Материалы по истории астрономии

На правах рекламы:

http://mosvipremont.ru/ ателье по ремонту шуб.

Глава 38. Влияние Египта на ориентацию храмов в Греции

На последних страницах книги я должен рассказать о том, что исследования последнего времени не оставили никаких сомнений, что астрономические наблюдения и религиозные обряды в египетских храмах заложили основу сначала греческого, а потом и римского храмового строительства.

В предыдущих главах я говорил о том, что и в нашей стране по сию пору сохраняется принцип ориентации, который я попытался разобрать для Египта. Поэтому более чем вероятно, что мы найдем промежуточные стадии в тех странах, куда проникли египетские идеи. Среди них на первом месте стоит Греция, так как это ближайшая к долине Нила страна Европы.

Прежде чем мы приступим к изучению ориентации греческих храмов, давайте постараемся понять обстоятельства, в которых находились те греческие колонисты, когда они, исполненные египетских учений, пораженные грандиозными и величественными храмами, где поклонялись богам, вооруженные, быть может, отрывочным знанием эзотерических идей жрецов и, наконец, вдохновленные греческими идеалами красоты, решили, что их новая страна не должна оставаться без алтарей.

Реконструкция греческого храма: храм Посейдона в Пестуме

Что бы они сделали тогда? Естественно, они бы приспособили египетские храмы к новым условиям, в том числе и климатическим. Открытые дворы и плоские крыши египетских храмов уступили бы место закрытым дворам и покатым крышам, что продиктовано большим количеством осадков. Любопытно отметить, что основные архитектурные различия имеют именно это простое происхождение. Отсутствие богатств у колонистов было бы достаточной причиной для того, чтобы целла находилась недалеко от входа в окружении крытых по необходимости дворов. Безотчетная любовь к красоте сделала бы все остальное, и обязательно чтобы оттуда была видна розовоперстая заря и чтобы разноцветные лучи восходящего солнца в северном климате украшали величественную статую божества.

Стоит воспользоваться возможностью, говоря о переходе от египетского типа храма к греческому, и показать, как, несмотря на множество значительных изменений, сохранились астрономические принципы. Вход и целла всегда располагаются на оси храма; количество передних колонн неизменно четное; двери никогда не загорожены.

Восточный фасад Парфенона, обращенный к восходу Плеяд

Я уже говорил, что в обеих группах египетских храмов, с пилоном или без, посетитель проходит от начала до конца, к святилищу, через несколько залов, оформленных в разных архитектурных стилях и с разной степенью великолепия. Но в греческих храмах все совсем наоборот; посетитель подходит к храму снаружи — вспомните величественные пропилеи афинского Парфенона, — греческий храм представляет собой, так сказать, ядро, святую святых египетского храма; и все возможное великолепие подхода встречает посетителя снаружи. Следует еще заметить, что пропилеи никогда не преграждали путь лучам света, падающим в храм.

Массивные пилоны некоторых египетских храмов бросали тень на внешние дворы без крыши. В Греции в них уже не было необходимости.

Храм Тесея в Афинах: на заднем плане Акрополь и Парфенон

Восточный фасад Парфенона намного больше напоминает дендерский храм, чем ранние египетские храмы, — то есть восточный фасад у него открыт, его не загораживают пилоны.

Мысль о том, что ориентация храма основана на астрономических принципах, впервые пришла мне в голову в Афинах и Элевсине, а когда я узнал, что ту же идею разделяет Ниссен и что ее убедительность вне всяких сомнений, я посоветовался со своим другом мистером Ф.К. Пенроузом, особенно в том, что касается Греции, так как я знал, что он занимался некоторыми храмами и что, поскольку он не только археолог, но и астроном (ибо, увы, как оказалось, это невзаимозаменяемые вещи), в его наблюдениях могли содержаться необходимые факты.

К моей большой удаче, он уже достаточно точно определил ориентацию Парфенона, и это дало ему возможность согласиться с моим выводом, что Парфенон направлен на восход Плеяд. Впоследствии он со всей полнотой и тщательностью изучил эту тему применительно к Греции1 и передал бумаги со своими результатами в Общество древностей (18 февраля 1892 года) и затем в Королевское общество (27 апреля 1893 года)2.

Эти результаты столь обширны и полны, что теперь мы можем проследить переход от египетского храмового культа к греческому, и именно это я и собираюсь сделать сейчас с разрешения мистера Пенроуза.

Но в первую очередь я спешу сказать, что мистер Пенроуз быстро убедился в том, что в Греции, как и в Египте, звезды использовались как предвозвестники восхода солнца. Он пишет:

«Целью наблюдения за звездами у древних было использовать их восход и закат в качестве часов, которые предупреждали бы их о восходе солнца, так чтобы в особые праздничные дни жрецы могли заранее получить предупреждение и приготовить жертвоприношения или обряды, каковы бы они ни были:

«Spectans orientia solis
Lumina rite cavis undam de flumine palmis
Sustulit»3 и т. д.».

Дальше я могу привести отрывок из полученного от него письма, где он рассматривает гипотезу ориентации на примере только греческих храмов.

«В моем докладе, отправленном в Королевское общество, был один фрагмент, который, кажется, практически устраняет сомнения в том, что гелиакические звезды связаны с храмами интрасолнцестояния, насколько это удалось выяснить исключительно по греческим источникам, независимо от массы вспомогательной информации из Египта.

Чтобы первый луч восходящего солнца упал на статую в центре адитума или на алтарь с воскурениями перед статуей в какой-то конкретный день, нужно, чтобы ориентация храмов совпадала с амплитудой солнца над видимым горизонтом, будь то горы или равнины.

Чтобы звезда играла роль индикатора времени, нужно, чтобы она имела почти такую же амплитуду, как солнце, и была видна из адитума через восточную дверь, если она должна предупреждать о восходе, либо чтобы она имела аналогичную амплитуду, но противоположную востоку, если наблюдался ее гелиакический закат; следовательно, при выборе праздничного дня и соответствующей ориентации на этих основаниях амплитуду солнца на восходе и амплитуду звезды на востоке или западе, в зависимости от обстоятельств, нужно было рассматривать в связи друг с другом.

Из сказанного очевидно, что в храмах интрасолнцестояния число доступных для наблюдения ярких звезд и созвездий в первую очередь ограничивается теми, которые находятся в пределах нескольких градусов от эклиптики, и мы обнаружим, что из вышеуказанных звезд и последующих, если пренебречь Элевсином с его исключительными условиями, все, кроме одной звезды, входят в зодиакальные созвездия. Во-вторых, их число очень сильно ограничивается из-за того, что одним из условий выбора был гелиакический восход или закат звезды. То есть, с учетом этих двух ограничений вместе, практически невероятно, чтобы для каждого основанного в древности храма интрасолнцестояния, о которых у меня есть точные сведения, притом что всего их двадцать восемь, а их ориентация варьируется в пределах от 21° севернее до 18°25′ южнее точки востока, нашлась своя яркая гелиакическая звезда или созвездие в нужном месте в нужное время, если только храмы не были намеренно построены так, чтобы обеспечить эту комбинацию.

Я как раз изучал, сколько звезд могло использоваться таким образом, то есть звезд в пределах максимально возможного расстояния от эклиптики.

Помимо семи звезд, которые обслуживают почти тридцать храмов, всего таких потенциально используемых звезд десять, а именно:

Альдебаран β Весов
Поллукс α Весов
β Овна α Льва
β Тельца γ Льва
α и β Козерога как группа β Льва

Если ориентация выбиралась произвольно, разве многие храмы не промахнулись бы мимо этих семнадцати звезд, ведь при этом было нужно попасть прямо на момент гелиакического восхода? И разве они смогли бы обеспечить сколько-нибудь верный археологический порядок?

Есть и еще один аргумент.

Если использовалась звезда не первой величины (за исключением Плеяд), то, чтобы убедиться в совпадении, требовалось погружение солнца за горизонт на несколько градусов больше, чем для Спики и Антареса».

Задача в Греции немного отличалась от задачи в Египте. Там нет такой глубокой древности, о которой практически не осталось письменных документов, а кроме того, календари храмовых праздников не представляют больших трудностей. Не нужно разбираться с блуждающим годом, а в некоторых случаях истинное время строительства храмов известно в пределах нескольких лет.

В Греции, над которой не господствовал разлив Нила, год начинался не в солнцестояние, а скорее в весеннее равноденствие. Я показал, что еще в эпоху пирамид египтяне наблюдали за восходом Плеяд и Антареса, которые предупреждали о восходе солнца в равноденствие; поэтому неудивительно, что в Греции находятся древние храмы с аналогичной ориентацией. Мистер Пенроуз пришел к следующим результатам:

Год до н. э.
η Тельца (Плеяды) Архаический храм Афины Афины В4 1530
Асклепион Эпидавр В 1275
Гекатомпедон (на месте Парфенона) Афины В 1150
Храм Диониса Афины В 1030
Храм Афины Сунион З 845

Год до н. э.
Антарес Герайон Аргос В 1760
Древний Эрехтейон Афины З 1070
Храм Коринф З 770
Храм на горе Эгина З 630
Храм Зевса Всегреческого

Здесь, в месте, которое всеми признается колыбелью греческой цивилизации, мы находим самые древние храмы.

Храм Зевса Олимпийского под Акрополем, Афины, ориентированный на α Овна

Также было показано, что во времена Эхнатона храм солнца в Тель-эль-Амарне был ориентирован на Спику. Спика тоже использовалась в Греции в следующих храмах:

Год до н. э.
Спика Герайон Олимпия В 1445
Храм Ники Аптерос Афины З 1130
Храм Фемиды Рамнос В 1095
Храм Немезиды Рамнос В 747
Храм Аполлона Бассы В 728, восточный вход
Храм Артемиды Эфес В 715

Когда вследствие прецессии Солнце в весеннее равноденствие вышло из Тельца и вошло в Овен, в Египте уже не было речи о равноденствии, так как прочно установился год с началом в солнцестояние, и поэтому мы не находим храмов, обращенных к α Овна, новой звезде-глашатаю.

Однако в Греции, где весеннее равноденствие знаменовало начало года, все было совсем по-другому. Нам известно уже как минимум семь храмов, ориентированных на α Овна:

Год до н. э.
α Овна Храм Афины Тегея В 1580
Олимпейон Афины В 1202
Храм Зевса Олимпия В 790
Храм (возможно, Геры) Платеи З 650
Храм Зевса Мегалополь З 605
Храм в гавани Эгина З 580
Храм на Акрополе Микены В 540, восточный вход
Метроон Олимпия З 360

Все это храмы интрасолнцестояния — то есть такие, куда может попадать свет не только звезд, но и солнца, — что дает нам возможность заметить некоторое изменение мысли под влиянием, вероятно, художественного духа греков. Все египетские храмы были темными, часто статуя бога или рептилии в наосе была еле различима во мраке, многие храмы были ориентированы таким образом, что солнечный свет никогда в них не попадал. Мистер Пенроуз подчеркивает, что почти все греческие храмы ориентированы так, чтобы в них попадал солнечный свет. Таких храмов у нас двадцать девять:

7 в Афинах 1 в Сунионе
3 в Олимпии 1 в Коринфе
2 в Эпидавре 1 в Бассах
2 в Рамносе 1 в Эфесе
2 в Эгине 1 в Платеях
2 в Тегее 1 в Ликосуре
1 в Немее 1 в Мегалополе
1 в Керкире 1 в Аргосе

Итак, во всех этих греческих храмах вместо темного наоса египетских культовых зданий мы видим хорошо освещенную целлу, обращенную к входу. Часто в ней стояла хрисоэлефантинная статуя5, которая ослепительно сверкала в лучах утреннего солнца или, если храм открыт на запад, в зареве заката.

Возможно, именно это в сочетании с изобретенной гораздо позже клепсидрой для измерения часов ночи привело к отсутствию храмов по типу фиванских и дендерских, обращенных почти прямо на север; встречаются только отдельные примеры, но один из них имеет очень важное значение, поскольку он ориентирован на γ Дракона в 1130 году до н. э., то есть он был построен через небольшое время после храма M в Карнаке, и этот храм находится в беотийских Фивах! Трудно себе и представить лучшее доказательство того влияния, которое оказали египтяне на строительство храмов в Греции. Как замечает мистер Пенроуз: «Фивы назывались Городом Дракона, и легенда гласит, что Кадм был основателем и финикийского, и египетского культа».

Если допустить — как мы вынуждены это сделать, — что храмы звезд построены под влиянием Египта, то очень странно, что среди них не представлен Сириус, хотя он был главной египетской звездой в то время, когда влияние Египта на Грецию было самым сильным. Однако выше я уже сказал, что в греческом году солнцестояние не играло роли и потому использовать Сириус как звезду-предупреждение в каких бы то ни было практических целях не имело смысла. Однако мистер Пенроуз обнаружил, что, несмотря ни на что, Сириус участвовал в храмовых ритуалах.

«Оставив в стороне солнечные храмы, мы находим, что звездой, наблюдавшейся в великом храме Деметры, должен был быть Сириус, который, однако, использовался не из-за гелиакического восхода, а благодаря его яркости в полночь. Установленное таким образом время вполне согласуется с вероятным временем основания Элевсинских мистерий, а время года, когда восходящий Сириус пересекал ось храма в полночь, точно совпадает со временем, когда происходили великие мистерии».

«Разумно предположить, что в тех случаях, когда в храмах вели ночное наблюдение за яркими звездами, как, например, за Сириусом в Элевсине, жрецы усиливали эффект при помощи полированной поверхности».

Возникает вопрос: следует ли звезда за культом в Греции, как это было в Египте?

В Греции мы видим:

«Звезда α Овна — самая яркая звезда первого знака зодиака и потому особенно подходит для храма Зевса. Гелиакический восход этой звезды согласуется и с Олимпейоном в Афинах, и с Олимпейоном в Олимпии. Есть существенная разница в отклонении осей этих двух храмов от истинного востока; но она объясняется большей видимой высотой горы Имитос по сравнению с более далекими горами в Олимпии6.

Плеяды общие для следующих храмов Афины: архаического храма на Акрополе, Гекатомпедона и Суниона. В первых двух наблюдался их восход, а в третьем — закат.

Должно было быть что-то общее между храмами в Коринфе, Эгине и Немее. Во всяком случае, два последних — известные храмы Зевса».

Греческий аспект исследования становится интереснее, когда рассматривается связь между ориентацией храмов интрасолнцестояния и местных праздников; в Египте в настоящий момент это практически невозможно.

Храм, ориентированный на летнее или зимнее солнцестояние, может быть связан только с самым длинным или самым коротким днем в году; если храм обращен к восходу или закату солнца в какой-то другой момент года, лучи солнца никогда не попадут в храм дважды, будь то на восходе или на закате.

По данным мистера Пенроуза, в Греции, как и в Египте, каждый храм интрасолнцестояния был первоначально ориентирован на звезду, что, разумеется, обеспечило бы наблюдение за звездой и проведение соответствующих праздников в нужное время года в течение довольно долгого периода. Но когда вследствие прецессии звезда удалялась, им приходилось надеяться только на солнце, и солнцем можно было воспользоваться дважды в год. Возможно, как замечает мистер Пенроуз, что «там не было причин предпочитать одно из этих солнечных совпадений другому, и праздник могли перенести на другое время, сочтя его более удобным».

Дальше он продолжает:

«Видимо, нечто подобное могло иметь место в Афинах, так как мы находим в Акрополе архаический храм, где изначально отмечался весенний праздник, но его ось направлена к осеннему восходу ровно в день великих августовских Панафиней.

Хрисоэлефантинная статуя в Парфеноне, который построен по такому же типу, что и древнейший Гекатомпедон (чтобы следить за восходом Плеяд после того, как они уже покинули соседний архаический храм), освещалась лучами восходящего солнца в августовские Синойкии, праздник Афины, вместо какого-то весеннего праздника, для которого оба этих храма основывались изначально.

Храм в Сунионе, уже упоминавшийся в связи с праздником Афины, предвещаемого октябрьской звездой, тоже был ориентирован на солнце 21 февраля, в праздник Малых мистерий».

Я был вынужден снова и снова настаивать на том, что время основания египетских храмов почти всегда относят к намного более позднему времени, чем время изначальной закладки в соответствии с ритуалом. Поэтому неудивительно, если то же самое отмечается и в Греции.

«Почти в двух третях исследованных мною случаев время, получаемое на основе ориентации, значительно предшествует возрасту архитектурных руин, сохранившихся до наших дней. Это объясняется тем, что храм построен вновь на старом фундаменте, как можно видеть на примере нескольких установленных случаев, например архаического храма Афины в афинском Акрополе и храма Зевса в Олимпии на нижнем участке. Встречаются храмы и средней эпохи, например в Коринфе или Эгине, и поздние храмы в Аргосе и Олимпии (Метроон), у которых время, полученное на основе ориентации, совпадает с данными из других источников».

Кроме того, в Греции задачу помогают решить архитектурные факторы, которые часто отсутствуют в Египте: уже по одной архитектуре двух храмов можно показать, какой из них старше другого. Этот довод подтверждает мое предположение, что два храма на холме Акрополя ориентированы на Плеяды, при этом более старый храм обращен к более раннему месту созвездия. К этим храмам мистер Пенроуз прибавляет еще два в Рамносе, где поиски привели его к двум храмам, которые почти соприкасаются друг с другом и обращены к изменяющемуся положению Спики на небе (время основания совпадает), и еще два в Тегее.

Примечания

1. В нижеследующем списке храмов все ориентации получены при помощи теодолита по направлению к Солнцу либо Венере. Почти во всех случаях наблюдения производились два и больше раз, а также иногда показания прибора проверялись по звездам ночью. Также зафиксирована высота видимого горизонта напротив оси храмов.

2. См.: Nature. 1892. February 25; 1893. May 11.

3.

Смотря на лучи восходящего солнца,
Держит речную струю, по обряду наполнив ладони.

      (Вергилий. Энеида. Перевод В.Я. Брюсова.)

4. В — восход, З — закат.

5. Статуя из золота и слоновой кости. (Примеч. пер.)

6. О храме Афины в Тегее, где использовалась α Овна, мистер Пенроуз пишет: «Поэты позволили Афине свободно распоряжаться молнией Зевса, поэтому данный случай нельзя счесть неправомерным присвоением звезды. Гера, по всей видимости, тоже претендовала на α Овна на Самосе, и в Агригенте α Овна больше подходит к ориентации храма Геры, чем Спика. Но Спика, кажется, связана с культами Геры и Артемиды в их чисто женском качестве».

«Кабинетъ» — История астрономии. Все права на тексты книг принадлежат их авторам!
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку