Материалы по истории астрономии

На правах рекламы:

Самая новая информация про EOS Max Polyakov

Глава 9. Другие подобные храмы

Наблюдения, сделанные в Вавилонии, чрезвычайно разнятся между собой, и в настоящее время невозможно утверждать по памятникам в любой части долины Тигра, позволяют ли храмы сказать, что вавилоняне были знакомы с солнцестоянием.

Ниже следует перечень древних городов, открытых на сегодняшний день, и современные названия археологических участков:

Ниневия = Куюнджик
Вавилон = Бирс-Нимруд
Калах = Нимруд
Эрех = Варка
Ур халдеев = Мукайяр
Ашшур = Калат-Шеркат
Дур-Шаррукин = Хорсабад

Возьмем, например, область долины, у которой приток Большой Заб впадает в главную реку. Из карты, опубликованной в 1867 году Плясом1, мы узнаем, что Нимруд, современный Калах, находится рядом с местом слияния, тогда как холмы Куюнджик, Мосул и Хорсабад, древний Дур-Шаррукин, расположены к северу (36° с. ш.). На карте изображены еще два холма в Джигане и Тель-Хакоабе.

Итак, после изучения становится ясно, что ни один из холмов, кроме того, где находился Нимруд, не расположен с востока на запад. Значит, очень важно определить их ориентацию; но, увы, это практически невозможно за единственным исключением Хорсабада, так как, по всей видимости, никаких измерений не проводилось.

На первый взгляд вопрос в случае Хорсабада кажется не таким уж безнадежным, ведь у нас есть планы не только Пляса, но и Ботты и Фландена2. Как видно, планы тщательно ориентированы относительно направления по компасу — оно присутствует там, хотя очень часто отсутствует в аналогичных изданиях, — но нигде не говорится, какой это север, истинный или магнитный.

Оба наблюдателя обратили внимание на хорошо заметный храм, обращенный к северо-востоку, а также «обсерваторию». Храм не вызывает вопросов, так как подход к нему, по которому в него попадал свет, хорошо сохранился, а также есть часть широкой лестницы на северо-восточной стороне.

Пляс дает ориентацию 37° севернее точки востока на одном плане и 39° на другом. Ботта и Фланден дают 31½° на одном плане и 32° на другом! Изменение магнитного отклонения между 1849 и 1867 годами не объясняет этой разницы, также нельзя ее объяснить предположением, что на одной серии планов имеется в виду магнитный север, а на другой — истинный север3; ясно, что невозможно сделать никаких уверенных выводов, пока работа не будет проделана заново. Но известно, что месье Фланден — опытный исследователь, а еще у нас есть тот примечательный факт, что, если согласиться с его значением, получится амплитуда солнца в летнее солнцестояние на широте Ниневии!

Я думаю, что храм можно условно считать храмом, посвященным солнцестоянию; и если это так, возникает вопрос, не все ли сооружения в Ассирии, которые, как считается, ориентированы так, чтобы их углы были обращены к четырем сторонам света, ориентированы на солнце в солнцестояние или какое-то другое небесное тело. Разумеется, сначала мы должны произвести более точные измерения, прежде чем это утверждение можно будет счесть окончательным.

Помимо Ассирии, мы находим и другие страны, еще более далекие, где признается существование очень древних храмов солнцестояния.

Великий храм солнца в Пекине ориентирован на зимнее солнцестояние. Эдкинс так описывает тамошние церемонии:

«Важнейший из всех государственных ритуалов в Китае — это жертвоприношение в зимнее солнцестояние, которое совершается под открытым небом на южном алтаре Храма Неба 21 декабря. Алтарь называется Нан-Тан, «Южный холм», или Юаньцютань, «Круглый пригорок», — оба названия очень древние.

Там же молятся о дожде в начале лета. Алтарь представляет собой красивое мраморное сооружение, к которому ведут двадцать семь ступеней, и на каждом из трех ярусов его украшают круговые балюстрады. Еще один, несколько меньше, находится с северной стороны и называется Чикутан, или алтарь молитвы о хлебном урожае. На нем возвышается великолепное круглое здание с тремя крышами высотой 30 метров, самая заметная часть всего ансамбля, его же иностранцы называют Храмом Неба. Это зал молитв о преуспеянии в новом году, и в начале весны там возносят моления и приносят жертвы. Эти сооружения кроются глубоко в густой кипарисовой роще, напоминая посетителю об обычае, распространенном прежде у языческих народов Ветхого Завета, и о некоторых знаменитых храмах Древней Греции под сенью величественных дерев».

Храм Неба он описывает так:

«Южный алтарь, самое важное из всех китайских религиозных сооружений, имеет следующие размеры: он состоит из трех круговых ярусов шириной 210 футов [64 м] у основания, 150 футов [46 м] в середине и 90 футов [27 м] наверху. Обратите внимание на то, как повторяется тройка: 3×3 = 9; 3×5 = 15; 3×7 = 21. Три яруса, верхний, средний и нижний, имеют в высоту 5,72 фута [1,74 м], 6,23 [1,9 м] и 5 [1,5 м] соответственно. Во время жертвоприношений наверху ставятся таблички к небесам и предкам императора; они имеют размеры 2 фута 5 дюймов [73 см] в длину и 5 дюймов [12,7 см] в ширину. Титул написан позолоченными буквами; табличка к небесам обращена на юг, а таблички к предкам — на восток и запад. Император с ближайшей свитой преклоняет колени перед табличкой Шан-ди лицом на север. Платформа выложена мрамором в форме девяти концентрических кругов; внутренний круг состоит из девяти камней, вырезанных таким образом, чтобы закрывать по периметру центральный камень, представляющий собой идеальный круг. Там император опускается на колени в окружении сначала круглых ярусов и их стен, а затем окружности горизонта. Таким образом самому себе и придворным он представляется стоящим в центре вселенной, и, поворачиваясь на север и кланяясь, он признает молитвой и позой, что выше его только небеса. Вокруг него на мощеной площадке также изображены девять кругов девяти небес, состоящие сначала из девяти камней, потом восемнадцати, потом двадцати семи и т. д. кратными девяти числами, пока не достигнет внешнего круга из 81 камня, девятки в квадрате, излюбленного числа китайской философии.

Тот же символизм присутствует в балюстрадах, лестницах и двух нижних ярусах алтаря. Четыре пролета лестницы по девять ступеней ведут вниз к среднему ярусу, где лежат таблички к духам солнца, луны и звезд и богу времени Тай-Сую. Солнце и звезды занимают восток, а луна и Тай-Суй запад: звезды — это двадцать восемь созвездий китайского зодиака, заимствованного индусами вскоре после начала христианской эры и названного ими накшатра; Тай-Суй — это обожествленный шестидесятилетний цикл»4.

Стонхендж, вид с севера

Итак, мы видим, что важнейший храм Китая ориентирован на зимнее солнцестояние.

Возьмем еще один пример. Давно известно, что Стонхендж ориентирован на восход солнца в летнее солнцестояние. Его амплитуда не 26°, а 40° севернее точки востока при широте 51°, фиванской амплитуде 26° в Стонхендже соответствует амплитуда 40°.

Сооружение состоит из двойного круга камней с чем-то вроде наоса, составленного из больших монолитов и выходящего на так называемую аллею, представляющую собой утопленный проход между двумя параллельными насыпями. Эта аллея идет от наоса в сторону восхода солнца в солнцестояние.

Но это еще не все. В аллее, правда, не по центру, стоит камень под названием «Пята монаха», он располагается относительно горизонта таким образом, что, по мнению Флиндерса Питри5, который тщательно измерил всю конструкцию, находится на одной линии с наступающим восходом и точкой позади наоса, или трилита. У входа в круг горизонта не видно, вершина «пяты» поднимается намного выше горизонта; позади каменного круга вершина ниже горизонта. Итак, по причинам, которые я подробнее разберу ниже, мистер Питри заключает, что Стонхендж существовал уже за 2 тысячи лет до н. э. Надо помнить, что сооружения, более или менее похожие на Стонхендж, встречаются вдоль линии с востока на запад по обе стороны Средиземноморья6.

Понятно, что каменная веха, указывающая направление на восход солнца, имеет точно такое же назначение, что и длинная аллея величественных колонн и пилонов в египетских храмах. В обоих случаях мы имеем способ определения начала года и последовательности лет.

Реконструкция Стонхенджа

Следовательно, как Карнакский храм когда-то указывал на солнце, заходящее в летнее солнцестояние, точно так же храм в Стонхендже почти указывал на солнце, восходящее в летнее солнцестояние. Стонхендж практически наверняка был построен таким образом, чтобы на восходе солнца в то же солнцестояние тень одного камня падала ровно на камень в центре; этот знак сообщал жрецам о начале года, и, возможно, с помощью костров эту новость передавали по всей стране. Похоже, что именно таково происхождение летних костров, о которых писало так много авторов7.

Мы рассмотрели храмы солнцестояния, разбросанные по всей земле далеко за пределами Нильской долины.

Теперь можно вернуться к храмам равноденствия, следы которых по-прежнему можно увидеть на северо-востоке от этой долины — главные из них те, чьи развалины еще стоят в Иерусалиме, Баальбеке и Пальмире, где был доступен камень для строительства храмов. По всей видимости, планировка этих храмов так же четко связана с равноденствием, как и у пирамид в Гизе. Для начала я возьму Иерусалимский храм, поскольку в его истории меньше пробелов, чем у других.

Из разных трудов Иосифа Флавия мы узнаем, что еще во времена Соломона храм в Иерусалиме был ориентирован на восток8; иными словами, Иерусалимский храм располагался параллельно храму Исиды у пирамид; он открыт с востока и полностью закрыт с запада. Как следует из плана, он очень похож на египетский храм, и солнечный свет в равноденствие свободно падал по открытому проходу и в итоге попадал в святая святых. Мы видим, что направление оси храма свидетельствует о существовании культа, для которого требовалось обратиться лицом к восходу солнца в весеннее либо в осеннее равноденствие.

Если все двери открыты, то через высокий алтарь, где приносились жертвы, солнечный свет проникает в святая святых, куда, как мы помним, мог входить только первосвященник один раз в году; фактически это можно было делать дважды в год, но на самом деле происходило лишь единожды, а в Карнаке жрец входил в святая святых один раз в год, потому что солнце попадало туда только раз.

Кроме того, есть свидетельства, что попадание солнечных лучей в храм в утро весеннего равноденствия составляло часть ритуала. Жрец находился в наосе, верующие, стоя снаружи спиной к солнцу, могли видеть, как от драгоценных украшений на облачении первосвященника отражается свет9, о чем так говорит Иосиф: «Но раньше я все-таки дополню тут то, что я пропустил при описании облачения первосвященника. Дело в том, что Моисей лишил должных пророков, если бы нашлись таковые и стали выдавать себя за возвестителей воли Божьей, всякой возможности совращать народ. Господь Бог мог, по усмотрению Своему, присутствовать при богослужении или нет, и при этом такое присутствие или отсутствие Предвечного должно было быть усматриваемо не только евреями, но и случайно находившимися в святилище чужеземцами. Ввиду этого всякий раз, как Господь Бог присутствовал при богослужении, тот из драгоценных камней (курсив мой. — Авт.), которые, как я упомянул уже выше, первосвященник носил на плечах (то были сардониксы, подробное описание которых я здесь опускаю, так как считаю их всем достаточно известными), который находился на правом плече, служа там застежкою, начинал особенно сильно сверкать и издавать такой яркий свет, какой ему обыкновенно не был свойствен».

План собора Святого Петра в Риме с вратами, выходящими на восход солнца

Иосиф утверждает, что чудесное сияние камней прекратилось за двести лет до того, как он написал свой труд, «так как Господь Бог отвратил милость Свою от народа вследствие постоянного нарушения последним законов»10.

Этот отрывок из Иосифа Флавия вполне позволяет допустить, что солнечный свет, падавший на камни в облачении первосвященника, составлял часть ритуала, и следующим образом. В древности храмы равноденствия, безусловно, были просто солнечными храмами, и восходящее солнце при ясном небе всегда светило в них в день равноденствия, что отмечало начало нового года до тех пор, пока они использовались в качестве солнечных храмов. Однако под влиянием более поздней вавилонской астрономии постепенно Солнце сменилось Луной, и год стал начинаться не в равноденствие, а в новолуние или полнолуние близко к равноденствию. Если новолуние или полнолуние происходило непосредственно в момент равноденствия, хорошо; если нет, тогда склонение Солнца могло сильно отличаться от 0° — оно могло приближаться к +10° или −10° — и в таких условиях, поскольку амплитуда увеличивалась, солнечный свет совсем не мог попасть в храм в день праздника. Кроме того, могли ошибиться с месяцем или мог измениться стиль со старого на новый, и это, само собой, лишь усугубило бы проблему. Таким образом исчезновение солнечного света из Иерусалимского храма получает астрономическое объяснение.

Кажется весьма вероятным, что упомянутый храм был построен по финикийскому образцу, ибо отдельные камни превышают 11,5 метра в длину и весят 90 тонн11. К этому предположению нас подводит тот факт, что в Баальбеке и Гелиополе, о котором я буду говорить позднее, самые древние и массивные части постройки, скорее всего, имеют финикийское происхождение. Чтобы составить мнение об их массивности, надо представить себе, что там найдены три каменных блока 19,5 метра длиной, 4 метра высотой и 4 метра толщиной каждый. Есть блоки поменьше, которыми заполнены промежутки, такой же высоты и толщины, но длиной 9 метров12. Из них состоит западная стена первоначального наоса или его опоры.

Эта постройка обращена ровно на восток13. В Пальмире мы находим еще один храм, посвященный солнцу в равноденствие; но здесь имеется в виду закат, а не восход: храм обращен ровно на запад.

Собор Святого Петра в Риме; фасад, выходящий на восток (истинный)

Рассматривая проблему ориентации в целом, как я ее представил, по-видимому, мы оказываемся лицом к лицу с двумя удивительными и очень странными вещами — такими странными, что аргументы могут показаться притянутыми за уши и бессмысленными, потому что мы попадаем на территорию, безусловно очень далекую от современного образа мысли. Я имею в виду персонификацию или обожествление солнца, но в дальнейшем буду говорить и о звездах; я покажу особую ориентацию зданий, посвященных культу солнца в то или иное время года. Однако на самом деле обе эти вещи, хотя они и могут показаться неправдоподобными, дошли до наших дней, совершенно независимо от любых вопросов касательно Египта. В них вообще нет ничего нового, да и ничего по-настоящему странного. Направляясь в обсерваторию, мы совсем не удивляемся тому, что будем смотреть в телескоп на Венеру, Юпитер или Марс. Здесь перед нами обожествление планет. Разумеется, это религиозное почитание планет не относится к современности: мы унаследовали его от греков через римлян; но мы не видим ничего необычного в том, что планета называется Венерой или Юпитером. Таким образом, мы и сегодня связаны с древними египтянами, которые к тому же были мудрее и обращали внимание на солнце в конкретные моменты года и постоянные звезды, а не на изменчивые планеты.

Возьмем еще раз вопрос ориентации. В конце концов, он даже дошел до наших дней. Все наши церкви ориентированы в большей или меньшей степени, и это есть остаток былого солнцепоклонства14. У любой строящейся сегодня церкви, если она строится по правилам, ось указывает на восходящее солнце в день ее святого, то есть, например, церковь Святого Иоанна не должна быть параллельна церкви Святого Петра. Правда, иногда местные условия препятствуют этому; но если архитектор хорошо знает свое дело, он не удовлетворится, пока здание не сможет соответствовать этой вековой традиции. Однако можно сказать, что в наших церквях вход всегда расположен на западе, а алтарь — всегда на востоке. Совершенно верно, но это современный обычай. В ранние века все церкви определенно были ориентированы на солнце, так чтобы свет на восходе падал на алтарь сквозь восточные двери. Покойный Гилберт Скотт в своем «Эссе о церковной архитектуре» очень подробно рассказывает о древних церквях, которые в этом отношении очень похожи на египетские храмы.

Что касается прежнего собора Святого Петра в Риме15, то мы читаем: «Базилика была обращена с запада на восток с такой точностью, что когда на восходе в весеннее равноденствие раскрывали большие врата на крыльце квадрипортика и восточные двери самой церкви, то лучи восходящего солнца проникали сквозь внешние двери, потом сквозь внутренние двери и, проходя прямо по нефу, освещали высокий алтарь». Современный храм удовлетворяет тем же условиям.

Однако есть одно звено в цепи между современными церквями и египетскими храмами, которое только что было великолепно обнаружено мистером Пенроузом, изучавшим греческие храмы. Этим любопытным находкам мы посвятим следующую главу.

Примечания

1. Place V. Ninive et l'Assyrie. Imprimerie Imperiale. 1867.

2. Botta et Flandin. Monument de Ninive. Imprimerie Nationale. 1849.

3. Судя по графику магнитного отклонения, который для меня любезно подготовил капитан морского флота Крик из гидрографического департамента Адмиралтейства, отклонения в Ниневии и Вавилоне следующие:

Ниневия Вавилон
1800 г. 8°25′ з. д. 8°25′ з. д.
1900 г. 0°25′ з. д.

Значение для промежуточных лет можно приблизительно подсчитать с помощью интерполяции.

4. Williamson. Journeys in North China. Vol. II. Ch. XVI; Edkins. P. 253.

5. Petrie F. Stonehenge: Plans, Descriptions, and Theories. 1880. P. 20.

6. Ferguson. Rude Stone Monuments.

7. См., в частности: Fraser J.G. The Golden Bough (праздничные костры в Иванов день и Белтейн).

8. Иосиф Флавий. Иудейские древности. Кн. 8. Гл. 3. Параграф 2.

9. Иосиф Флавий. Указ. соч. Кн. 3. Гл. 8. Параграф 9.

10. Иосиф Флавий. Указ. соч. Кн. 3. Гл. 8. Параграф 9.

11. Warren. Underground Jerusalem.

12. Акоста в своей «Истории Индий» (кн. VI. С. 459), как цитируется в: Maurice. Observations Connected with Astronomy and Ancient History and Ruins of Babylon, утверждает, что некоторые каменные блоки в мексиканских храмах солнца и луны имеют размер 11,5 на 1,8 метра.

13. См.: Wood R. Palmyra and Baalbek. 1927. Иллюстрации.

14. В этой связи я нашел следующие сведения в статье «Ориентация» в Grand Dictionnaire Universel du 19 Siècle, Pierre Larousse: «Начиная с V века и до эпохи Возрождения церкви обычно были ориентированы особым образом. Священные писатели указывают на такие мистические причины: по святому Иоанну Дамасскому и Кассиодору, дело в том, что Иисус на кресте висел лицом на запад, поэтому христиане во время молитвы, чтобы его лицезреть, должны повернуться лицом на восток. Далее, в священных писаниях Иисус называется Востоком (Oriens ex alto). Кроме того, христиане ожидают второго пришествия Христа в конце света с востока. Наконец, верующие, обращаясь на восток во время молитвы, отличают себя от евреев и еретиков, ибо евреи, когда молятся, поворачиваются на запад, а некоторые еретики на юг, а другие на север, поэтому язычники называют христиан солнцепоклонниками». В IX веке возникли сильные протесты против ориентации. Католические церкви строили вразброд, говоря, что «Nunc oremus ad omnem partem quia Deus ubique est» («Будем молиться во все стороны, ибо Бог вездесущ»).

15. См.: Builder. 2 января 1892 г.

«Кабинетъ» — История астрономии. Все права на тексты книг принадлежат их авторам!
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку