Материалы по истории астрономии

На правах рекламы:

категория a королев

7. Ориген и Жизнь Звезд

Великой точкой пересечения астрономии, астрологии и религии всегда было то, что небеса являлись как физической, так и духовной реальностью: качества и тайны небес представляют интерес и для ученых, и для мистиков. Возникал очевидный вопрос о природе звезд: что они фактически собой представляют? Будучи физическими телами, находящимися в небе, каким образом они связаны с божествами, которых считали пребывающими в них? Природа звезд была темой для обсуждения в Месопотамии, Персии и Греции. Вывод о том, что звезды — это божества, одушевленные и разумные, способствовал развитию астрологии. А как же ранние Христиане? Как они объясняли тот парадокс, что их Бог пребывает в физической реальности, полной звезд, некоторые из коих отождествляются с языческими божествами? Богов можно отрицать, но как быть со звездами? Как правило, ранние Христиане не интересовались научными вопросами; их занимали теология и этика. Исключением был Ориген, живший в третьем веке н.э., родившийся, что примечательно, в Александрии, городе, который был центром философии, гностицизма и классической науки. В своей работе "Контра Целсум" Ориген раскрывает многие из своих взглядов на мир природы, давая ответ антихристианскому полемисту Цельсусу. Цельсус считал Христа чародеем, совершавшим свои чудеса при помощи демонических сил Земли и Неба. В ответе Оригена прослеживается попытка христианина примирить религиозное верование с некоторыми догматами языческой науки.

Цельсусу было хорошо известно о весомости астрологии, поскольку он высмеивал христиан за то, что они поклоняются небесным существам, пренебрегая наиболее могущественной частью небес, а именно, звездами «дающими ясные предзнаменования всему миру, истинными божественными глашатаями». В ответ Ориген в подробностях объясняет свое отрицание науки гороскопов, как противоречащей свободной воле человека. Удивителен не этот его поступок, а то, что он продолжил обсуждение природы звезд, а также снова поддержал языческую веру в населяющих звезды духов, или души. Эта вера заставила его продолжить дискуссию, которая, фактически, свидетельствует о его симпатиях к астрологии. Отправным пунктом его рассуждений был известный греческий философский принцип, заключающийся в том, что движение — доказательство воли, а упорядоченное движение — свидетельство мышления. Тем не менее, позиция Оригена не была простым отражением традиции Платона, поскольку первый цитирует некоторые библейские тексты, из которых следует, что звезды играли определенную и запланированную роль в Божьем управлении Вселенной. Это, например, «Я распорядился всеми звездами» (Исайя 45:12), или «Молитесь ему, Солнце и Луна, все вы, звезды и свет, молитесь ему» (Псалом 148). Ориген был согласен с идеей Платона о том, что все души являются предсуществующими, они нисходят из духовного мира в телесный. В этом процессе некоторые души достигли промежуточного уровня звезд, он даже рассматривал возможность наличия у звезд грехов.

Ориген допускает, что звезды, как посредники между миром Бога и миром человека, могут иногда по воле Бога предвещать изменения на Земле. Самым очевидным примером явилась звезда, возвестившая о рождении Христа. Кометы также рассматривались им в качестве божественных предзнаменований. С этой точки зрения звезды являлись не причинами, а лишь знаками великих событий. Подобно Плотину, Ориген рассматривал звезды, как форму небесного письма, которое по силам прочесть лишь ангелам. Но, конечно, падшие ангелы также могли читать его, и Ориген разделял взгляды Неоплатоников на Вселенную, как наполненную духами — добрыми, или ангелами, и демонами, или падшими ангелами. Он считал, что именно падшие ангелы открыли человеку принципы астрономии. Более того, он полагает, что иногда астрология оказывается такой точной именно потому, что эти демоны соотносят свои действия с изменениями в небесах с целью побудить людей верить в астрологию. Ориген предполагает, например, что эти демоны точно следуют фазам Луны, прежде чем вызвать симптомы эпилепсии, так что люди обвиняют Луну и верят в то, что звезды действительно оказывают позитивное и негативное воздействия. Ориген также разделял повсеместную веру в природную астрологию, в то, что звезды управляют погодой и естественными циклами на Земле: то, что различные звезды ассоциировались с четырьмя сезонами, предполагало, что они являлись причинами сезонных изменений, способствуя появлению плодов на Земле, которыми наслаждаются люди.

Таким образом, в целом отрицая астрологию, Ориген фактически помогает ей, подтверждая ее обоснованность и действительное место в божественной схеме вселенной, но затем вновь возвращается к утверждению о том, что это — запрещенная наука. Его симпатии к Платонизму, и, в особенности, к идее о том, что звезды — это духовные сущности, заставляют его подтверждать, что Бог так или иначе использует звезды в качестве посредников. Другими словами, звезды обладали силой, но она зависела от Бога. Это явилось попыткой разрешить давний конфликт между Богом и звездами, но идеи Оригена были слишком тонки для большинства христиан, и несколько раз он был проклинаем, как еретик в четвертом и пятом веках. В этом отношении его судьба наглядно демонстрирует трудности любой попытки примирения христианства с концепциями языческих наук, некоторые другие ранние христиане, занимавшие позицию логики, отвергали все полностью. Позднее, в совершенно другой культурной обстановке Средневековья, точка зрения Оригена вновь стала популярной.

«Кабинетъ» — История астрономии. Все права на тексты книг принадлежат их авторам!
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку