Материалы по истории астрономии

Византия в первых веках

 

Земля есть как желток посередине яйца, а небо и воздух подобны белку и скорлупе яйца. Как скорлупа окружает внутренность яйца, так небо и воздух окружают землю, которая есть посередине.

Иоанн Дамаскин, Указ о земле

В предыдущей главе было отмечено, что, пока Европа находилась в сетях средневековой схоластики, арабский мир сохранил знания, полученные древнегреческими астрономами, для последующих поколений. Для славянских же народов, принявших созданную Кириллом и Мефодием азбуку, сокровища древней астрономии сохранились благодаря болгарской литературе IX—X вв., наиболее ярким, представителем которой был Иоанн Экзарх.

Иоанн Экзарх, один из образованнейших людей своего времени и видный болгарский просветитель, жил, вероятно, в конце царствования Бориса и первой половине правления Симеона. Он, по-видимому, учился в какой-то известной византийской школе, поскольку владел греческим языком и хорошо знал древних авторов.

До нас дошли два крупных произведения Иоанна Экзарха — «Богословие» и «Шестоднев». Первое представляет собой перевод (сделанный в конце IX в.) части трактата Иоанна Дамаскина «О православной вере», написанного примерно на полтора века ранее. Иоанн Дамаскин был византийским церковным деятелем и в своем сочинении кратко излагал основные христианские догмы, по своему трактуемые в Византии. Болгария в 865 г. приняла христианство, и Иоанн Экзарх, занимавший высокое положение в болгарской церковной иерархии, видел свою задачу в разъяснении правоты Священного писания.

Название «Шестоднев» происходит от шести дней, за которые, согласно Библии, бог сотворил мир. Это произведение Иоанна Экзарха частично представляет собой перевод с древнегреческого, а частично написано им самим. По форме оно подобно многим византийским трудам того времени, когда рассказ пророка Моисея о сотворении мира толковался не только с помощью богословия, но и с привлечением естественнонаучных знаний. Именно эта вторая, «научная компонента» сочинения Иоанна Экзарха для нас особенно интересна, поскольку в ней содержатся, в частности, астрономические знания Древней Эллады. Их распространение в славянских землях подобным путем связано с Преславской литературной школой в Болгарии (Преслав — столица Первого Болгарского царства), и мы остановимся на этом вопросе подробнее.

Как уже отмечалось, положение науки в Европе раннего средневековья можно охарактеризовать как «застойное». Более того, там произошел возврат к представлениям о мире, существовавшим еще в доэллинскую эпоху, поскольку христианская церковь все противоречащее Библии объявляла ересью.

Так что же говорит Библия о мире? Земля считается плоским диском, окруженным водой и покрытым сверху «небесной твердью». Правда, часто слово «небо» употребляется во множественном числе, но при этом оно не конкретизируется, и потому здесь, на наш взгляд, нет никаких намеков на «небесные сферы» древних греков.

Болгарское государство возникло и развивалось на юго-востоке Европы, на Балканском п-ове. На этом перекрестке многих народов и культур возникла и Византия, которая представляла собой отделившуюся восточную часть распавшейся Римской империи. Византия приняла христианство, однако в ней утвердился ее «восточный» вариант — ортодоксальная восточноправославная церковь, несколько отличающаяся от католической. Тем не менее, как и в Западной Европе, влияние церкви на науку в те времена было огромным. Но Византия занимала частично и территорию древней Греции, так что вопреки стремлению церкви игнорировать древнюю культуру даже остатки этой культуры оказывали влияние на все, включая византийское богословие.

Интересным представителем христианского богословия периода отделения Византии от Рима был Косма Индикоплов, родившийся в Александрии во время правления императора Анастасия I. В своем известном сочинении «Христианская топография» он изображает мир как четырехугольный сундук, дно которого — Земля, а крышка — небесная твердь. Такое описание соответствовало священным книгам, но здесь надо заметить, что Косма Индикоплов не относился к верхушке просвещенного византийского общества. Он был торговцем, много поездил по свету и, только заболев, отдался литературной деятельности. Жил он в отдалении от Константинополя и его знаменитых литературных школ, а именно в них постепенно начали снова излагаться взгляды древнегреческих ученых, и прежде всего Аристотеля и Платона.

Вначале представители византийской культуры отвергали идеи философов Греции. Со временем, однако, стало складываться мнение, что античные авторы в своей деятельности стремились найти лучшие пути к пониманию христианской религии и ее канонов. Такого взгляда придерживался, например, известный мыслитель IX в. патриарх Фотий, пытавшийся приобщить древнюю философию к Священному писанию. С другой стороны, постепенно начала проявляться тенденция отхода византийской литературы от церкви.

Одним из первых, кто стал использовать труды древних авторов, и прежде всего Аристотеля, при изложении христианских догм, был известный деятель Иоанн Дамаскин (675 — около 753 гг.). Он был глубоко верующим человеком и считал, что мир создан богом раз и навсегда и останется неизменным на вечные времена. В отличие от него Фотий позднее указывал, что мир, как творение бога, имеет начало во времени, но при этом в нем постоянно сохраняется «творческая искра» и потому мир меняется.

Однако в отличие от написанного в священных книгах Иоанн Дамаскин рассматривал Землю как шар, ничем не поддерживаемый и свободно висящий в пространстве. Он считал Землю центром Вселенной, что отвечало христианскому мировоззрению, но делал оговорку, что не следует понимать это положение буквально. Центральное место Земли имеет лишь тот смысл, что на ней живет «венец божьего творения» — человек, который есть «образ и подобие божье».

Как считал Иоанн Дамаскин, вокруг Земли расположены «пояса» (по представлениям византийцев) небесных тел. В полном соответствии со взглядами Аристотеля и Птолемея он отводил отдельные «пояса» Луне, Солнцу и планетам. От Аристотеля он перенял и идею пяти элементов, из которых построен мир.

Позднее Византия почти полностью вернулась к представлениям древнегреческих мыслителей, особенно Аристотеля и Птолемея, что проявилось в трудах Михаила Пселла, ученика Фотия, и Симеона Сета. Более того, появились элементы наивного материализма. Так, бог был заменен дополнительной небесной сферой, приводящей в действие сферы планет, Солнца и Луны.

Из сказанного выше видно, что Византия испытала сильное влияние «географически» близкой античной культуры. Болгарская литература IX—XI вв. многое почерпнула из византийских источников, и таким образом многие достижения древнегреческой астрономии проникли в Болгарию. Поскольку болгарская литература первой стала использовать новую славянскую письменность, она сыграла важную роль в дальнейшем распространении знаний среди славянских народов как на Балканском п-ове, так и за его пределами.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница
«Кабинетъ» — История астрономии. Все права на тексты книг принадлежат их авторам!
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку