Материалы по истории астрономии

Что говорят о Марсе за рубежом

Как же относятся к возможности жизни на Марсе в научных кругах за рубежом? Конечно, и там спорят, доказывают, возражают. И там есть и сторонники и противники жизни на Марсе.

Зарубежные ученые внесли большой вклад в историю науки об этой планете. Я уже говорил о выдающихся французских наблюдателях Марса Бальдэ и Антониади. Ограничусь кратким добавлением относительно Антониади.

Он по профессии художник. Ему присуще особенно острое чувство цвета, контраста, очертаний. Эти качества помогли наблюдателю в работе чрезвычайной трудности — в составлении карты Марса. Карта Антониади считается непревзойденной.

Еще один видный французский астроном — Жорж Вокулер занимается нашим космическим соседом. Он многое сделал в изучении марсианской атмосферной циркуляции и определении температуры поверхности планеты. О результатах своих работ Вокулер написал в большой и очень ценной монографии «Физика планеты Марс».

Радиометрическими измерениями температуры на Марсе занимались ученые Никольсон и Левит на обсерватории Маунт-Вилсон и астрономы Кобленц и Лампланд на обсерватории Лоуэлла. Сведения, которые были ими получены, наиболее точные, поэтому они используются теперь всеми исследователями планеты.

Это все, так сказать, объективные данные.

Теперь несколько слов по вопросу о жизни на Марсе. Для определения одной точки зрения очень характерна статья, написанная для журнала «Молодежь мира» директором берлинской обсерватории имени Аркенхольда Дитрихом Ваттеибергом.

«Есть ли жизнь на других планетах?» — спрашивает автор. И отвечает утвердительно, когда дело касается «вопроса вообще». Когда же дело доходит до конкретных носителей жизни в солнечной системе, сразу возникают сомнения. Вот что Дитрих Ваттенберг пишет о Марсе:

«Жизнь там считалась вполне возможной... Однако в настоящее время известно, что поверхность этой ближайшей к нам планеты носит характер, аналогичный характеру пустыни. Даже более темные области, которые временами претерпевают незначительные изменения и поэтому принимались за области, покрытые растительностью, ныне многими учеными рассматриваются как мертвая суша».

На точке зрения совершенно противоположной стоит американский ученый Куйпер. Он занимается изучением оптических свойств различных участков поверхности Марса. Исследователь нашел, что спектральные свойства некоторых областей планеты подобны свойствам лишайников. Известно, что лишайники — это весьма выносливые земные растения, способные противостоять почти любым климатическим крайностям.

Существование жизни на Марсе для Куйпера не подлежит сомнению. Но он считает, что проявления ее очень однообразны — на Марсе живут растения, подобные нашим земным лишайникам.

А вот мнение другого представителя науки — профессора физиологии Стручолда, работающего в США.

Стручолд пишет, что при рассмотрении вопроса о жизни на Марсе необходимо иметь в виду особенности среды, то есть температуру и кислород. Ведь структура всякого живого тела во Вселенной основана на атоме углерода и на его химических свойствах. Температура, свет, вода, химический состав почвы и воздуха накладывают на жизнь некоторые границы. Только внутри этих границ может существовать и развиваться активная жизнь.

Температурная область активной жизни начинается на несколько градусов ниже точки замерзания воды и кончается приблизительно на 60 градусах. Только теплолюбивые бактерии еще жизнеспособны при температурах выше 70 градусов. Бактерии, споры и некоторые семена могут переносить в течение нескольких часов даже температуру в 120 градусов. Арктические растения переносят температуру минус 60 градусов. Быстро переохлажденные организмы, такие, как водоросли, бактерии, лишайники и мхи, могут прожить в течение недели в жидком азоте, кислороде, водороде или гелии при температуре, близкой к абсолютному нулю. Значит, в этой области, пишет Стручолд, жизнь возможна — скрытая или покоящаяся. Очень низкая температура не уничтожает безусловно жизнь, если холод длится временно.

Стручолд пишет, что Марс и Венера являются вместе с Землей единственными планетами, которые в температурном отношении имеют условия для жизни в нашем понимании. Марс — жизнелюбивая планета. Правда, в атмосфере Марса не удалось обнаружить кислород, но ведь есть анаэробное дыхание, которое не. нуждается в кислороде.

Человеку требуется кислородное давление по меньшей мере в 65 миллиметров, что соответствует высоте в 7 тысяч метров. Приспосабливаемость человека к такой высоте возможна. Это подтверждено экспедициями в Гималаи. Но долго жить человек может лишь на высоте, не превышающей 5 тысяч метров. По современным данным, давление кислорода на Марсе в лучшем случае равно сотой части минимального давления кислорода, необходимого для человека.

Наименьшее давление кислорода, необходимое для других теплокровных животных (кошек, собак, свиней, крыс и т. д.), соответствует высоте от 8 тысяч до 12 тысяч метров.

В марсианском климате могут жить растения, которые способны сопротивляться холоду и сухости. Это растения типа лишайников и мхов.

У земных растений есть механизм, который поддерживает дыхание. Марсианская же растительность приспособилась к среде, бедной кислородом и водой.

Деятельная жизнь растений на Марсе может быть только на дневной стороне планеты. На ночной половине растения находятся в состоянии скрытой жизни. Это является преимуществом, так как в среде, бедной кислородом или вовсе лишенной его, сочетание темноты и холода физиологически благоприятнее, чем сочетание темноты и тепла. В холодные марсианские ночи растения полностью отдыхают. Кислородная проблема представляет собой поэтому меньше трудностей, чем это обычно принято считать.

Хотя в атмосфере Марса нет кислорода, пишет Стручолд, но в растительных телах может существовать собственный кислородный слой, который всегда передвигается вокруг планеты вместе с солнечным светом.

В книге «Зеленая и красная планета», которая выпущена в 1953 году, профессор Стручолд указывает, что, если бы атмосфера Марса состояла даже из чистого кислорода, земной человек не мог бы дышать ею. Почему? Потому что при давлении в 70 миллиметров ртутного столба на поверхности Марса легкие земного человека не могли бы получить ни капли кислорода: они были бы заняты парами воды и углекислым газом.

Земной человек на Марсе должен был бы иметь при себе запас кислорода, находящийся под давлением приблизительно в три раза большим, чем воздух на поверхности этой планеты. Только тогда он смог бы выжить на Марсе. Давление на поверхности Марса равно 70 миллиметрам. Это означает, что вода должна кипеть при температуре плюс 43 градуса. Но такая температура на Марсе никогда не достигается даже в полдень под тропиками в середине лета. Наибольшая температура на Марсе не превышает плюс 31 градуса. Следовательно, вода остается в жидком состоянии и не превращается в пар. Человеку, попавшему на Марс, не угрожает гибель от того, что жидкости в его теле закипят. Кипение произошло бы только при давлении в 47 миллиметров. В земной атмосфере такое давление находится на высоте 19200 метров.

Организмы, которые могут выжить в земной атмосфере на высоте в 17 тысяч метров, вероятно, могли бы выжить и на Марсе. Такие организмы есть. Бактерии, собранные в пробах воздуха на высоте 19 200 метров и помещенные в питательную среду, проросли,

Стручолд пишет, что с небольшими приспособлениями такого рода, какими снабжают летчиков, планирующих в высоких слоях земной атмосферы, человек мог бы продержаться на Марсе значительное время. Вполне возможно, что на Марсе исследователь столкнется со средой не более трудной, чем, например, в Антарктике.

В высшей степени невероятно, чтобы мы нашли на Марсе какое-либо существо, похожее на земного человека. Там нет свободного кислорода.

Недостаток кислорода препятствует на Марсе развитию животной и растительной жизни высшего порядка. Но для примитивного типа растительной жизни, подобной лишайникам, которые живут на наших пустынных скалах и в арктических тундрах, очевидно, есть все условия. Не исключена возможность жизни и простейших организмов.

Профессор Стручолд допускает существование жизни на Марсе даже в высокоорганизованном состоянии. Но, по его мнению, исчерпывающий ответ на этот вопрос даст лишь полет на планету.

Высказывания Стручолда обращают внимание на многие факты, ускользающие от некоторых исследователей. Эти высказывания мы считаем весьма основательными. Но Стручолду, когда он писал свою книгу, еще не были известны работы сектора астроботаники Казахской академии наук. В частности, существенное значение имеет открытие, свидетельствующее о том, что оптические свойства марсианских растений сравнимы со свойствами высших земных растений, живущих в суровых условиях высоких гор и Арктики. К тому же лишайники и мхи, о которых упоминает Стручолд, не меняют с временами года своей окраски, а на Марсе есть места, которые меняют свою окраску в полном соответствии с тем, что наблюдается у земных листопадных растений средних поясов Земли.

В мае 1953 года в журнале Британского межпланетного общества напечатан отчет об интересной лекции профессора Бернала под названием «Эволюция жизни во Вселенной».

Профессор Бернал в начале лекции подчеркнул, что древнегреческий ученый Аристотель считал, что каждый живой вид всегда существовал со своими особенными характеристиками; также и в конце XIX века считали, что 92 химических элемента с самого начала вещей были разделены. Но теперь мы знаем, что даже химические элементы имели свою историю, так же как и все живое, эволюционировавшее из простого начала. Природа материи может изучаться только тогда, когда одновременно изучается ее история. То же самое применимо и к изучению жизни.

«Что представляла собой Земля до появления на ней жизни? — спрашивает профессор Бернал. И отвечает. — Тогда не было никакой почвы, так как почва есть сложное органическое тело и составляет главную массу живой материи на Земле. Наука узнала, каковы были в период зарождения жизни воздух и вода».

Профессор Бернал говорит о двух теориях происхождения Земли. Грубое деление теорий — это «горячая» и «холодная».

«Горячая» теория состоит в том, что Земля была вначале небольшим куском Солнца. «Холодная» теория состоит в том, что Земля образовалась из слипания пыли. Профессор Бернал думает, что обе теории пока ошибочны. По его мнению, чтобы дать удовлетворительную теорию происхождения Земли, надо быть механиком, электродинамиком, термодинамиком, физическим химиком, космическим минералогом к знатоком многих других вещей. Необходимо, чтобы ученые работали вместе. Только соединив все эти знания, можно получить некоторое подобие ответа.

Советские ученые основали отдел космобиологии для изучения показателей биологической активности на других планетах. Эта биология не ограничивается одной нашей планетой, но изучает характер космобиологии во Вселенной.

В Галактике могут быть планеты разных стадий развития. И это всегда надо иметь в виду, чтобы установить научную истину.

Необходимо отметить, что за рубежом проявляется очень большой интерес к результатам работы сектора астроботаники. На страницах специальных и научно-популярных журналов обсуждаются достижения советской астробиологии.

В чешском и польском научно-популярных журналах помещены статьи об астроботанике. В одном из английских журналов в специальной статье говорится о работах сектора. На эту статью откликнулась в 1954 году английская газета «Дейли уоркер» — в сообщении Дональда Мичи «Жизнь зелена на Марсе, когда тает снег». В ней говорится: «Это затруднение (речь идет об отсутствии полосы хлорофилла в спектре марсианских растений. — Ред.) в значительной степени разрешено единственным на Земле Институтом астроботаники, который находится в Алма-Ате, СССР.

Недавно Куйпер в Америке нашел, что марсоподобные спектральные свойства имеют также лишайники.

Итак, жизнь на Марсе кажется вероятной либо в виде «куйперовских» лишайников, либо в виде «тиховских» арктических растений».

Во французском научно-популярном журнале «Л'Астрономи» в 1954 году лилльский астроном Курганов кратко изложил достижения советской астробиологии. Он подчеркнул тезис о том, что свойства жизни во Вселенной едины по существу, но могут принимать различные формы и проявляться по-разному, что жизнь широко приспосабливается к условиям среды, поэтому ни один из научных фактов не противоречит в настоящее время мысли о жизни на Марсе,

Интерес к советской астроботанике проявляют и в Италии — в частности, читатели журнала «Целюм» (по-латыни означает «небо»).

Астрономическая обсерватория в США, основанная в конце XIX столетия энтузиастом изучения Марса Лоуэллом, выразила желание провести исследования жизни на других планетах по методу нашего сектора астроботаники.

Наша статья, напечатанная в 1955 году в журнале Британской астрономической ассоциации, вызвала интерес у американского астрофизика Харлоу Шепли. В Гарвардском университете в декабре 1955 года он прочитал лекцию, посвященную достижениям сектора астроботаники.

В Париже в декабре 1955 года журнал «Горизонты» опубликовал статью под названием «Родилась новая наука — астроботаника». В статье говорится, что близко время, когда земные исследователи высадятся на планете Марс. Там они встретят мир, отличающийся от нашего, со своей атмосферой, со своим климатом и, быть может, со своей жизнью — животной и растительной. Автор статьи предпринял путешествие больше чем за 7 тысяч километров в Алма-Ату, где родилась астроботаника. Он подробно изложил сущность работ сектора астроботаники в № 55 журнала «В защиту мира» за 1955 год. Статья переведена на русский язык.

Как видите, зарубежные ученые проявляют большой интерес к астроботанике. Она переросла уже в более широкую науку о жизни вне Земли, то есть в астробиологию.

Не одни только печатные сообщения говорят о признании новой науки. Есть страны, где уже ведутся работы в области астробиологии.

Важное значение будут иметь работы китайских ученых, которые развернут астробиологические исследования в Тибете. Тибет — высокогорная пустыня. Климат там в значительной мере приближается к марсианскому, поэтому и наблюдения китайских ученых представляют особенную ценность.

Совсем недавно в американском журнале «Астрофизикал Джернал» за сентябрь 1957 года была помещена статья американского ученого Синтона, озаглавленная так: «Спектроскопическое доказательство растительности на Марсе».

Доказательство, приведенное в статье, связано с тем, что все органические молекулы имеют полосы поглощения по соседству с длиной волны 3,4 микрона. Это очень большая длина волны: достаточно сказать, что крайние красные лучи имеют длину волны 0,76 микрона.

Полосы с длиной волны, близкой к 3,4 микрона, были изучены в спектре отражения земных растений, и найдено, что у большинства растений появляется двойная полоса, которая имеет разделение длиной около 0,1 и середина которой имеет длину волны около 3,46 микрона.

Спектры Марса, снятые во время его великого противостояния в 1956 году, указывают на присутствие этой двойной полосы. Наблюдения производились на 61-дюймовом зеркальном телескопе Гарвардской обсерватории. К телескопу привинтили прибор, чувствительной частью которого был серно-свинцовый элемент, погруженный в сосуд с жидким азотом. В течение трех ночей наблюдали Марс, одну ночь Луну, а два ясных дня — Солнце. Двойная же полоса поглощения была обнаружена только в спектрах Марса, а в спектрах Луны и Солнца такой полосы не было.

Вычисление данных, полученных в результате наблюдений, показало, что органическую полосу поглощения можно считать на Марсе существующей,

Полоса поглощения и хорошо известные сезонные изменения темных площадей планеты делают чрезвычайно вероятным существование на Марсе растительности.

Нужно сказать, что в последнее время в Америке работы советских астробиологов вызывают огромный интерес. Летом 1958 года в Алма-Ату приезжал видный американский астроном, специальный консультант правительства США по межпланетным полетам А. Вильсон. Он рассказал, что в Америке переведены на английский язык две советские книги по астроботанике и астробиологии, и в Лоуэллской обсерватории была организована конференция по астробиологии.

Такие крупные ученые, как доктор Х. Стручолд и Ф. Солсбери, заявили себя сторонниками гипотезы существования жизни на Марсе.

Но, по признанию Вильсона, США отстали от Советского Союза в области работ по астробиологии на 12 лет и теперь вынуждены наверстывать упущенное.

— Америка слишком поздно признала Циолковского. Мы исправляем эту ошибку, — заявил А. Вильсон, — тем, что теперь признали советских астробиологов.

Будем надеяться, что в скором времени ученые всех стран внесут свой вклад в молодую науку, и на основании их исследований будут преодолены оставшиеся пока не разрешенными некоторые вопросы в доказательстве жизни на Марсе.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница
«Кабинетъ» — История астрономии. Все права на тексты книг принадлежат их авторам!
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку