Материалы по истории астрономии

На правах рекламы:

былинина отзывы о внедрении системы я бренд.

• Узнать ценность монеты подробнее.

14. Коперник-экономист

Время Коперника приходится на грань двух эпох — отживающего феодализма и нарождающегося капитализма. В недрах феодального общества на основе растущего общественного разделения труда и развития международной торговли формировался новый экономический базис — базис буржуазного общества.

«Открытие Америки и морского пути вокруг Африки создало для подымающейся буржуазии новое поле деятельности. Ост-индский и китайский рынки, колонизация Америки, обмен с колониями, увеличение количества средств обмена и товаров вообще дали неслыханный до тех пор толчок торговле, мореплаванию, промышленности и тем самым вызвали в распадавшемся феодальном обществе быстрое развитие революционного элемента1.

Элементы буржуазного общества, зародившись в XIII—XIV вв. в торговых республиках Италии, превратились в новую общественную силу всей Европы, проявляясь по-разному в ее отдельных частях. В Польше развитие нового общественного строя имело свои особенности.

С одной стороны, после возвращения в состав Польского государства Поморья и Гданьска Польша включается в международную торговую систему как один из основных поставщиков хлеба и ряда других товаров мирового потребления (мяса, строительного леса, олова, соли); развивались также керамическая, кожевенная, оружейная, текстильная отрасли промышленности. Все это до поры до времени обеспечивало экономический подъем государства. С другой стороны, наряду с силами прогресса на экономику Польши воздействовали и реакционные силы. Польские магнаты и шляхта, добившись ослабления централизованной королевской власти и получив право полной собственности на большую часть сельскохозяйственных угодий, постепенно вторично закрепощают крестьян. Этот процесс превращения полусвободных оброчных крестьян в крепостных, барщинных завершился в XVI в. Закрепощение крестьян сопровождалось и фактическим закрепощением ремесленников, подавлением купечества. Все эти обстоятельства вели к упадку, разложению и политической децентрализации государства.

Поморье и Вармия оставались в то время наиболее свободными от крепостничества частями польского государства. Хотя роль Гданьска как крупнейшего торгового центра в связи с перемещением международных путей на берега Атлантического океана сильно упала, она все еще оставалась значительной. Но и эти территории переживали значительные экономические трудности. Со времени окончания Тринадцатилетней войны Гданьск и Торунь имели разрешение короля на чеканку собственной монеты, а в соседнем Эльблонге своя монета чеканилась и без королевского позволения. Монеты (шиллинги и гроши) были серебряными, точнее, из сплава серебра и меди. Были в обращении и западноевропейские монеты, а также монеты соседней Орденской Пруссии, чеканившиеся в Кенигсберге. Стремясь получить больше выгоды от привилегий на чеканку монеты, власти постепенно снижали содержание серебра в монетном сплаве. Особенно усердствовали крестоносцы — количество лигатуры в чеканившихся ими монетах стало со временем значительно превышать количество содержавшегося в них серебра.

Никто не замечал опасности этих акций — считалось, что коль скоро на монетах стоит штемпель властей, то рыночная оценка, покупательная способность монеты не зависит от стоимости самой монеты, качества материала, из которого она сделана.

Между тем быстрый рост цен, ухудшение благосостояния населения не могли не обратить внимания Коперника, считавшего одной из важных задач своей деятельности в качестве управляющего владений капитула изучение нужд населения и заботу об их благосостоянии. Кроме других обстоятельств Коперник, зная о массовом выпуске низкопробной монеты в Орденской Пруссии, не мог не понимать, что получаемые от этого крестоносцами доходы (притом, поскольку эта монета обращалась и в Вармии, и во всей Королевской Пруссии, в значительной мере за счет северопольских земель) в конечном счете используются ими для организации вооруженных нападений на Вармию, ведения войны против соседней Польши. Это и послужило ему стимулом для анализа монетного положения своей страны.

Находясь в Ольштыне на посту администратора удаленных владений капитула, в августе 1517 г. Коперник пишет первый набросок сочинения, специально посвященного монетному делу, известный в литературе под названием «Meditata» — «Размышления»2. Уже здесь Коперником было изложено большинство его концепций по экономическим вопросам, которые были им затем развиты в последующих работах и выступлениях.

Интерес Коперника к экономическим проблемам стал известен властям Королевской Пруссии — в 1519 г. прусский сеймик обратился к нему с официальной просьбой высказать свое мнение о монетной реформе. И хотя в связи с военными действиями против крестоносцев рассмотрение этого вопроса пришлось перенести почти на два с половиной года, Коперник в том же 1519 г. подготовил второй трактат, касающийся монетного дела, известный под названием «De aestimatione monetae» («Об оценке монет»).

С содержанием этого трактата Коперник познакомил делегатов прусского сеймика в Грудзёндзе во второй половине марта 1522 г. Уже в этом трактате он пришел к важнейшим выводам в монетном деле, значение которых далеко не ограничивается теми временами и тем местом, для которых они первоначально предназначались.

Знакомство с экономическими работами Коперника приводит к мысли, что он применяемый им научный метод наблюдения и изучения явлений природы перенес на общественно-экономические явления. Метод этот можно свести к следующим основным положениям: 1) выделение основного и наиболее существенного в явлении с тем, чтобы, отправляясь от этого существенного, объяснить и несущественные особенности данного явления; 2) практическая проверка полученных теоретических выводов; 3) рассмотрение явлений окружающего мира в их взаимосвязи и взаимообусловленности, а не изолированно друг от друга.

Так как наиболее полно экономические взгляды Коперника выражены в «Трактате о чеканке монет» («Monetae cudentae Ratio»), относящемся к 1526 г., мы и остановимся подробнее на этом интереснейшем произведении.

Он начинается так: «Как ни многочисленны бедствия, в результате которых королевства, княжества и республики идут к упадку, самыми сильными, по моему мнению, являются четыре: раздоры, смертность, неурожайность и обесценение монеты. Первые три так очевидны, что все их сознают, четвертое же, т. е. обесценение монеты, познается только немногими и лишь глубоко рассуждающими, потому что оно поражает и разрушает государства не сразу и бурно, а медленно и скрытно»3.

Уже здесь Коперник подчеркивает, что изучает скрытую сущность данного явления.

После этого он переходит к выяснению природы денег и их монетной формы:

«Монета есть клейменое (signatum), согласно установлению любого государства либо правителя, золото и серебро, при посредстве которых исчисляются цены продаваемых или покупаемых предметов. Она, следовательно, есть как бы всеобщая мера стоимости. Необходимо, однако, чтобы то, что должно быть мерой, сохраняло постоянную и неизменную величину. В противном случае нарушится гражданский порядок и возникнет основание бесконечных обманов покупателей и продавцов, как если бы локоть, модий4 или гиря не сохраняли постоянной величины.

Под этой мерой понимаю стоимость самой монеты, которая зависит от качества (bonitate) материала. Однако необходимо отличать стоимость монеты от ее рыночной оценки, потому что монета может иметь рыночную оценку более высокую, чем стоимость материала, из которого она состоит, и наоборот.

Причиной установления (constitutionis) монет есть необходимость. Хотя в действительности обмен мог бы совершаться на основе самого веса золота или серебра, учитывая, что золото и серебро по всеобщему соглашению между людьми всюду имеют стоимость, тем не менее для избежания больших неудобств в постоянном перенесении весов, — к тому же чистота золота и серебра не легко распознается, — установлено обозначить монету публичным штемпелем, который должен указывать действительное количество заключенного в ней золота и серебра и гарантировать публичное доверие»5.

Здесь Коперник совершенно правильно, значительно опередив последующих буржуазных экономистов, понимает монету не просто как деньги, а как меру самого денного металла, в них содержащегося. Он первым подметил то, что монета, с одной стороны, «есть как бы всеобщая мера стоимости», но, с другой, это свое свойство она получает не сама по себе, не через законодательное установление, а через стоимость ценного металла, весовым выражением которого она является. Это единство главных функций денег как выражение их сущности было до конца раскрыто К. Марксом, который писал: «Товар, который функционирует в качестве меры стоимости, а поэтому также, непосредственно или через своих заместителей, и в качестве средства обращения, есть деньги»6.

Следующий важный момент в теории Коперника — это установление строгого различия между стоимостью монеты и стоимостью заключенного в ней ценного металла.

«Правильной и справедливой будет установленная оценка монеты тогда, когда она заключает [в себе] немного меньше золота и серебра против того количества, которое за нее можно приобрести, а именно на столько только меньше, сколько следовало бы отнять от расходов по чеканке. Ведь штемпель должен придать материалу некоторое дополнительное достоинство (dignitatem)»7.

Но рыночная оценка монеты может оказаться и ниже действительной ее стоимости. Это происходит, если деньги в обращении находятся в избытке: «Обесцениться монета может особенно в результате избыточного ее количества, а именно: если бы на чеканку монеты было израсходовано такое большое количество серебра, что люди охотнее гнались бы за серебром в слитках, чем за монетой. При этих условиях уничтожается достоинство монеты, потому что за нее нельзя купить столько золота и серебра, сколько она в себе заключает, и становится более выгодной переплавка серебра с уничтожением монеты. Единственное средство избежать этого — не чеканить больше монеты, пока цена ее не уравняется и она не станет дороже серебра»8. Этот тезис Коперника, что в обращении может быть лишь некоторое ограниченное количество денег, а их избыток сверх этого количества неизбежно ведет к изменению рыночной оценки монет, еще определеннее звучит в его более раннем сочинении «Об оценке монет». Здесь говорится: «Монета может оказаться в пренебрежении в результате избыточного ее количества, потому что если чересчур много серебра идет в чеканку, тогда чрезмерно растет спрос на серебро в слитках, тогда понижается рыночная оценка монеты, потому что за монету нельзя приобрести такое количество серебра, какое она в себе заключает. Тогда выгоднее переплавить и уничтожить монеты. Для предотвращения этого необходимо приостановить чеканку до тех пор, пока монета не сравняется со стоимостью серебра»9.

До конца закон обращения денег был разъяснен Марксом, указавшим, «что масса металлических средств обращения должна быть способна к сокращению и расширению, т. е. что в соответствии с потребностями процесса обращения золото то должно вступать в этот процесс как средство обращения, то снова должно выходить из него»10.

Чрезвычайно важными были рассуждения Коперника в связи с открытием им закона о вытеснении из обращения неполноценными деньгами полноценных. Исследуя вопрос о появлении неполноценных или искусственно переоцененных денег, Коперник указывает, что эти явления могут быть вызваны выпуском как монет худшей пробы или меньшего веса, так и разными монетными дворами монет одинакового номинального достоинства, но разной действительной стоимости, а также установлением государством завышенного курса серебряных монет по отношению к золотым или наоборот. Во всех случаях переоцененная монета вытеснит из обращения недооцененную.

Как это происходит и к чему ведет, Коперник показывает на примере Пруссии:

«Горе тебе, земля прусская, ты своей гибелью, увы, расплачиваешься за плохое управление краем. Итак, когда одновременно рыночная оценка, как и стоимость денег, постепенно уменьшалась, чеканка монет не прекращалась. Новые монеты в результате недостаточного содержания [серебра. — Авт.] оказывались неравными прежним, но всегда вводились в обращение, будучи худшими против прежних. Новая монета угнетала и уничтожала стоимость прежней... При всем этом должны были остаться только осколки какой-то там стоимости, так как об улучшении ее не помышляли.

Однако эта привычка или свобода ухудшения, переплавки и заражения монеты так долго укоренялась, что не могла быть прекращена и поныне не прекращается. Досадно и больно говорить, во что превратится монета в будущем и чем она есть в настоящее время. Ведь теперь она до того испорчена, что 30 марок едва заключают фунт серебра11. Что же будет, если этого не предупредить, как не то, что в будущем Пруссия, лишенная золота и серебра, будет иметь только медную монету, в результате чего вскоре совершенно прекратится всякий привоз заграничных товаров и торговля. Кто же в самом деле из заграничных купцов захочет обменивать свой товар на медные деньги? Кто, наконец, из наших купцов в состоянии купить за такие деньги заграничные товары в чужих краях? Однако на это страшное бедствие прусской земли те, кому это надлежит, смотрят безразлично, а дорогая родина, по отношению к которой из любви к богу они имеют обязанности и даже жизнь должны посвятить, из-за их пренебрежительной медлительности должна хилеть и чем дальше все больше падать. И вот, когда столько превратностей терпит прусская монета, а через нее вся отчизна, только золотомастера и те, кто понимает что-то в благородных металлах, извлекают пользу из ее несчастья. Они выбирают среди разнообразных монет старые; переплавленное серебро из них продают, получая от несознательной массы больше серебра в смешанной монете. Когда же эти старые солиды уже совершенно исчезают из обращения, они постепенно выбирают все лучшее, оставляя груду худых монет. Отсюда-то возникают постоянные жалобы, что... все, что ни было в употреблении людей, превышает привычную цену. Но мы нерассудительны, не догадываемся, что эта всеобщая дороговизна происходит от порчи монеты»12.

В этих рассуждениях Коперника не только горечь в связи с экономическим упадком родины и осуждение «неразумных» правителей, здесь констатируется экономический закон, закон вытеснения неполноценными деньгами полноценных, частное проявление закона движения товарно-денежного хозяйства — закона стоимости.

Интересна история этого закона. Английский экономист Г. Маклеод приписал в 1857 г. приоритет его открытия английскому купцу Т. Грешему (1519—1579), канцлеру королевы Елизаветы, на основании одного из его писем королеве, в котором Грешем говорит о том, что обесценивание монеты королем Генрихом VIII привело к падению курса фунта и утечке из Англии хороших золотых монет. В то время экономические работы Коперника почти не были известны, хотя еще в 1592 г. в прусской хронике Шютца был опубликован ранний вариант трактата Коперника «Об оценке монет» (под названием «Handlung von der Müntze»), а трактат «О чеканке монет» был опубликован в 1816 г. в Варшаве. В 1864 г. польский эмигрант, член Французской академии наук А. Воловский издает в Париже трактат Коперника на латинском и французском языках вместе с обнаруженным им же интересным экономическим трактатом французского ученого Николя Орема. Лишь после этого произведение Коперника обратило на себя внимание экономистов, и тот же Маклеод, познакомившись с работами Коперника и Орема, признал их приоритет.

В известном справочном пособии, энциклопедическом словаре «The Encyclopaedia Britannica», читаем (с 1910 г.) по этому поводу следующее: «Грешема закон в экономике, имя, данное в 1857 г. Г.Д. Маклеодом закону денежного обращения, который может быть кратко формулирован так: «Плохие деньги вытесняют из обращения хорошие». Маклеод дал это имя, которое получило всеобщее признание, думая, что этот закон был впервые объяснен сэром Томасом Грешемом в 1558 г. В действительности он был установлен до этого более ранними экономическими писателями Оремом и Коперником». Более того, как утверждает польский экономист Э. Липинский, у Грешема прямо этот закон не сформулирован. «Грешем утверждает лишь, что падение курса делает выгодным вывоз лучших монет и в обращении, следовательно, остаются только худшие монеты. Он описывает случаи, когда плохая монета может обладать сверхстоимостью, ибо в обращении остается только худшая, имеющая ту же самую покупательную способность, что и лучшая монета. Из этого следует, что худшая монета не всегда вытесняет лучшую, если только количество худшей монеты ограниченно и не превышает потребностей товарооборота»13.

Липинский утверждает также, что и у Орема закон вытеснения лучших денег худшими в явном виде не сформулирован — текст Орема, изданный Воловским, оказался измененной переписчиками копией, и фраза с соответствующей формулировкой вставлена, очевидно, одним из переписчиков.

Таким образом, классическая формулировка данного закона принадлежит единолично Копернику, но сила традиции такова, что и доныне закон, открытый Коперником, называют законом Грешема.

Какие же практические меры были предложены Коперником для стабилизации и улучшения экономического положения страны в связи с денежным обращением?

Прежде всего, по его мнению, следовало изъять из обращения испорченные монеты, ввести единую серебряную монету большой стоимости, которая должна чеканиться только одним монетным двором в Королевской Пруссии с гербом польского короля, причем чеканка не должна приносить прибылей.

«Чтобы привести, наконец, разоренную Пруссию в лучшее состояние с помощью денежной реформы, необходимо прежде всего устранить хаос, возникающий из обособленности монетных дворов, в которых должна чеканиться монета. Потому что разнообразие служит препятствием единству, а удержать правовой порядок во многих монетных дворах труднее, чем в одном. Поэтому необходимо, чтобы на всю Пруссию был один монетный двор, где бы монета всех родов клеймилась: с одной стороны изображением или знаками Прусских земель, — и то так, чтобы сверху имела доминирующую корону, чтобы этим удостоверяла главенство королевства, — а с другой же стороны, чтобы имела герб прусского князя с наложением при этом вверху короны королевства. Если бы этого нельзя было сделать ввиду сопротивления князя14, который претендовал бы иметь собственный монетный двор, необходимо, чтобы не более двух мест было определено: одно — на землях его королевского величества, другое — на землях, подвластных князю... но под тем условием, чтобы обе монеты подлежали королевской власти и чтобы они по установлению его королевского величества находились в обращении во всем королевстве. Это будет иметь немаловажное значение для объединения умов и упорядочения торговых отношений.

Необходимо, однако, будет, чтобы обе эти монеты имели одинаковую стопу, стоимость и оценку... чтобы владетели одной и другой провинции не искали прибыли в чеканке монеты и чтобы прибавлялось меди только столько, а оценка превышала действительную стоимость настолько, чтобы хватило покрыть только расходы по чеканке. Этим заинтересованность в переплавке может устраниться»15.

В приведенном тексте обращает на себя внимание та решительность, с которой Коперник подчеркивает принадлежность обеих Пруссий к Польскому государству. Воззрения Коперника отвечали интересам сельского населения и менее зажиточных слоев горожан. Однако лишение крупных прусских городов доходов от собственных монетных дворов не, могло не вызвать сопротивления городского патрициата. Для сближения прусских земель с Польским государством Коперник внес еще одно предложение: следует установить простое соотношение между прусскими шиллингами и краковскими грошами, а именно 3 прусских шиллинга = 1 польскому грошу. Такая реформа весьма облегчила бы финансовые сделки и торговлю между коренными польскими землями и ее северными территориями.

Окончательный проект денежной реформы должен был обсуждаться на сеймике в Мальборке с участием послов князя Альбрехта в начале мая 1528 г. Коперник принял в этом сеймике участие в качестве посла Вармийского капитула. Заседания сеймика продолжились в июле того же года на родине Коперника — в Торуни, где вармийского епископа Маврикия Фербера представлял каноник Феликс Рейх, который, по-видимому, располагал дополненным и исправленным трактатом Коперника и 22 июля выступил с изложением его содержания. На следующий день сейм утвердил положение о реформе прусской монеты, по которому предусматривалось наличие только одного монетного двора для обеих Пруссий — королевской и княжеской — в Торуни. Новая монета получала также право свободного обращения на территории всей Польши.

Однако и в дальнейшем чеканка монеты продолжала оставаться источником финансовой выгоды. Не были изъяты из обращения и монеты прежних выпусков (кроме выпущенных до 1521 г.). Уже в 1530 г. король Сигизмунд I разрешил чеканку монеты в Гданьске, Эльблонге, а также в Кенигсберге (Крулевце).

В последний раз Коперник принимал участие в разработке вопросов денежного обращения на сеймике в Эльблонге в конце октября 1530 г. Обсуждался вопрос о соотношении между золотой и серебряной монетами, бывшими в обращении. В своем выступлении 30 октября Коперник утверждал, что нельзя установить цену золотой монеты, если неизвестно содержание лигатуры в сплаве. Скорее следовало бы, по его мнению, рассмотреть, сколько монет может быть сделано из гривны чистого золота или чистого серебра. Таким образом, Коперник подошел к вопросу с позиций научного анализа, а не временных соображений. Он указывал, что соотношение между весовыми единицами чистого золота и чистого серебра (в то время принимавшееся из расчета 1:12) не может быть постоянным.

Соображения, высказанные Коперником по этим вопросам, дали основания советскому экономисту М.П. Герасименко утверждать, что «можно и должно признать, что первым экономистом, давшим принципиальные основания теории биметаллического денежного обращения, был Коперник, а не Джон Локк [XVII в. — Авт.16.

Еще раз Коперник занялся экономическими вопросами в 1531 г., когда им был составлен так называемый «Ольштынский хлебный тариф». Здесь он рассматривал вопрос о соотношении цен на зерно и на готовые хлебные изделия, прежде всего печеный хлеб. Он защищал точку зрения, что цена на хлеб должна быть равна цене на зерно, израсходованное для его выпечки. Стоимость других составных частей хлеба и оплата труда пекаря должны быть отнесены за счет побочных продуктов, остающихся при помоле зерна (отрубей). Защищавшийся здесь Коперником принцип так называемой справедливой цены отвечал интересам мелкотоварного производства. Как видим, и здесь он прежде всего думал об интересах широких слоев населения.

Экономическое учение Коперника хотя и было известно его современникам, но недостаточно ими оценено, а позже надолго забыто. Однако то, что оно во многом опередило экономические учения многих буржуазных экономистов последующих трех веков и сохраняет определенный теоретический интерес до нашего времени, позволяет нам и в разработке экономических вопросов признать его удивительную эрудицию, гениальное умение применить научный подход к изучению явлений природы, к изучению экономических явлений, признать его выдающимся экономистом эпохи раннего капитализма.

Примечания

1. К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения, т. 4, стр. 425.

2. Об этой рукописи, датированной 15 августа 1517 г., сообщает Г. Шмаух: H. Schmauch. Nikolaus Copernicus und die preussische Münzreform. Gumbinnen, 1940.

3. Н. Коперник. Трактат о чеканке монет. В кн. М.П. Герасименко. Николай Коперник — выдающийся экономист эпохи раннего капитализма. Киев, Изд-во АН УССР, 1953, стр. 101.

4. Модий — римская мера сыпучих тел, по-польски корец.

5. Н. Коперник. Цит. соч., стр. 101—102.

6. К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения, т. 23, стр. 140.

7. Н. Коперник. Цит. соч., стр. 102.

8. Там же.

9. Н. Коперник. Об оценке монет. В кн. М.П. Герасименко. Николай Коперник — выдающийся экономист эпохи раннего капитализма. Киев, Изд-во АН УССР, 1953, стр. 98—99.

10. К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения, т. 13, стр. 90.

11. Первоначально марка была и денежной, и весовой единицей, причем фунт соответствовал двум маркам чистого серебра. Как денежная единица в Пруссии 1 марка = 24 скотам (скойцам) = 60 солидам (шиллингам) = 720 оболам.

12. Н. Коперник. Трактат о чеканке монет, стр. 105—106.

13. Э. Липинский. Экономические работы Коперника. «Вопросы истории естествознания и техники», вып, 2 (39). М., «Наука», 1972, стр. 88.

14. Так как в то время, когда писались эти строки (1526), Орденская Пруссия стала княжеской и ее зависимость от Польского королевства усилилась, ставился вопрос об унификации монеты для обеих Пруссии.

15. Н. Коперник. Трактат о чеканке монет, стр. 107—108.

16. М.П. Герасименко. Николай Коперник — выдающийся экономист эпохи раннего капитализма. Киев, Изд-во АН УССР, 1953, стр. 60.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница
«Кабинетъ» — История астрономии. Все права на тексты книг принадлежат их авторам!
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку