Материалы по истории астрономии

4. Представления о мироздании в литературе XVI и начала XVII вв.

Преследование церковью в качестве «жидовствующих еретиков» тех русских людей, которые в основном просто тянулись к науке и, в частности, к астрономии, конечно, заставило многих с большой осторожностью читать научную литературу. Однако, как и всегда, жестокие преследования мракобесов не могли помешать росту культурных запросов среди прогрессивных слоев русского общества, окончательно освободившегося от татаро-монгольского ига. К занятиям наукой толкала теперь и изменившаяся политическая и экономическая обстановка. Сложилось и расширялось единое русское государство; с его развитием были связаны расширение общих экономических интересов населения обширной территории и развитие сообщений. Увеличился товарооборот, усилились сношения с заморскими странами, требовавшие далеких морских поездок и умения ориентироваться в море. В государстве все большую роль начинает приобретать оппозиционный крупному боярству класс мелких землевладельцев-дворян и предприимчивых торговцев и промышленников. Освоение обширных новых пространств, присоединенных к Московскому государству, требовало использования данных науки. В первую очередь требовалось развитие картографии, опирающейся на астрономические методы определения широт и долгот. После того как пала под ударами турок Византия, Москва сама стала «третьим Римом». Не только государство, но и монастыри, скопившие в своих руках огромные земельные богатства, для ведения своего хозяйства нуждались в математике и в прикладных науках. Многие церковные деятели стали поэтому менее враждебно относиться к астрономической и математической литературе.

Внешняя политика Московского государства способствовала тому, что в состав его населения влилось множество русских и белорусов, находившихся ранее под литовским или ливонским владычеством. К Москве потянулось много литовских князей (например, Вельские и Глинские) с их многолюдным окружением. Это, несомненно, способствовало проникновению на Русь западной астрономической литературы, а в переводах ее на русский язык, вероятно, участвовали деятели «Избранной рады», с помощью которой царь Иван IV проводил свои реформы. В первой половине XVI в. многие широко образованные люди (например, Михаил Глинский, побывавший в Италии и в ряде других стран Европы), знакомились с астрологией; как раз в XVI в. в Западной Европе астрология расцвела особенно пышно, и такие астрологи, как Штеффлер и Нострадамус, привлекали к себе всеобщее внимание. Известно, что боярин Карпов-Далматов (умерший в 1540 г.) изучал астрологию во время своей поездки за границу.

В этот же период в русском переводе или в переделке, свидетельствующей о достаточной компетентности русских книжников, появилось много новых астрономических сочинений. Среди них можно назвать следующие: «Всемирная хроника» Вельского (переведена с польского в 1584 г. и содержит описание вселенной), «Космография» Ортелиуса, составленная в 1571 г. в Антверпене, «Космография» известного картографа фламандца Меркатора (1512—1595). Кроме этих сочинений, дававших подлинные астрономические сведения, было много и астрологических книг с элементами астрономии: «Аристотелевы врата», или «Тайная тайных», многочисленные «Альманахи» и т. п. Наряду с ними успехом пользовался (как и в Западной Европе в это время) написанный еще в XII в. «Луцидариус», или «Просветитель», — труд схоласта Гонория Отенского, излагавшего вопросы мироздания в форме кратких вопросов, задаваемых учителю, и его ответов. В «Луцидариусе» признавались, например, шарообразность Земли и существование антиподов. На вопрос, как же тогда люди с Земли не падают, «учитель» отвечал в «Луцидариусе»: «держит их сила божия».

Во всей этой литературе излагалась, конечно, геоцентрическая система мира, так как гелиоцентрическая система, разработанная Коперником к 1515 г., была опубликована им только в 1540—1543 гг.; распространение в России она получила только в конце XVII в., но и на Западе учение Коперника стало известно в широких кругах лишь с начала XVII в.

У русских читателей в XVI в. уже было отчетливое представление о шарообразности и о размерах Земли и о семи планетах, расположенных на сферах, концентрически окружающих Землю. Сферы эти назывались кругами, небесами, поясами. Знали русские любители науки о мироздании и о «зодиях» — двенадцати зодиакальных созвездиях, по которым перемещаются Солнце и планеты. В книгах, упомянутых выше, излагались, таким образом, воззрения Аристотеля, подправленные и дополненные с богословской точки зрения. Сложная система Птолемея с его деферентами и эпициклами, при помощи которых объяснялось видимое петлеобразное движение планет, в сохранившейся литературе XVI и начала XVII в. не описывается. Это естественно, так как эта сложная схема нужна была лишь для специалистов, делавших при помощи нее разные расчеты; популярнее же, как дающая более наглядные представления, всегда была система сфер Аристотеля.

До Коперника, понятно, не могло быть дано правильной оценки расстояний от Земли до планет, и разные авторы приводили гадательные данные, очень далекие от действительности и всегда сильно преуменьшенные. Так, например, до «сферы неподвижных звезд» приводили расстояния в 500 миллионов км и иногда даже около 130 км, тогда как в действительности даже ближайшая звезда находится от нас на расстоянии, выражаемом в километрах четырнадцатизначным числом. О размерах небесных тел сведения были более правдоподобны и даже преувеличены, например: Солнце больше Земли в 162 раза (в действительности в 109 раз по диаметру), Юпитер в 98 раз (вместо 11) и т. д. Эти представления о размерах небесных тел не опирались ни на какие научные измерения.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница
«Кабинетъ» — История астрономии. Все права на тексты книг принадлежат их авторам!
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку