Материалы по истории астрономии

На правах рекламы:

Изготовление нестандартных деталей. Изготовление деталей точных zavod-detalej.ru.

Глава 21. Культы звезд

Итак, что мы узнали в двух последних главах. В Дендере находятся два главных храма. Меньший посвящен Исиде. Он ориентирован на 18½° южнее точки востока. Надписи говорят, что свет Сириуса освещал его и что Сириус олицетворяла Исида. Астрономически мы можем определить, что это утверждение верно примерно для 700 года до н. э., что подтверждается независимо расчетами Био для круглого зодиака, о котором говорилось на с. 29.

Больший храм посвящен Хатхор. Он ориентирован на 71½° севернее точки востока. Надписи с полной определенностью говорят нам, какая звезда проливала свет по его оси, а также дают точное время основания, и это позволяет нам астрономически установить, что, по-видимому, храм был ориентирован на Дубхе несколько позже 5000 года до н. э.

Теперь мы уверены, что Исида олицетворяла Сириус. То, что «владычицей Дендеры» был Сириус, во всяком случае в поздние времена, как о том говорят надписи, понятно не только из надписей, но и подтверждается астрономически.

Также вероятно, что Хатхор олицетворяла Дубхе. Все это выглядит очень хорошо, и осталось только проверить гипотезу, а для этого найти храмы Исиды и Хатхор в других местах и посмотреть, ориентированы они на Сириус и Дубхе или нет.

Но, к сожалению для нас, мы уже узнали от Плутарха, что Исида и Хатхор — одна и та же богиня, хотя олицетворяли они разные звезды, если вообще олицетворяли.

Итак, мы оказываемся в тупике. На первый взгляд дело еще больше усложняется тем, что Хатхор (и соответственно Исиде) поклонялись в каждом номе под разными именами.

Ланцони, вообще не касаясь астрономии, в своих замечательных трудах по египетской мифологии дает для Хатхор не меньше двадцати четырех вариантов!

В храме Эдфу дается не меньше 300 имен с разными локальными связями и формами из самых знаменитых храмов1.

В надписях в самой Дендере также встречается множество вариантов2. Нужно обязательно рассмотреть некоторые из них сейчас; в дальнейшем станет ясна вся ценность этой информации.

Хатхор в Дендере = Сехмет В Мемфисе
Нейт В Саисе
Иусат В Гелиополе
Нехем-ан В Гермополе
Баст В Бубастисе
Бест
Инпут В Ликополе
Амаунет В Фивах
Буто В Унасе
Сотис на Элефантине
Ипет
Менат
Хор (женского пола) В Эдфу

Один вариант особенно важен в настоящей связи и подчеркивается в особой надписи в одном из залов храма Хатхор — не в храме Исиды, надо заметить.

«Elle est la Sothis de Denderah, qui remplit le ciel et la terre de ses bien-faits. Elle est la régente et la reine des villes... Au Sud elle est la reine du maître divin; au nord elle est la reine des divins ancêtres. Rien n'est établi sans elle... Elle est la grande dans le ciel, la reine parmi les étoiles»3.

Мариет замечает: «Cette invocation à Sothis, dans une chambre consacrée à la consécration de certains produits de la terre, n'a rien qui doit surprendre. Sothis est le symbole du renouvellement de l'année et de la résurrection de la nature. Au lever héliaque de Sothis, le Nil sort de son lit. Jusqu'à ce moment la terre de l'Égypte est stérile et nue. Fécondée par la fleuve, elle va se couvrir d'une verdure nouvelle»4.

Но здесь Сотис — это Сириус, звезда, к восходу которой был направлен храм Исиды, а не храм Хатхор!

Значит, в Дендере храм направлен не к Сириусу, в котором поклонялись Хатхор, то есть мы астрономически убедительно доказали, что «владычица Дендеры» на самом деле — звезда Сириус.

Теперь перейдем от Дендеры к храму Хатхор в Фивах. Составленный Лепсиусом общий план Фив показывает ориентацию храма в Дейр-эль-Бахри, храма в холмах западнее Фив, который украсила царица Хатшепсут (примерно за 1600 лет до н. э.). Этот храм ориентирован не на 71½° севернее точки востока, а на 24½° южнее точки востока; поэтому он совсем не мог быть направлен к звезде, которая наблюдалась в дендерском храме Хатхор. Есть и еще один храм, примыкающий к храму Амона-Ра, на который падал свет Сириуса в прошлом. Эти храмы, по всей вероятности, предназначались для наблюдения за той же звездой, за которой впоследствии наблюдали в дендерском храме Исиды.

Это один момент; есть и второй. Мы читаем у Плутарха5, что Исида = Мут = Хатхор = Мефиер.

Амплитуда дендерского храма Хатхор составляет 71½° севернее точки востока (склонение +59°). Амплитуда карнакского храма Мут составляет 72½° севернее точки востока (склонение +58¾°), что соответствует времени (в зависимости от высоты горизонта) примерно от 3000 до 3500 года до н. э., при условии, что речь идет об одной и той же звезде. То есть позже первого основания храма Хатхор в Дендере, но недалеко от времени его восстановления при Пепи.

Для гипотезы ориентации очень важно, чтобы культ следовал за звездой. Но здесь, если верить Плутарху, тот же самый культ; поэтому мы можем предположить, что в случае храма Хатхор в Дендере и храма Мут в Фивах мы имеем дело с местными именами одной богини, олицетворяющей одну и ту же звезду.

Подкрепить этот вывод можно с помощью двух вариантов аргументации.

Первый связан с ориентацией храма Мут в Фивах. В отличие от храма Хатхор в Дендере никто не говорит о его большой древности. Здесь перед нами снова встает одна из самых больших трудностей: мы не можем вернуться к первоначальному фундаменту среди множества реставраций, которые претерпел один из самых важных египетских храмов. Храм Мут приписывается Аменхотепу III, но я не могу утверждать, что именно он заложил первый фундамент, по следующим причинам:

1. Учитывая ориентацию храма, во времена Аменхотепа III он не указывал ни на одну особую звезду.

2. В Фивах есть серия из четырех храмов, обращенных к той же части горизонта, их амплитуды варьируются от 62° до 72½° севернее точки востока. Из них самая большая амплитуда у храма Мут; храм с предпоследней амплитудой отмечен у Лепсиуса буквой «М». Настоящий основатель этого храма не вызывает сомнений, как не вызывает сомнений и время жизни основателя — Рамсеса III.

Итак, при фараоне Рамсесе III храм, возведенный с упомянутой ориентацией, указывал ровно на γ Дракона (см. главу 18). Его амплитуда была 62° севернее точки востока; время строительства — около 1200 года до н. э. Если взять простейший случай в теории ориентации: что разные храмы построены с амплитудами

62° севернее точки востока
63½° севернее точки востока
68½° севернее точки востока
72½° севернее точки востока,

чтобы наблюдать за одной и той же звездой, которая вследствие прецессии перемещалась все ближе к экватору, можно не только датировать храм Мут, но и найти объяснение, почему Плутарх отождествляет Мут и Хатхор.

Иными словами, мы видим, как создаются условия для культа Мут-Хатхор с 3000 года до н. э. до эпохи Птолемеев.

Так что здесь перед нами очень конкретный пример того, как культ следует за звездой не только в одном и том же месте, но и в разных местах, и мы приходим к выводу, что Хатхор в Дендере и Мут в Фивах, экзотерически разные богини, эзотерически представляли собой одну и ту же звезду — γ Дракона.

Однако мы не ограничимся сравнением Дендеры и Фив. Мы можем обратиться к Иуну и Абидосу и другим местам, поскольку там сохранились храмы, тоже обращенные на северо-восток. Однако нам придется пренебречь абидосскими храмами, потому что их ориентация точно не установлена. Что касается Гелиополя и обелиска, возведенного, по преданию, Сенусертом I, то ориентация его северо-восточного фасада, по моим наблюдениям, при теперешнем западном отклонении 4½°, составляет 77° севернее точки востока. Это приблизительно соответствует склонению +57½°, то есть склонению γ Дракона за 2500 лет до н. э. Бругш относит Сенусерта I к 2433 году до н. э.

До сих пор все было очень складно, но можно пойти дальше. Здесь мы, очевидно, сталкиваемся с почитанием одной из местных божественных династий, династии Сета; и у нас есть основания спросить, не сделал ли Сенусерт в Гелиополе то же, что Пепи, по-видимому, сделал в Дендере, — а именно украсил старый храм, который сначала использовался для наблюдения за Дубхе, и приспособил его под новую Хатхор — γ Дракона. Если это так, то первоначальный фундамент был заложен около 5100 года до н. э.

Следующий вариант аргументации основан на символах, связанных с разными богинями. Очевидно, они свидетельствуют, что богини появились во времена тотемизма, когда у каждого племени или нома был свой тотем, который наверняка ассоциировался с местными богинями и звездами, которые они олицетворяли.

Локальный тотем какой-либо звезды — глашатая рассвета, который использовался в конкретном месте в конкретное время, может быть каким угодно: бегемотом, крокодилом, соколом, грифом, львом или даже какими-то другими заурядными животными, до которых деградировал тотем, когда оригинал оказался в дефиците6.

Капитель с масками Хатхор с коровьими ушами

Поэтому, раз количество звезд, возвещающих рассвет, было совсем невелико, они — или, вернее, богини, их олицетворявшие, — имели свои имена почти во всех номах.

Благодаря этому в египетской мифологии полным-полно аналогов; а каждое местное имя могло прославиться в тот или иной момент в результате благоприятного стечения обстоятельств в связи либо с династиями, либо с популярностью какого-то конкретного святилища.

Корова Исиды

Применив эту проверку к символам, мы находим, что у Хатхор символизм в своем роде удваивается.

Дендерская Хатхор связана с бегемотом, и фиванская Мут изображалась в виде бегемота.

Итак, символ бегемота очень нам помогает, потому что позволяет собрать данные из изучения старых созвездий. Думаю, не будет большим преувеличением сказать, что из них северные египтяне почти исключительно обращали внимание на околополярные созвездия. Далее, при средней широте, скажем, 25°, околополярная часть неба была ограничена: всего 50° в диаметре, тогда как на нашей широте более 100°. Но исключения все же были, так как для поздних египтян, как и для нас, двумя самыми заметными созвездиями небосклона были Большая Медведица и Орион; у них, как и у нас, они олицетворяли северную и южную часть неба.

Хатхор в виде коровы

Нет никаких сомнений, что в древности главным созвездием на севере была Большая Медведица, или, как ее тогда изображали, Бедро (Месхет). После нее шел Бегемот. Я пришел к выводу, что на наших картах Бегемота сменил Дракон, и потом уже узнал, что Бругш и Парфей разделяют это мнение.

Бегемотиха олицетворяла Таурт, жену Сета (изображаемого в виде шакала с поднятым хвостом или бегемота), также и одна из самых обычных форм Хатхор — бегемотиха. Есть свидетельства, что звезда, которую мы рассматриваем, γ Дракона, занимала место головы или мифического головного убора.

Другой символ довольно сильно отличается; вместо бегемота мы видим корову.

Хатхор, «корова западных холмов»

В надписях в Дендере мы встречаем, что звезду Сириус представляли в виде коровы в лодке. В круглом зодиаке мы видим корову в лодке (это точка начала года) и созвездие Ориона, чье расположение ясно указывает, что в то время начало года приходилось на момент между гелиакическим восходом Сириуса и звезды в Орионе. Сириус был Исидой-Сотис.

Если мы отправимся в Фивы, то там мы переходим от коровы Исиды-Сотис к Исиде-Хатхор и обнаруживаем, что в мифологии сохраняется идея коровы, причем корова постепенно появляется из-за западных холмов. Я думаю, нет сомнений, что в основе этой мифологической картины лежит тот факт, что храм, построенный для наблюдения за восходом звезды, возможно, чуть позже, чем указывает Био (3285 до н. э.), находился в западных холмах напротив Фив, поэтому богиня Хатхор, на которую должен был падать свет в святилище, изображалась живущей в западных холмах. На острове Филэ мы уже не видим ни Исиды-Сотис, ни Исиды-Хатхор, но Исиду-Сатет7.

Значит, как бегемот был связан с созвездием Дракона, также корова была связана со звездой Сириус, ибо Сириус изображался в виде коровы в лодке.

Из этого можно сделать вывод, что символизм мифов имеет истинно астрономическое основание, и к этому нас подвело желание пролить на него чуть больше света; в самом деле, мы должны еще пристальнее изучить этот вопрос.

Примечания

1. Mariette. Denderah. P. 168, 178.

2. Dümichen. Bauurkunde der Tempelanlagen von Dendera. S. 20.

3. Mariette. Denderah. P. 156. «Она — Сотис из Дендеры, которая заполнила небо и землю своими благодеяниями. Она владычица и царица городов... На юге она царица божественного господина; на севере она царица божественных предков. Ничто не установлено без нее... Она великая в небе, царица среди звезд».

4. «В этом взывании к Сотис, в зале для освящения некоторых плодов земли, нет ничего удивительного. Сотис — символ обновления года и возрождения природы. Во время гелиакического восхода Сотис Нил выходит из берегов. До той поры египетская земля бесплодна и оголена. Оплодотворенная рекой, она покроется новой зеленью».

5. Plutarch. Isis and Osiris. Parthey. Ch. 56.

6. Такие случаи деградации мы видим в кошке, сменившей льва, и черной свинье, сменившей бегемота, если привести только два примера.

7. Некоторые египтологи полагают, что Сатет — вариант Сириуса. Это правда, что в поздние времена на острове Филэ был храм, ориентированный на Сириус; но есть все основания предполагать, что Сатет и Анукет относились к южным звездам. Между Филэ (и Элефантиной) и Фивами были некоторые разногласия.

«Кабинетъ» — История астрономии. Все права на тексты книг принадлежат их авторам!
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку