Материалы по истории астрономии

На правах рекламы:

ворота для дачи распашные с калиткой

имплантаты зубов недорого чехия, logo в россии

Глава 10. Солнечный храм Амона-Ра в Карнаке

Сказав так много о культе солнца в древних храмах Египта и соседних стран и о том, что некоторые связанные с ним идеи дошли до наших дней, теперь я намерен описать замечательнейший храм солнца в Египте, который остается доступным для исследований, — храм Амона-Ра в Карнаке.

Из главных храмов солнца, о которых мы говорили в предыдущих главах, два погибли; даже ориентацию храма в Гелиополе я смог определить только по оставшимся холмам, при условии, что они так же связаны с храмом, как и остальные и сохранившийся обелиск.

Ось храма Амона-Ра от западного пилона, вид на юго-восток

Храм в Абидосе тоже представляет собой лишь холм; но храм Амона-Ра в Фивах — совсем другой случай: это не просто холм, ориентацию которого можно вычислить только по общему расположению развалин. Этот храм до сих пор в такой хорошей сохранности, что Лепсиус в 1844 году смог подробно описать его и установить расположение многочисленных дворов. Мы можем утверждать, что он ориентирован на солнцестояние на основе древних астрономических наблюдений, и я надеюсь, что смогу доказать это ниже. Так что будет вполне справедливо сказать, что много тысячелетий назад египтяне, во всяком случае, отлично разбирались в солнцестояниях и, значит, более или менее в ежегодном движении солнца.

Этот храм Амона-Ра, вне всякого сомнения, представляет собой самые величественные руины мира. В центре расположен в своем роде каменный проспект, откуда открывается вид на северо-запад, эта ось имеет около 450 метров в длину. Целью зодчего великого Карнакского храма — одного из самых волнующих религиозных сооружений, когда-либо задуманных или построенных человеком, — было оставить эту ось открытой; все чудесные залы с колоннами, расположенные по одну или другую сторону оси, всего лишь детали; замысел в том, что ось должна быть совершенно открытая, прямая и точная. Она направлена в сторону холмов к западу от Нила, где находятся гробницы царей. С внешнего пилона открывается вид на юго-восток на всю длину храма с руинами, и на самом конце центральной линии, почти в 540 метрах, мы видим ворота. Они принадлежали храму, обращенному на юго-восток. На самом деле там, на одной линии, стояли два храма спина к спине, главный обращен к закату в летнее солнцестояние, другой, вероятно, к восходу в зимнее солнцестояние. Промежуток, разделяющий внешние входы обоих храмов, больше расстояния от Пэлл-Мэлл до Пикадилли; великий храм занимает почти вдвое большую площадь, чем собор Святого Петра в Риме, так что все это сооружение настолько грандиозно, что абсолютно беспрецедентно в современном мире религиозных зданий.

План храма Амона-Ра и прилегающей местности, включая священное озеро

При строительстве некоторых египетских храмов десятки лет уходили на работу над обелисками из монолитных блоков, доставленных за сотни километров по Нилу. Строительство такого храма солнца, как храм Амона-Ра, было для египтян чрезвычайно серьезным предприятием.

Некоторые конструктивные детали весьма любопытны, притом что общее расположение всего храма не менее необычно. Во-первых, что касается оси храма. Представляется общим правилом, что начиная от пилона на входе храм состоит из разнообразных последовательных залов разных размеров и убранства, и в самом конце располагается святилище, наос, адитум или святая святых. С той стороны, где находятся пилоны, храм открыт, с противоположной — закрыт. Высокие пилоны и даже стены иногда покрыты превосходнейшими росписями, иероглифами и надписями. Перед пилонами стоят ряды сфинксов, иногда выдаваясь очень далеко вперед. Этот принцип соблюдается так тщательно, что в некоторых случаях есть отдельные ворота прямо перед храмом и на одной линии с ним.

Вид на юго-запад от священного озера Амона-Ра

Мы обнаруживаем, что от одного конца храма до другого проходит ось, отмеченная узкими отверстиями в пилонах, которую пересекают множество стен с дверями.

В храме Амона-Ра есть семнадцать или восемнадцать таких проемов, которые ограничивают количество света, попадающего в святая святых, или адитум. Подобная конструкция ясно дает понять, что все части храма построены так, чтобы служить конкретной цели, то есть ограничивать количество света, который падает на фасад храма, до узкого луча и доносить его до противоположного конца храма — в святилище, чтобы один раз в год, во время солнцестояния, луч беспрепятственно проникал по всей длине храма и в конце концов падал на стену святилища и освещал его самым великолепным образом. Стена святилища напротив входа неизменно закрыта. Не бывало такого случая, чтобы луч света мог пронизать храм насквозь.

Разрушенный вход в святилище

Смысл состоял в том, чтобы создать ось, открытую с одного конца и плотно закрытую с другого, причем открытые дворы были найдены только с того конца, на который открывался храм, другой конец при этом был совершенно темный и закрытый.

Эти эффекты солнечных лучей были учтены в полной мере. Что касается обелисков, возведенных царицей Хатшепсут в качестве памятника ее отцу Амону, то надпись на основании одного из них гласит: «Они видны с бесконечно далекого расстояния: когда солнце сверкает между ними, разливается великолепное сияние»1, и дальше: «Солнечный диск сверкает между ними, как в тот момент, когда он поднимается над горизонтом небес»2.

Перейдя от храма в Карнаке к другим, которые сохранились лучше, можно понять, что самая дальняя от входа часть оси была закрыта, так чтобы в святилище царил тусклый мистический свет. Вход также охраняет массивный внешний пилон, как в относительно более позднем храме Эдфу. Это тоже уменьшает количество света, попадающего внутрь.

Обелиски рядом с древнейшей частью храма Амона-Ра в Карнаке

Очень легко понять, что такая схема свидетельствует об астрономическом применении храма.

Во-первых, мы знаем, что храмы направлены к месту заката солнца; и если египтяне хотели, чтобы в храм, направленный на закат, попал узкий луч света, они должны были придумать систему с постепенно уменьшающимися дверьми, которая, как мы видим, и является одной из отличительных особенностей храма.

Двери имели очень важное значение — и не удивительно. В повествовании о реставрации храма Амона-Ра Тутмосом III мы читаем, что после того, как здание было расположено «в соответствии с четырьмя четвертями небес», были построены большие каменные врата.

«У первых двери сделаны из настоящей древесины акации, обшитой пластинами из золота с заклепками из черной бронзы и железа».

Потом шли пропилеи (бехен) с тремя воротами, обшитыми пластинами из меди, через которые вносили жертвоприношения3.

Эта идея подтверждается, если рассмотреть конструкцию астрономического телескопа. Хотя египтяне ничего не знали о телескопах, создается впечатление, что перед ними стояла та же проблема, которую мы решаем за счет специальных приспособлений в современном телескопе: им нужен был чистый свет, который должен попасть в святилище, как у нас он попадает на окуляр. Чтобы свет, который попадает в окуляр современного телескопа, не загрязнялся, мы помещаем между объективом и окуляром ряд устройств, называемых диафрагмами; то есть ряд колец вдоль трубы, причем внутренний диаметр колец тем больше, чем ближе к объективу, и тем меньше, чем ближе к окуляру; диафрагмы нужны для того, чтобы свет из объектива попадал к окуляру без потерь и отражений от трубы.

Внутренний двор и святилище в Эдфу (фотография автора)

Проемы в пилонах и отделяющие стены египетских храмов точно соответствуют диафрагмам современного телескопа.

Каково же было реальное назначение этих пилонов и диафрагм? Они были нужны для того, чтобы не допускать свет как попало в темное, плотно закрытое крышей святилище; но зачем нужно было держать святилище в темноте?

Во-первых, я хочу сказать, что эти храмы — что бы мы ни думали о тамошних культах и ритуалах, — безусловно, строились в том числе с целью ведения точных наблюдений и установления точного момента солнцестояния. Жрецы, обладая такой властью, скорее всего, не стали бы ею пренебрегать, ведь их власть была основана на знании. То есть храмы были астрономическими обсерваториями, первыми известными нам обсерваториями в мире.

Если представить их в виде горизонтального телескопа, используемого с указанной мною целью, сразу же становится понятно, для чего там длинная ось и ряд постепенно уменьшающихся диафрагм, ибо чем длиннее луч света, тем большую точность можно получить.

Каковы бы ни были ритуальные причины — об этом можно говорить много, — совершенно ясно, что чем темнее в святилище, тем заметнее будет пятно света на дальней стене и тем легче будет определить его положение. Особенно важно было сделать это за два-три дня до солнцестояния, чтобы зафиксировать точный момент его наступления. Мы видим, что узкий луч света, проходящий через узкий вход примерно в 450 метрах от двери в святая святых, при условии, что храм правильно ориентирован относительно солнцестояния и что солнцестояние происходит точно в момент заката или восхода солнца в зависимости от предназначения храма, освещал святилище и оставался там в течение нескольких минут, а потом пропадал. Свет должен был сначала нарастать, а потом угасать, но все это занимало бы не более двух минут или около того, и количество света могло быть значительно сокращено при помощи занавесей. Допуская, что солнцестояние происходило не точно в момент восхода или заката и при условии, что египтяне по крайней мере умели делить дни и ночи на примерно равные интервалы, два из трех наблюдений солнца, восходящего в солнцестояние в три разных утра или заходящего в солнцестояние в три разных вечера, дали бы возможность внимательному наблюдателю сказать, произошло ли солнцестояние точно в момент восхода или заката или в какой-то интервал между двумя последовательными восходами или закатами и каков именно этот интервал.

Мы можем заключить, что в этом была какая-то практическая цель и что солнечные храмы можно было использовать, среди прочего, для определения точной продолжительности солнечного года.

Теперь я подхожу к своему следующему пункту, а именно что здесь перед нами истинное происхождение современных средств измерения времени; что наш год, каким мы его знаем, впервые был определен египтянами в египетских храмах. Великолепная вспышка света на закате в святая святых показывала начало нового истинного солнечного года. По стечению обстоятельств именно в летнее солнцестояние начинался и начинается до сих пор разлив Нила; так что египетские жрецы могли из года в год определять не только продолжительность года, но и его точное начало. Однако они, видимо, держали это при себе, поскольку использовавшийся в Египте год, так называемый блуждающий, начинался в разное время истинного года, повторяясь через долгий цикл, как я покажу в последующих главах.

Если египтяне хотели использовать храм для культовых целей, то великолепный луч света, падавший в храм в час заката, дал бы им широкие возможности и варианты; например, они могли поместить в святилище изваяние бога, так чтобы свет падал на него. Когда поток белого света на мгновение заливал статую Ра, это было настоящее «явление бога»; надо помнить, что в сухом и ясном воздухе Египта тени появляются уже через пять секунд после того, как маленький краешек солнца едва покажется над горизонтом. Поэтому в Египте на восходе и закате свет очень яркий, а не рассеянный, как у нас. Жрецы так и поступали: мы не только находим точные слова «явление Ра», но даже описание происходящего. Де Руже дает такой перевод одной из надписей, говорящей о явлении: «Il vint en passant vers le temple de Rā; il entra dans le temple en adorant (deux fois). Le χer-heb [celebrant] invoqua (celui qui) repousse les plaies du roi; il remplit les rites de la porte; il prit le seteb, il se purifia par l'encens; il fit une libation; il apporta les fleurs de Habenben [a part of the temple]; il apporta le parfum (?). II monta les degrés vers l'adytum grand, pour voir Rā dans Habenben; lui-même se tint seul; il poussa le verrou; il ouvrit les portes; il vit son père Rā dans Habenben; il vénéra la barque de Râ et la barque de Tum. II tira les portes, et posa la terre sigillaire (qu'il) scella avec le sceau du roi. Lui-même ordonne aux pretres, 'J'ai placé le sceau; que n'entre pas quelqu'un dedans de tout roi qui se tiendra (là)»4.

В цитате говорится об устройстве дверей, и нетрудно понять, что с помощью определенного их расположения было легко сделать так, чтобы освещавшая изображение бога вспышка была очень короткой. Помните, что в святилище было темно, что царь стоял спиной к пилону (и, значит, к солнцу). В такой ситуации возбужденному воображению почудилось бы, что явился сам бог, а не его образ. Масперо5 приводит много данных, показывая, что жрецы не гнушались прибегать к благочестивому обману даже в ритуалах, связанных со святой святых: «Молельни [в святилище] — это небольшие божницы из дерева или камня, где якобы постоянно пребывает дух божества и где во время проведения обрядов помещали его изваяние. Священные лодки изготавливали по образцу Бари, лодки, в которой солнце совершало свой ежедневный путь. Божницу ставили по центру лодки и закрывали занавесью или вуалью, чтобы спрятать от чужих глаз... Мы еще не нашли статуй, участвовавших в обрядах, но мы знаем, как они выглядели, какую роль играли и из какого материала были сделаны. Они приводились в движение... Они говорили, двигались, действовали — не в метафорическом, а реальном смысле. Бесконечные аллеи сфинксов, гигантские обелиски, массивные пилоны, залы с сотнями колонн, таинственные покои вечной ночи — словом, весь египетский храм и сопутствующие здания возводились ради одной тайной комнатки с марионеткой, которую за веревочки дергал жрец».

В надписи, которая, по Бругшу, покрывает всю стену рядом со святая святых в храме Амона-Ра, говорится, что жрецы получили в дар, помимо других даров, прекрасную арфу, инкрустированную серебром, золотом и драгоценными камнями, на которой воспевали бога, изваяния самого бога и многочисленные врата (селхет) с замками из меди и темной бронзы, чтобы защищать святая святых от непрошеных гостей6.

Тутмос III, рассказывая о том, как он украшал храм в Карнаке, говорит о статуях богов и их тайном месте (возможно, святилище), что они «великолепнее всего, что создано в небесах, таинственнее бездны и невидимее, чем глубь океана»7.

Примечания

1. Brugsch. Egypt. S. 174.

2. Надпись на южной стороне обелиска процитирована в: Records of the Past. Vol. XII (письмо капитана Лайонса).

3. Brugsch. Egypt. S. 177.

4. Chrestomatie Egyptienne. De Rougé, III. P. 60. «Он [фараон] входит, подходя к храму Ра. Он входит в храм, поклоняясь (дважды). Хери-хеб [жрец, отправляющий обряд] вызывает (того, кто) прогоняет зло от царя; он совершает ритуалы двери; он берет сетеб; он очищает себя воскурениями; он совершает возлияние; он приносит цветы Хабенбена [часть храма]; он приносит благовония (?). Он поднимается по ступеням к великому святилищу, чтобы увидеть Ра в Хабенбене, он остается там в одиночестве; он отодвигает запор; он открывает двери; он видит своего отца Ра в Хабенбене; он поклоняется лодке Ра и лодке Атума. Он закрывает двери и налагает запечатывающую глину, (которую) запечатывает царской печатью. Он сам приказывает жрецам: «Я наложил печать; пусть никто не входит, кроме одного царя, который остается (там)».

5. Maspero. Egyptian Archaeology. P. 105. (Английское издание.)

6. Brugsch. Egypt. S. 174.

7. Ibid. S. 187.

«Кабинетъ» — История астрономии. Все права на тексты книг принадлежат их авторам!
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку