Материалы по истории астрономии

О геоцентризме

Вопрос о жизни на других небесных телах имеет первостепенное философское значение. Тут может быть только две точки зрения: или жизнь на Земле является совершенно случайным явлением, возникшим вследствие благоприятно сложившихся обстоятельств, или это закономерное явление, возникающее повсюду на определенном этапе развития.

В отношении к этой проблеме наиболее резко проявилась борьба мировоззрений — материалистического и идеалистического.

К идеалистическому мировоззрению относится и геоцентризм в астрономии.

Геоцентризмом в астрономии называется учение, утверждающее, что Земля является центром всей видимой Вселенной. Гео — Земля. Поэтому теория древних астрономов, считавших Землю центром движения Солнца и планет, и получила название геоцентрической.

В 1543 году вышла книга великого польского астронома Николая Коперника под названием «Об обращении небесных сфер». В ней доказывалось, что центр вращения планет не Земля, а Солнце. Эта теория получила название гелиоцентрической, от слова «гелиос» — Солнце.

Позднейшие исследования в звездной астрономии показали, что есть очень много звезд, которые почти не отличаются от Солнца по блеску, массе и спектральному составу. В одной нашей Галактике около двухсот миллиардов звезд, имеющих температуру, близкую к температуре Солнца. А вокруг нашей Галактики — миллиарды других галактик.

Известно, что Солнце — это звезда Млечного Пути. Но находится Солнце далеко от центра этого образования — на одной из его спиралей.

Появилось мнение, что Млечный Путь, содержащий миллиарды звезд, является центром видимой Вселенной. Но оказалось, что существуют сотни и тысячи таких образований, как Млечный Путь, и большинство из них имеет спиральное строение.

Они получили название спиральных туманностей. Эти туманности, в свою очередь, собраны в скопления. Например, наш Млечный Путь является пятой туманностью в соответствующем ему скоплении.

Предел числу спиральных туманностей в настоящее время не найден. С постройкой все более и более мощных телескопов мы видим все больше и больше подобных образований. Можно сказать, что число их растет неограниченно. От предельно далеких, доступных нашему наблюдению спиральных туманностей свет идет сотни миллионов лет.

Таким образом, у нас нет научных оснований предполагать, что какая-нибудь из туманностей является центром Вселенной. Наоборот, считают, что спиральные туманности входят в состав других образований, так называемых «капель», и, может быть, вся Вселенная состоит из этих разрозненных космических «капель».

Мы говорим: «Может быть». Наука еще мало знает об этом. Даже границы нашей «капли» нам пока еще неизвестны. Со временем их найдут, и человечество узнает, какое положение занимает Млечный Путь в этой «капле»: находится ли он ближе к ее центру или к периферии.

Гипотеза о «капельном» строении Вселенной легче укладывается в нашем сознании, чем простое утверждение, что Вселенная бесконечна. Да, она бесконечна в том смысле, что число «капель» бесконечно велико.

А что находится между отдельными «каплями»? Пока ответить на этот вопрос трудно. Быть может, есть вещество, которое так сильно разреженно, что в нем не проходят световые и другие волны. Быть может, там абсолютная пустота.

Как мы видим, по новой гипотезе, строение Вселенной напоминает нам молекулярное строение вещества. Она как бы состоит из «молекул», диаметр которых настолько велик, что свет проходит по нему миллиарды лет.

Ученые предполагают, что «капли» Вселенной находятся в состоянии пульсации: они то расширяются, то сжимаются. Сейчас наша «капля» расширяется. Думают, что через миллиарды лет может наступить обратное явление — сжатие «капли».

Итак, от геоцентризма современная астрономия не оставляет и следа. Центра даже у доступной нашему исследованию Вселенной нет.

Однако возникает вопрос: не занимает ли Земля исключи тельное положение среди планет в другом отношении? Вот тут-то и проявляется у биологов и ученых других специальностей биологический геоцентризм. Они говорят и пишут, что жизнь в солнечной системе существует только на Земле, мотивируя это тем, что физические условия на других планетах существенно отличаются от земных.

Такая мысль противоречит всему, что нам известно о развитии и формах вещества.

Как показывают современные астрономические исследования. Солнце и звезды одинакового спектрального класса имеют приблизительно равный средний звездный возраст и сходную температуру наружных слоев. По всей вероятности, вокруг них вращаются темные тела — планеты. А так как подобных звезд даже в доступной нашему наблюдению части Вселенной чрезвычайно много, то и количество планет чрезвычайно велико.

По ориентировочным подсчетам астрономов, на миллион звезд должна в среднем приходиться одна обитаемая планетная система.

Это значит, что в Галактике можно найти около ста пятидесяти тысяч планетных систем, где существует жизнь.

Конечно, на таком множестве планет жизнь развивается не одинаково. На одних она находится в зачаточном состоянии, на других достигла высоких форм развития.

В свете этих данных теряет всякую почву теория биологического геоцентризма.

Повторяю: под биологическим геоцентризмом я подразумеваю утверждение, будто Земля — образцовое, наиболее благоприятное для жизни тело, до некоторой степени центральное, отступление от физических свойств которого в ту или иную сторону делает уже невозможным зарождение и существование жизни. Однако такое мнение разделяется далеко не всеми учеными, а является исключением.

Приведу очень интересные высказывания директора Гринвичской обсерватории Спенсера-Джонса из книги «Жизнь на других мирах», переведенной на русский язык в 1946 году: «При попытках выяснить, возможно ли существование жизни на других мирах, мы встречаемся с затруднением, состоящим в том, что нам неизвестно определенно, как возникла жизнь на Земле. Предположим, что мы могли бы доказать, что на каком-либо ином мире условия по существу те же, что и на Земле. Были ли бы мы вправе считать, что раз жизнь появилась на Земле, то она должна существовать и на этом ином мире, хотя, может быть, и в других формах, чем те, к которым мы привыкли у себя? С другой стороны, если бы мы могли доказать, что на другом мире условия так сильно отличаются от земных, что делают невозможным существование на нем тех форм жизни, которые в настоящее время имеются на Земле, были ли бы мы вправе заключить, что этот другой мир совершенно лишен жизни? И не будем ли мы до известной степени правы, предполагая, что существующие формы жизни на Земле развились путем длительной эволюции, в соответствии с существовавшими условиями, так что, если где-либо во Вселенной господствуют другие условия, то они могут породить и другие формы жизни?»

Здесь, мне думается, позволительно представить себе такую фантастическую картину:

Собрались марсианские академики и обсуждают вопрос о возможности жизни на Земле... Выступает марсианский видный ученый и говорит:

«Да разве возможна жизнь при таком большом содержании кислорода в атмосфере Земли, которое обнаруживает спектральный анализ? Ведь там все живое должно задохнуться и сгореть. Другое дело у нас: наши растения выделяют кислород через свои корни в почву, а уже из почвы кислород медленно поступает в нашу атмосферу и дает нам возможность дышать не задыхаясь. Большое количество паров воды в атмосфере Земли тоже гибельно для жизни. Ведь там живые тела должны содержать громадный процент воды, а при большой тяжести на Земле это должно было воспрепятствовать зарождению и существованию жизни...»

Марсианские ученые могут рассуждать так со своей, ареоцентрической точки зрения. Однако не напоминают ли такие рассуждения гипотетических марсианских мыслителей того, что пишут некоторые наши ученые о невозможности жизни на Марсе?

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница
«Кабинетъ» — История астрономии. Все права на тексты книг принадлежат их авторам!
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку