymnasmata». И поскольку книги Коперника наполнены (sint referti) такими наблюдениями, — что ясно тем, кто их читал, — они должны быть полностью сохранены как полезные для государства (ut Reipublicae utiles, conservandi sunt).

Второе, [что необходимо принять во внимание] — это то, что исправление [сочинения] Коперника не может быть сделано в предположении неподвижности Земли, что согласно с истиной и Св. Писанием. Действительно, поскольку Коперник принял в качестве [исходного] принципа три движения Земли и построил на нем все свои доказательства, чтобы спасти видимости или явления небесных движений, то, если этот принцип устранить, исправление [трактата] Коперника станет [тогда уже] не поправкой, но его полным разрушением (Copernici emendatio non esset correctio, sed totalis eius destructio).

И третье, — выбирая средний путь, как это делают в трудных делах, можно сохранить [сочинение] Коперника без ущерба для истины и священного текста (sine praejudicio veritatis, et sacrae pagina), а именно: исправляя только те места, где о движении Земли говорится не гипотетически, но как о реальности (non hypothetice, sed secundum realitatem videtur). В самом деле, за исключением очень немногих мест, он [Коперник] говорит либо гипотетически, либо не утверждая истинного движения Земли.

И я говорю также, что это исправление может быть сделано без ущерба для истины и для [59a] Св. Писания. Действительно, поскольку наука, которую излагает Коперник, — это астрономия, методу коей непременно присуще использование ложных начал для спасения видимости и небесных явлений (cuius propriissima methodus est uti falsis, et imaginatiis principiis pro salvandis apparentiis, et phoenomenis coelestibus), что очевидно из эпициклов древних [авторов], а также из их эксцентров, эквантов, апогеев и перигеев. И если фрагменты [сочинения] Коперника, касающиеся движения Земли и представленные в негипотетической манере, сделать гипотетическими, то они не будут противоречить ни истине, ни Св. Писанию. Более того, они будут согласовываться с последними в силу природы ложных предположений, повсеместное использование коих наука астрономия сделала неким своим особым правом.

Таким образом, рассмотрев тщательно эти вещи, приходим к решению об исправлении [сочинения Коперника] таким образом...»

И далее следует перечень предложенных Инголи исправлений в тексте «De Revolutionibus». Но прежде чем обращаться к этому перечню, необходимо сделать несколько замечаний по поводу приведенных протокольных записей.

Во-первых, Декрет подписан не Беллармино, а только секретарем. Случай чрезвычайно редкий, а в период с 1613 г. по середину XVII в. (до издания Индекса 1664 г.) — единственный в практике работы Конгрегации Индекса.

Во-вторых, и предложения Инголи, и фраза Декрета: «locorum quae in Copernici Libris visa sunt correctione digna, emendatio» свидетельствуют о том, что Конгрегация понимала невозможность полного исправления трактата Коперника. Инголи был прав, когда утверждал, что подобное изменение привело бы к destructio книги. Об этом же, напомню, писал и Галилей еще в марте 1615 г.: «Что касается учения Коперника, то оно, по моему мнению, не допускает компромиссы (non и capace di moderazione), так как существеннейшим его положением и основным утверждением является утверждение о движении Земли и неподвижности Солнца; поэтому его следует или целиком осудить, или принять таким, как оно есть»20. Поэтому «исправлению» подверглись лишь некоторые фразы трактата Коперника, где идеи новой космологии выражались в наиболее отчетливой форме21.

И в-третьих, Декрет датирован только годом, т. е. число и месяц его принятия не указаны ни в протоколе, ни в издании Индекса 1624 г. Возможно, это небрежность секретаря, но возможно — еще одно свидетельство особого характера документа.

Теперь о самих исправлениях. Текст Декрета по содержанию и в целом по форме идентичен записке Инголи:

«В предисловии в конце.

Убрать все со слов si fortasse до слов hi nostri labores и заменить на caeterum hi labores22.

В книге I, главе 1, стр. 6.

Там, где сказано si tamen attentius исправить на si tamen attentius rem consideremus. nihil refert an terram in medio mundi, vel extra medium existere, quoad salvandas caelestium motuum apparentias: omnis emin etc.23

В главе 8 той же книги.

Вся эта глава могла бы быть изъята (expungi), поскольку в ней ясно говорится о движении Земли и отрицаются древние доводы, доказывающие ее неподвижность. Но поскольку предпочтительно всегда говорить проблематически (problematice) и чтобы удовлетворить ученых (studiosis) и сохранить весь порядок книги, можно внести следующие исправления.

Во-первых, на странице 6 убрать строки, начиная со слов cur ergo до слова provehimur, и исправить таким образом: «Cur ergo non possumus mobilitatem illi formam suae concedere, magisquam quod totus lobatur mundus, cuius finis ignoratur, scirique nequit, et quae apparent in coelo proinde se habere, at si diceret Virgilianus Aeneas etc.24

Во-вторых, на с. 7.

Строки со слова addo исправить на: addo etiam difficilius non esse contento, et locato, quod est Terra motum adscribere, quam continenti25.

В-третьих, на той же странице, в конце главы строки со слова vides и до конца главы изымаются26.

В главе 9, страница 1.

Начало этой главы до строк quod enim исправить на: Cum igitur terram moveri assumpserim, videndum nunc arbitor, an etiam illi plures possint convenire metus, quod enim, etc.27

В главе 10, страница 9.

Строки, начинающиеся со слова proinde, исправить на proinde non pudet nos assumere28. И несколько ниже, где сказано: hoc potius in mobilitate Terrae verificari исправить на «hoc consequenter in mobilitate Terrae verificari29.

Страница 10 в конце главы.

Изъять самые последние слова: tanta nimirum est divina haec [D.] O. M. fabrica30.

В главе 11.

Заглавие главы должно быть заменено на: De hypothesi triplicis motus Terrae, eiusque demonstratione31.

В книге 4, в главе 20, стр. 122.

В заглавии главы убрать слова horum trium syderum, поскольку Земля — не звезда, как это принимал Коперник»32.

Итак, что же получается в итоге? Как видим, Декрет 1620 г. мало что изменил в тексте Коперника33. Многие и многие фрагменты «De Revolutionibus», в которых идеи гелиоцентризма и геодинамизма выражены достаточно ясно и рельефно и отнюдь не в гипотетической манере, остались нетронутыми. Более того, некоторые исправления выглядят весьма странно.

Так, например, замена «hoc poius in mobilitate Terrae verificati» на «hoc consequenter in mobilitate Terrae verificari» в десятой главе первой книги скорее усиливает коперниканскую мысль о движении Земли вокруг неподвижного Солнца, нежели гипотетизирует ее, поскольку вся фраза после такой замены звучит так: «Если же Солнце остается неподвижным, то все видимое движение его находит, следовательно, себе объяснение в подвижности Земли».

Или другой пример — исправление названия одиннадцатой главы. Почему в него было добавлено слово hypothesi — понятно. Но непонятно — почему осталось слово demonstratione? Ведь если гипотеза доказана, то это уже не гипотеза.

Далее, если в 1616 г. теологи не делали различия между полезными аспектами книги Коперника и неприемлемостью его трактовки гелио-центризма/геодинамизма как истинного in rei natura, то Декрет 1620 г. со всей отчетливостью отражает маневрирование курии между идеологией и практической полезностью (при том, что вопрос о календаре, для совершенствования которого необходимы точные астрономические данные и расчеты, имел как социально-экономические, так и религиозно-идеологические грани). И вся эта сложная игра санкций, абсолютных запретов и запретов donec corrigatur, увещаний и одобрений отражала глубинное столкновение различных интеллектуальных традиций, разделявшее курию на соперничающие группировки.

Примечания

1. Galilei G. Le Opere. Vol. XII. P. 244. В то время термин звезда часто употребляли в том же смысле, что и «планета», а звезды небосвода называли «неподвижными звездами».

2. Acta Sacrae Indicis Congregazionis. I, 2, f. 128r (далее сокр. ASIC). Archivio della Congregazione per la dottrina delle fede (это архивное собрание включает в себя документы Sant'Uffìzio Romano, т. е. римской Инквизиции и Congregazione dell'Indice, т. е. Конгрегации Индекса запрещенных книг) и в настоящее время находится в Archivium Secretum Apostolicum Vaticanum (Archivio Segreto Vaticano).

3. ASIC. F. 128r.

4. Ibid. F. 139v.

5. Ibid. F. 154r.

6. Bucciantini M. Contro Galileo. Alle Origini dell'Affaire. (Biblioteca di Nuncius. Studi e testi XIX). Firenze: Leo S. Olschki, 1995. P. 144; Фантоли А. Галилей... С. 188—189.

7. Лоренцо Магалотти (L. Magalotti; 1584—1637) в 1642 г. стал кардиналом. Его сестра была замужем за Карлом Барберини, братом папы Урбана VIII.

8. Так, например, Инголи утверждал, будто в системе Коперника параллакс Солнца должен быть больше параллакса Луны, поскольку Солнце, находясь в центре мира, оказалось бы дальше от «небесного свода», чем Луна (Galilei G. Le Opere. Vol. VI. P. 513—529).

9. См. русский перевод Н.И. Идельсона: Галилей Г. Послание к Франческо Инголи // Галилей Г. Избр. труды. Т. I. С. 55—96.

10. Metzler J. Francesco Ingoli, der erste Sekretär der Kongregation (15181649) // Sacrae Congregationis de Propaganda Fide Memoria Rerum 1611—1911. Rom; Frieburg; Wien, 1911—1916. Vol. I. P. 191—143.

11. ASIC (в квадратных скобках указаны номера страниц дела).

12. Опущена часть записи, посвященная другим пунктам повестки дня, не имеющим отношения к теме настоящей работы. — И.Д.

13. Строго говоря, трактат Коперника начинается не с обращения к читателю, а с предисловия-посвящения его труда папе Павлу III. — И.Д.

14. Видимо, достопочтенные отцы с таким рвением занимались «делом Коперника», что забыли точное название труда прославленного астронома. — И.Д.

15. Под термином reipublicae здесь имеется в виду либо общественное благо, либо сообщество христиан. — И.Д.

16. Множественное число здесь и в вышеприведенном тексте означает, что речь идет либо о шести книгах, составляющих трактат Коперника, либо о будущих изданиях его сочинения. — И.Д.

17. Далее следует перечень поправок, который будет приведен ниже. — И.Д.

18. Biblioteca Apostolica Vaticano, Codex Barberinianus, XXXIX.

19. Речь идет о реформе календаря, осуществленной в 1582 г. в понтификат Григория XIII (1572—1585), когда астрономический год был приведен в согласие с церковным (булла Inter gravissimas от 24 февраля 1582 г.), для чего потребовалось опустить несколько дней, с 4 по 14 октября. — И.Д.

20. Письмо Галилея монсиньору П. Дини от 23 марта 1615 г. (Galilei G. Le Opere. Vol. V. P. 299).

21. Да и то кое-какие места были пропущены, например, следующее двустишие (возможно, принадлежащее самому Копернику) из второй книги «De Revolutionibus»:

Qui terra vehimur, nobis Sol Lunaque transit,
Stellarumque vices redeunt iterumque recedunt

(Кто Землею влеком, мимо тех Луна с Солнцем проходят,
Звезды идут чередой, приближаясь и вновь удаляясь)

(Коперник Н. О вращениях небесных сфер. Малый комментарий. Послание против Вернера. Упсальская запись / Пер. И.Н. Веселовского. Статья и общая редакция А.А. Михайлова. М.: Наука, 1964. (Серия «Классики науки»). С. 72.

22. Т. е. вычеркивалось начало последнего абзаца из предисловия-посвящения, а именно: «Если и найдутся какие-нибудь ματαιολόγοι (пустословы), которые, будучи невеждами во всех математических науках, все-таки берутся о них судить и на основании какого-нибудь места Священного Писания, неверно понятого и извращенного для их цели, осмелятся порицать и преследовать это мое произведение, то я, ничуть не задерживаясь, могу пренебречь их суждением как легкомысленным. Ведь не тайна, что Лактанций, вообще говоря, знаменитый писатель, но небольшой математик, почти по-детски рассуждал о форме Земли, осмеивая тех, кто утверждал, что Земля имеет форму шара. Поэтому ученые не должны удивляться, если нас будет тоже кто-нибудь из таких осмеивать. Математика пишется для математиков, а они, если я не обманываюсь, увидят, что этот наш труд...» (Коперник Н. О вращениях... С. 14). Вместо этого текста предлагалось оставить: «В остальном, если я не обманываюсь, этот наш труд...» и т. д. Замечу, что в письме герцогине Кристине ди Лорена Галилей с похвалой отозвался об этом, изъятом Декретом 1620 г., месте сочинения Коперника. — И.Д.

23. Т. е. вместо «Однако, если мы разберем дело внимательнее (речь идет о положении Земли. — И.Д.), то окажется, что этот вопрос еще не решен окончательно, и поэтому им никак нельзя пренебрегать» (Коперник Н. О вращениях... С. 22) предлагалось вставить: «Однако, если мы разберем дело внимательнее, то, как мы полагаем, не имеет значения, находится ли Земля в центре мира или же вне его, ведь речь идет о спасении видимости небесных явлений». Кроме того, и в записке Инголи, и в Декрете неправильно указан номер главы (надо 5 вместо 1). — И.Д.

24. Т. е. вместо слов: «Но тогда зачем же еще нам сомневаться? Скорее, следует допустить, что подвижность Земли вполне естественно соответствует ее форме, чем думать, что движется весь мир, пределы которого неизвестны и непостижимы. И почему нам не считать, что суточное вращение для неба является видимостью, а для Земли действительностью? И все это так и обстоит, как сказал бы Виргилиев Эней» (Коперник Н. О вращениях... С. 27), предлагалось ввести следующий фрагмент: «Но тогда не следует ли допустить, что движение ее [Земли] соответствует ее форме, чем полагать неустойчивой всю Вселенную, пределы которой неизвестны и непостижимы. И почему бы не допустить, что видимое на небе происходит так, как это сказано Виргилиевым Энеем». — И.Д.

25. T. е. вместо слов: «Добавлю также, что довольно нелепо приписывать движение содержащему и вмещающему, а не содержимому и вмещенному, чем является Земля» (Коперник Н. О вращениях... С. 29), вводилась следующая фраза: «Добавлю также, что не более трудно приписывать движение тому, что помещено в некое место в содержащем, а именно Земле, чем содержащему». — И.Д.

26. T. е. изъятию подвергся следующий абзац: «Итак, из всего этого ты видишь, что подвижность Земли более вероятна, чем ее покой, в особенности если говорить о суточном вращении как наиболее свойственном Земле. И я полагаю, что этого достаточно для первой части вопроса» (Там же.). — И.Д.

27. Т. е. фрагмент: «Таким образом, поскольку ничто не препятствует подвижности Земли, то я полагаю, что нужно рассмотреть, не может ли она иметь несколько движений, так, чтобы ее можно было считать одной из планет» (Там же. С. 30) заменялся на: «Если, таким образом, допустить, что Земля движется, то, я полагаю, нужно иметь несколько движений. Ибо из того, что...». — И.Д.

28. Т. е. начало фразы «Поэтому нам не стыдно признать, что» (Там же. С. 33) заменяется на: «Поэтому нам не стыдно предположить, что...», т. е. глагол fateri заменялся глаголом assumere, чтобы оттенить гипотетичность высказывания. — И.Д.

29. Т. е. вместо: «все видимое движение его [Солнца] должно скорее найти себе объяснение в подвижности Земли» (Там же.) предписывалось сделать следующую замену: «все видимое движение его [Солнца] находит, следовательно, себе объяснение в подвижности Земли». — И.Д.

30. Т. е. изымались слова: «Так велико это божественное творение всеблагого и всевышнего» (Коперник Н. О вращениях... С. 35). — И.Д.

31. Т. е. заглавие: «Доказательство тройного движения Земли» («De Triplici Motu Telluris Demonstrato») (Там же. С. 36) заменялось на «О гипотезе тройного движения Земли и ее доказательства». — И.Д.

32. Т. е. в заглавии этой главы — «О величине трех упомянутых светил — Солнца, Луны и Земли — об их соотношениях (De Magnitudine Horum Trium Siderum Solis Lunae et Terrae ac [ad] Invicem Comparatione)» (Там же. С. 271) — изымались слова «трех упомянутых светил», т. е. в буквальном переводе — звезд, но под термином «звезда» в то время часто подразумевалась также и планета. — И.Д.

33. По подсчетам О. Гингерича, только в 8% экземпляров «De Revolutionibus» были внесены требуемые Декретом изменения (Gingerich O. The Censorship of Copernicus' «De Revolutionibus» // Annali dell'Instituto e Museo di Storia della Scienza di Firenze. 1981. Vol. 7. P. 45—61).

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница
«Кабинетъ» — История астрономии. Все права на тексты книг принадлежат их авторам!
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку